Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чеченский референдум и предвыборная кампания в республике


Олег Кусов: Чеченский референдум фактически дал старт предвыборной кампании в республике. Первым о своем намерении принять участие в борьбе за пост президента заявил действующий глава администрации Ахмад Кадыров. При этом он подчеркнул, что не видит в республике противников, равных себе.

Ахмад Кадыров: Мы примерно планируем в декабре, а, может быть, в марте выборы. Во всяком случае, за этот промежуток много что изменится. Если я нормально ситуацию к этому могу подвести, считайте, что я уже первую победу одержал, как одержал победу в проведении референдума. Придет момент, я думаю, я выставлю свою кандидатуру, и буду баллотироваться. Я никого не вижу, потому что я в Чечне. А кого вы видите в Чечне, кто может баллотироваться? Гантемиров будет в команде Кадырова. Он сказал, что будет идти в команде, об этом мы тоже договорились.

Олег Кусов: Российские власти добьются проведения президентских выборов в Чечне, несмотря ни на что, даже в случае нежелания чеченцев голосовать за ставленника Кремля. Так считает заместитель главного редактора журнала "Новое время" Вадим Дубнов.

Вадим Дубнов: Тогда такой вопрос - референдум состоялся? Референдум формально состоялся. На самом деле при всем том, что мы про этот референдум знаем, с формальной точки зрения, вообще говоря, к нему подкопаться очень сложно. Потому что международных наблюдателей не было реальных, были люди от ОБСЕ, насколько я знаю, в личном качестве, их заключения неутешительны, но не имеют никакой юридической силы. И потом даже если бы оно имело юридическую силу, ОБСЕ и ПАСЕ не имеют демаршей касательно собственно референдума. Референдум - это закрытая страница, он прошел. Так что здесь результаты, все остальное неважно. Точно так же будет с выборами. Кроме того, боевики, насколько я знаю, не заинтересовались в референдум. Они могли устроить какие-то диверсии, организовать маленькие или большие проблемы, но они не стали этого делать, предпочтя такую стратегию, что они его не заметили. Бойкотировать выборы президента будет труднее. Я думаю, что они будут придерживаться такой же тактики с определенными поправками. Выборы проведут, если захотят. Я еще некую долю вероятности даю на то, что выборы перенесут. Но еще до выборов далеко, до декабря полгода, за полгода может много чего произойти, и Москва сознательно оставляет себе возможность. Хотя, скорее всего, я думаю, проведут. Так что вопрос в другом - насколько это будет действенная фигура. Не думаю, что это будет действенная фигура. Во-первых, уже в новой, торжественно утвержденной Конституции Чечни прямо таки сказано, невероятная есть фраза, что среди вариантов отрешения президента от должности есть довольно постое отрешение от должности президентом России. Вот этого ни в одной Конституции нет субъекта федерации, а есть только в конституции чеченской республики. На это нарушение все закрыли глаза. И второе - президентом Чечни сейчас может стать только тот человек, в котором Москва будет уверена, который сам по себе не сможет ничего предпринять достаточно нелояльного. С другой стороны, он оказывается под чеченским прессом, собственно говоря, под прессом проблем, которые в Чечне он не решит и никто не решит. Компенсации, деньги, восстановление и так далее - это все химера, их арифметики никто не скрывает. И фактор боевиков - там все-таки достаточно мощная сила, с которой надо считаться. Война будет продолжаться. И у глав местных администраций, смертельно опасная работа и все военные факторы. Поэтому, зажатый между Москвой и горами, условно говоря, этот человек не будет много возможностей для какой-то конструктивной деятельности и поэтому те, кто сейчас пытается пойти в президенты, они преследуют не столь идеалистические цели, а вполне прагматические. Кадырову нужна легитимность, в рамках которой он сможет себя вести как он сейчас себя ведет. Все остальные пойдут туда по большому счету на огромный бюджетный поток.

Олег Кусов: Многие аналитики сходятся во мнении, что конкуренцию Кадырову может составить депутат Государственной Думы России от Чечни Асламбек Аслаханов. У других кандидатов в президенты шансов меньше.



Вадим Дубнов: Все остальные - это игроки не столь безусловные и их выдвижение будет завесить от разных факторов какой-то торговли, имея в виду того же Сайдулаева. Он может выдвинуться. А может и не выдвинуться. Саламбек Маигов может выдвинуться, а может и не выдвинуться. Уверен, что не будет выдвигаться Хаджиев. Он уже этого хлебнул. Возможно, Мусса Бажаев. При этом я вполне допускаю, что в списке будет больше десятка народа абсолютных статистов, возможно, еще кто-то из русскоязычного истеблишмента. Возможно, Трошев, возможно, Попов. Сейчас очень трудно об этом говорить. Если речь шла об абстрактных выборах, можно было бы сказать, что основная борьба развернется между Аслахановым и Кадыровым. Но поскольку эти выборы очень коррелированны со всем, что происходит в Москве, то сценарий и сюжет основной борьбы, состав главных участников сейчас определить невозможно. Невозможно хотя бы потому, что Москва сама не знает, на кого готова будет делать ставку. И у меня есть подозрение, что Москва оставляет за собой право эти выборы в случае чего перенести.

Олег Кусов: По мнению Вадима Дубнова, у Ахмада Кадырова в Чечне есть серьезные противники - российский генералитет.



Вадим Дубнов: В окружении Кадырова не скрывают такого ощущения, что Кадыров давно пересидел тот срок, который ему был отпущен Москвой. Он выдвигался в лидеры Чечни совсем не по президентским мотивам. Это был промежуточный лидер, у которого были свои функции, свои полномочия. Во-первых, он был достаточно пропагандистской фигурой какое-то время, потом из этой пропаганды пытались выжить что-то более-менее конструктивное, чтобы он каким-то образом вышел на контакты с той стороной, но там его не воспринимают совершенно. Когда Кадыров пропагандировал свои контакты с Гелаевым, Гелаева вообще не было на территории Чечни. Он никакого доверия не оправдал. И чем дальше, тем сильнее он входит в объективное противоречие с московским людьми, так и в личностное. Объективно он, конечно, не может не войти в конфликт с военными. Насколько я знаю, сейчас администрацию президента силовые люди бомбардируют компроматом на Кадырова, с другой стороны, он пытается "отмазываться". Насколько я знаю, в свое время пришла информация на сына Кадырова - на его участие в похищении людей. Кадыров это дело "замотал". В экономических вещах тоже очень сложно, потому что там каждый каждому конкурент, и мышиная возня жуткая. Она основана и на ворованной нефти, и на крупных вещах. Потому что "Грознефть" как подразделение "Роснефти" тоже достаточно автономна, и от Кадырова по загадочной цене в 10-12 долларов за баррель куда-то продает нефть, неизвестно куда. Судя по тому, как реагирует на это дело Кадыров, ему от этого дела ничего не перепадает. Ни ему, ни чеченскому бюджету. И третье - это то, что у Кадырова нулевой рейтинг в Чечне. Все признают, что это человек неробкого десятка, что это человек довольно сильный. Но там не очень хорошо относятся к предательству, как бы ни относились к боевикам. Даже среди чиновничества и среди средней элиты рейтинга у Кадырова никакого нет. При том, что все понимают, что президентом будет тот, кого выберет Москва. При этом Москва сама еще не знает, что ей делать, и с Кадыровым пока явно тянет, не находя никакого варианта решения.

Олег Кусов: Асламбек Аслаханов пользуется авторитетом среди избирателей, а его близость к московской политической элите существенно увеличивает шансы на победу.



Вадим Дубнов: У Аслаханова довольно высокий рейтинг в Чечне, поскольку он со всеми всегда соглашается, он вообще говоря, не делает никаких резких заявлений ни по одному поводу. Он очень улыбчив, очень деликатен, не конфликтен, подходит каждому и при этом интеллигентный человек. Мы знаем, что на уровне московской политики он не бог весть авторитетен, но для Чечни это человек, генерал, который постоянно на экране, фигура федерального значения, и это действует. Он там не то, что популярен, но он подойдет. Если на него сделают ставку, то шансы у него неплохие.

Олег Кусов: Жители Чечне примут активное участие в такой демократической по своей сути процедуре как выборы президента - прогнозирует спецпредставитель президента России по соблюдению прав и свобод человека и гражданина Чеченской республики Абдул-Хаким Султыгов.

Абдул-Хаким Султыгов: Выборы состоятся через шесть месяцев, именно за это проголосовали люди. По большому счету каких-то оснований для того, чтобы их откладывать в долгий ящик нет, равно как и нет оснований для искусственной спешки. Население в полной мере готово, это показали результаты референдума, власти местные, республиканские власти также в полной мере готовы. И ныне исполняющий полномочия президента Чеченской республики Кадыров, сделав правильное и своевременное заявление о своем выдвижении, участии в этих выборах, тоже, я думаю, поставил все точки над i. Кандидатов, я надеюсь, будет много, и это вполне понятно. Я не хотел бы предполагать, но я надеюсь, что в этом числе будет достаточное количество реально богатых людей, потому что выборы всегда на таких территориях связаны с искусственным и резких повышением уровня жизни населения. Поэтому, честно говоря, я являюсь сторонником большого количества. Политика взглядов довольно большая. Дело в том, что нам надо не только избрать президента, я думаю, что нам теперь количественно измерить расклад общественно-политических сил. Крайне важно, чтобы все смогли высказаться, чтобы люди сделали выбор совершенно осознанно, и это является важнейшим фактором для стабильности президентской власти в Чеченской Республике. Главное, чтобы выборы максимально честными, более того, они будут максимально честными. Потому что на каждом избирательном участке будут представители дневать и ночевать каждого из кандидатов. Поэтому мы получим абсолютно честно избранного человека, легитимного, потому что это происходит на базе законодательства, признанного чеченским народом. И очень здорово, что Ахмад Кадыров считает важным для себя принять участие. Это смелый и ответственный шаг, открыто выступить на этой борьбе, открыто отстаивать идеи, открыто отстаивать свои взгляды. И Кадыров, конечно, сильнейший кандидат. И очень хорошо, что выборы в этом смысле будут настоящими.

Олег Кусов: Член-корреспондент Российской Академии наук Руслан Хасбулатов, напротив, уверен, что мнением простых чеченцев инициаторы предвыборной кампании даже не интересуются.

Руслан Хасбулатов: У Министерства обороны свои кандидатуры на этот пост, у спецслужб - свои, у администрации президента - свои. Кадыров, конечно, считает себя самым выдающимся. Конечно, все это со стороны "нечеченского" общества смешно, нелепо, это все смахивает на какие-то глупые и недалекие игры. Нормальные люди, которые смотрят со стороны на Чечню, на чеченцев, они думают, что за народ? Они попали в большую беду, им бы надо давным-давно договориться, выдвинуть из своих рядов наиболее талантливых, умных, пристроиться к нему каким-то образом, договориться между собой, чтобы не было распри, народ претерпел столько бед - так думает большинство. И мне тоже приходится говорить с такого рода умными людьми. Сами претенденты рассуждают по-другому. Одни рассуждают: меня поддерживают такие-то представители власти, меня поддерживают такие-то люди, меня поддерживают эти. Каждый раз речь идет о том, что надо платить и немалые деньги, потому что, к сожалению, российская власть, коррупция, воровство - это почти однотипные явления, никого этим не удивишь. Кто больше заплатит - эти люди будут управлять Чечней. Знает ли народ чеченский, что за их спиной такие люди? Прекрасно знает. Народ обессилил, ждет какой-то помощи, надеется на что-то. Даже некоторые люди, которые пошли искренне и голосовали за эту Конституцию, в какой-то надежде на то, что, может быть, судьба, Всевышний помогут им выйти из этого заколдованного круга. Ну, а если судить по тем претендентам, то, наверное, вряд ли это все возможно осуществить. Я думаю, что дело урегулирования Чечни - это дело очень и очень далекого будущего. И эти избирательные фарсы, они только отдаляют это дело.

Олег Кусов: Бывшие спикеры парламента России Руслан Хасбулатов и Иван Рыбкин подготовили доклад "Экономические аспекты войны в Чечне", с которым они намеревались выступить на шестом российском экономическом форуме в Лондоне. Но слова им не дали. Организаторы экономического форума, как считают наблюдатели, решили избежать скандала, связанного с обвинением российской власти в выделении умопомрачительных средств на уничтожение своего народа. В интервью Радио "Свобода" Руслан Хасбулатов рассказал об основных положениях доклада.

Руслан Хасбулатов: Доклад мы представили вместе с экс-спикером Рыбкиным. Пришлось очень серьезно поработать над тем, чтобы приблизительно выяснить эти цифры, в том числе расходы из текущих бюджетов всех этих силовых ведомств, расходы из дополнительных доходов федерального бюджета, это так называемая военная подготовка, десятков других источников, военная пресса, сообщения, доклады. Если сослаться на министра финансов Кудрина, расходы на военную кампанию в первую половину 2000-го года составили около 240 миллионов долларов, один миллиард долларов в течение всего года. Конечно, это ровно в 11 раз меньше реальных затрат с тех позиций, когда всесторонний анализ из всех источников. Вот как получается по годам: если иметь в виду, что в августе 1999-го года началась эта военная кампания, когда на Дагестан напал Басаев, то осень, один квартал, около четырех месяцев, на эту кампанию и уже перенесенную автоматически на Чечню, потому что с октября начались жестокие бои, за эти четыре месяца было потрачено около трех миллиардов долларов. 2000-й год пришелся уже 10-15 миллиардов долларов, 2001 год пришелся 12 миллиардов, 2002 год - 12 миллиардов. Получается, что за эти три с половиной года 40 миллиардов долларов. А ущерб, причиненный двумя войнами, выглядит вообще устрашающим - это 100-110 миллиардов долларов. Надо учесть, что Чечня была наиболее развитой, Грозненский промышленный район был наиболее развитым в Советском Союзе. Многие экономисты считали, что 5-6% всего валового продукта Советского Союза. Достаточно сказать, что самый значительный объем нефтяных фракций, продуктов, получаемых из нефти, это как раз было из Грозного, доходило более 60 различных наименований. Топливо для двигателей космических кораблей, 100% авиационных масел гражданской авиации и военно-воздушных сил. Для огромного количества других, очень нужных продуктов. На этой основе началось развитие биотехнологии, машиностроения, горное оборудование, химическая промышленность. Это был богатейший район.

Олег Кусов: К бюджетным средствам, выделяемых на войну в Чечне, Руслан Хасбулатов предлагает приплюсовать сумму нанесенного республики ущерба.

Руслан Хасбулатов: Уникальные промышленные производства, которые невозможно восстановить, они были в буквальном смысле единичного характера, они уничтожены навсегда и вывезены целые заводы и в первую, и во вторую кампанию. А во вторую кампанию федеральные генералы решили, что хищнически можно воровать остатки национального достояния - нефть. Кстати, в этих расходах фактор хищения нефти учитывается ниже нижнего предела - 3,5 миллиардов долларов, на самом деле, я думаю, значительнее. Я как профессиональный экономист, к цифрам отношусь осторожно, поэтому брал только нижний потолок. А социальная сфера - высшие учебные заведения, около сотни техникумов. Причем там средние учебные заведения технического плана - в основном это были не просто техникумы, это были целые заводы. До Второй Мировой войны на эти средние специальные заведения, они были специализированы, полувоенного характера, завозились огромные объемы стратегического сырья. Конечно, там готовились прекрасные квалифицированные рабочие для всего Советского Союза. Все это расхитили, развезли. Уже четвертый год расхищают нефть, как единственное национальное богатство, основываясь на котором, можно было попытаться вывести из разрухи, из кризиса. Когда с гордостью местные правители говорят, что выделено 20 миллиардов рублей, представьте себе, что если ущерб минимум 100 миллиардов долларов, 20 миллиардов рублей - смех для специалистов, а они гордятся этим, они радуются, потому что есть возможность еще раз поворовать. Восстановить эту экономику в республике уже Россия не в состоянии. Такого рода суждения, конечно, я хотел изложить перед богатыми людьми из России, которые собрались на форум в Лондоне. Но эти богатые люди они не очень, видимо, хотят послушать о реальных проблемах, их это не интересует. А ведь речь идет о том, что 40 миллиардов долларов дали военным, а что такое война и военные расходы? Это капитал, брошенный в воду. Это первым сказал не Маркс, а Давид Риккардо. Потому что если увеличение заработной платы - это расширение спроса, человек получает дополнительные доходы семейные, идет в магазин, покупает товар, у магазина прибыль, он закупает новые товары. А где закупает? Соответственно, заводы расширяют производство. Это благо. А капитал, затраченный на войну, - это разрушение, это уничтожение, это уничтожение не только людей, но и части экономики, нищета народа. Вот представьте себе, затрачено столько, сколько годовой бюджет. А если на это увеличить заработную плату, можно было бы в два с половиной раза увеличить зарплату всем работникам Российской Федерации, всем работающим, начиная от ученого, инженера, конструктора, врача, учителя, строителей и так далее. Вот об этом люди и не думают.

Олег Кусов: Решить чеченскую проблему без помощи международного сообщества уже невозможно - убежден Руслан Хасбулатов.

Руслан Хасбулатов: С каждым днем все больше убеждаюсь в том, что если не будет серьезного вмешательства мирового сообщества в чеченские дела, то невозможно вообще урегулировать эту ситуацию принципиально. Тут дело даже не в Масхадове. Будет там Масхадов воевать или не будет, будут какие-то другие фигуры от комбатантов воевать или нет, дело в том, что преступлений на территории Чечни совершено слишком много, минимум 220 тысяч людей, мирных людей убито в двух войнах федеральными силами, и они ждут возмездия. Это надо поднять на международных форумах, эти проблемы. Это надо дать оценку и установить международный протекторат своего рода над Чечней. Пусть она будет частично самостоятельна, я никогда не ставил вопрос о полном отделении Чечни от России, но она должна иметь право международной субъектности, самостоятельно выходит на международные экономические и политические отношения, быть тесно связанной с Россией. И в целом ряде сфер законодательства, как это мы предусматривали в Лихтенштейне, она должна учитывать российское законодательство, в частности, в вопросах гражданства и финансово-экономических связях, не иметь, очевидно, своей армии, кроме полицейских сил, должны сохраняться единые границы. А что касается других вопросов, то она должна осуществлять их полностью самостоятельно. Причем, на первых порах, мне кажется, что надо установить международное управление над Чечней, что Россия не в состоянии управлять. Если она не в состоянии управлять своими губерниями и провинциями - кругом одни взяточники - как она может управлять пусть маленькой, но республикой?

XS
SM
MD
LG