Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Передача руководства контртеррористической операцией в Чечне от ФСБ к МВД


Российские власти объявили о передаче руководства контртеррористической операцией в Чечне от ФСБ к МВД России. Процесс передачи управления полностью завершится к началу сентября. Уже назначен новый начальник регионального оперативного штаба по проведению операции - заместитель министра внутренних дел, а в недавнем прошлом контрразведчик Юрий Мальцев. В течение месяца ожидается замена представителей ФСБ и Министерства обороны на сотрудников МВД на всех остальных командных уровнях. Что стоит за этим решением российских властей? Член совета правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов убежден, что в региональном штабе происходит лишь смена вывесок, которая не может серьезно повлиять на ход вооруженного конфликта.

Александр Черкасов: Во-первых, это означает смену слов. Раньше у нас была "контртеррористическая операция", теперь "мероприятие по поддержанию правопорядка". И то, и другое мало отражает действительность, в Чечне продолжается вооруженный конфликт, подрывы на фугасах в Ингушетии, бои в горно-лесистой местности в Веденском районе, жертвы среди военнослужащих федеральных сил, много погибших солдат. Это все отнюдь не результат нормализации обстановки, мы видим даже некоторую эскалацию конфликта. Но руководство передается МВД, и меняется фразеология, поскольку милиция должна действовать в обычных обстоятельствах, как в какой-нибудь Курской губернии. В плане же действий федеральных сил, да и управления федеральными силами вряд ли что-то сильно изменится. Теперь руководство оперативным штабом передается в МВД. Но мы это уже видели. В 95-96-м годах руководство операциями в Чечне осуществлял не региональный оперативный штаб, а главное управление оперативных штабов МВД. Это не означает, что другие структуры, какие как ФСБ или армия или управление по борьбе с организованной преступностью перестанут действовать в Чечне. Отнюдь, МВД будет их координировать. Но и раньше, когда ФСБ руководило операцией в Чечне, многие задержания людей с последующим исчезновением проводили структуры, подчиненные другим ведомствам - армейцам или милиционерам. Так и теперь, вряд ли изменится распределение ролей. Те, кто умеют осуществлять ночные похищения, те и будут, те, кто может воевать, будут воевать. 42 дивизию из Чечни никто не выводит.

Олег Кусов: Передачей командных полномочий в Чечне Министерству внутренних дел российские власти пытаются создать иллюзию стабильности накануне выборов президента республики.

Александр Черкасов: Нужно отрапортовать о том, что в Чечне все нормально. Невозможно проводить выборы в регионе, где де-факто действует чрезвычайное положение. Оно и так будет де-факто действовать, но ответственным за его ведение будет не ФСБ, а МВД, то есть будет некая иллюзия нормальной жизни. Для внешнего эффекта, безусловно, да. И, кроме того, за последний год крупномасштабных операций чеченские вооруженные формирования уже не проводят. Есть террористические акты, есть диверсионные акты, но бороться с ними силами армии уже нет необходимости, можно передать полномочия МВД. Но это не значит, что теперь все будет решать простой милиционер, местный Анискин. Дело в том, что МВД давно готовилось к подобной передаче полномочий. В МВД есть силовые структуры, которые могут заменить армейский спецназ и спецназ ФСБ. Было сформировано несколько новых отрядов спецназа в составе внутренних войск, которые специально созданы для действий в Чечне. Более того, готовилось принятие нормативных и распорядительных документов, которые позволили бы этим отрядам спецназа вести оперативно-розыскную деятельность, в переводе на русский язык - задерживать людей, допрашивать, видимо, содержать их где-то у себя. Таким образом, можно говорить о том, что отряды спецназа внутренних войск заменят собой военные комендатуры и, видимо, с большим успехом, потому что армия очень не приспособлена для того, чтобы людей содержать и допрашивать. Боевой легион будет задерживать, и допрашивать людей. И чем это будет отличаться от действий ФСБ или от действий армейского спецназа - я отличий не вижу. Армейская группировка в Чечне тоже отнюдь не сокращается. Да, оттуда выводились части, командированные из других военных округов, но теперь в составе самого Северокавказского военного округа формируется новая 10-я отдельная бригада спецназа ГРУ, которая должна действовать за пределами Чечни. В самой Чечне, очевидно, действует 22-я отдельная бригада, а еще одна формируется для противодействия, видимо, чеченским или иным террористическим отрядам на чеченском приграничье. Это ведь тоже не сокращение сил, наоборот, их наращивание. Так что от передачи ответственности за операцию вначале от армии к ФСБ в начале 2000-го года, а теперь, два с половиной года спустя, от ФСБ к МВД не означает сокращения сил в регионе и не означает, что конфликт прекратился.

Олег Кусов: Военный обозреватель газеты "Комсомольская правда" Виктор Баранец считает, что федеральная служба безопасности не смогла выполнить возложенные на нее обязанности в ходе проведения так называемой контртеррористической операции.

Виктор Баранец: Тот, кто внимательно смотрел за организацией, так называемой контртеррористической операции в Чечне за последние годы, то прекрасно видел, что сначала было руководство в руках у Министерства обороны, потом оно на какой-то фазе перешло к федеральной службе безопасности, создан так называемый региональный оперативный штаб, теперь оно переходит к МВД. Это похоже на плохой оркестр, когда никак не могут подобрать хорошего дирижера и тогда меняют его, а оркестр от этого не играет лучше. Хотя и всякое сравнение хромает, настаиваю на том, что это действительно так. Вот эта смена от одного силового ведомства к другому - некая фиглярская игра, чтобы показать, что контртеррористическая операция приобретает некую иную форму с позитивным развитием событий. Было Министерство обороны, оно постреляло по площадям, побомбило самолеты, накрыло леса бомбовыми ударами, раскрыло тысячи схронов, теперь перешли к так называемой спецоперации. Посмотрите, что привели спецоперации? Спецоперации предполагали, что каждое село будет зачищено, что в каждом селе будет точный список населения, что мы получим объективную картину, кто хранит в соломе ночью автомат, днем пашет, а ночью его опять берет. Мы же эту задачу не решили. Мы ставили задачу глубокого внедрения в террористические сети своих агентов, и мы ее не решили. Теперь же мы почему-то переходим к МВД. И я опять-таки усматриваю в этом тот факт, что Москва здесь немножко сознательно отступает, чтобы за счет органов МВД, которые сформированы уже в чеченских структурах, вы знаете, там роты, которые на 80-90, а то и на 100% состоят из чеченцев. То есть Москва хочет сделать вывод, что она отдает обеспечение правопорядка уже своим милицейским и спецназовским структурам.

Олег Кусов: Операция против террористов на Северном Кавказе за четыре года фактически дала отрицательный результат: теракты стали происходить не только в Чечне, но и в центре Москвы.

Виктор Баранец: Это свидетельствует о слабости той тактики, которую мы долгие годы там проводили. 145 миллионам россиян должно быть предельно ясно, что мы добиваемся тем, что передаем от одного командира к другому управление этой контртеррористической операцией. Но смешно и другое - эта контртеррористическая операция рискует войти в Книгу рекордов Гиннеса как самая длинная операция в мире. Почему я так говорю? Операция по своему исконному понятию, по традиционному теоретическому и классическому понятию, она имеет четко выраженные сроки и четко выраженные задачи. Кроме восклицаний о том, что мы хотим восстановить миропорядок, устроить новую счастливую жизнь, мы что-нибудь другое слышали? Когда Степашин однажды пришел к нам в "Комсомольскую правду", с грустью вздохнул и сказал: "Я вот побыл после двух лет восстановления Грозного там, и я ходил, у меня такое впечатление - то ли я на Луне, то ли я в Сталинграде". Извините, но я задаюсь вопросом - а где же результаты этой контртеррористической операции? А какие результаты? Так называемые главари чеченские они спокойно действуют в Чечне или в сопредельных республиках, где у них есть великолепно оборудованные штабы. Никак не отсекли международную финансовую помощь боевикам, не перекрыли каналы поступления оружия на территорию Чечни. Более того, в ходе контртеррористической операции дошли до того, что и тротил, и оружие приползли уже к стенам Кремля, и у нас уже машины с динамитом разгуливают по улицам Москвы. Таким образом, о какой можно говорить результативности этой контртеррористической операции? Это было бы просто смешно.

Олег Кусов: В смене командования операцией Виктор Баранец усматривает отчаянную попытку российских властей переломить ход событий на Северном Кавказе.

Виктор Баранец: Должны сегодня говорить о том, что контртеррористическая операция вышла на такие вершины своего трагического противоречия, что она уже становится, с одной стороны, неуправляемой. Если бы она шла хорошо, то зачем менять командование? С другой стороны, мы прекрасно видим, что контртеррористическая операция ведется уже не только в Чечне, она уже ведется на улицах Москвы, вот за этими окнами, где мы с вами сидим. Вот эта чеченская проблема - это великая гангрена, она все больше и больше начинает покрывать и все тело России. Эта проблема становится одной из крупнейших в смысле обеспечения безопасности не только миллиона чеченцев, а 144 миллионов других россиян. И таким образом мы должны сегодня говорить о том, что меч на Кавказе, как он был в старые времена не самым эффективным средством установления, не говорю восстановления, установления мира, он и до сих пор остается не самым эффективным средством. Самым эффективным средством по-прежнему и, наверное, навеки веков будет слово, умение подойти к людям с самобытным национальным характером, к людям, у которых бушует чувство кровной мести, людям, которые хотят быть хозяевами в своем доме. Мы же взяли, обрушили в этот дом, тревожный дом, мы ломанулись гусеницами танков, пушками, самолетами и подумали, что мы так быстро наведем порядок. Я уже не говорю о таком гигантском преступлении, сумасбродстве, как это было, вы знаете, с депортацией чеченского народа. Ясно только одно: у Москвы не было и нет умной, последовательной, системной политики в чеченском регионе. Как устроить нам этот угол России? Какую политическую форму избрать? Как не обманным способом, а честным способом дать чеченскому народу возможность устроить свое государство?

Олег Кусов: Передача руководства над операцией в Чечне российской милиции, по всей видимости, будет вскоре иметь свое продолжение. Реальные полномочия постепенно переходят в руки вооруженного формирования ставленника Москвы Ахмада Кадырова. Член совета правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов не исключает, что эта по сути, нелегальная структура, окрепнув с помощью Москвы, станет ущемлять интересы представителей законных российских и чеченских силовых органов.

Александр Черкасов: Процесс не менее, а, может быть, даже более важный, более важное перераспределение полномочий в Чечне остается за рамками этой смены названий. Я хочу сказать о передаче все больших и больших полномочий де-факто охране Кадырова. Это отмечают все, что охрана Кадырова, пополнившаяся амнистированными участниками чеченского сопротивления, теперь чуть ли не главная, чуть ли не самая мощная силовая структура в Чечне. И хотя формально она относится к структурам МВД, но было уже много инцидентов, в том числе и с применением оружия, когда сталкивались охранники Кадырова и сотрудники МВД, обычные милиционеры. Видимо, к выборам эта силовая структура будет все более силовой, а конфликты между нею и другими законными вооруженными формированиями в Чечне будут все более острыми. Это фактическая, а не формальная передача полномочий, передача власти в пределах Чечни.

Олег Кусов: Смена руководства контртеррористической операцией и намерения на выборах президента привести к власти в Чечне своего человека, на взгляд наблюдателей показывают, что Москва не намерена отходить от ранее выработанного плана затяжной войны. Многолетнее вооруженное противостояние привело к масштабной катастрофе чеченского общества. В первые годы войны чеченцы гибли в основном от бомбежек и ракетных обстрелов. В дальнейшем причиной смерти стали болезни, как следствие краха системы здравоохранения и экологической катастрофы. Если не принять экстренных мер, чеченцы будут обречены на болезни и постепенное вымирание. Говорит кандидат медицинских наук Юсуп Заурбеков.

Юсуп Заурбеков: Сегодня в Чеченской республике примерно 70-90% воды непригодно для потребления. Наряду с состоянием экологии, неблагоприятно влияющей на человека, большой вред и влияние оказывают недоброкачественные, фальсифицированные, негодные к применению по ряду причин - это истекшие сроки, это отсутствие маркировки, это перефасованные лекарственные препараты. Если природу с годами можно вылечить и экологию можно поправить, то здоровье человека не исправишь никакими деньгами, если своевременно не поставить диагноз и не провести лечение. А если лечение проводится недоброкачественными, фальсифицированными лекарственными препаратами, непригодными к применению, потреблению, то вред, нанесенный человеку, является вдвойне опасным.

В Чеченской республике отсутствуют те социальные условия для нормального проживания человека - это полуподвальные помещения, где жили люди, это бомбоубежища, это палаточные городки и, соответственно, люди болеют больше. И воздействие неблагоприятной экологии на людей, в том числе недоброкачественная вода, отсутствие качественной пищи, потому что не все себе могут из-за материальных затруднений приобрести, обеспечивать детей той пищей, которая могла бы для населения оказывать более благоприятное воздействие. Если даже отсутствуют некоторые социальные условия, но если доброкачественная пища, обильная, это как-то идет на восстановление больного человека. Тем более, если взять условия, при которых развивается туберкулез, разные кожные заболевания, воспалительные заболевания, желудочно-кишечные, кожные, в том числе очень много сейчас в республике наблюдаются онкологических болезней разного типа и формы, то есть это рак желудочно-кишечного тракта, рак гортани, рак кожи, и очень много в Чеченской республике болезней аллергического характера. Если в мире, по данным ВОЗ, каждый десятый болеет аллергическим заболеванием, то в Чечне можно сказать, это каждый второй-третий.

Олег Кусов: Чеченцы издревле трепетно относились к природе, видя в ней главный источник жизненных сил. Ни одна война в прошлом не нанесла подобного урона экологии этого горного края, как контртеррористические операции последних лет.

Юсуп Заурбеков: Город Грозный был один из зеленейших, красивейших городов Северного Кавказа. И в республике насчитывалось очень много полезных родников. Были там минеральные источники, санатории, в которые со всего Советского Союза бывшего приезжали на лечение. Сегодня 50% этих родников исчезли, леса уничтожаются. Черные горы, так называемые, там была ценная древесина - сосна, орех, бук. Это вырубается, часть уходит на топку, часть вывозится из республики, потому что она дорого стоит, из нее делается мебель и для других каких-то целей. Уничтожаются зеленые насаждения. Вайнахская этика всегда славилась, что многие в семьях с малых лет приучали бережному отношению к природе, к экологии. Нельзя было рубить фруктовые деревья, кустарники, загрязнять родники, реки. Наоборот, очищали места, где находятся родники, дороги, делали, сажали кустарники, фруктовые деревья, и все это оберегалось. А сейчас очень много зеленых насаждений, леса уничтожено. Мы знаем, что источником кислорода является лес, зеленые насаждения. Фауна, экология нарушена, поэтому болезней много выявляется в ходе обращения больных.

Олег Кусов: Юсуп Заурбеков относится к тем людям, которые знают, как предотвратить беду своего народа. Он занят не только анализом ситуации, но и поиском конкретных путей выхода из создавшегося положения.

Юсуп Заурбеков: К тем бедам, которые нанесли две войны, что еще завозятся недоброкачественные, фальсифицированные лекарственные препараты - это, я считаю, кощунство. И, неизвестно, кто реализует, привозит эти лекарственные препараты, завтра кому они пригодятся, может ему самому или его родственникам. Поэтому здесь должен быть четко поставлен заслон. Город Грозный лежит в руинах, нет места утилизации мусора бытового, он не вывозится. Стрессовые состояния - все это влияет. В Чеченской республике в два-три раза больше число заболеваний по всем категориям, любые взять болезни. Но особенно это сердечно-сосудистые заболевания, туберкулез, онкозаболевания, кожные заболевания. Очень много заболеваний, связанных с беременностью - малокровие, мертворождаемость, недоношенная рождаемость детей, большая детская смертность, рождение с аномалиями детей. Очень много рождается детей с отклонениями психическими, физическими, встречаются дети, у которых отсутствуют уши, нос, признаки половых органов. И эти дети не выживают, они, бывает, в первый день рождения умирают или до года многие не доживают. Очень много встречается таких детей, все отражается в первую очередь на детях. Нужно специальную программу в сфере оздоровления, реанимации и реабилитации детей, в том числе новорожденных. И нужно создать хотя бы несколько больниц, где были бы специализированные центры по туберкулезу, по онкологии, по кожным заболеваниям, в том числе по реабилитации беременных. Будем надеяться, что улучшиться не только экология, а в первую очередь здравоохранение, в том числе неотъемлемая часть здравоохранения - фармацевтическая деятельность, которая идет треугольником - больной-врач-фармацевт.

Олег Кусов: Юсуп Заурбеков убежден, что еще остаются средства спасти чеченский народ, на долю которого в последние годы выпали самые тяжелые испытания за всю его историю.

XS
SM
MD
LG