Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Северокавказский кинематограф


Мир познакомился с Кавказом и населяющими его народами благодаря работам ученых, литераторов, художников. В 20-м веке к процессу познания этого региона подключился и кинематограф. К концу столетия сформировалось так называемое "кавказское кино". Отечественному и даже зарубежному зрителю пришлись по душе кинофильмы региональных кинематографистов, они смогли выработать несколько творческих направлений. Достаточно упомянуть, например, о таком известном направлении, как грузинское кино. Но не менее привлекательными выглядели работы и северокавказских кинематографистов. Северокавказское кино проходило свое становление во второй половине 20-го века. В этом процессе активно участвовали представители всех республик региона. Об истории северокавказского кинематографа рассказывает наш постоянный автор Дмитрий Александров.

Дмитрий Александров: Киноманы говорят, что, могут определить имя режиссера кинокартины, не дожидаясь титров. Тем более это относится к знатокам северокавказского кино. И дело вовсе не в высокой компетенции этих людей, на Кавказе было снято не так много игровых художественных фильмов, а те, что сняты, десятки раз показаны по региональному телевидению. Но фильмы эти зрители любят.

Первые кинокартины на Северном Кавказе были созданы в годы Великой Отечественной войны. Во Владикавказ из Ростова была эвакуирована студия кинохроники. Позже по окончанию войны правительство республики обратилось в ЦК КПСС с просьбой оставить архивные киноленты и оборудование в Северной Осетии. Наверху дали добро. Привезенные архивные материалы послужили основой для создания новой киностудии. В 1967-м году на базе Североосетинского телевидения был образован кинокомплекс Северного Кавказа. Финансировало этот проект Центральное телевидение. Северокавказский кинокомплекс стал базовым для всех республик региона - Осетии, Чечено-Ингушетии, Дагестана, Кабардино-Балкарии, а затем и Ставропольского края.

Первые фильмы северокавказской студии создавались еще малоопытными сотрудниками, которым не хватало кинокамер, световых приборов, транспорта, монтажных столов. Из скромного бюджета были изысканы средства для стажировки работников в Москве и Ленинграде. И вскоре региональная киностудия стала привлекать к сотрудничеству актеров и режиссеров из республик Северного Кавказа. Зритель хорошо помнит первые игровые телефильмы "Костры на башнях" и "Жизнь, ставшая легендой". В них дебютировал тогда еще молодой актер из Грозного Дагун Омаев. Региональное кино вывело на большой экран и актера из Кабардино-Балкарии Руслана Фирова. Руководитель современного творческого объединения "Алания-телефильм" Игорь Притула считает, что тот кинематограф внес большой вклад в дело объединения северокавказских народов.

Игорь Притула: В этот момент вообще под вопросом было существование производства художественных фильмов здесь. Эта инициатива шла отсюда. Первый официальный фильм снимали 67-68 год. И первый же фильм "Костры на башнях", первый фильм официальный был посвящен осетино-ингушским отношениям, но с точки зрения, что это братья, это дружба двух героев. Когда планировался проект и замышлялся, то искали такую тему, которая бы устраивала бы всех. И она естественным образом родилась здесь, она изначально была такая - именно дружба народов. Потому что соавторами сценария были Саид Чахкиев, писатель ингушский и Максим Цагараев осетинский писатель, они авторы сценария. Изначально планировалось, что будут два героя основных осетин и ингуш. Несколько лет назад был юбилей - 40 лет, фильму "Фатима", и приезжали грузинские актеры. Тамара Кокова - кабардинка, она играла Фатиму. Это кино всегда было интернациональное и вненационально в какой-то степени.

Дмитирй Александров: Помогали провинциальным кинематографистам и московские режиссеры. Северокавказские кинематографисты с благодарностью вспоминают Юрия Чулюкина, автора классических советских комедий "Неподдающиеся" и "Девчата". В 69-м году он снял на Кавказе один из самых удачных, по оценкам кинокритиков, фильм "Жизнь, ставшая легендой". В основу фильма легла жизнь осетина Хаджи-Мурата Дзарахохова. Покинув в молодости родной аул, он скитался по всему свету в поисках достойной жизни, в Россию вернулся накануне Октябрьской революции. В годы гражданской войны воевал на Севере, стал известным военачальником. По сценарию события этого приключенческого фильма развиваются на рубеже 19-20-х веков. Средств, выделенных на постановку и съемку киноленты, едва хватило на пошив костюмов. О поездке съемочной группы за рубеж, в частности, в Мексику и на Аляску не могло быть и речь. Челюкин нашел выход: ранчо в Латинской Америке режиссер разыскал на окраине осетинского селения Зильга, со всех госучреждений Владикавказа на несколько дней были изъяты кадки с пальмами, съемочная группа расставляла их по кадру в заранее выкопанные лунки, а для массовых сцен на кукурузном поле привозили солдат, курсантов, учащихся, студентов и даже сотрудников Гостелерадио Северной Осетии. Заснеженную Аляску режиссер снимал на Крестовом перевале по Военно-Грузинской дороге. Осетина Дзарахохова блестяще сыграл чеченец Дагун Омаев. Рассказывает известный северокавказский режиссер Рафаэль Гаспарянц.

Рафаэль Гаспарянц: Вся история небольшая нашего кинематографа была борьбой за выживание, если можно так выразиться. Потому что критерием качества был показ по Центральному телевидению - это высшая планка. Я думаю, что при всех издержках она отражала истинное положение вещей. В этом контексте участие в наших картинах приезжих режиссеров, по моему мнению, было очень полезно. Если смотреть через призму искреннего и деятельного участия в становлении кинематографа нашего на деятельность таких режиссеров как Юрий Чулюкин, Владимир Чеботарев, Володя Голованов, сценарист, режиссер, Герман Шатров, оператор, они как бы привозили с собой представителей других профессий. В каком-то случае сценарист приезжал, в каком-то случае приезжал художник, в разных комбинациях. Они делали добротное, качественное кино, потом мы стали делать добротное, качественное кино. И наши отношения не прерывались.

Дмитрий Александров: Помогали северокавказской студии и коллегии из республик Южного Кавказа. Грузинский режиссер Николай Санешвили снял в Осетии фильмы "Фатима" и "Чермен". Ситуация, когда грузин снимал фильм про Осетию, а армянин про Чечню, была вполне нормальной. В те годы рождалось новое явление - кавказский кинематограф. Например, в кинофильме "По следам Карабаира" были заняты артисты почти из всех республик Южного и Северного Кавказа. Уже в наши годы этот эффект удачно использовал режиссер Сергей Бодров-старший, собрав в своем фильме "Кавказский пленник" артистов из Грузии, Дагестана и других республик региона.

Сейчас северокавказская киностудия переживает не лучшие времена. Когда в Москве ликвидировали организацию "Союз-телефильм", а она курировала работу провинциальных студий, кинематографисты на Северном Кавказе фактически потеряли эфир. О прошлых временах они стараются даже не вспоминать, главная задача - сохранить то, что осталось. Осталось, надо признать, немного - старое оборудование, вышедшее из строя, монтажные столы, да заброшенный павильон для съемок. Создать самостоятельно полнометражный игровой фильм сегодня провинциальной студии уже не под силу, утверждает руководитель творческого объединения "Алания-телефильм" Игорь Притула. Провинциальные кинематографисты ныне работают под эгидой ВГТРК. На Северном Кавказе несколько лет назад было создано объединение "Алания-фильм", но в Москве не горят желанием принимать продукцию провинциалов. В телеэфире мы видим какие угодно фильмы, но только не кавказские. Между тем, Северный Кавказ кинематографисты называют настоящим Клондайком. Для киносъемок здесь есть все - уникальные горные пейзажи, красивые ущелья, леса, степи, предгорья, реки и моря. Регион на удивление кинематографичен. Кинорежиссер Рафаэль Гаспарянц, который снял более сорока фильмов, убежден, что фильмы на кавказском материале были бы интересны не только местному зрителю.

Рафаэль Гаспарянц: Сейчас меньше цензурных ограничений, больше свободы в работе с материалом, с привлечением средств художественных, в том числе, к решению той или иной темы. Я думаю, что могли бы появиться хорошие картины, которые были бы интересны не только в нашем регионе. Вопрос можно разделить на две части. Первая часть касается богатейшего мифологического прошлого у каждого из народов, и этнографическое, и географическое, в общем полный набор, связанный, с одной стороны, с эпосом каждого из народов, которые живут на Северном Кавказе, а их, мы знаем, чрезвычайное количество. Во-вторых, у каждого из народов своя богатая культурная традиция есть, внутри которой достаточно тем интересных и широкому зрителю. У нас такая кладезь, что ли, материала, который мог бы стать основой для будущих фильмов. Я сюда отношу и сказки, и сказания, предания, легенды, исторические моменты - это отдельная может быть страница, начиная с кавказской войны, кончая всеми остальными. Все, что касается более современного пласта, конечно, эти бурные 10-15 лет, которые пережила вся страна на Кавказе, на Северном, в частности, это время было особо острое, особо болевое. Не зря столичные кинематографисты заинтересовались тематикой именно кавказской, и все, что связно с этими болевыми моментами в истории каждого народа, практически не было ни одного народа на Северном Кавказе, которого бы не коснулось это время. Вот эти болевые точки, они связаны с трагедией многих людей. И на этом фоне могла бы тоже быть какая-то романтическая любовь, без аналогий с классическими примерами, но, тем не менее. Жизнь есть жизнь, и люди не виноваты в том, что они живут именно в этот промежуток времени. Это может быть трагедия человека, который все это осознает, но ничего не может сделать.

Дмитрий Александров: Северокавказское кино всегда было интернационально и самобытно. Даже в советские времена партийные лидеры понимали, что кинематограф на Кавказе является одним из важнейших инструментов в деле объединения многочисленных этносов. Это один из тех редких случаев, считают местные кинокритики, когда коммунисты нашли правильное решение межнационального вопроса. Говорит кинокритик Владимир Карпов.

Владимир Карпов: Особенности Кавказа безусловны, потому что здесь масса народов, народностей, которые достаточно самобытны, и это отражалось в кинематографе и, в частности, в фильмах североосетинской киностудии. Плюс здесь были очень интересные работы, именно где стык культур, допустим, осетинской, казацкой, чеченской темы. Они были очень хорошо отражены и интересно отражены, без определенных заигрываний. Это были достаточно продуктивные фильмы, отражающие именно сущность народов. Этим было очень интересно. Плюс ко всему это было сделано талантливо. Допустим, любому региональному зрителю интересно региональное кино, оно ему понятно, оно ему близко, оно ему родное. Наряду с центральными киностудиями Мосфильм, Ленфильм, Одесская киностудия, узнаваемость актеров, которые играли в этих фильмах, это свои актеры, мы о них знаем, мы их любим, поэтому с большим пиететом зритель смотрел наши фильмы.

Дмитрий Александров: На северокавказской киностудии снимали не только полнометражные игровые фильмы, но и короткометражные, документальные. В год выходило более десяти кинолент различного формата. У сценаристов и режиссеров документальных фильмов немало побед на престижных кинофестивалях, но больше всего режиссеры гордятся популярностью своих работ у кавказского зрителя. В 83-м году к 60-летнему юбилею Расула Гамзатова североосетинская студия сняла документальный фильм "Расул Гамзатов. Четки лет". Спустя двадцать лет Расул Гамзатов пригласил осетинских документалистов на свое 80-летие, отказав ради этой встречи съемочной группе из Москвы.

Критики считают, что северокавказское кино может возродиться через документалистику. В минувшем году в Осетии был организован фестиваль документального кино "Кавказ глазами молодых кинематографистов". О фестивале рассказывает владикавказская журналистка Мадина Тезиева.

Мадина Тезиева: В этом году северокавказской студией кинохроники был запущен проект в сфере документального кино. "Северный Кавказ глазами молодых кинематографистов". Проект утвержден службой кинематографии Министерства культуры Российской Федерации. В рамках этого проекта уже сняты два десятиминутных документальных фильма, которые планируется представить на участие в престижном для кинематографической молодежи фестивале "Святая Анна" в феврале 2004-го года. Всего в проекте участвовало 8 студентов ВГИКа, причем, как из документальных мастерских, так и из игровых. Молодой кинорежиссер Ирина Зуй, окончив ВГИК, отсняла дебютную ленту "Мракобесова душа" о жителе заброшенного горняцкого поселка в Алагирском ущелье в Северной Осетии, который из шахтера превратился в охотника на туров. Внимание других молодых кинематографистов ВГИКа привлек опыт лагерь для наркоманов в высокогорном селении Холст, а также опыт работы молодежного военизированного лагеря "Балц", созданного по инициативе Комитета по делам молодежи республики.

Каковы перспективы проекта "Северный Кавказ глазами молодых кинематографистов"? Планируется привлечь к участию в нем студентов северокавказских университетов в качестве сценаристов. Деканам филологических факультетов и факультетов журналистики разосланы приглашения принять участие в конкурсе студенческих заявок на лучшую тему документального фильма. Цель этого эксперимента - объединить студентов-москвичей и студентов-кавказцев в едином творческом процессе. "Россия и Кавказ - одна душа, одно пространство, тем более, что первое русское государство возникло на Кавказе - Тьмутараканское княжество", - сказал на втором владикавказском международном кинофестивале в октябре 2001-го года Рамазан Абдулатипов, вручая Михаилу Зельдину медаль за вклад, внесенный в сохранение единства. Интерес Москвы к Кавказу есть, посмотрим, насколько это долговременно.

Дмитрий Александров: Региональное кино знакомило российского зрителя с самобытными народами Северного Кавказа. В нынешней ситуации, когда провинциальная киноиндустрия находится в вынужденном простое, работают лишь московские творческие объединения, образ горца выстраивается в соответствии с представлениями жителя Москвы. Как правило, это грубый, бородатый человек в папахе, не имеющий национальности, говорящий с единым кавказским акцентом, который объявляет джихад или кровную месть чуть ли не первому встречному. Актриса Русского драматического театра во Владикавказе Анжелика Круглова, снявшаяся в фильме "Горец", вспоминает.

Анжелика Круглова: Был такой фильм режиссера Марата Джусоева "Горец". Я думаю, что режиссер специально, он долго шел к этому фильму, насколько я понимаю, потому что фильм этот - драма и трагедия. Все происходило во время межнациональных конфликтов, когда районы Кавказа, населенные разными народностями, враждовали друг с другом. И сюжет таков, что молодому горцу пришлось покинуть родной дом из-за того, что погибает его брат, и семья старшего брата остается без средств к существованию. Он отправляется через весь Северный Кавказ искать себе работу, но по дороге сталкивается с людьми всех национальностей. Самобытность этого фильма была в том, что все актеры, которые были приглашены, актеры были русские, актеры были из осетинского театра, актеры были из Грозного, актеры были из Кабардино-Балкарии, и все актеры говорили в фильме на своем языке, каждый на своем диалекте и на своем языке. То есть дубляж был потом, подстрочный дубляж был. Этот фильм получил премию в Алма-Ате на кинофестивале за самобытность, как лучший фильм, который показал самобытность народов Кавказа. Там была такая нагрузка в том плане, что разные национальности, нужно было выразить самобытность каждой национальности.

Дмитрий Александров: Возродить игровое кино на региональной киностудии будет крайне сложно, считают местные кинокритики. И проблема не только в отсутствии финансирования. Но и в отсутствии кадров. На творческом объединении "Алания-телефильм" работают лишь те, кто предан своей профессии. У молодежи сменились приоритеты, говорит руководитель творческого объединения "Алания-телефильм" Игорь Притула.

Игорь Притула: Сделав такой перерыв и такую паузу в производстве фильмов, конечно, самым негативным образом это сказалось. Чтобы прервать такой процесс, такой цикл, который начался - это чрезвычайно опасно. Потому что образовалась пауза, и проблема еще усугубляется тем, что взаимоотношения в кинематографе тоже изменились - это бизнес. Ведь каждый год почти ездили студии, учились в Щукинском, в Щепкинском, все время была смена поколений, актеры приезжали, каждый год снималась пара картин художественных здесь, волей-неволей кто-то из них попадал в эту орбиту. Во-вторых, все эти годы предыдущие, когда активно работал механизм кинематографический, очень большое количество людей, и это было престижно, здесь люди получали гораздо большие деньги, чем в каких бы то ни было других областях, я имею в виду сценаристы, операторы, режиссеры и так далее. Хотя, может быть, среднее звено работало из чистого интереса и любви. Сегодня этого нет, престиж профессии потерян. Операторов, режиссеров устраивали через знакомых, через Совмин, через обкомы, через президентов, через кого угодно пытались сюда проникнуть люди. Я это хорошо знаю, потому что много лет работал и главным редактором, и директором. Из Кабарды, из Дагестана. Сейчас это все исчезло, очереди никуда нет, что осталось, то осталось. Это самая больная проблема. Она решаема, конечно. Потому что у нас есть и актерский факультет здесь, какие-то люди все-таки в эту орбиту попадают сейчас, пусть в местном варианте, может быть. А вот режиссеры и операторы - это другое дело. Потому что, конечно, у нас основной критерий - это художественный фильм. Очень проблематично, чтобы мы нашли сразу людей местных, это вопрос нескольких лет. Если дело пойдет, то это не проблема - приедут.

Дмитирй Александров: После того, как государство перестало финансировать документальное кино, большая часть так называемых узких специалистов - проявщиков, монтажеров, звукорежиссеров осталась без работы. Вернуть их трудно, многие из них уже давно на пенсии, а новые кадры не подготовлены. Еще есть проблема техническая. Режиссеры до сих пор болезненно воспринимают переход с кинопленки на видео, хотя признают, что последнее по некоторым позициям имеет неоспоримые преимущества. Руководитель творческого объединения "Алания-телефильм" Игорь Притула сравнивает нынешнее состояние северокавказского кинематографа с парусником в открытом океане.

Игорь Притула: Если сейчас взять то, что у нас осталось от кино, можно сказать, что это достаточно крепкий, который находится еще на плаву корабль, но это парусный корабль. Пока ветер в паруса не подует, он так и будет стоять. Что можно здесь принять за ветер? Я думаю, что это общественный интерес, общественное мнение, это идеология. Если будет воля достаточно большого количества людей, включая и верх, это не только кавказская проблема. Если сверху обратят внимание, я имею в виду из центра, из Москвы, что это нужно сделать и нужно сдвинуть с места, этот ветер появится, то начнется движение. Потому что здесь есть, это не с нуля начинать надо, не плоту плыть, не на досках, здесь вполне сложившаяся структура кинопроизводства, именно во Владикавказе. Но, чтобы она задвигалась, нужно поймать волну или этот ветер. Импульс необходим сверху именно, снизу недостаточно этого.

Дмитрий Александров: На архивных этажах студии "Алания-телефильм" не один год пылятся бобины с отснятым материалом для нового фильма. От руководства Северной Осетии в канун прошлых президентских выборов поступил заказ на производство фильма. Первые деньги поступили, затем пошли общения продолжать финансирование. Выборы состоялись, деньги закончились. Творческий коллектив ждет новых президентских выборов.

XS
SM
MD
LG