Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Архив президентов. Часть четвертая. Джеральд Форд, ближневосточное урегулирование


Горький опыт Ричарда Никсона, который вынужден был досрочно уйти в отставку из-за того, что записывал на пленку все свои телефонные разговоры и встречи в Овальном кабинете Белого Дома, сказался на отношении его преемника, Джеральда Форда, к этому достижению технической мысли. Форд стал 38-м президентом США в результате редкого стечения обстоятельств. Он был назначен вице-президентом в октябре 1973 года после того, как этот пост был вынужден покинуть Спиро Агню - одна из первых жертв Уотергейта. Когда в августе 1974 года то же самое сделал Никсон, Форд по конституции стал главой государства. Это единственный случай в истории США, когда высшее должностное лицо не избиралось ни в качестве президента, ни в качестве вице-президента. При таких условиях Джеральд Форд был особенно щепетилен в вопросе своих конституционных полномочий. Как пишет он сам в мемуарах, "Одним из первых решений, которые я принял в качестве президента, был запрет на "жучки" и другие скрытые звукозаписывающие устройства как в Овальном кабинете, так и в других помещениях здания. Мысль о том, что кто-то в моей администрации записывает другое лицо без его ведома, не укладывалась у меня в голове, и об этом моем отношении было хорошо известно". О том, что в его администрации прослушивание исключено, президент Форд даже заявил в своей речи в Конгрессе в первые дни после вступления в должность. И, тем не менее, аппаратура, установленная в Белом Доме предшественниками Форда, не простаивала и при нем. К такому выводу пришли исследователи, изучавшие записи бесед президента с иностранными лидерами, законодателями и советниками. Обычно беседы записывают в блокнот секретари, но эти записи никогда не бывают такими подробными; кроме того, один из таких документов содержит пометку "конец пленки номер один". Пленки эти, по-видимому, уничтожались сразу после того, как текст был перенесен на бумагу. В итоге от Форда остались лишь две пленки - на одной он разговаривает с находящимся на орбите американо-советским экипажем состыкованных кораблей "Аполлон" и "Союз", вторая посвящена ближневосточному урегулированию. Вот об этой второй пленке мы и будем сегодня говорить.

В результате арабо-израильской войны 1973 года - войны "Йом Кипур" или Судного дня, как ее принято называть в российской историографии - сложилась причудливая ситуация. Под давлением США боевые действия были остановлены спустя три недели после их начала в тот момент, когда египетские силы находились на синайском берегу Суэцкого канала. Войска Израиля закрепились в узком коридоре на африканском берегу. Первым шагом к мирному урегулированию стало соглашение о разъединении сил, достигнутое в январе 1974 года. Израильские войска ушли из Африки; под контроль Египта перешла узкая полоса Синайского полуострова вдоль Суэцкого канала. Между египетскими и израильскими силами была установлена демилитаризованная зона, куда были введены военные наблюдатели ООН. Прекращение огня открыло путь к мирным переговорам. Они начались при Ричарде Никсоне и продолжались при Джеральде Форде. Именно тогда государственный секретарь США Генри Киссинджер начал свою посредническую миссию, получившую название "челночной дипломатии". Он непрерывно перелетал из Тель-Авива в Каир, оттуда в Дамаск и снова в Тель-Авив, пытаясь совместить позиции сторон. Президент Форд встретился с президентом Египта Анваром Садатом в мае 1975 года в Зальцбурге. В июне премьер-министр Израиля Ицхак Рабин приезжал в Вашингтон. В последующие летние месяцы стороны договаривались о новой линии разъединения, благодаря которой Египет должен был получить значительную часть Синая. К концу лета новое временное соглашение о разъединении было готово. На 1 сентября было назначено его парафирование - сначала в Израиле, затем в Египте. Перед церемонией Генри Киссинджер позвонил в Вашинотон президенту Форду.

Генри Киссинджер: Алло, господин президент?

Джеральд Форд: Генри, как дела?

Генри Киссинджер: Хорошо. Приятно вас слышать.

Джеральд Форд: Взаимно. Должен тебе сказать, что меня предупредили - наш разговор записывают. Уверен, ты не возражаешь.

Генри Киссинджер: Нет, у меня никаких возражений нет.

Джеральд Форд: Думаю, им это нужно для истории.

Генри Киссинджер: Конечно.

Джеральд Форд: Позволь мне сказать, Генри, что я чрезвычайно благодарен за те колоссальные усилия, которые ты предпринял во время этого последнего раунда переговоров. Я знаю, как долго, напряженно и самозабвенно ты работал - часами не только со мной, но и с премьер-министром Рабином и с президентом Садатом. Я полагаю, что это великое достижение, одно из самых выдающихся в нашем 10-летии, а может быть, и столетии. И я знаю, что американский народ будет тоже благодарен за твои успешные усилия, а я сейчас выражаю свою глубокую благодарность.

Генри Киссинджер: Ценю ваши слова, господин президент. Мы с вами уделили Ближнему Востоку больше времени, чем какой бы то ни было другой проблеме.

Джеральд Форд: Думаю, если сложить часы, получится много дней, а тот факт, что, в конечном счете, мы пришли к успешному результату, вселяет и в тебя, и в меня, и в других чувство глубокого удовлетворения. Это сделано на благо не только двух стран, но, по моему мнению, Генри, это одно из крупнейших достижений нашего времени.

Генри Киссинджер: Я полагаю, это дает миру шанс в регионе, а сохранение нынешнего затяжного противостояния, как вы неоднократно заявляли, просто неприемлемо.

Джеральд Форд: Я уверен, что объявятся критики, но я с чистым сердцем говорю им: осознайте, какой могла бы быть альтернатива.

Генри Киссинджер: Совершенно верно, господин президент. В этом вся проблема - сохранение патовой ситуации повлекло бы за собой военные и экономические последствия для мира. И нам пришлось бы иметь с ними дело.

Джеральд Форд: Насколько я понимаю, ты скоро отправляешься на парафирование?

Генри Киссинджер: Я собираюсь встретиться с премьер-министром Рабином, и затем мы намерены парафировать документы.

Джеральд Форд: Хорошо.

Генри Киссинджер: А после этого я отправляюсь в Египет на встречу с президентом Садатом и для участия в парафировании документов там.

Джеральд Форд: Ты привезешь документы с собой в Александрию?

Генри Киссинджер: Так точно, документы и карты.

Джеральд Форд: Я собираюсь после разговора с тобой позвонить премьер-министру, выразить ему мою признательность, но если ты сделаетшь это лично от моего имени, я буду тебе признателен.

Генри Киссинджер: Позвоню, господин президент, и с нетерпением жду нашей встречи в четверг.

Джеральд Форд: Ты прилетаешь, по-моему, вечером в среду?

Генри Киссинджер: Именно так. В среду вечером около 9-ти или 10-ти часов.

Джеральд Форд: Ну, так я встречу тебя в аэропорту.

Генри Киссинджер: Как это мило с вашей стороны.

Джеральд Форд: В четверг на восемь утра назначена наша встреча с лидерами обеих партий.

Генри Киссинджер: Хорошо.

Джеральд Форд: Уверен, их реакция будет такой же, как моя -это великое достижение не только для обеих сторон, но и для всего мира в целом. Я просто не в силах в полной мере выразить мою глубочайшую признательность за твои потрясающие усилия в этом направлении.

Генри Киссинджер: Господин президент, мы работали над этим вместе. Соглашение стало возможным благодаря вашей твердой поддержке, вашему руководству и вашим переговорам с Садатом и Рабином.

Джеральд Форд: Ну что ж, отправляйся и передай премьер-министру мои наилучшие пожелания и то же самое от меня - Нэнси.

Генри Киссинджер: Спасибо и привет Бетти.

Джеральд Форд: Большое спасибо, увидимся в среду вечером.

***

Владимир Абаринов: После разговора с Киссинджером президент Форд позвонил премьер-министру Израиля Ицхаку Рабину. В отличие от Генри Киссинджера, Рабин не знает, что беседа записывается. Президент Форд не предупреждает его об этом.

Ицхак Рабин: Алло?

Джеральд Форд: Господин премьер-министр? Как вы себя чувствуете, сэр?

Ицхак Рабин: Прекрасно, господин президент. А вы?

Джеральд Форд: Отлично, спасибо. Я только что говорил с Генри. Как я понимаю, он вскоре приедет на встречу с вами и на церемонию парафирования. Позвольте мне поздравить вас, поблагодарить за превосходную работу, которую вы проделали в столь трудных обстоятельствах. Думаю, ваша роль потребовала огромного государственного мужества в чрезвычайно тяжелых обстоятельствах. Я поздравляю вас, примите мои комплименты по случаю этого выдающегося достижения, которое теперь закреплено документом. Он повлечет за собой прогресс на Ближнем Востоке на благо всего мира.

Ицхак Рабин: Господин президент, большое спасибо за добрые слова. Это было нелегкое решение. Переговоры были очень, очень сложными. Но мы решщили, что на этот раз должны рискнуть, я подчеркиваю - рискнуть, ради возможности мира. Я надеюсь, наше решение создаст новую тенденцию в регионе. Все мы здесь надеемся, что соглашение действительно приведет к умиротворению региона и сблизит позиции, по меньшей мере, Египта и Израиля. Я хотел бы поблагодарить вас за ту роль, которую вы лично, Соединенные Штаты и ваш посланник доктор Киссинджер сыграли в достижении этого соглашения.

Джеральд Форд: Большое спасибо, господин премьер-министр. Позвольте мне заверить вас, что вы можете и впредь рассчитывать на нашу поддержку. У нас тесные взаимоотношения, и они останутся такими по мере того, как мы будем двигаться вперед на основе этого соглашения о взаимопонимании. Я считаю, этим соглашением вы заложили прочную основу, на которой мы можем в будущем построить настоящий мир.

Ицхак Рабин: Все мы здесь надеемся на это, на то, что это станет началом развития, которого мы еще не видели в этом регионе. И мы надеемся, что другая сторона, египетская, чувствует то же самое.

Джеральд Форд: Вы можете положиться на нас - мы будем работать с вами над тем, чтобы выполнялся не только дух, но и буква соглашения. Мы ожидаем, что отношения между нашими странами будут длиться много, много лет. У вас героический народ, и акмериканцы относятся с глубокой симпатией и к нему, и к тому, кто так стойко представляет его интересы - к вам, господин премьер-министр.

Ицхак Рабин: Господин президент, вы, конечно же, знаете - мы чрезвычайно ценим вас, ценим те особые отношения между нашими странами, которые так важны были в прошлом и важны теперь. И я уверен - то, чего мы добились сегодня, откроет новое измерение в отношениях между нашими странами.

Джеральд Форд: Передайте мои наилучшие пожелания госпоже Рабин. Надеюсь, в недалеком будущем мы увидимся снова, сэр.

Ицхак Рабин: Огромное спасибо. Пожалуйста, передайте мои приветы госпоже Форд.

***

Владимир Абаринов: Третий собеседник президента Форда - президент Садат. Президент Египта тоже не получает предупреждения о том, что беседа записывается на пленку. Но даже если бы он это знал, то вряд ли смог изменить стиль разговора.

Джеральд Форд: Президент Садат?

Анвар Садат: Алло?

Джеральд Форд: Президент Садат?

Анвар Садат: Говорит президент Садат.

Джеральд Форд: Как поживаете? Президент Садат, я звоню вам, чтобы поздравить вас - вы сыграли огромную роль в переговорах, которые привели к этому соглашению.

Анвар Садат: Алло?

Джеральд Форд: Мне не очень хорошо вас слышно, господин президент. Надеюсь, вы слышите меня лучше. Позвольте мне выразить от имени моего правительства признательность вам за вашу государственную деятельность, которую вы осуществляли, невзирая на невзгоды и критику, за ваш внутренний настрой, который привел вас к пониманию необходимости соглашения. Я весьма благодарен вам за ваше лидерство и ожидаю, что мы и в дальнейшем будем работать вместе...

Анвар Садат: Алло?

Джеральд Форд: Алло!

Анвар Садат: Сэр?

Джеральд Форд: Вы меня слышите, господин президент?

Анвар Садат: Нет, я вас плохо слышу.

Джеральд Форд: Я знаю, что вы, как и я, считаете застой и сохранение нынешнего патового положения на Ближнем Востоке потенциально разрушительным, и поэтому мы благодарны вам за вашу руководящую роль в переговорах с Генри Киссинджером и израильтянами. Мы продолжим работать сообща, как на личном уровне, так и на уровне правительств.

Анвар Садат: Алло?

Джеральд Форд: Алло!

Анвар Садат: Алло, алло!

Джеральд Форд: Я вас слышу, господин президент.

Анвар Садат: Минуточку.

Джеральд Форд: Надеюсь, вы меня слышите, господин президент.

Анвар Садат: Президент Форд? Алло?

Джеральд Форд: Да-да!

Анвар Садат: (неразборчиво)

Джеральд Форд: Я плохо вас слышу, г-н президент.

Анвар Садат: Это президент Форд? Алло?

Джеральд Форд: Алло.

Анвар Садат: Кто говорит - президент Форд?

Джеральд Форд: Да! Это президент Форд.

Анвар Садат: Минуточку.

Джеральд Форд: К сожалению, связь не настолько хороша, чтобы я мог слышать ваши комментарии, господин президент. Позвольте мне сказать (прочищает горло), что госпожа Форд и я надеемся, что госпожа Садат и вы вместе с детьми посетите Соединенные Штаты этой осенью. Секретарь Киссинджер рассказал мне о гостеприимстве, оказанном вами ему и госпоже Киссинджер. Мы ответим вам взаимностью, когда вы прибудете в Соединенные Штаты осенью 1975 года. Это будет...

Анвар Садат: (Неразборчиво)

Джеральд Форд: Мне очень жаль, что я ничего не слышу. Качество связи очень плохое. Надеюсь, что вы слышите меня и мои комментарии из Соединенных Штатов...

Голос: Что-нибудь не...

Джеральд Форд: Я его совсем не слышу.

Голос: (Неразборчиво)

Джеральд Форд: (Неизвестному) Ну ладно. Что ж, господин президент, насколько я понимаю, секретарь Киссинджер прибывает в Александрию, чтобы лично доставить документ для парафирования. И я попросил Генри выразить вам по этому случаю благодарность и признательность американсконго народа за ваше терпение, вашу руководящую роль, ваше понимание необходимости следующего шага, важного шага, конечная цель которого - всеобщий мир на Ближнем Востоке.

Анвар Садат: Алло.

Джеральд Форд: Алло, господин президент.

Анвар Садат: Алло, господин президент.

Джеральд Форд: Сейчас я слышу вас лучше, сэр.

Анвар Садат: Очень хорошо. Господин президент?

Джеральд Форд: Да?

Анвар Садат: Надеюсь, вы и ваше семейство в добром здравии.

Джеральд Форд: Я прекрасно себя чувствую, господин президент. Надеюсь, и вы тоже.

Анвар Садат: Я весьма ценю ваш звонок. Я должен поблагодарить вас за это личное послание.

Владимир Абаринов: Садат говорит долго и неразборчиво.

Джеральд Форд: Господин президент я не могу разобрать ваши слова, но ваши высказывания меня ободряют. Могу вас заверить - мы будем работать вместе с Египтом не только над тем, чтобы как дух, так и буква соглашения были выполнены; мы продолжим развивать добрые отношения между Египтом и Соединенными Штатами, работать над расширением торговли, туризма, над увеличением нашей помощи до максимально возможного уровня; таким образом, Соединенные Штаты будут продолжать играть конструктивную роль в наиболее важном регионе, на Ближнем Востоке. Я даю вам свои личные заверения и уверен, что Конгресс поддержит меня, потому что в Соединенных Штатах все признают, что Ближний Восток - жизненно важный регион мира, и наше конструктивное участие - важный элемент огромного успеха, который достигнут на переговорах между вашей страной и Израилем. И я хочу горячо поблагодарить вас. И как я уже сказал, госпожа Форд и я ждем госпожу Садат, вас и ваших детей здесь в Соединенных Штатах ранней осенью.

Анвар Садат: Господин президент, я тоже жду этого визита и встречи с вами и вашей семьей. Я хотел бы, с вашего позволения, коснуться одного вопроса. Я тоже заверяю вас в том, что мы воспринимаем это соглашение как новый шаг к справедливому и мирному урегулированию. Я рассматриваю его как поворотный пункт в истории страны. И это произошло благодаря вам. Но суть в том, господин президент, что мы должны воспользоваться моментом и продолжить мирный процесс.

Джеральд Форд: Могу вас заверить, господин президент, что мы как раз и намерены воспользоваться моментом в мирном процессе. Мы не потерпим застоя или новой тупиковой ситуации. Момент такой, что мы находимся на пути к мирному решению на постоянной и справедливой основе. И даю вам слово - мы продлим этот момент.

Анвар Садат: Большое спасибо, господин президент.

Джеральд Форд: Я жду новой встречи с вами после того чудесного визита в Зальцбург. Передайте, поджалуйста, мои наилучшие пожелания госпоже Садат.

Анвар Садат: Большое спасибо, господин президент.

Джеральд Форд: Спасибо, сэр.

Анвар Садат: Я хотел бы затронуть еще два вопроса, господин президент.

Джеральд Форд: Да?

Анвар Садат: (Неразборчиво) Я призываю вас начать диалог с палестинцами. (Неразборчиво)

Владимир Абаринов: Большую часть этой ремарки Садат говорит неразборчиво.

Джеральд Форд: К сожалению, вашу последнюю реплику я не расслышал. У нас тут связь не такая хорошая, как, я надеюсь, у вас, но...

Анвар Садат: Я слышу вас очень хорошо, господин президент.

Владимир Абаринов: Далее опять слова Садата понять невозможно.

Джеральд Форд: Усилия секретаря Киссинджера и мои, как мы чувствуем, стоили результата, но наши усилия не могут быть успешными без вашего лидерства и вашей государственной мудрости, а в равной мере и от таких же качеств изральского правительства и премьер-министра Рабина. Но, как вы только что сказали, господин президент, дело урегулирования движется в правильном направлении, и у вас есть мои личные заверения в том, что мы будем способствовать этому движению, потому что это жизненно важно не только для Ближнего Востока, но и для всех народов.

Анвар Садат: Большое спасибо, господин президент.

Джеральд Форд: Надеюсь, скоро увидимся.

Анвар Садат: Конечно, для меня это будет удовольствием, передайте мои приветы вашим близким.

Джеральд Форд: Спасибо и наилучшие пожелания вашей семье, сэр.

Анвар Садат: Большое спасибо.

Джеральд Форд: Удачного вам дня. Я так понимаю, что Генри скоро приедет.

Анвар Садат: Я жду его.

Джеральд Форд: Окей!

Анвар Садат: Спасибо.

Джеральд Форд: До свиданья.

Анвар Садат: Счастливо.

Владимир Абаринов: Анвар Садат, попытался от церемониальных фраз перейти к деловому разговору, но по техническим причинам этот разговор не состоялся. Диалог с Организацией Освобождения Палестины начался много позже, после первой интифады. Несмотря на оптимизм и радужные надежды лидеров, соглашение 1975 года не привело к ни к урегулированию проблемы Синая, ни к мирному договору между Израилем и Египтом. Это произошло в 1978 году, когда при посредничестве президента Джимми Картера в Кэмп-Дэвиде были подписаны мирные соглашения, которые советская пропаганда назвала "кэмп-дэвидским сговором" за спиной арабских народов. В 1981 году Синайский полуостров за исключением полосы Газа и небольшой территории вокруг Эйлата перешел под контроль Египта. Отношения между двумя странами были нормализованы. В том же году 6 октября президент Садат пал жертвой заговора военных во время военного парада в Каире. 4 ноября 1995 года в Иерусалиме был убит Ицхак Рабин.

XS
SM
MD
LG