Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузинское телевидение как показатель демократии. Быть ли международному трибуналу по Чечне?


Олег Кусов: Война в Ираке разделила внешнеполитические позиции кавказских государств. Действия вооруженных сил союзников безоговорочно поддержали в Тбилиси и Баку. Ереван настроен оппозиционно, но создается впечатление, что армянские политики пока даже опасаются громко об этом говорить. В российских республиках Северного Кавказа официальные власти если не отмалчиваются, то озвучивают точку зрения Москвы. В Махачкале прошли митинги протеста против войны в Ираке, местные жители записывались в добровольцы для защиты Багдада. Подобные настроения действительно встречаются в Дагестане, но в целом жители республики не являются ярыми противниками военной операции союзников в Персидском заливе. В данном случае с помощью акции протеста местные политики пытались лишь угодить официальной Москве. К такому выводу пришел наш корреспондент Магомед Мусаев, проведя опрос на улицах Махачкалы.

Олег Кусов: Если судить по степени развития средств массовой информации, Грузию уже можно причислить к демократическим странам, как минимум, ее можно считать страной, стремящейся к демократии, несмотря на большие трудности. Среди средств массовой информации наиболее популярно в Грузии телевидение. Этот успех эксперты объясняют по-разному: большим капиталовложениями в телекомпании, профессиональными кадрами, использованием богатого опыта некогда прославленного грузинского кинематографа.

Грузинская журналистка Русико Никурадзе напоминает и о субъективных факторах популярности телевидения в своей стране.

Русико Никурадзе: У моего брата, например, нет денег на то, чтобы купить мою газету и прочитать мои статьи. В Тбилиси у каждого ларька, где газета продается, есть другая очередь из тех людей, которые просто хотят почитать, у них нет денег, и эта очередь именно для того, чтобы продавец газет им давал газету прочитать и вернуть обратно. Это трагедия, это величайшее горе. По-моему, этим тоже определяется популярность телеканала, что у людей просто денег нет на то, чтобы купить газеты. Исходя из того, что людям элементарно не платят вовремя зарплату, не платят пенсии, они ограничены во всем, ограничены в передвижениях, они смотрят телевизор, когда есть свет в городе. Они узнают региональные новости, они узнают, что происходит в мире, что происходит в России, в регионах Грузии.

Олег Кусов: О положении дел в грузинских электронных средствах массовой информации размышляет наш постоянный автор Юрий Вачнадзе.

Юрий Вачнадзе: Основным источником информации для жителей Тбилиси является электронные масс-медиа - телевидение и радио. Между тем, при наличии в стране тотального энергетического кризиса пользоваться телевидением приходится урывками, с радио немного легче - спасают батарейки. Так или иначе, общая информационная картина для зрителя и слушателя разбивается на отдельные фрагменты, не складывающиеся в единое целое. Чаще всего она не стыкуется и во времени, и в пространстве. Отсюда искаженное представление о происходящих событиях в стране и мире, перманентное появление нелепых слухов и сплетен. Это в Тбилиси. В районах же страны, годами не снабжающихся электроэнергией, нет и этой возможности, с печатной прессой ситуация здесь такая же как и в столице, словом, имеет место вполне определенный информационный вакуум. Именно в таком вакууме легче манипулировать общественным мнением, особенно тем политическим силам, за которыми стоят большие деньги. А большие деньги в стране с полностью коррумпированной властью у этой же власти и имеются. В Тбилиси функционируют 9 грузинских телевизионных каналов, 16 радиостанций в диапазоне УКВ. Кроме того, из Батуми вещает телеканал "Аджария", стоящий явно особняком от столичных собратьев и отражающий точку зрения руководителя непокорной автономии Аслана Абашидзе. Пожалуй, общее, что объединяет все телекомпании, это явный крен в сторону таблоидности, стремление поднять собственный рейтинг за счет подробного освещения политических и общественных скандалов, деталей приватной жизни так называемых публичных людей и так далее. Именно поэтому чаще всего в эфире звучат слова "скандал", "конфликт", а порой и "физическое оскорбление". Отсутствие серьезного анализа происходящих в стране событий, как правило, искусственно подменяется некими ток-шоу разного формата с одиозным составом участников. Невозможно, скажем, всерьез воспринимать ежевечернюю программу государственного телеканала с претенциозным названием "Что происходит?". Ее ведущий предлагает телезрителям некую смесь правды, полуправды и дезинформации в обертке юмора сомнительного свойства, почти не скрывая при этом, что выполняет при этом политическое задание лично президента и его ближайшего окружения. Сверхзадача этой и подобных передач заключается в том, чтобы ввести в заблуждение наивного зрителя. Впрочем, наивных зрителей в Грузии уже давно нет. Люди, умудренные горьким опытом, не верят популистским обещаниям и четко распознают, какие силы стоят за тем или иным средством массовой информации. На подобном фоне не удивляет популярность канала "Рустави-2", с которым связан инцидент полуторагодичной давности, приведший тогда к отставке руководителей силовых министерств в правительстве и председателя парламента. Попытка властей оказать давление на канал привела к тому, что произошло кардинальное перераспределение сил в политическом спектре Грузии. Общественность страны в критической ситуации единодушно поддержала руководство телеканала по одной простой причине: "Рустави-2" в ущерб всем остальным жанрам во главу угла поставил информационную службу и пытается на нормальном профессиональном уровне преодолеть образовавшийся в стране информационный вакуум.

Олег Кусов: Телекомпания "Рустави-2" практикует прямые включения из студии московской гостиницы "Россия". Это фрагмент недавнего телемоста между Москвой и Тбилиси. В московской студии "Рустави-2" депутат Государственной думы России от Северной Осетии Анатолий Чехоев и президент фонда "Политика" Вячеслав Никонов. Им оппонирует помощник президента Грузии по международной политике Гела Чарквиани.

Русико Никурадзе: Как ни странно, но именно трагические события на Дубровке стали каким-то импульсом открытия московского бюро этой известной телекомпании. Вторая странность заключается в том (или закономерность), что после "Норд-Оста" началось методичное похолодание в российско-грузинских отношениях. Печально, конечно, что российские политики именно с тех пор сквозь чеченскую и абхазскую призму стали разглядывать военно-политическое сотрудничество Грузии с Америкой. Печально и то, что, благодаря именно этой холодной войне, работать стало как-то интереснее. Мы часто приглашаем известных политологов и депутатов в студию "Россия", что в гостинице "Россия". И каждый раз выясняется, что и в Москве первая независимая грузинская телекомпания "Рустави-2" очень популярна, туда охотно идут известные люди, в основном оппоненты Грузии. Была недавно пресс-конференция премьера Абхазии Геннадия Гагулия, увидев эмблему нашей телекомпании, он подошел и спросил: "Это вы не даете покоя Шеварднадзе?". Население Грузии ежедневно знакомится с позицией Москвы в том или ином вопросе. Лично меня, как независимого журналиста, радует то, что в Грузии сегодня нет серьезных политических ограничений на деятельность оппозиционных СМИ.

Олег Кусов: У независимых телекомпаний в России очень часто бывают проблемы с властью, а "Рустави-2" когда-либо испытывали такие проблемы?

Русико Никурадзе: Вы знаете, был такой случай с "Рустави-2", когда у телеканала была аннулирована лицензия, посчитали, что это скорее всего аномалия в стране, где с приближением выборов наблюдается тенденция, большой свободы независимых СМИ. Это был один-единственный случай. У президента Грузии есть любимая шутка: "Скажите, разве это не демократия, когда имя президента склоняют во всех падежах?" Шутки шутками, но на такую грамматику власти Грузии спокойно реагируют. Когда недавно на "Рустави-2" нагрянули эмгэбешники Грузии, весь народ вышел на улицу и защитил наш самый популярный телеканал. Народ Грузии доверяет этой телекомпании.

Олег Кусов: Можно ли назвать "Рустави-2" самой популярной телекомпанией Грузии?

Русико Никурадзе: Я до этого, как начала работать на "Рустави-2", работала в газете в редакции "24 часа", которая принадлежит этой телекомпании. Мне все говорили: переходи на "Рустави-2", потому что все население Грузии и не только Грузии, спутниковая современная связь перекрывает всю Европу, "Рустави-2" смотрят даже в Израиле, в Америке. Так что можно сказать, что эту популярную телекомпанию сегодня смотрит весь мир. Благодаря "Рустави-2" мы в Москве узнаем все наши новости ежеминутно, ежечасно.

Олег Кусов: На ваш взгляд, "Рустави-2" это показатель демократии в Грузии?

Русико Никурадзе: Да. Я с уверенностью могу сказать, что "Рустави-2" - это есть лицо сегодняшней грузинской демократии, потому что люди тоже в Грузии более расположены к европейским ценностям, а в стране разруха, в стране голод, нищета, и "Рустави-2" все это показывает. Во многом популярность телеканала объясняется этим объективом.

Олег Кусов: У грузинских журналистов, несмотря ни на что, много претензий к национальному телевидению. По всей видимости, эти претензии и стимулируют поиск нового в работе.

Юрий Вачнадзе: Если же отставить в сторону политику и ее формацию, приходится с сожалением констатировать, что в грузинском эфире почти отсутствуют познавательные программы и передачи, посвященные социальным проблемам. Что же касается художественных и музыкальных передач, можно сказать кратко, торжествует масс-культура в стиле худших западных образцов, к тому же с привкусом местечковости и провинциализма. Соответственным образом происходит и подбор для показа зарубежной кинопродукции весьма сомнительного качества. Словом, картина вырисовывается достаточно печальная. Обычно говорят, что надежда умирает последней. На сей раз можно сказать, что надежда родилась последней. Речь идет о новом телеканале "Надежда", в создание которого Бадри Патаркацишвили вложил около 20 миллионов долларов. Руководство нового телеканала в лице его генерального директора Бараташвили неоднократно заявляло и заявляет, что собирается потеснить всех конкурентов на телерынке и выйти, ни больше ни меньше, как на первое место в рейтинге. Правда, не сразу, а со временем. То что по технической оснащенности "Надежда" уже на первой позиции - ни для кого не секрет. Что же касается концепции вещания, ее основных приоритетов, говорить пока трудно, идут опытные передачи. В беседе со мной гендиректор Беджино Бараташвили обозначил лишь общую схему замысла, не вдаваясь в детали.

Беджино Бараташвили: В первую очередь меня настраивает на оптимистический лад профессионализм тех людей, которые работают вместе со мной и которые создают свои телепрограммы на телекомпании. Во-вторых, общая ситуация с электронными медиа в Грузии настраивает меня на какие-то оптимистические прогнозы. Я считаю, что у нас наступает кризис в этой области, слишком политизирована вообще ситуация в стране и в электронных медиа. Я думаю, что сейчас появляется ниша, заполнив которую, мы можем найти своего зрителя и вернуть какую-то надежду, а именно так переводится название нашего канала, народу Грузии. Грузию и грузинский народ всегда отличало особое жизнелюбие, толерантность, мы всегда старались понимать друг друга, поддерживать, и в какой-то степени именно этим объясняется и то, что Грузия, несмотря на свое политическое положение и вечные войны с соседями-иноверцами, смогла сохранить свою государственность и свою самобытность, самое главное. К сожалению, в последние годы все это понемногу теряется, что не может не тревожить нормального человека. Мы бы хотели вернуть людям веру в завтрашний день. Я не хочу, чтобы это показалось громким заявлением, но я думаю, что с теми проектами, которые мы отчасти уже осуществляем, отчасти собираемся внедрять, нам удастся не радикально повернуть ситуацию, а в пользу будущего нашей страны, создать какой-то прецедент, что кто-то в этой стране во что-то верит.

Мы хотим поднять планку немножко выше той границы, которую предлагают другие телекомпании. Хотим быть более позитивными, это не значит закрывать глаза на происходящее вокруг, но просто существует отличие в подходе к любой проблеме. Допустим, когда у человека на теле появляется рана, то есть два варианта: в первую очередь человек может найти доктора и вылечить от недуга, а другой вариант - разбередить рану, посыпать ее солью. К сожалению, большинство из ныне существующих телекомпаний в Грузии идут по более легкому пути, наращивая и нагнетая всеобщий хаос, внедряя неверие в завтрашний день. Я считаю, что в конце концов наступает момент, когда надо остановиться, надо начать что-то строить.

Юрий Вачнадзе: Господин Бараташвили, не секрет, что многие телевизионные компании выполняют политический заказ. Сможет ли ваш телеканал сохранить некий баланс в освещении событий, быть объективным?

Беджино Бараташвили: Я должен сказать, что именно это условие и было заложено во главу угла, если можно так сказать, когда мы начинали строить канал. Причем условие это было поставлено именно теми людьми, которые стоят за каналом. Это не может не радовать, потому что инициатива в данном случае идет не от журналистов, а от владельцев телекомпании. Вот именно это и настраивает меня на оптимистический лад.

Юрий Вачнадзе: Планы планами, а какое место в информационном пространстве в действительности займет телекомпания покажет ближайшее будущее.

Олег Кусов: За новой телекомпанией в Грузии стоит Бадри Патаркацишвили. Об известном бизнесмене и общественном деятеле двух стран рассказывает наш корреспондент в Грузии Георгий Коболадзе.

Георгий Коболадзе: Бадри Патаркацишвили вернулся в Грузию, где родился и вырос, три года назад после опалы Бориса Березовского. Он прилетел на собственном самолете из Парижа, где оставаться ему было, по всей видимости, опасно, поскольку власти Франции могли экстрадировать его в Россию. Прибыв в Тбилиси, Патаркацишвили заявил, что является гражданином Грузии, а не России, поэтому не может быть выдан российским правоохранительным органом ни при каких обстоятельствах, это было бы нарушением конституции страны. Ранее Бадри Патаркацишвили приезжал в Грузию вместе с Борисом Березовским (в бытность его заместителем секретаря Совета Безопасности России) и пытался помирить грузин и абхазов.

На этот раз российский миллионер грузинского происхождения поселился в Тбилиси надолго, сразу развив бурную деятельность.

О благотворительности Бадри Патаркацишвили уже ходят легенды. Например, год назад он предоставил тбилисской мэрии беспроцентный кредит в один миллион долларов для оплаты российского природного газа, поскольку Москва пригрозила прекратить газоснабжение Грузии в связи с ростом задолженности. Можно сказать, что миллионы долларов Патаркацишвили израсходовал на нужды многочисленного сегодня в Грузии класса обездоленных и несчастных, оплачивал операции детей, больных раком и ишемической болезнью сердца, помогал интеллигенции и просто людям, которые смогли прорваться к нему на прием. К Патаркацишвили потянулись и власть имущие. На банкетах, устроенных в его доме, присутствовали все так называемые силовики, от министра обороны до генерального прокурора и министра внутренних дел. Это событие, кстати, имело большой резонанс. Независимая телекомпания "Рустави-2" вела прямой репортаж с улицы, где собрался тбилисский властный бомонд. И в технологии данной пиар-акции также чувствовалась рука большого мастера. В результате Бадри Патаркацишвили стал, по сути, личностью неприкосновенной. Если бы даже власти хотели, они не смогли бы его экстрадировать в Россию без риска вызвать патриотическую ярость масс. Писали даже, что Патаркацишвили пытается баллотироваться в парламент из родной Кахетии. Но вот незадача: конституция требует, чтобы гражданин Грузии последние перед баллотированием пять лет жил в Грузии, а не за рубежом. И Патаркацишвили занялся строительством медиа-арт-спорт-холдинга. Он купил знаменитое в прошлом тбилисское "Динамо", баскетбольный клуб "Динамо" (Тбилиси), финансировал борцов, пловцов, шахматистов, перечислил значительную сумму на строительство кафедрального собора в Тбилиси. Кроме того, Патаркацишвили, выбрав своим главным девизом и месседжем слово "надежда", создал "Арт-Имеди", собрав популярных певцов и композиторов, назначил им регулярный гонорар и помог записать несколько компакт-дисков. Он основал две газеты политической направленности, доступные по цене для широкого круга читателей. Но главным, возможно, ностальгическим проектом Бадри Патаркацишвили, который в прошлом был одним из руководителей ОРТ, стала телекомпания "Имеди", это лучшая грузинская телекомпания как по художественной концепции, так по набору талантливых журналистов. Достаточно сказать, что один из самых популярных и перспективных молодых политиков Грузии Георгий Торгомадзе сложил с себя депутатские полномочия и заявил об отказе от дальнейшей политической деятельности только для того, чтобы стать ведущим ночной программы. Грузинские бизнесмены приняли Бадри Патаркацишвили в свой круг, хотя и не без определенной ревности, ведь он выделяется из них масштабом своего капитала. И никто не сомневается в том, что позиция Бадри и его новой империи станет очень весомым фактором в ходе будущих парламентских и президентских выборов.

Олег Кусов: Бадри Патаркацишвили в последнее время живет в Тбилиси, ни от кого не прячется, несмотря на то, что еще в 2001-м году был объявлен российскими правоохранительными органами в розыск. Бизнесмена и телемагната обвиняют в организации побега из-под стражи бывшего первого заместителя Генерального директора "Аэрофлота" Николая Глушкова. В Москве также говорят о криминальных связях Патаркацишвили и Бориса Березовского. В Тбилиси всю эту историю объясняют попыткой генпрокуратуры соседней страны в очередной раз бросить тень на оппонентов российских властей. Можно предполагать, что у телекомпании "Имеди" уже появился внимательный зритель в России, это сотрудники Генеральной прокуратуры, если они все еще продолжают поиски компромата на Патаркацишвили. Но для Грузии Бадри Патаркацишвили - это меценат, без помощи которого стране было бы выживать намного сложнее.

Быть ли международному трибуналу по Чечне?

Олег Кусов: Комиссия Парламентской ассамблеи Совета Европы по юридическим вопросам и правам человека высказалась за создание международного трибунала по Чечне. Согласно предложению депутата бундестага Рудольфа Биндига, международный трибунал должен рассматривать все факты нарушения прав человека в республике как федеральными военными, так и чеченскими сепаратистами.

Член российской делегации в ПАСЕ Дмитрий Рогозин выразил протест, заявив, что России необходимо сворачивать отношения с Советом Европы. Прозвучали также заявления российской стороны о возможном сокращении в два раза взноса в бюджет Совета Европы.

Очередное поражение Москвы российские политики пытаются объяснить дипломатическими коллизиями вокруг проблемы Ирака. На эту тему размышляет член совета правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.

Александр Черкасов: Три года Парламентская ассамблея не предпринимала решительных демаршей в адрес России. И все же, что это решение значит, какие последствия оно может за собой повлечь?

На Парламентскую ассамблею обиделся глава российской делегации Дмитрий Рогозин, он даже решил отлучить европарламентариев от Кавказа. Он всегда говорит чуть-чуть больше, чем стоило говорить в этот момент, он также обещал снизить финансирование совета Европы, но уже через полчаса его коллега Михаил Маргелов начал поправлять, что нет, мы будем с ними сотрудничать. Дальше начался поиск причин, за что нам такая напасть? Причина была тут же найдена. Ирак. Ясное дело, что эта резолюция была принята с целью отвлечения пролетариата от насущных задач классовой борьбы, то есть войны в Ираке. И - естественно! - обвинили Совет Европы в двойных стандартах, и обвинили европарламентариев в том, что они, оказывается, попытались закулисно договориться с Рогозиным и с российской делегацией, что те не будут настаивать на жестких обвинениях в адрес антииракской коалиции, тогда и резолюцию по Чечне тоже голосовать не будут.

"Российская делегация принципиально себя повела; и ни за что и получила". Потом эту же версию озвучил Селезнев. Но цифры на самом деле работают против этой версии. Из 134 депутатов, которые голосовали, 97 проголосовали за резолюцию, 27 против, 10 воздержались. То есть три четверти европейцев выступают за войну в Ираке, и решили уесть Россию за то, что она против. Позвольте, Европа это как раз есть основной оппонент Соединенных Штатов по поводу войны в Месопотамии, и та же самая Европа, которая выступает против нынешней войны в Ираке, та же самая Европа является основным оппонентом в России в ее политике на Северном Кавказе.

Олег Кусов: Правозащитник Александр Черкасов считает, что проводить параллели между войнами в Чечне и Ираке нельзя.

Александр Черкасов: В связи с Ираком говорилось о так называемом гуманитарном вмешательстве. Правда, сейчас в отношении Ирака формально о гуманитарном вмешательстве не говорят, но здесь есть любопытная параллель с законом "О борьбе с терроризмом", с контртеррористичесокй операцией, которую якобы проводят на Северном Кавказе. Нельзя сказать, что 10 лет назад был геноцид, а мы сейчас идем виновника геноцида наказывать, это не есть гуманитарное вмешательство. Точно так же, если год назад произошел теракт, год спустя в другом месте проводить в связи с этим контртеррористическую операцию нельзя; контртеррористическая операция - это здесь и сейчас. Это - дополнительные полномочия именно для того, чтобы пресечь конкретный теракт локально. Российская Федерация использует на Северном Кавказе закон "О борьбе с терроризмом" и при этом толкует его весьма расширительно. Все чрезвычайные полномочия, которые дает этот закон, растягиваются во времени пространстве на годы и тысячи квадратных километров, так что применение чрезвычайных полномочий уже не связано с чрезвычайными причинами. С Ираком то же самое. Когда был геноцид курдов, когда убивали шиитов, вмешательство было необходимо, но сейчас вдогонку оправдываться этим нельзя.

Олег Кусов: Идею о создании международного трибунала по Чечне сегодня невозможно претворить в жизнь, но рано или поздно инициатива Рудольфа Биндига будет реализована. Так считает бывший председатель Верховного Совета России, академик Руслан Хасбулатов.

Руслан Хасбулатов: Все дело шло к этому. В сентябре 2000 года в Гудермесе, когда еще кадыровская администрация находилась в Гудермесе, там созвал большое совещание, меня пригласил туда, там были все военные. Я тогда в своем выступлении предупредил военных, а там были все высшие генералы, которые командовали армией российской, что слишком много жестокости, слишком много военных преступлений, и вы рано или поздно окажетесь подследственными международного трибунала. Пока не поздно, остановите дикий произвол, эти грабежи, мародерство. И эта телега катилась, катилась и уже выкатывается на прямую дорогу, ведущую к созданию такого международного трибунала. Я допускаю, что, может быть, что сейчас не удастся, но уже звучат голоса очень серьезные. Тут, конечно, защитники бросились проводить аналогию между американцами в Ираке и прочее, все это смешно. Три недели боев, сколько там погибло американцев, англичан и сколько иракцев, там едва наберется, судя по сообщениям иракцев, и по сообщениям мировой прессы, там речь идет о каких-то десятках и сотнях людей, а в Чечне убито только за эту войну 120 тысяч мирных людей, как минимум. Самым бессовестным образом пытаться проводить аналогии совершенно неуместно. Или проводят другую параллель: вот, якобы, почему Милошевич был посажен? Потому что, видите ли, говорит один умник, что там не было судебной системы, а в Чечне есть судебная система. Да причем тут в Чечне судебная система, когда речь идет о необходимости международного трибунала. Ясное дело, что Россия не в состоянии наказать своих собственных преступников. Ведь разве не показательное дело полковника Буданова, который изнасиловал девочку, убил ее? И даже одного этого и то не хотят посадить. Что это за система судебная? Вот это показатель полного банкротства судебной системы России. Поэтому, конечно же, здесь будет рано или поздно международный суд, я в этом абсолютно убежден, если не сегодня, если не с этого захода, то со следующего. Я лично поддерживаю это.

Олег Кусов: Угрожать трибуналом надо не российским властям, а представителям международных террористических организацией, развернувшим кровавую деятельность в Чечне и лицам, объявленным в розыск по линии Интерпола. Об этом член Совета Федерации чеченской республики Ахмар Завгаев заявил в интервью нашему корреспонденту Никите Татарскому.

Ахмар Завгаев: Ни одного слова не сказано об участии международных террористических организаций в Чечне, о наемниках иностранных, которые сегодня там орудуют, устраивают взрывы, террор населению. В международном розыске находятся ряд лиц, которые на территории Чечни совершили тяжкие преступления. Об их экстрадиции, обращения к странам, чтобы выдали в России, чтоб они предстали перед судом, тоже ни слова не сказано. Подход односторонний. Они не ожидали, что референдум и народ выступит в поддержку конституции, в поддержку закона по выборам парламента и президента республики, что является основой стабилизации обстановки в республике. Ни один преступник не должен уйти, не уйдет от ответственности, кто бы он ни был, в каком чине и с какой стороны ни находился бы. Референдум четко определил, обозначил и утвердил, что чеченский народ согласен с той политикой, которую проводит высшее руководство Российской Федерации во главе с Владимиром Владимировичем Путиным. Парламентская ассамблея Совета Европы не наделена международным правом такие вердикты выносить, это в поле зрения и деятельности должно быть Совета Безопасности ООН. В резолюции хитрый ход сделали: если российская судебная система не осилит, не будут приниматься меры, то тогда с такой инициативой.

Олег Кусов: Ахмар Завгаев призвал Парламентскую ассамблею Совета Европы помочь Чечне материально, вместо того чтобы рассуждать о необходимости наказания политиков и генералов.

Ахмар Завгаев: Сегодня для нас необходима экономическая помощь, быстрее возводить дома для тех людей, которые вынужденно покинули республику, строительство больниц, школ, других объектов социального направления. Если бы в этом нам помогли, конечно, это уже в инвестиционном плане была бы реальная помощь, создание рабочих мест.

Территория Чечни очень богата по природно-климатическим условиям. Сегодня там высококачественный виноград можно выращивать, табак можно. Если бы сегодня были бы направлены усилия Парламентской ассамблеи, то он дал был положительный эффект стабилизации, установления мира, созидания. Я внимательно слежу за позицией лорда Джадда, за позицией Рудольфа Биндига. Эти люди сегодня нашли курганчик, чтобы заявить о себе. Когда в Чечне наступит мир, забудут о Биндиге и лорде Джадде. Для них другой темы, я вижу, нет в Парламентской ассамблее Совета Европы. Лорд Джадд утверждал, что референдум не может состояться, люди не пойдут, их будут загонять насильственным путем, то есть что только ни придумывал. Здесь право принадлежит мне и моему народу высказаться, что мы хотим, как мы хотим устроить свою жизнь - вместе с Россией или вне России - это наше право. Если мы придерживаемся принципов, неоднократно высказанных в стенах Парламентской ассамблеи, за целостность России, за соблюдение прав человека, этих принципов мы придерживаемся. Второй докладчик, Биндиг, вместо того, чтобы отметить позитивный политический процесс, предпринять для дальнейшего развития этого процесса, поддувает эти затухающие угли.

Олег Кусов: Инициатива Рудольфа Биндига, нашедшая поддержку у большинства депутатов ПАСЕ, это всего лишь форма политического давления на России, убежден член совета правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.

Александр Черкасов: Решение Парламентской ассамблеи, к сожалению, как правильно нам заметил Сергей Ястржембский, всего лишь демарш, не имеющий за собой юридических последствий. Потому что Парламентская ассамблея - это орган, не принимающий решение, его резолюции должны утверждаться кабинетом министров иностранных дел Совета Европы, причем утверждаться консенсусом. Представьте картину: Игорь Иванов в Комитете министров иностранных дел голосует за создание трибунала по Чечне. Не будет этого, как не было три года назад. Три года назад Парламентская ассамблея приняла внятную резолюцию, в которой кроме начала процесса исключения России из Совета Европы; одновременно рекомендовалось странам-участницам подавать межгосударственные иски в Страсбургский суд по правам человека. Не прошло и двух месяцев, как Комитет министров внутренних дел, собравшись, сказал, что все это ерунда, что наблюдается существенный прогресс в области прав человека, что никакие решения Парламентской ассамблеи мы проводить в жизнь не будем. Так что существует надежный фильтр, который, к сожалению, предложения господина Биндига заблокирует, даже если через Совет Европы это пройдет. Дальше есть инстанция, которая должна создавать этот трибунал, Организация Объединенных Наций. Там у России в Совете Безопасности есть право вето, было бы странно, если бы она этим не воспользовалась. Хотя, в общем-то, исходя из этических соображений, когда решается вопрос о какой-то стране, она голосовать не должна. Но кто тут думает об этике? Так что это остается политико-дипломатическим давлением. Если мерить мерками дипломатического языка, это высший накал, просто на грани неприличия то, что предложил Биндиг. Дипломаты это люди, которые изъясняются предельно вежливо. И не дипломат иногда и не поймет, а в чем же претензия одного к другому. Здесь вещи названы своими именами, и это называется дипломатическое давление, демарш, тоже форма давления. Политическая проблема - Россию выставили в том виде, в каком она соответственно и есть. Биндиг в своем докладе анализировал состояние правосудия на Северном Кавказе, выяснилось, что дела о массовых убийствах в ходе штурма и зачистки Грозного, ни одно дело не расследовано. Из более чем тысячи дел о задержании людей российскими военнослужащими и их последующим исчезновением одно дело доведено до предъявления обвинения и так далее. То есть атмосфера безнаказанности, которая служит основным мотором, основным приводным ремнем того, что война не заканчивается. И Россия за три года не смогла здесь ничего сделать, или не захотела. Логичный шаг - Россия не захотела, давайте ей поможем. Почему-то Россия восприняла это нервно.

Олег Кусов: Как полагает Александр Черкасов, депутаты ПАСЕ, голосуя за резолюцию о необходимости создания международного трибунала, лишний раз хотели напомнить Москве, что проблемы Северного Кавказа остаются в центре внимания Совета Европы.

Александр Черкасов: Господин Биндиг показал, что то, что происходит на Северном Кавказе, сейчас не забыто. Правда, некоторые российские комментаторы, например Максим Соколов, сразу заявили, что надо создавать трибунал по Ираку, что ж, может быть и придется создавать трибунал по Ираку. Но вы попытайтесь представить картину: "зачистка" предместий Багдада силами нью-йоркского ОМОНа и вашингтонского СОБРа, все-таки картина несколько нереальна. Если американцы превзойдут россиян, штурмовавших и зачищавших Грозный, тогда, может быть, такой трибунал и понадобится. Но пока нам бы со своими палачами разобраться.

Олег Кусов: "Чечня - атмосфера безнаказанности" - так называется статья в германской газете "Зидойче Цайтунг". С ее содержанием познакомит Наталья Огаджанянц.

Наталья Огаджанянц: Российское правительство, что касается войны в Чечне, протестует против вмешательства извне, поэтому гнев из Москвы теперь вызывала Парламентская ассамблея Совета Европы в Страсбурге. "Там сидят слепые депутаты, которые не замечают позитивных перемен в Чечне", - выговаривал председатель российского парламента Геннадий Селезнев. За его упреками кроется возмущение тем, что парламентарии 44 демократических стран Европы сказали правду. Депутаты сожалели по поводу атмосферы беззаконности, которая сложилась в кавказской республике за прошедшие десять лет. При этом попытки России (как и других стран членов Совета Европы) защитить чеченцев от нарушения прав человека со стороны военнослужащих и боевиков закончились плачевно. На днях в результате взрыва автобуса в Грозном погибли 6 человек, причины пока не выяснены. Взрывоопасная политическая сила кроется в рекомендации Ассамблеи Совета Европы. Если ответственные за нарушения прав человека не предстанут перед судом, то придется рассмотреть вопрос о создании международным сообществом трибунала по военным преступлениям и преступлениям против человечности, совершенным в Чечне. Москва реагирует на это с возмущением. "Эта рекомендация вредна с политической точки зрения" - выказал недовольство Сергей Ястржембский, являющийся рупором президента Владимира Путина в вопросах, касающихся Чечни. О прямом вмешательстве в дела российской правовой системы говорил заместитель генерального прокурора Сергей Фридинский. Однако именно эту правовую систему парламентарии обвиняют в том, что в Чечне она дает сбой. В одном из докладов депутат бундестага от СДПГ Рудольф Биндиг критикует то обстоятельство, что компетентные органы не готовы или не в состоянии привлекать к ответственности виновных. Согласно Биндигу, есть необходимость расследования случаев массовых убийств и исчезновений людей.

Олег Кусов: В Чечне за последние годы совершено множество преступлений не только военного, но и экономического характера. За это также рано или поздно виновным придется отвечать. Так считает академик Руслан Хасбулатов.

Руслан Хасбулатов: За три с половиной года войны там расхищено около десяти с половиной миллионов тонн нефти. Потому что даже в самые горячие бои и в прошлую войну, и в эту войну нефтедобыча и вывоз нефти не прекращались, объем нефти не снижались. С января 2000 года вся эта нефтяная отрасль полностью перешла под контроль генералитета. Ни копейки не идет в казну самой республики. Более того, Путин подписал совершенно незаконный указ... Какое имеет право Путин распорядиться нефтяными залежами Чечни, как будто своими собственными? Он подписал указ о том, что 51 процент передается "Роснефти". За 2002-й год официальная помощь Чечне в бюджетной строке была выделена в сумме 3,9 миллиарда рублей, а налоги "Роснефти", которые та выплатила в федеральную казну, тоже 3,9 миллиарда рублей за счет чеченской нефти. Странное совпадение этих двух цифр. Почему "Роснефть" выплачивает? Хотя фигурирует там "Роснефть", на самом деле контролируют все это военные, следовательно, "Роснефть" имеет конкретные связи с тем генералитетом, который воюет в Чечне. Вот так вовлекаются многие российские кампании в этот черный кровавый бизнес. Даже среди крупных корпораций появляется экономическая опора этой войны.

Олег Кусов: Руслан Хасбулатов считает, что Россия, затянув войну в Чечне, уже не в состоянии в одиночку справиться с северокавказскими проблемами.

Руслан Хасбулатов: На фоне той очень энергичной политики президента Путина, который выступает в роли миротворца, болея за иракский народ, то, что происходит здесь на Северном Кавказе - убийство народа, которое происходит, и по сей день почему-то не вызывает общественного резонанса в той степени, как это было в Афганистане, как это сейчас происходит на наших глазах в Ираке. А жертв здесь многократно больше, страданий намного больше, опасности распространения конфликта велики и по всему Северному Кавказу, и даже на Ближний Восток. Я еще раз обращаю внимание на необычайно сложный узел противоречий, который уже более десяти лет существует на Северном Кавказе, и с которым Россия не в состоянии справиться. Мировому сообществу давно уже пора обратить свои взоры на разрешение этого конфликта, потому что Россия не в состоянии справиться самостоятельно с этой проблемой.

XS
SM
MD
LG