Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чечня: голосование в военное время


Олег Кусов: Жители Чечни хорошо известно, что такое всенародное голосование в военное время. Заместитель полномочного представителя по Чеченской республике при президенте России Ваха Байбатыров вспоминает, как в республике проходили выборы российского президента в 1996-м году.

Ваха Байбатыров: Я был представителем главы республики в Урус-Мартановском и Ачхой-Мартановском районах. В этих двух районах за Ельцина проголосовало 14 человек, а в городе Грозном в лучшем случае 40 человек, тем не менее вынудили дать окончательные сведения, что за него проголосовало около 76 процентов. Даже за Жириновского было подано больше голосов, чем за Ельцина. Выборы действительно состоялись, но то, что в отношении Ельцин были манипуляции, это однозначно. Были сделаны голоса в угоду определенной ситуации, конъюнктуре, политическому моменту.

Олег Кусов: Студентка факультета журналистики Московского вуза Лилия Пайзулаева в 1999-м году наблюдала за выборами президента Чечни.

Лилия Пайзулаева: Конечно, были солдаты. Их было много. Они боялись очень провокаций. Те, которые не ходили, от них писали бюллетени сами и голосовали за Завгаева. Если из селения идут на выборы 30 процентов, другие 30 процентов они взяли и за них все написали. Точно так же как было во время переписи, они то же самое сделали.

Олег Кусов: Предвыборная кампания 1995-го года в Чечне, по мнению экспертов, имеет много общего с подготовкой к референдуму по конституции Чечни. Слово правозащитнику Александру Черкасову.

Александр Черкасов: Выборы 95-го и 96-го удивительным образом похожи на то, что планируется в Чечне 23-го марта. Подобная ситуация сложилась и в 95-м году. Сразу после ввода федеральных сил там была образована временная администрация во главе с Саламбеком Хаджиевым, но осенью 95-го года Саламбека Хаджиева заменили на Доку Завгаева, бывшего первого секретаря республиканского комитета КПСС. Причем его не просто назначили на эту должность, но решили закрепить это путем всенародного голосования. Блицкриг в Чечне не удался, уничтожить боевиков в горах в первые полгода войны не получилось. А после Буденновска, после того, как кризис в Буденновске был мирно разрешен, большинство заложников были освобождены и начались в Грозном переговоры под эгидой ОБСЕ, кстати, организацией, которая была уполномочена патронировать политический процесс в Чеченской республике, установилось некое двоевластие. Сосуществовали в Чечне и федеральные силы, и им лояльная власть, и одновременно Джохар Дудаев, президент Ичкерии, и его структура власти. И в ходе переговоров под эгидой ОБСЕ планировался какой-то выход из создавшегося положения. Была временная передышка полугодовая. В эти полгода федеральные силы параллельно с продолжавшимися переговорами пытались создать некий фундамент для своих ставленников в Чечне. Важно, не кто как голосует на этих выборах, а голосования практически не было, отсутствовала свобода передвижений, с агитацией было сложно, было небезопасно, потому что и тогда были взрывы в Грозном, в частности, в районе Дома правительства. Голосование было признано состоявшимся и по выборам в Государственную думу, и по выборам Доку Завгаева. Чечня, получившая легитимное руководство, парламент, главу республики, представителей в Совете Федерации, не получила мира. Потому что когда чеченские сепаратисты вошли в Грозный в августе, когда в ходе боев выявилось военное поражение федеральных сил, когда были заключены хасавюртовские соглашения, Доку Завгаев заявил, что он со своим парламентом и со своими властными структурами уходит в Урус-Мартан, лояльный ему город. Но на самом деле Доку Завгаев, который долгое время проводил в Москве, нежели в Чечне, в Урус-Мартане никакую власть установить не смог.

Олег Кусов: Сегодня в административных промосковских структурах Чечни еще работают сторонники Доки Завгева. Заместитель полномочного представителя республики при президенте России Ваха Байбатыров считает, что в первую военную кампанию окружение Завгаева было предано высшим российским руководством.

Ваха Байбатыров: Завгаев - это политик высочайшего класса, кто бы что ни говорил. При нем работали специалисты высокого класса, которые прошли и советскую школу, и партийную школу. Конечно, этот опыт, если бы он использовался в полную меру, от этого мы получили бы дополнительные дивиденды, это позитивно сказалось бы на дальнейшей судьбе Чеченской республики. Выборы Доку Завгаева, это был другой период в истории чеченского народа. Когда безвольный президент и клика, которая окружала данного президента, манипулировала им как хотела. У нас в то время были легитимные органы власти, был избран президент, был избран парламент двухпалатный, верхняя и нижняя законодательная палаты, были назначены все структуры власти в республике. Нас в то время подставили, предали тот же Рыбкин, тот же Березовский, тот же Лебедь. Тремстам бандитам сдали республику. Такое было окружение у президента Ельцина, сегодня это не повторится.

Олег Кусов: Однако Лилия Пайзулаева хорошо помнит, что чеченцы в 1995-м году в своем большинстве не поддержали возвращения в республику Доки Завгаева.

Лила Пайзулаева: Завгаевцы в Советском Союзе получили то, что хотели, и они знали, через что нужно давить. Старейшин звали к себе, говорили с ними. Старейшины верили им, ездили к себе домой и там уже своим рассказывали. Люди думали, кому в это время, когда война шла, до выборов? Никому дела не было. Тогда еще ковровые бомбардировки были, которых сейчас, к счастью, нет. Понятно было, что война не закончится от того, что Завгаев станет президентом, все равно масхадовцы или дудаевцы сделали бы все, что они хотят. Были люди, которые свято верили в то, что если выберем Завгаева (или пойдем хотя бы на выборы), война, может быть, закончится. Есть такие люди, это в основном интеллигенты. Мой дедушка был оппозиционером к дудаевской власти, и он всегда верил в то, что придет Россия и все на свои места поставит. Люди с гор не верили в Завгаева, и после того, как он стал отвечать агрессией на агрессию, они стали больше сопротивляться Завгаеву. Они постепенно стали приезжать на равнину, захватывали квартиры чеченцев, которые уехали в другие города России. Надтеречный район как был позицией, так и остался, то есть они никогда против Завгаева не шли. Наоборот ему верили и помогали всячески, а люди с гор были против. В большинстве своем те, которые сейчас воюют с русскими солдатами, больше всего это чеченцы с гор.

Олег Кусов: А 1995-м году Москва предложила чеченцам альтернативу Дудаеву довольно грубым способом. В голосовании, как и сегодня, приняли участие российские военнослужащие. Получается, что именно они выбрали президента для чеченцев, - так утверждает юрист Абдула Хамзаев.

Абдула Хамзаев: Москве, верили они или не верили, был необходим тот управленческий аппарат, который верой и правдой будет служить российскому центру. Из этой предпосылки надо исходить при оценке того или иного мероприятия. Сами выборы в 95-м году. Российская Федерация разогнала дудаевский парламент и освободила, как она выражается, от дудаевской власти часть Чеченской республики. Естественно, на этой территории необходимо установить собственную власть. В выборах на территории Чеченской республики в 1995-м году участвовало огромное число (не тысяча, не 10 тысяч, а где-то более 100-200 тысяч) российских военнослужащих. Я сомневаюсь в том, что на тот момент на той территории Чеченской республики, где проходили эти выборы, было такое же количество избирателей из коренных жителей. По одной простой причине, что во время войны весь Грозный разбежался кто куда; все районы и села, где происходили военные действия, тоже. Кто-то в дагестанских лагерях, кто-то в ингушских лагерях. Возникает вопрос: имеют ли подобные лица право участвовать в выборах в законодательные органы любого региона, не только чеченского? Есть понятие "постоянное место жительства", есть понятие правовое - "место пребывания".

Олег Кусов: По мнению юриста Хамзаева, военнослужащие имеют право голосовать на территории любого субъекта федерации только на общероссийских выборах.

Абдула Хамзаев: В любом регионе Российской Федерации избирателями должны быть только лица, имеющие постоянное место жительства, касаясь конкретного региона. Лица, где бы ни жили, где бы ни перемещались, в том числе и в поездах, принимают участие, когда происходят выборы центрального аппарата, Государственной думы, президента Российской Федерации. Ведь немыслимо себе представить, что в Красноярском крае при избрании Лебедя, допустим, голосовали пассажиры поездов, которые шли во Владивосток. В то же время, когда при выборе центрального законодательного органа голосуют не только пассажиры, но даже космонавты и лица, находящиеся за пределами государства, на той же антарктической или арктической полярных станциях. Если же аналогию проводить по Чеченской республике, то в нужный день "икс" торжественного избрания можно увеличить этот контингент еще на 20-30 тысяч военнослужащих. Сегодня проголосовал, завтра вышли оттуда.

Олег Кусов: Спецпредставитель президента России по обеспечению прав и свобод человека и гражданина Чеченской республики Абдул-Хаким Султыгов если и имеет претензии к прошлым выборам на территории Чечни, то только к тем, на которых выбрали Аслана Масхадова.

Абдул-Хаким Султыгов: В 97-м году действительно все искренне верили во имя того, что это было, как теперь выясняется, ошибочным. В 97-м году мы все коллективно (и российские чиновники), руководствуясь очень благими намерениями, мы пошли по пути усеченного демократизма, почти что прямого игнорирования общепризнанных норм и принципов права. Мы исключили из политического процесса Чеченской республики важнейшего субъекта, всю чеченскую политическую оппозицию и все нечеченское население. Во-первых, это нацистская схема. Если говорить о свободе волеизъявления, то свободы не было. Кто обеспечивал безопасность на этих выборах? Безопасность на выборах обеспечивали регулярные формирования, многочисленные незаконные вооруженные формирования и не менее многочисленные бандформирования. Какая независимость была у людей, которые волеизъявляли? С одной стороны, были вооруженные до зубов отряды, которые проводили через выборы определенные идеи и, с другой стороны, был невооруженный электорат. Ничего подобного не было. Эти полумеры, наверное, возможны в определенных суперкризисных ситуациях, но их опыт, особенно трагических ошибок, нужно учитывать. Крайне важно предоставить возможность для всех, в том числе для вооруженной оппозиции.

Олег Кусов: Однако эксперты подчеркивают, что на этих выборах, в отличие от остальных в Чечне, присутствовали международные наблюдатели из ОБСЕ. Таким образом влиятельная международная организация признала легитимность только президентских выборах в Чечне 1997-го года. В их правомерности не сомневается и известный телеведущий Виктор Шендерович, который в числе многих известных деятелей культуры и искусства подписал на днях обращение к российскому руководству с требованием остановить войну в Чечне.

Виктор Шендерович: Сама идея дать слово чеченскому народу совершенно правильная. Но хочу напомнить, что чеченский народ в 97-м году высказался. И около 80 процентов проголосовало за Масхадова, около 6 процентов - за Шамиля Басаева. Это значит, что чеченский народ выбрал цивилизованный путь, не выбрал войну с Россией до победного конца, а выбрал переговоры и постепенное цивилизованное движение к независимости.

Олег Кусов: На взгляд чеченского юриста Абдулы Хамзаева, судьба президента Завгаева оказалась незавидной, придя в Чечню на штыках российской армии, он покинул республику вместе с войсками.

Абдула Хамзаев: Исходили из того, что надо войну кончить, и, по существу, не желая ее продолжать, российское руководство вывело армию оттуда. А при отсутствии армии, при отсутствии мощной танковой и штыковой опоры ни один ставленник или кандидат российского центра практически существовать не мог. На штыках пришел и со штыками ушел. Меняются на сцене не только декорации, но, как правило, и роли. Новый дирижер, новый сценарист меняет не только занавес и декорации, но и на том же произведении, для того, чтобы исполняли тот или иной спектакль, ставит новые кандидатуры, молодые, энергичные.

Олег Кусов: Сегодня жители Чечни в своем большинстве не верят в референдум и не понимают природу одержимости, с которой российские власти пытаются навязать это мероприятие обществу.

Амина Азимова: За последние 10-12 лет в Чечне различные выборы проходили неоднократно. И то ли по иронии судьбы, то ли по ее циничной насмешке, но практически все они через определенный отрезок времени объявлялись незаконными. Во время прошлой чеченской войны, как мы помним, также были успешно проведены всенародные выборы, в которых добрая половина населения не участвовала. Тогда всенародно избранным главой республики назначили Доку Завгаева. В то время в Чечне мало кто из людей думающих сомневался, что власть Завгаева нелегитимна в принципе, поскольку она, во-первых, навязана чеченцам извне, а во-вторых, она, эта власть, не представляла из себя ничего без многочисленной группировки российских войск.

Впрочем, свое истинное лицо эта власть всем любопытствующим показала очень скоро, когда в августе 96-го года вооруженные отряды чеченских бойцов захватили Грозный, министры завгаевского кабинета, в том числе и силовики, бросали свои шикарные иномарки прямо на улицах или меняли их на неприметные "жигуленки", лишь бы незамеченными выбраться из города. Сегодня в Чечне ситуация тех дней повторяется с точностью до мелочей.

Последняя неделя накануне референдума в Чечне началась с очередного боевого столкновения в Чилинском районе, с нового витка масштабных "зачисток" в ряде населенных пунктов чеченского предгорья, с обращения к чеченскому народу президента России Владимира Путина и президента Ичкерии Аслана Масхадова, которые по странному совпадению вышли в эфир в один и тот же вечер, почти одновременно, хотя и на разных частотах. И хотя один из президентов призвал чеченцев к участию в референдуме, а другой наоборот попросил его проигнорировать, на общее отношение к предстоящему мероприятию эти два призыва значительного воздействия не произвели. Давно ходившие по республике слухи о том, что накануне референдума федералы начнут закручивать гайки, а чеченские бойцы, как обычно ожидается при подобного рода массовых мероприятиях, совершат дерзкие нападения, заставили многих жителей республики по привычке взять курс в сторону соседней Ингушетии, чтобы переждать там этот неспокойный период.

Опасения новой волны чеченских беженцев не смогли развеять ни заверения представителя новой власти, так называемая временная администрация в лице Ахмада Кадырова, ежевечернее утверждавшая с экранов местного телевидения, что на обеспечение безопасности жителей Чечни направлены все силы в республике; ни очередные громкие заявления руководства группировки российских войск в Чечне о предсмертных конвульсиях вооруженных сторонников Аслана Масхадова, якобы не способных сорвать референдум. Привыкшие за последние годы не доверять никаким громким обещаниям, чеченцы и на этот раз действуют согласно своей интуиции и опыта жизни на бесконечных войнах. Вдобавок ко всему жители Чечни в большинстве своем не вполне понимают, к чему же все-таки призывают громкие слоганы красочных плакатов, облепивших все грозненские развалины. Многие из чеченцев просто-напросто не читали проект конституции, представленный на референдум, и вряд ли в течение оставшихся дней его прочитают.

Олег Кусов: По голосованию воюющей республики нельзя судить о политических настроениях избирателей. Навязанные обществу политики не пользуются его поддержкой. Как правило, инициаторы подобных сценариев добиваются обратного эффекта. Говорит специальный представитель Аслана Масхадова в Москве Саламбек Маигов.

Саламбек Маигов: Невозможно говорить о свободном волеизъявлении населения республики в условиях продолжающегося конфликта, в условиях, когда любой человек, даже если он, не дай бог, сказал не то, что следовало, может просто быть уничтоженным, исчезнуть, как это сейчас происходит. Более того, вы посмотрите, предпринимаются все шаги, чтобы избежать вовлеченности в процесс обсуждения этого вопроса больших масс людей. Чечня, по-видимому, превращается в вечную Палестину.

К сожалению, в России есть достаточно мощные группы людей, которые заинтересованы в продолжение этого конфликта.

Олег Кусов: Пропагандистская кампания под называнием "референдум в Чечне" не в состоянии привести республику к миру. Те, кто реально стремится к мирному разрешению чеченского кризиса, не могут принимать в расчет эту акцию.

Слово заместителю главного редактора журнала "Новое время" Вадиму Дубнову.

Вадим Дубнов: Переговоры все равно надо будет вести. Мы еще несколько месяцев можем говорить о том, что переговоры вести не с кем, ловить Масхадова и Закаева, но через какое-то время все-таки все вернемся к исходной, до "норд-остовской", точке. Перед "Норд-Остом" было максимум ожиданий, я думаю, что через полгода будет возвращение к этому уровню. А кроме Масхадова все равно говорить не с кем, более легитимной фигуры нет, и самое главное, что нет более вменяемой фигуры. Потому что со всеми остальными переговоры возможны, но сепаратные или полутайные, или тайные. Открытые переговоры возможны только с ним.

XS
SM
MD
LG