Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Североосетинские ледниковые трагедии


В Северной Осетии продолжаются спасательные работы на месте схода ледника Колка. Помимо спасателей МЧС в них активно участвуют местные жители, родственники, друзья погибших и пропавших без вести. По официальным данным, в результате схода ледника на Геналдонское ущелье, расположенное в 20-ти километров от Владикавказа, погибли 19 человек, пропали без вести 106 человек. Но местные жители предполагают, что на самом деле число жертв по итогам поиска может оказаться выше как минимум в два раза.

С первого дня ледовой трагедии в Геналдонском ущелье работал наш корреспондент Юрий Багров.

Юрий Багров: Ледник Колка сорвался в Геналдонское ущелье 20-го сентября. Ледяная толща накрыла села, базу отдыха, горные автодороги. У тех, кто побывал в Геналдонской котловине после трагедии, создается впечатление, что ледник-убийца ведет себя словно живой. За более чем два месяца он немного подтаял, острые выступы и трещины приобрели сглаженные очертания. Некогда белоснежный язык ледника при падении смешался с грязью и теперь темно-серой массой заполняет Геналдонскую котловину. Подойдя вплотную к ледовой границе, ощущаешь его холодное пронизывающее дыхание. У самого ледника даже воздух несколько иной, чем десятью метрами выше. В глубине этой ледово-каменной массы идут процессы, объяснить которые могут лишь ученые. Стоишь у ледника, слышишь потрескивания, скрипы. Лед проседает, выдавливая из глубины воздух, и тяжелый вздох эхом отражается от скал.
Дробясь о мрачные скалы,
Шумят и пенятся волы.
И надо мной кричат орлы,
И ропщет бор.
И блещут средь волнистой мглы
Вершины гор.
А толь сорвался раз обвал,
И с тяжким грохотом упал
И всю теснину между скал загородил.
И Терека могучий вал остановил.

Трагедия, которую Александр Пушкин описал в стихотворении "Обвал", произошла в начале 19-го века. Поэт рассказывает о падении Девдаракского ледника в Дарьяльском, соседнем с Геналдонским ущелье. И тогда, и сейчас горы таят опасность. Геологи и гляциологи, проводившие исследования Казбеко-Джемарайского ледового массива утверждают, что подвижки ледника начались за несколько недель до его схода. Если бы в горах Осетии функционировала, как ранее, гляциологическая служба, то, вероятно, удалось бы избежать такого количества жертв. Говорит прибывший в Осетию из Ростова для изучения ледников эколог Александр Ляпкович.

Александр Ляпкович: Ледники этого района достаточно хорошо изучены. Ледник Колка знаменит именно тем, что накопление ледниковой массы у него преобладает таянием, то есть ледник наращивает свою массу, растет. Время от времени это приводит к катастрофическим подвижкам. Это все очень детально изучалось, делались просчеты массы, его нарастания. И (по прогнозам) следующая подвижка должна бы быть лет через пятнадцать от сегодняшнего дня. Были разные прогнозы, кто-то указывал на пять-семь лет раньше. Василий Данилович Панов в своей монографии "Эволюция горного оледенения Кавказа" называл несколько приближенные к нашему времени цифры. Если бы производились регулярные облеты на вертолете, фотографирование ледника, просчеты скорости его роста, накопления массы, какие-то прогнозы можно было бы сделать. Насколько они были бы точны? Неизвестно. Но, что совершенно ясно, что было, конечно, много нарушений. Ведь было известно, что рано или поздно ледник Колка пойдет вниз по ущелью, и никаких построек тут быть просто не должно было.

Юрий Багров: Ледовый обвал произошел при срыве висячего ледника с острога горы Джамарай-Хох с высоты 4300 метров. Около 8 миллионов кубометров льда, сорвавшись вниз, пролетев более тысячи метров, упали на верхнюю часть ледника Колка. Этот удар зафиксировали владикавказские сейсмические станции. При падении была сорвана часть ледника Колка, общая масса ледового массива, по расчетам специалистов, составила более 130-ти миллионов. По данным экспертов из высокогорного геофизического института при Российской Академии наук, энергия падающей массы сопоставима с энергией ядерного заряда небольшой мощности. Ледово-каменный поток двинулся вниз по Геналдонскому ущелью со средней скоростью 140 километров в час.

Ученые, обследовавшие срезы на склонах ущелья, предположили, что ледник спускался, подсасывая под себя воздух, скользя вниз, словно по воздушной подушке. Многометровый слой льда, камней и грязи накрыл более 30-ти километров Геналдонского и Гизельдонского ущелий. Сошедший ледник заблокировал реку Геналдон, и теперь в районе населенного пункта Горная Саниба образовалось несколько озер. Ученые говорят, что именно в них кроется основная опасность. Если озеро вдруг прорвет, многие деревни ниже по Гизельдонскому ущелью окажутся затопленными. Последствия схода ледника Колка в Геналдонской котловине будут сказываться еще не один год. По оценкам специалистов, для того, чтобы ледник растаял естественным путем, потребуется как минимум 12 лет. От интенсивного таяния ледник защищает поверхностный грязево-каменный чехол.

Говорит доктор географических наук, профессор Северо-Осетинского государственного университета Борис Бероев.

Борис Бероев: Отрицательных экологических последствий много. Во-первых, нарушен весь природный комплекс, огромная масса льда непременно повлияет на микроклимат. Охотники говорят, что многих диких животных в этом районе не стало. Отрицательные экологические последствия непредсказуемы. Если на 30-ти километрах лежит лед, естественно, в ближайшем окружении температура будет падать. От ледника впереди еще много неприятностей. Много вопросов, которые цепочкой тянутся друг за другом.

Юрий Багров: Нарушения природного баланса - не самая страшная проблема, которую вызвал ледник. Тяжелее всего приходится горцам, проживающим в ущелье. Ледово-селевая масса отрезала их от дороги, соединяющей горные села с равнинной частью республики. Пока еще действует временная гравийная автодорога, ведущая в Геналдонскую котловину из соседнего Куртатинского ущелья. Однако при первом обильном снегопаде и эта связь с внешним миром оборвется. Горцы, проживающие в селах Геналдонского и Ядаргавского ущелий, они брошены на произвол судьбы. В первые дни после трагедии представители местной власти заверяли людей в том, что им будет оказана материальная и продовольственная помощь. Я попытался выяснить у жителей селения Кони: как обстоят дела с гуманитарными поставками?

- Никакой помощи нам не дали, очень голодные. Если даже есть деньги, мы не можем здесь купить, нет магазинов. Каждый как может, на попутке едет и привозит из города кушать. Это только до первого снега, а потом снег выпадет, ничто не проедет.

- Никто не помогает. Очень плохо. Зимой плохо, от мира оторваны. Живем плохо, очень плохо. Питаться не чем.

- Очень трудно нам здесь жить. Транспорта нет, продовольствия тоже нет. Брошены.

- Что у кого есть - помогаем, больше ничего. Здесь у нас ничего нет. Мы брошены, мы здесь боимся жить.

- Муж проживает тут, в Верхнем Кармадоне, в настоящее время один, без работы, без средств к существованию. Я состою на бирже, получаю 420 рублей, у нас дочь. Что можно - мы продаем, выкручиваемся, как можем, но самое страшное: здесь страшно ночевать.

Юрий Багров: Люди, живущие в горах, до сих пор с содроганием вспоминают события той сентябрьской ночи. Казбек Кациев выехал на автомобиле из селения Нижний Кармадон за восемь минут до схода ледника. Сейчас на месте населенного пункта лежит стометровый слой льда. Говорит очевидец трагедии Казбек Кациев.

Казбек Кациев: Я приехал из города, заехал в Нижний Кармадон, у меня там магазин. Привез товар, разгрузился. Человек тридцать пострадало только с этого ущелья. Разгрузился, выехал, к товарищам заехал, прошло максимум восемь минут, я ехал. Только начали разговаривать, и грохнуло это все. Две минуты прошло, стихло все. Выехали на машине, решили посмотреть, что там натворило, темно же было, не было видно. Двести метров проехали, гора на дороге. Хуже не бывает.

Юрий Багров: В верховьях Геналдонского ущелья теперь сложно сориентироваться, привычные ориентиры погребены под ледово-селевой массой. В некоторых местах на поверхность ледника выглядывают расположенные вдоль дороги опоры линии электропередачи. Уже на следующий день после обвала ледяного массива по объездной дороге в Геналдонское ущелье стали приезжать люди, чьи родные и близкие не вернулись домой. Сотни человек, игнорируя предупреждения спасателей и МЧС, часами бродили по ледяной кромке. Найдя глубокие трещины, выкрикивали имена, напряженно вслушиваясь, ждали ответа.

Так продолжалось несколько дней. Объединившись в группы у самого подножья ледника, родственники пропавших без вести разбили палаточный лагерь. В течение полутора месяцев они пытались пробиться к тоннелю, в котором могли укрыться, спасаясь от стихии, люди. Среди пропавших без вести числятся и 24 человека из группы кинематографистов, группу возглавлял молодой актер и режиссер Сергей Бодров. В поездке по ущелью их сопровождали коллеги из осетинского конного театра "Нарт", а также местные милиционеры, обеспечивающие безопасность актеров в горах. В толще льда родственники и спасатели МЧС пробили 40-метровый шурф - колодец, стены которого укреплены деревянными опорами.

Мой коллега оператор агентства "ИР-Информ" побывал на дне ледяного колодца. Впечатлениями делится Олег Дубинин.

Олег Дубинин: Мне выдали шахтерскую каску, дабы хоть какие-то меры безопасности были. Камеру свою я упаковал водонепроницаемыми штучками, положил в ведро, которое ходит снизу вверх, поднимает лед и камни, ее опустили вниз, а я стал спускаться по лестницам на глубину 32 метра. Постоянно идет таяние льда, вода постоянно капает отовсюду, из всех щелей: и сверху, и сбоку, и снизу. Я спускался все ниже и ниже. Смотрел наверх и думаю: а где же солнце? Когда я уже спустился вниз, я увидел такую картину: четверо ребят с киркой, с лопатами, с большими ведрами ни на минуту не прекращали свою работу. У меня камера моментально запотела, потом отогрелась. Но это труд адский, стоять, что-то делать невозможно. В рост нельзя было находиться. Ковыряется лед, закидывается в ведро, поднимается наверх с криками "Давай!".

Юрий Багров: За последние сто лет ледник сходил дважды - в 1902-м и 1968-м годах. Во время второго схода ледяная масса продвинулась вглубь ущелья на четыре километра, обошлось без жертв. Однако трагедия, произошедшая в начале века, схожа с сегодняшней. Доктор исторических наук Генри Кусов обобщил материалы, касающиеся схода ледника Колка в 1902-м году.

Генри Кусов: Случилось это внезапно, после обильных продолжительных дождей. По свидетельствам очевидцев, произошло это буквально в несколько минут. Это при сильном ветре, при оглушительном громе. За несколько минут Колка проскочила семь верст, ледник удлинился на 12 верст. При этом погибли 36 человек, свыше тысячи голов скота. Есть такое свидетельство: пастух пас овец, и он запомнил только, что он неожиданно потерял сознание, где-то зацепился. Когда он пришел в себя, то увидел, что ни одной овцы от его стада огромного нет, вокруг лежит снег, и произошло что-то страшное. Это обвал 1902-го года в изложении очевидцев той катастрофы. Но он произошел дважды. Первый раз третьего июля, а второй раз через четыре дня повторился и еще удлинил расстояние на полверсты. И родилась пословица в горах, когда кого-то хотят обидеть говорят: "Пусть гром Ганала тебя проймет!" "Гром Ганала", имеется в виду ледник Колка. Таял примерно 20 лет.

Юрий Багров: Потрясение от случившегося среди горцев было настолько велико, что нашло отражение в фольклоре. Ахшару Тиджимову, собирателю осетинских былин, удалось отыскать текст песни, написанной поэтами-горцами в 1902-м году:

"Отдыхающие санатория "Кармадон", убегайте, уходите, на вас движется ледник. Косари идут спокойно косить сено, добрые молодые люди бодро идут сено косить. Посмотрите: Гизельдон окрасился кровью путников, отдыхающих там. Ледник на вас идет из всех расщелин гор. Без вести пропали двенадцать куртатинских всадников. Смотрите: пастухов со стадом накрыло на склоне Черной горы".

Олег Кусов: Горцы обладали добротными экологическими знаниями, которые они передавали в своих традициях, легендах, своеобразное предупреждение и рекомендации горцы-осетины закладывали даже в называния населенных пунктов. Например, неподалеку от Геналдонского ущелья высится гора Шао-Хох, с осетинского языка она переводится как "Черная гора", которую еще называют горой, опасной своими крутыми непредсказуемыми клонами.

Профессор Северо-Осетинского государственного университета Генри Кусов стал автором документального фильма "Дьявол из ущелья Колка", в котором он напоминает о необходимости проведения в горах (при возведении жилищных и производственных объектов) историко-географической экспертизы. Предлагаем фрагмент из фильма Генри Кусова "Дьявол из ущелья Колка".

"Восемь лет тому назад в республиканских газетах появились статьи группы географов Всероссийского университета. В них историки, географы, краеведы предлагали, просили, требовали при каждом строительстве в горах домов, ферм, дорог, при каждом вмешательстве человека в природу проводить историко-географическую экспертизу, создать лабораторию, которая будет изучать опыт проживания в горах предков. Ведь нынешние оставшиеся в горах жители давно забыли для чего, к примеру, служили их прадедам террасы. На наши конкретные примеры никто не обратил внимания. И ныне, когда раздаются призывы создать в горах зоны отчуждения, мы предлагаем создать лучше фонд знаний. Так и в Горной Санибе, вода пока не дошла до домов горцев, но поглотила несколько десятков добротных особняков, ферм и продолжает наступать".

Юрий Багров: Ледник Колка, сошедший в ущелье в начале века, унес жизни тридцати шести горцев. Сегодня только по официальным данным в списках пропавших без вести числятся 106 человек. За все время поисковых работ удалось извлечь из-под многометрового слоя грязи и камней тела 19-ти. Сто лет назад ущелье не было столь густо населено. Еще одна немаловажная причина - горцы никогда не селились в низовьях ущелий, зная, что горные теснины в критической ситуации станут для них ловушкой. На склонах Геналдонского ущелья и сегодня можно увидеть древние строения: башни, святилища, стены жилищ. Места выбраны столь удачно, что за всю многовековую историю их не разрушили ни лавины, ни сели. Природные катаклизмы, подобные обвалу ледника, правда, в меньших масштабах, происходят в Северной Осетии регулярно. Сходы лавин на высокогорной Транскавказской магистрали, обвалы и камнепады блокируют надолго целые населенные пункты. Ситуация осложнена еще и тем, что уже много лет республиканское правительство не выделяет средств для проведения гляциологических, геологических и метеорологических исследований. Эколог Александр Ляпкович.

Александр Ляпкович: Наверное, эта катастрофа должна чему-то учить. Висячих ледников в Северной Осетии много. И в Цейском ущелье не один и не два висячих ледника. На самой высокой горе Цейского ущелья Уилпате нависает громадный Воробьевский ледник. Его динамика на сегодняшний день тоже не хорошо прослежена, потому что в течение уже многих лет гляциологическая служба, к сожалению, недостаточно выполняет свои функции. Не потому, что там работают лентяи, а потому что он не финансируется. Я, например, знаю, что в Цейском ущелье лавиной был сброшен один из суммарных осадкомеров, и в течение восьми лет никто не пришел его восстановить. Нарушена цепь многолетних наблюдений. А раз так, то кто может с точностью сказать, что нас ожидает, какие тенденции в ходе этих процессов? Везде, где есть узлы оледенения, везде, где есть висячие ледники, они, конечно, требуют постоянного контроля. Никто не может с уверенность сказать, что оно не повторится в другом месте. Значит, я думаю, необходимо выделять серьезные средства на мониторинг, на гляциологические исследования и на облеты территорий, на фотографирование, причем регулярное фотографирование ледников, чтобы иметь полное представление о тех тенденциях, которые есть, куда направлен вектор изменений.

Юрий Багров: Республика начинает приходить в себя. В разговорах горожан тема ледника перестала быть главной, даже местные средства массовой информации не считают нужным рассказывать о поисковых мероприятиях. А поиски в Геналдонском ущелье продолжаются. Изможденные работой в ледяном колодце, родственники тех, кто не вернулся после той ночи, молчаливы. Они сторонятся не только журналистов, но и любых посторонних людей, не любят, когда их называют добровольцами. Каждую неделю здесь забивают жертвенных животных. Некоторые идут к древнему языческому святилищу. "Вернешься в город, помолись за нас и наших близких", - обратилась ко мне женщина, младший брат которой был в сопровождении группы Сергея Бодрова. Здесь говорят, что когда посторонний просит у Бога помощи, Господь всегда откликается.

XS
SM
MD
LG