Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Catherine le Grand - Екатерина Великий (ч.2)

  • Гала Наумова


Ведущий Сергей Юрьенен


Начало



"Catherine le Grand" - Екатерина Великий. Мы завершаем портрет, начататый в предыдущем выпуске:

Гала Наумова: ... Другой синтез, объясняющий столь редкостный успех и невиданные для женщины достижения, прежде всего на государственном поприще, это синтез мужских и женских черт в характере Екатерины.

Никому из русских цариц, правивших до и после нее, не удалось соединить женское обаяние и красоту с интеллигентностью, мужским характером, волей, решительностью, отвагой, дисциплиной, колоссальной работоспособностью и неизменным успехом.

Екатерина в совершенстве владела искусством сочетания пассивных элементов с активными, умея использовать их игру для достижения своих целей.

Как женщина в жизни и в любви она предпочитала пассивные женские черты, в вопросах государственных и политических включались активные мужские механизмы власти, не исключавшие однако маленьких женских хитростей.

Сама же Екатерина считала, что у нее мужской характер, но при том все прелести милой женщины. Никто не умел как она столь совершенно и естественно поддерживать равновесие этих полюсов.

Чтобы понять механизм этого регулирования нужно, прежде всего, установить, что же понимается под термином "мужские" и "женские" черты.

Симона де Бувуар писала 50 лет назад в своей тогда нашумевшей книге "Другой пол" о том, что быть женсвенной означает подавать себя неспособной, поверхностной, пассивной и податливой. Эти черты трудно соотнести с образом Екатерины Великой.

Поначалу юная великая княгиня естественно проявляла свой бурный темперамент и независимый характер. Многолетний корреспондент и друг барон Грим, которому Катерина писала почти каждый день, делясь своими заботами, даже сравнивал ее с вулканом.

Но жизнь при дворе, полная интриг, научила ее быть гибкой. Вскоре она заметила, что неумение владеть своими эмоциями может иметь негативные последствия. Перед своим непредсказуемым мужем Петром III и подозрительной императрицей Елизаветой умнее было скрывать силу своего свободолюбивого и независимого характера.

Женственной, в смысле пассивной и податливой, Екатерина была и с братьями Орловыми, когда ее жизнь и будущее в значительной степени зависели от их поддержки. И они помогли Катерине подняться на престол и удержаться на нем в первые годы все по тому же простому и естественному принципу, что сильный мужчина помогает слабой женщине.

Екатерина оставалась женственной в любви, но в делах государственного управления разум стоял над чувствами. Эту характеристику больше традиционно относят к мужскому полу.

Валишевский замечает, "в ней не было чисто женского кокетства и вообще претензий. Она говорила просто и непринужденно о своей внешности и даже о своем уме, никогда не скрывала своих лет."

В одном из писем (Сенак де Мейлан май 1791) Екатерина писала:

" Я никогда не находила, что у меня был творческий ум; я встречала множество людей, которых без всякой зависти признавала гораздо умнее себя. Руководить мною всегда было очень легко, ...чтоб добиться этого, надо было только предоставить мне несравненно лучшие и более основательные идеи..." И далее " несмотря на всю мою податливость от природы, я умела быть упрямой и твердой..., когда мне это казалось необходимым. Спорить я не люблю, потому что, по-моему, каждый остается при своем мнении. Я никогда не помню зла. Провидение поставило меня на такое место, что я не могу быть злопамятна к отдельным лицам, так как считаю обе стороны не равными".

Вероятно, помня об этой черте Екатерины и зная ее доброе сердце, почти все мужчины в жизни Екатерины, не боясь последствий, не стеснялись изменять своей державной возлюбленной. Страдая как женщина, Екатерина никогда не опускалась до злобного мщения, не говоря уже о физическом наказании или даже казни. Ей бы и в страшном сне не привиделось, отрубить голову своей сопернице и в заспиртованном виде предъявить ее изменившему ей возлюбленному, как это сделал Петр Первый, великий не только преобразованиями, но и своей легендарной жестокостью, с красавцем Вилимом Монсом на основании доноса о тайной связи молодого человека с женой его Екатериной Первой. И не помешало тому то обстоятельство, что способный юноша был братом Анны Монс, в которую царь был так страстно влюблен в молодости, что готов был сделать ее императрицей, если бы она только на это согласилась.

Екатерина же в отличие от Петра уничтожала изменников своим благородством и добротой, отпуская их с богом на все четыре стороны, наградив богатством и чинами.

В книге "Роман императрицы" историк К.Валишевский что Екатерина "всегда стремилась разделять в себе два особые существа - женщину и императрицу. Как она достигала этого, мы не знаем, но несомненно, что она доводила это раздвоение до странных отличий и удивительных тонкостей... Императрица была в ее представлении не отделима от империи, а империю она ставила недосягаемо высоко".

Целью своей жизни она выбрала служение стране, в которой она, волею судьбы и своей собственной волей стала императрицей. Знаменитый Казанова с присущей ему проницательностью сказал после встречи с Екатериной. "У нее нет другой более сильной страсти, чем властвовать и сохранить свою власть." За два месяца до смерти, в сентябре 1796 года Екатерина напишет своему верному Гримму "Царствовать или умереть! - вот наш клич. Этот девиз она начертала на щите своей судьбы еще 40 лет назад, когда в письме английскому посланнику Уильямсу 27- летняя великая княгиня писала "Будьте уверены, я буду царствовать или погибну."

Прав был Казанова, жизнь и власть были неотделимы друг от друга. Но для Катерины был абсолютно необходимы еще два важных элемента ее формулы счастья. Один из них - это любовь. Она могла быть по-настоящему сильной только тогда, когда любила. Поэтому получается, чтобы жить и служить, нужно любить.

Другой важнейший элемент - это СВОБОДА.. " La liberte, ame de toutes, sans vous tout est mort ! " "Свобода, ты душа всего, без тебя все мертво!" Эти четыре компонента неразрывно связаны друг с другом в ее судьбе.

Была ли Катерина на самом деле красивой?

Сложный вопрос. Ведь красота- понятие комплексное.

"Сказать по правде, я никогда не считала себя чрезвычайно красивой, но я нравилась, и, думаю, что в этом была моя сила". Так определила сама Катерина характер своей женской привлекательности.

Магическая аура ее судьбы и ее личности были столь сильными, что ее, казалось бы бросающиеся в глаза, хотя и незначительные недостатки внешности, почти никто не замечал. Их описывают те, кому, тем или иным образом удалось освободиться от ее колдовского очарования.

В действительности она была ниже среднего роста, о чем свидетельствуют ее платья, которые выставлены в экспозиции Эрмитажа и Царского села. При этом Катерина отличалась преждевременной склонностью к полноте. Нельзя не вспомнить и тот факт, что она значительное время своей жизни была в состоянии беременности и родила много детей.

Вот портрет Катерины набросанный французом Рюльером, автором нашумевшей в то время "Истории о революции в России 1762 года" приблизительно в год ее восшествия на трон. Ей было тогда 33 года. Рюльер не был ни влюбленным, ни энтузиастом. Судите сами.

"Стан ее изящен и благороден, поступь гордая; все ее существо и манеры полны грации. Она имеет царственный вид. Все черты ее лица говорят о сильной воле. У нее длинная шея, и лицо сильно выдается вперед... Лоб у нее широкий и открытый, нос почти орлиный. Губы- свежие, их очень украшают зубы; подбородок несколько велик и почти двойной, хотя она и не полна. Волосы у нее каштановые и необыкновенно красивые, брови темные, глаза карие, прекрасные, они отсвечивают синеватым отблеском; цвет лица чрезвычайно свежий. Гордость - вот истинный характер ее лица. В нем есть также приветливость и доброта, но для проницательных глаз они кажутся только следствием желания нравиться".

Другой француз, граф Сегюр, посетивший Екатерину в 1785 году, забыл от волнения слова приветственной речи, увидев величественную императрицу в роскошном одеянии на фоне сияющего великолепия Зимнего дворца. Первое свидание на многих действовало ошеломляюще. Опытные государственные мужи, бесстрашные полководцы, изощренные дипломаты, даже такие знаменитости как Дидро, бледнели и терялись перед ней. Но проходила минута, и спокойный и умный взгляд, доброжелательный, даже ласковый тон ее речи, простота и естественность ее поведения преображали разговор- лед смущения и неловкости таял и вскоре новый знакомый чувствовал себя легко и свободно рядом с ней. Ее простота и естественность в сочетании с величием и достоинством - поражали и удивляли собеседника в первую минуту.

Неотразимой и очень привлекательной была сама личность Катерины, которую нельзя отделить от ее внешнего вида. Ее пытливый ум, редкое обаяние и прекрасные манеры в сочетании с тонким чувством юмора, меткостью наблюдений и суждений, образованностью и начитанностью, делали ее интересным и приятным собеседником. А веселый и заразительный смех выдавал легкий и уступчивый характер и говорил о натуре активной и жизнерадостной.

Как относиться к многочисленным любовным историям императрицы? Так ли много их было на самом деле в жизни Екатерины?

Вокруг любовной жизни Катерины сложилось много легенд. Cохранилось письмо Катерины Потемкину - ценный документ человеческих отношений того времени. В этом письме Катерина открывает свою душу, ее слова трогают своей простотой и искренностью и проливают свет на неоднозначные ситуации, на основании которых и возникли многие легенды и анекдоты.

Это письмо- источник понимания женской судьбы Екатерины. Оно, по всей видимости, явилось ответом на горькие упреки со стороны любимого человека в безнравственности, легкости ее связей, которые затронули ее за живое. И в ответ она рассказала правду о своем несчастном замужестве, об истории любви с Сергеем Салтыковым, от которого она родила наследника престола, и тяжело переживала его отступничество. Тут появился "нынешний король польский Станислав Понятовский... был он любезен и любим от 1755 до 1761". В разлуке с ним Екатерина тосковала и была ему верна, что доказывает переписка с английским послом. Но в 1761 году появился Григорий Орлов. "Сей бы век остался, естьлиб сам не скучал". Не она разлюбила, ее разлюбили.

После того, как Екатерина узнала, что Орлов любит ее фрейлину Зиновьеву, их совместная жизнь, к тому времени уже и без того непомерно отягощенная его изменами и сумасбродствами, стала окончательно невыносима, и Екатерина, сделала из дешперации т. е. с отчаяния выбор кое-какой (речь идет о новом фаворите Александре Васильчикове), от которого "более грустила, нежели сказать могу."

"И всякая приласканья во мне слезы возбуждала, так что я думаю от рождения своего я столько не плакала как сие полтора года. Сначала я думала, что привыкну, но что далее, то хуже, ибо с другой стороны месяцы по три дутся стали и признаться надобно, что никогда довольнее не была, как осердится и в покое оставит, а ласка его мне плакать принуждала".

Кажется, что не всесильная императрица выражала свои чувства в этих чистосердечных словах, а обыкновенная женщина, с болью прощавшаяся со своей большой любовью.

И вот в это то самое время и появляется вдруг в ее жизни "некто богатырь Потемкин, по заслугам своим и по всегдашней ласке прелестен".

"Ну, господин Богатырь, после сей исповеди могу ли я надеяться получить отпущение грехов своих, - продолжает она уже несколько иронично, - изволишь видеть, что не пятнадцать, но третья доля из сих, перваго по неволе да четвертаго из дешперации,( с отчаяния), Орлова имеется ввиду оставила) я думаю на счет легкомыслия поставить никак не можно. О трех прочих, есть ли точно разберешь, бог видит, что не от распутства, к которой склонности не имею и есть либо я в участь получила с молода мужа, которого бы любить могла, я бы вечно к нему не переменилась, беда то, что сердце мое не хочет быть ни на час охотно без любви".

Кто знает, может быть и впрямь, если бы Петр III не оказался пародией на мужа, можно было бы предположить, что Екатерина могла бы стать верной супругой и добродетельной матерью. Ведь ее с детства к этому готовили. " ...поистине я бы очень любила своего мужа, если бы представилась к этому возможность и если бы он был так добр, что желал бы этого. ...Я всегда смотрела на ревность, сомнение и недоверие и все, что из них следует, как на величайшее несчастье, и была всегда убеждена, что от мужа зависит быть любимым своей женой, если у последней доброе сердце и мягкий нрав; услужливость и хорошее обращение мужа покорят ее сердце", - писала Екатерина в своих Мемуарах.

Петр же вместо любви и ласки, которых жаждала душа молодой Екатерины, заставлял ее стоять ночь напролет с ружьем на вахте и вешать крыс. Ему нужна была не жена, а "поверенная в его ребячествах". Таковою она для него и стала, и не более того. Великовозрастному дитяти, коим он и остался до конца своей несчастной жизни, было не дотянуться до рано повзрослевшей, умной и тонкой Екатерины. Он скорее заслуживал снисхождения и жалости, чем ненависти, видимо так Катерина к нему и относилась, чем и вызывала раздражение и даже ненависть с его стороны. Никогда мы не говорили между собой на языке любви, - вспоминала Екатерина.

Была ли Екатерина виновна в смерти Петра Третьего?

Не существует никаких исторических документов, из которых бы следовало, что Екатерина убила Петра. Не была она ни "леди Макбет без раскаяния", ни отравительница "Лукреция Борджия эта русская царица немецкого происхождения", как не очень лестно отозвался о Катерине Второй А.Герцен в cвоих воспоминаниях "Былое и Думы".

В смерти Петра Екатерина напрямую не виновна, как ее многие в то время обвиняли. Об этом свидетельствует письмо Алексея Орлова, найденное Павлом 1, сыном Екатерины. В нем Алексей Орлов в смятении чувств и с явным страхом о наказании рассказывает о катастрофе в Ропше и внезапной смерти Петра.

"Матушка, милосердная государыня! Как мне изъяснить, описать, что случилось:не поверишь верному своему рабу, но как перед богом скажу истину. Матушка! Готов идти на смерть, но сам не знаю, как эта беда случилась. Погибли мы, когда ты не милуешь. Матушка, его нет на свете! Но никто сего не думал и как нам задумать поднять руку на государя? Но, Государыня, свершилась беда. Мы были пьяны, и он тоже. Он заспорил за столом с князем Федором Барятинским, не успели мы разнять, а его уже не стало. Сами не помним, что делали, но все до одного виноваты, достойны казни. Помилуй хоть для брата!.. Свет не мил. Разгневали тебя и погубили души навек..."

Судьба помогла Катерине устранить опасного соперника, но она напрямую не виновна в его смерти. Об Александре 1 говорили, что он знал о готовящемся заговоре против отца, но никто не обвинял его в убийстве. О Екатерине же неизвестно, что она знала что-либо о готовящемся заговоре, да и заговора, как такового, не было.

Узнав тогда о смерти своего мужа, должна была почувствовать она тяжесть царского венца. Если и виновата была она, так в том, что предчувствовала трагедию и не сумела или не захотела ее активно предотвратить. Таких ситуаций отыщется немало и в прошлом и в настоящем.

Так или иначе эта история остаются навсегда темным пятном в биографии императрицы Екатерины Второй. Но есть ли незапятнанные властители?

Может ли Макиавелли стать Эразмом? Возможно ли соединить власть и мораль? И как найти компромисс между соображениями политической целесообразности и элементарной человечностью? Вопросы эти стары как мир и до сих пор не найден на них однозначный ответ.

Было ли то удачное расположение звезд или счастливая случайность, что в самом начале правления Екатерины два ее опаснейших конкурента отправились в мир иной. Оба были царями по закону и по рождению. Первый муж ее Петр Третий, другой - невинный мученик Иоанн Антонович, волею своей несчастной судьбы ставший российским императором в годовалом возрасте. Дочь Петра Елизавета, узурпировав власть, вынула из колыбели несчастное дитя, прижала его к груди и поцеловав на прощанье, как отец ее целовал в губы казненных, отправила младенца на вечное заточение в Шлиссельбургскую крепость. Там и был он убит уже в царствование Екатерины, 21 год спустя при весьма странных обстоятельствах, якобы при попытке его освобождения. Никита Панин, воспитатель наследника престола Павла, сообщая императрице о случившемся, добавил

"Дело решилось благополучно, чудесным божьим промыслом."

Однако при всем политическом резоне очень трудно связать подобного рода дела с божьим промыслом.

Григорий Орлов был большой любовью в жизни Екатерины. Благодаря ему она стала императрицей. Они не просто прожили в невенчанном браке 11 лет, и родили, по мнению некоторых историков, помимо всем известного графа Бобринского, еще двух сыновей и несколько дочерей. Они были соратниками в первые годы великих преобразований, их соединяли общие дела. После восшествия на престол Екатерина серьезно размышляла о том, чтобы выйти за него замуж, но, вняв смелому совету Никиты Панина, во время решила, что "мадам Орлова не может управлять Россией".

Интересная деталь: любовь Катерины и Григория Орлова соединяла обоих до тех пор, пока соблюдался принцип соотношения сильной мужественности и слабой женственности. Пока Екатерина была "слабой" женщиной и нуждалась в поддержке "сильного" мужчины, Орлов чувствовал себя на коне. Когда он окончательно осознал неисправимость для его мужского достоинства постыдного, несмотря на все почести и богатство, положения фаворита при императрице, в их отношениях образовалась трещина, которая углублялась с каждым годом. Екатерина же, со своей стороны, тоже потеряла надежду перевоспитать его:

"Природа создала его русским мужиком, таковым он останется до смерти...Его интересуют одни пустяки...он еще очень молод душою, мало образован, жаждет славы, весьма плохо им понимаемой, неразборчив во вкусах."

В любви также неразборчив как в еде: калмычка, финка и самая изящная придворная дама в этом отношении для него безразличны: "такова его бурлацкая натура" с горечью признавалась Екатерина дипломату Дюрану, давая понять, что амуры Григория оскорбляли ее как женщину и дискредитировали как императрицу.

Причин для разрыва было много. Она устала от его шалопайства и измен. Они по-разному использовали время и подошли к расставанию разными людьми. Анисимов сформулировал их в одной меткой фразе.

"В то время как она не поднимая головы, трудилась, рядом с ней на канапе храпел пьяный артиллерийский капитан". Ей был нужен надежный помощник в государственных делах, а не "кипучий лентяй" как она окрестила Орлова за его неуравновешенный темперамент и кипучую деятельность, вызванную часто простой прихотью.

Настоящим помощником стал для нее Потемкин - незаменимый циклоп без панталон. Григорий Александрович Потемкин, также как и Григорий Григорьевич Орлов, подолгу любил лежать на диване, формируя комплекс Обломова, ставший существенной характеристикой русского характера. Но во всем остальном он резко отличался от него. Потемкин был не только любим. Австрийский император Иосиф II-ой как-то сказал о нем: "Он не только полезен ей, он стал незаменим".

Потемкин, по признанию современников, был оригинальным человеком. Вот одно из его описаний:

" Около семи вечера перед губернаторским домом в Могилеве остановились сани, из них вышел высокого роста человек и чрезвычайно красивый человек с одним глазом. Он был в халате и его длинные нерасчесанные волосы, висевшие в беспорядке по лицу и плечам, доказывали, что человек этот менее всего заботится о своем туалете. Маленький беспорядок, происшедший в его одежде при выходе из саней, доказал всем присутствующим, что он забыл облачить ту часть одежды, которую считают необходимой принадлежностью костюма".

Короче, явился на прием без панталон.

"Никогда еще ...не бывало царедворца более великолепного и дикого, министра более предприимчивого и менее трудолюбивого, полководца более храброго и вместе с тем нерешительного. Этого человека можно сделать сильным и богатым, но нельзя было сделать счастливым... То, чем он обладал, ему надоедало, чего он достичь не мог, - возбуждало его желание".

Катерина прощала ему все. Потемкин был младше Екатерины на 10 лет. Может быть этим в какой-то мере объясняется тот факт, что после бурной но короткой любви, длившейся год, они словно заключили "договор о дружбе и сотрудничестве", предоставив друг другу неограниченную свободу. Сначала, письма Екатерины Потемкину - это записки влюбленной женщины своему возлюбленному, которого она называет "гяуром, казаком, московом". Потом, когда с годами их отношения меняются, в письмах императрицы звучит грубовато-шутливый тон хозяйки своему хозяину, "бате", "батиньке", "папе". Эти письма полны искренней любви и заботы о здоровье Светлейшего, и в то же время через многолетнюю переписку звучит лейтмотив:

"Береги здоровье, оно нужно мне и России. "Вы отнюдь не маленькое частное лицо, которое живет и делает, что хочет, Вы принадлежите государству, Вы принадлежите мне".

Кажется и в любви она не отделяет себя от государства. И понятно, Потемкин -коренник в упряжке, в которой они вместе тянут воз государственных дел, без него все встанет. "Не опасайся, не забуду тебя", успокаивает она его, когда до него в очередной раз доходят слухи о новом фаворите императрицы.

Что же касается последующих любовных связей Катерины, то серьезными из них можно назвать ее любовь к Александру Ланскому, в котором она нашла родственную душу и желала с ним остаться до конца, и к Александру Мамонову. Оба разбили ей сердце. Ланской неожиданно умер, а Мамонов предал ее, влюбившись в молодую фрейлину и скрывая от нее эту новую любовь целый год.

Укоренившееся в сознании современников и потомков представление о Екатерине как ненасытной стареющей любовнице, пьющей кровь молодых гвардейцев, не соответствует ее человеческой и женской сущности. Она всегда стремилась поднять своих возлюбленных до своего уровня. Она вовсе не использовала их, через свою любовь она открывала для молодых людей редкостные возможности полной самореализации, и наиболее талантливые из них действительно принесли немало пользы Отечеству. Над ней тайно посмеивались, когда Катерина всерьез говорила о том, что ее возлюбленные проходят у нее школу воспитания государственных мужей. Но на уровне факта на государственном поприще не без успеха проявили себя не только братья Орловы Григорий и Алексей - герой Чесменской битвы, не говоря уже о бесчисленных заслугах Потемккина, но и прошедший школу Екатерины шармантный украинец Петр Завадовский. Он стал талантливым министром просвещения и принес много пользы на этом посту. Следовавший за ним в 1777 году гусарский майор Зорич, прозванный дамами при дворе Адонисом за свою необыкновенную красоту, и ставший единственный иностранец в ряду фаворитов императрицы, основал после своей отставки в белорусском имении Шклов, подаренном ему Екатериной, школу для сыновей из обедневших дворянских семей, которая позднее была преобразована в кадетский корпус и переведена в Москву. Факты подобного рода почему- то менее известны.

Безусловно, в последние годы стареющая правительница сильно деградировала и попала под влияние самого ординарного из всех ее интимных друзей - Платона Зубова, который не отличался ни бескорыстной привязанностью и преданностью Александра Ланского, ни способностями и талантами прежних фаворитов.

И все же необычность личности и судьбы Екатерины проявилась даже в последний, наименее яркий период ее жизни. И проявилась она в отсутствии страха следовать до конца, не боясь превратить трагедию человеческого существования в фарс.

"Душа приходит в мир старой и становится со временем все более юной - в этом комедия жизни. Тело рождается молодым и стареет - в этом трагедия жизни", - сказал Оскар Уайльд.

Величие Катерины проявилось в том, что она стала одной из первых женщин, которые не боясь суда людей и общества, вступили в открытую борьбы с традицией и принятыми в обществе законами. Екатерина отвергает безжалостный жребий женской судьбы, бросает смелый вызов несправедливости природы и укоренившему эту несправедливость обществу, которое традиционно считает век любви женщины более коротким, чем у мужчины.

Доказав всему миру, что женщина способна быть выдающимся государственным деятелем, Екатерина II примером всей своей жизни дает миру и новый тип женщины, которая отваживается открыто и до конца жить жизнью любви, становясь таким образом, первой феминисткой. "Мое сердце и часа не хочет прожить без любви", писала Екатерина, - вот ключ к ее тайне.

Екатерина Великая замыкает собой ряд женского правления России - она была последней "счастливой случайностью" на российском троне.

Какими бы разными ни были характеры русских цариц, всех их объединяет общая судьба - все они заплатили высокую цену их женского счастья и любви в безжалостной борьбе за власть за право распоряжаться судьбой России. Была ли Екатерина исключением? Попросту говоря,

Была ли Катерина счастлива?

Сложный вопрос, потому что, чтобы ответить на него, нужно знать, что такое счастье вообще, и что оно означает для каждого в частности. Один из мудрецов античности выразил мнение, что человек, реализовавший себя и довольный достигнутым, может считать себя счастливым. В этом смысле Екатерину можно считать счастливой.

Ее жизненный эксперимент, в котором она, не без успеха, соединила власть и любовь, женщину и императрицу, был подобен революции. Она доказала, что женщины не менее успешно могут править государством, сохраняя при этом свою женскую сущность. Она же дала миру новый тип политика, сила которого в интуитивной интеллигенции созидательного женского начала, в терпимости и любви.

Была ли она счастлива в любви?

"Мне кажется, что Екатерина всю свою жизнь была несчастлива в любви",- считает Евгений Анисимов. Без любви началась ее семейная жизнь, любовные романы с Салтыковым, Понятовским, Орловым, Потемкиным были неудачны по разным причинам. Но она не могла жить без любви, она продолжала искать, надеясь найти достойного ее партнера. И именно в этом поиске, через испытания в любви и шлифовалась ее незаурядная личность. Но в какой-то момент она поняла, что человек, способный удовлетворить ее высоким требованиям и взыскательному вкусу ( учтем при этом ее недосягаемое положение императрицы), видимо, еще не родился на свет. Ну коли так, так нужно его создать, воспитать, что вполне соответствовало ее просветительским идеалам по "перековке" человеческой породы с помощью знания, доброты и свободы. Именно поэтому ее нельзя ни в чем обвинять. Она была творцом своей судьбы, но и судьба сотворила ее такой, что не может охватить ее многогранную личность парадигма обыкновенного человеческого суждения, не подходит Екатерина ни под какую категорию, ее нельзя судить общим для всех законом, потому что поднялась она очень высоко. Вот и родились в сознании мужского мира из этого комплекса перед ней невероятные легенды и прочие истории о жеребцах, прочно засевшие в мозгу у стольких поколений людей, которые как-то несправедливо заслонили все ее выдающиеся достижения.

Но может быть, если глубоко задуматься, именно тот факт, что легенды эти живы до сих пор, и является истинным доказательством ее признания и даже тайного преклонения, если не сказать больше - глубоко сокрытого, но вечно живущего архаического страха мужчины перед природным непостижимым и всеобъемлющим женским началом.

Catherine le Grand - Екатерина Великий. Вы слушали прилетевшего к нам из Парижа автора передачи - европейский историк и публицист Гала Наумова. Музыка - Томмазо Траетта, "Антигона" - опера, премьера которой состоялась при Екатерине Великой в Императорском театре, Санкт-Петербург, 1772 год.

XS
SM
MD
LG