Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Арест начальника госпиталя Моздока


Представители российских правоохранительных структур утверждают, что за терактом в Моздоке стоят люди из отряда Шамиля Басаева. Это означает, что четырехлетняя война на Северном Кавказе не привела к локализации основных сил сопротивления. Более того, сторонники Шамиля Басаева даже перенесли свои действия на сопредельные территории. Российские правоохранительные органы и спецслужбы, как показывает практика, не в состоянии отыскать заказчиков наиболее громких терактов, в том числе и в Моздокском госпитале. В этих условиях, по всей видимости, представители Министерства обороны решили проявить инициативу и поискать виновных в своей армейской среде. Военная прокуратура задержала начальника военного госпиталя Моздока Артура Аракеляна. По мнению военного обозревателя газеты "Комсомольская правда" Виктора Баранца, армейское руководство попросту занято поиском "стрелочника".

Виктор Баранец: Действия в отношении Аракеляна ничего нового в себе не несут. Все делается по старой армейской, русской, если хотите, традиции. Если произошло ЧП, значит надо неизбежно найти "козла отпущения" и, желательно, как можно быстрее, чтобы показать властям, что произошла какая-то реакция. В данном случае истинные профессионалы, которые знают систему организации тыловых учреждений, каковым является и госпиталь, у многих профессионалов это вызовет, с одной стороны, недоумение, а с другой стороны. Возмущение. Аракелян и его подчиненные, их главное предназначение военное - это, конечно, лечение людей. Они блестяще орудуют скальпелями, они делают уникальнейшие операции, они делают все, чтобы спасти жизнь российских солдат, находящихся на этой войне или, как сейчас модно называть, контртеррористической операции. Так вот в данном случае госпиталь охранялся подразделением, которое не является структурным подразделением этого военного лечебного заведения. И, естественно, Аракелян не несет никакой ответственности за то, как выставлены посты, когда они сменяются, как обеспечена по периметру система недоступа боевиков к этому учреждению. Единственное, что можно что-то инкриминировать начальнику штаба госпиталя, в обязанности которого входит систематическая проверка. Но уже доподлинно известно, что начальник штаба госпиталя систематически заботился о том, чтобы усилить охрану госпиталя и неоднократно обращался и в штаб группировки, в штаб Северо-Кавказского военного округа, есть документы, подтверждающие, что госпитальное начальство держало ухо востро, предвидела нежелательное развитие событий, в том числе и теракт. И более того, известно несколько случаев, когда врачи проявили бдительность и не допустили на территорию госпиталя людей, которые показались им подозрительными. Таким образом, подводя итог этим своим словам, я хочу сказать, что в данном случае вот эта скороспелость, с которой принято решение о задержании Аракеляна, это, скорее, не профессиональный, не взвешенный, не обдуманный шаг, а, скорее, популистский.

Олег Кусов: Тема ареста начальника госпиталя Моздока обсуждается и в российских газетах. В разговоре с корреспондентом "Коммерсанта" сотрудники госпиталя выразили недоумение: если бы около ворот выставили бетонные заграждения, о которых говорили высокие начальники после теракта, то многих раненых попросту не довезли бы до операционных живыми. Обычно тяжелораненых доставляют из Чечни на вертолете, после чего машины "скорой помощи" мчатся к госпиталю, считая минуты. Смертельную опасность для военнослужащих с черепно-мозговыми травмами представляют и бугорки из асфальта, которые устанавливают на дорогах сотрудники ГАИ. К тому же рядом с госпиталем располагается кирпичный завод, поэтому груженые КАМАЗы на трассе не такая и редкость. Но все же нельзя забывать, что ряд должностных лиц должны нести ответственность за плохую организацию безопасности Моздокского госпиталя, считает военный обозреватель "Комсомольской правды" Виктор Баранец.

Виктор Баранец: Погибло, к сожалению, 50 человек. На подводной лодке "Курск" погибло 118 человек. Извините, но у нас же не задерживали на второй день ни командующего флотом, ни начальника штаба флотов, а какие-то организационные выводы были сделаны только после того, как стали более-менее ясны какие-то причины. Сейчас, когда улягутся страсти по этому печальному траурному событию, многие россияне, в том числе и носящие погоны, они, естественно, будут задаваться вопросом - кто действительно виноват? Действительно, надо разобраться, прежде всего, с теми, кто непосредственно отвечал за безопасность госпиталя. Да, в обязанностях Аракеляна записано, что он должен об этом заботиться, но нигде не написано, что он несет прямую ответственность за сохранность пациентов госпиталя, за обеспечение их безопасности. В структуре военного госпиталя вы не найдете подразделения, которое называется, например, батальоном охраны или ротой охраны. Все эти подразделения находятся за штатом данного госпиталя. Естественно, надо, прежде всего, спрашивать с того командира, если он остался, конечно, жив, который непосредственно нес ответственность за организацию боевой службы по периметру госпиталя и обеспечивал его охрану, прежде всего с оружием в руках. Потому что есть целая система - дежурный по госпиталю, его помощник, и, естественно, все это предусмотрено по нашему уставу. Я считаю, что, прежде всего головную ответственность, основную ответственность должен нести командир подразделения и вышестоящий начальник, который, безусловно, должен контролировать, обычно этим занимаются начальники штабов. Я думаю, что, прежде всего командир той части, который снарядил караул, и второе - это начальник штаба того гарнизона, в котором была оборудована или устроена караульная служба на постах, и на въезде, и по периметру, и на вышках. Я не могу опередить решение суда, на 99% уверен, что эти люди, прежде всего, должны понести строжайшую ответственность. Я думаю, что у Аракеляна будет достаточно сильная адвокатская защита, чтобы доказать его невиновность.

Олег Кусов: Госпитали в недавнем прошлом уже были объектами нападения на территории Чечни, но начальники лечебных учреждений за это не несли ответственность.

Виктор Баранец: Я приведу такой случай, который произошел в ту войну, когда на такой же полевой госпиталь было совершено нападение, но тогда начальник госпиталя находился в редком отпуске зимнем, находился за тысячи километров, и тогда его тоже хотели придать суду. Но, слава богу, нашлись люди, которые объективно взвесили степень реальной вины и степень той вины, которую ему пытались инкриминировать.

Олег Кусов: Правозащитник Александр Черкасов считает, что меры по так называемой пассивной обороне военных объектов в большинстве случаев неэффективны. От терактов, по его мнению, могут обезопасить только специальные службы, которые в очередной раз оказались не на высоте.

Александр Черкасов: Никто никогда не знает, где террористы нанесут свой удар. Очень трудно защититься от КАМАЗа с взрывчаткой и, тем более, невозможно защитить от него все объекты. В Чечне, ладно, в Чечне многие комендатуры так огорожены бетонными блоками, что к ним террорист подъехать не смог. Но Моздок - это все-таки Северная Осетия, достаточно далеко от Чечни. Как далеко может доехать такой КАМАЗ? От Моздока, до Ростова, до Москвы? Неизвестно. Но введение подобных мер безопасности всюду, такая пассивная оборона, она, пожалуй, парализует жизнь вообще. Можно запретить КАМАЗы в целом, раз они используются для доставки взрывчатки. Все-таки главный вопрос - почему КАМАЗ не был перехвачен, например, как две другие машины, которые не достигли района Моздока в начале июня, когда с работала только шахидка-смертница? Вероятно, агентурная работа, аналитическая работа и так далее, то есть то, что и является собственно содержанием деятельности спецслужб, в том числе и контртеррористической деятельности спецслужб - все это не на высоте. Господин Фридинский уже успел заявить, что не усматривается связи между этим тератом и предыдущими терактами подобного рода. Можно увидеть в словах господина Фридинского некоторую аналогию с заявлением Грызлова о преступлениях маньяка-душителя Москве, что это не есть действия одного преступника, но не связанные друг с другом преступления. Ведь тогда получается, что спецслужбы каждый раз ловят виновного в данном конкретном преступлении, и непонятно откуда возникает новый КАМАЗ с взрывчаткой. Спецслужбы пытаются оправдаться.

Олег Кусов: Западная пресса анализирует обстоятельства трагедии в Моздоке. "Над Россией навис страх перед террором" - так называется статья в германской газете "Франкфуртер Руншау".

Любовь Чижова: "Террористам не удастся навязать нам свою преступную волю", - заявили Путин в воскресенье после теракта в Моздоке. Далеко не новые слова. Тем временем над Москвой нависла угроза террора, всюду стоит милиция, Красная площадь и Кремль оцеплены. Выборы нового президента в Чечне 5 октября этого года являются краеугольным камнем политического урегулирования конфликта. В качестве первого шага Москва представила проект новой конституции, который уставшие от войны чеченцы успешно приняли. Недавно ответственность за безопасность была формально возложена на милицию, хотя российская армия продолжает оставаться в этой кавказской республике. В результате выборов предводитель повстанцев Аслан Масхадов, избранный в 1996-м году, потеряет свою легитимность в качестве президента. Боевики этому всеми силами противятся. Остается неясным, какие последствия будут иметь совершаемые теракты. Перед лицом террористической угрозы российские военные выглядят также беспомощно, как и в период боев в лесах и в горах Чечни. Министр обороны Сергей Иванов приказал арестовать майора Аракеляна, который, несмотря на все предупреждения, плохо организовал охрану госпиталя. Спецслужбы, которые при нынешнем президенте вновь обрели могущество, тоже предстают в неблагоприятном свете. Почему представители юстиции после теракта заявляют, что они знали о его подготовке? Почему они не говорили об этом до теракта? Задается вопросом бывший глава правительства Сергей Степашин и призывает проводить превентивные мероприятия, как это делают, например, израильские спецслужбы. "Череда терактов не прервется, пока проблема Чечни не решена по существу", - говорит либеральный политик Борис Немцов. Тот, кто не имеет предложений по решению конфликтов, включая план внутричеченского диалога, не должен выставлять свою кандидатуру на предстоящих выборах. Однако пока создается впечатление, что российское руководство будет продолжать свою линию. Ахмад Кадыров, человек, которого, судя по сообщениям в прессе, Кремль хочет видеть в качестве нового президента Чечни, заявил, что будет участвовать в выборах.

Олег Кусов: Военный обозреватель газеты "Комсомольская правда" Виктор Баранец убежден, что вина за участившиеся теракты лежит не только на спецслужбах, но и на армейском командовании. На взгляд Виктора Баранца, российские военачальники до сих пор не могут приспособиться к партизанской тактике чеченских вооруженных формирований.

Виктор Баранец: У меня лично, как у человека, который бдительно следит за тактикой партизанской войны, который систематизирует и анализирует факты всех терактов, которые происходят в Чечне, у меня нет никаких сомнений, что это действительно теракт. Но, наверное, сегодня важно задаться несколькими главными вопросами. Во-первых, вопрос политический. И власти в Москве, и власти в Чечне они, находясь на этом предвыборном подъеме, уже давно боятся констатировать, что республика погружена в пучину гражданской войны. И власти в Москве, и в Чечне боятся констатировать тот факт, реальный факт, что в республике по большому счету нет никакой стабильности, что вся республика кишит так называемыми незаконными формированиями. Что эти формирования великолепно приспособились к той неуклюжей тактике действий, которые сейчас ведут федеральные силы. Вы уже помнили, что неоднократно и предыдущий министр обороны и нынешний начальник Генштаба, и нынешний министр обороны констатировали, что основные бандформирования разгромлены, и они действуют мелкими группами. Да, это так. Так нужно делать и второй вывод о том, что произошла коренная смена тактики действий партизанских отрядов чеченцев. И естественно, география террористических актов, которые докатились до Москвы, и эти интенсивные террористические акты, которые длятся на территории Чеченской республики и в регионах, прилегающих к ней, говорится о том, что ведется хорошо организованная, подготовленная рассчитанная на ротозейство и разгильдяйство наших подразделений партизанская диверсионно-террористическая война. И я считаю, что в данном случае результат того, что случилось в Моздоке - это как раз результат этой лживой констатации о том, что военная обстановка уже улеглась, что в республике создаются какие-то объективные предпосылки для скорых президентских выборов. А, с другой стороны, лживая констатация такой ситуации она приводит к расслабленности подразделений. И вы знаете, что в Моздоке это уже не первый случай. Мы фактически сталкиваемся сегодня с широко разветвленной сетью мощной могучей террористической организации, которая, пользуясь успокоительными лозунгами политиков и военачальников, вершит свое дело, результатом которого является умножение десятков сотен трупов российских военнослужащих и в том числе ни в чем неповинных гражданских людей.

Олег Кусов: Военный обозреватель "Комсомольской правды" Виктор Баранец считает, что варварские методы ведения войны еще более усугубляют российско-чеченские противоречия.

Виктор Баранец: Я бы хотел обратить внимание, прежде всего на военную составляющую, которая позволяет приводить к таким трагическим случаям. Гигантская халатность приводит к той печальной вещи, что уже в открытых боях с чеченскими боевиками теряем где-то 10 от силы 15 процентов, 85 теряем в результате террористических актов. Вот эти участившиеся террористические акты, которые множат и множат тысячи погибших людей, они уже, в конце концов, должны достучаться в толстые, жирные лбы наших политиков, чтобы они не на словах, а на деле перешли к реальной ситуации в Чечне и начинали задумываться, как не с помощью оружия, не с помощью "зачисток", не с помощью "ковровых" бомбежек и варварски действующих подразделений где-то в горных аулах, а с помощью слова, мудрого политического слова, мудрых ходов, не ослабевая тем временем бдительности, которая необходима на войне, они все-таки переходили к переоценке этой ситуации и делали шаги к тому, чтобы ситуация в Чечне начала улучшаться.

Олег Кусов: С Виктором Баранцом согласен и член совета правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов. Нежелание политического руководства России приступить к мирному урегулированию чеченского конфликта приводит к еще большей агрессивности противника. Если подобные процессы будут продолжаться, считает Александр Черкасов, вскоре говорить о мире в Чечне будет не с кем. С террористами договариваться довольно сложно.

Александр Черкасов: Контртеррористическая операция на Кавказе, по заявлению самих силовиков, привела к резкому усилению опасности террористических актов. А все потому, что ведется эта контртеррористическая операция на редкость топорными методами - избирательные задержания, пыточное следствие, внесудебные казни. Между тем, прежде всего именно аналитическая работа требуется сейчас от тех, кто борется с терроризмом в России. Этот теракт, в отличие от многих других, во-первых, можем с уверенностью приписать именно чеченским террористам, во-вторых, мы должны назвать преступления преступлениями. Последний год эти взрывы все более и более приобретают характер террористических актов. Идут атаки невоенных объектов, идут не избирательные нападения. В Моздоке же был атакован госпиталь - объект, категорически запрещенный для атаки нормами гуманитарного права. Нельзя называть это боевыми действиями - это террористический акт. Те, кто организовал это, перестают быть воюющей стороной, с теми, кто это организовал, переговоры невозможны. И возникает вопрос: каковы перспективы политического урегулирования на Северном Кавказе? Они тают. Те четыре года, что можно было, цепляясь за переговоры с теми, с кем можно переговариваться, нейтрализовывать одновременно террористов, это время упустили. И неизвестно, что впереди, неизвестно, где удар будет нанесен в следующий раз, неизвестно, где поставить бетонные блоки, и неизвестно, с какого местного начальника спросят за то, что он эти бетонные блоки не выставил. Спрашивать нужно, прежде всего, с тех, кто за четыре года раскрутил машину смерти так, что она стала теперь вечным двигателем.

Олег Кусов: Но реальному урегулированию ситуации на Северном Кавказе Москва предпочитает формальные шаги с целью утверждения во власти своих ставленников. Во главе республики должен находиться истинный лидер чеченцев, иначе процесс отчуждения России и Чечни будет по-прежнему продолжаться.

Виктор Баранец: В Чечне в данном случае проявляется истинная, традиционная суть русской политики. Пытаемся создать лживую модель и эту модель ввинтить в мозги русского народа и показать ее за праведную, за то, что действительно отвечает объективным процессам. А на самом деле Чечня очень расколота. За Кадыровым идут люди, которые отрезали все пути себе назад, которые с автоматами мечутся по Чечне и пытаются навязать свою клановую игру. Но в данном случае есть очень большие сомнения, что Кадыров - это фигура, которую желает вся Чечня. У меня вызывают несколько положительные эмоции, что рядом с Кадыровым выступают другие фигуры. Но, я думаю, если Москва захочет Кадырова, то вряд ли найдется столько денег, чтобы другие фигуры достойно выступали на этих президентских выборах. Это вам не Москва, где можно миллионы голосов убрать, спрятать, чтобы победить, посадить ручную комиссию. Избирательная комиссия будет проходить под прицелом русского автомата, он будет проходить по системам электронным, клавиши которых будут нажиматься в Москве. И вы понимаете, вот это видение политики из Москвы оно искажает во многом объективную картину того, что там происходит. Мне кажется, чеченский народ заслужил уже право честно проголосовать, кого он хочет видеть на верху своей власти. И не дай бог, если будет назначен человек, которого силой проломим, продавим на президентский клан. И, я думаю, что это может еще сильнее усугубить обстановку, и тогда и без того туманные горизонты чеченские еще долго будут в дыму, в крови и долго будут громыхать такие взрывы, которые случились в Моздоке на днях.

XS
SM
MD
LG