Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Германия. Реформа армии. Без альтернативы



Редактор Ирина Лагунина



Юрий Векслер: В старинной немецкой песенке поется о том, как солдаты проходят через город, и девушки спешат открыть окна и двери... Наивная песенка, какие есть у многих народов.

В современной Германии военных не часто можно видеть на улицах, американских солдат и вовсе не видать. Тем не менее, их, оставшихся от когда-то оккупационных, а потом союзнических сил, здесь, в Германии, еще немало - порядка 100 тысяч. Как недавно сообщила газета "Wall Street Journal", США намерены в конце 2005 года начать постепенный вывод из Германии тяжелых видов вооружения, а вместе с ними и от 30 до 40 тысяч военнослужащих. Они переводятся в Турцию. Это почти половина расквартированного сейчас здесь контингента. Конкретно речь идет о первом танковом дивизионе в Висбадене и дивизионе пехоты в Вюрцбурге. Американские военные считают, что структура угрозы Западу изменилась, и нужна совершенно новая концепция дислокации войск. Согласно этой концепции, на каждой отдельно взятой базе должно быть меньше военнослужащих, чем сейчас, но зато количество компактных баз в разных странах мира должно увеличиваться.

На фоне предстоящего ухода американцев намерения министра обороны Германии Петера Штрука сократить германскую армию могут поначалу показаться неожиданными. Но еще Суворов говорил: "Воюй не числом, а уменьем". К тому же страна в целом начинает привыкать к режиму экономии, к принципу "все, что больше, то лишнее". Но главное, меняется жизнь - меняются и военные доктрины... Военные пытаются понять, как отвечать на то, что они сами называют ассиметричными угрозами.

В начале года Петер Штрук объявил о планах, которые, на первый взгляд, выглядят, как простые сокращения с целью сэкономить средства, но фактически являются революционными, как для Германии, так и для Европы. Речь идет о реформе германской армии. Армии страны, где возникла пословица: "немец или в сапогах или под сапогом"...

Министр объявил о предстоящем сокращении военных расходов на 26 миллиардов евро, о планах закрыть сто военных баз и уменьшить число военнослужащих на 35 тысяч, так что общая численность Бундесвера составит около 250 тысяч человек.

Но самое важное - это структурные изменения. Особенно серьезные перемены ожидают люфтваффе - военно-воздушные силы, где из 700 имеющихся на вооружении сегодня самолетов останется только 200, включая заказанные 180 новейших истребителей Eurofighter Тайфун. Этот новых класс истребителей был разработанных совместно немцами, британцами, испанцами и итальянцами. Первый машины поступили в армии производителей лишь в прошлом году и, как заявляют разработчики новой модели, она послужит обороне Европы аж до середины 21 века. Стоимость одного истребителя - 125 миллионов долларов США. В Европе новая военная игрушка рекламируется лозунгом: Eurofighter против Феррари. Действительно, в их облике есть что-то похожее. Но вернусь к реформе вооруженных сил. Министр обороны Петер Штрук определяет нынешнее предназначение немецкой армии так:

Петер Штрук: Главные цели армии в изменившемся мире - предотвратить конфликты и преодолеть кризисы, включая борьбу с международным терроризмом.

Юрий Векслер: На пресс-конференции на вопрос журналиста, для каких операций вы готовите нашу армию, если вы думаете о 2010 годе, министр ответил:

Петер Штрук: Я готовлю армию к возможным интервенциям. Мы называем эту часть вооруженных сил - группы быстрого реагирования.

Юрий Векслер: Вторжение на чужую территорию, или интервенция, приобретает в сегодняшней доктрине новую легитимность. Правда, законность ей дает мандат мирового сообщества, а цель защитить непосредственно собственную территорию отходит на задний план. Министр говорит, что его инициатива, по сути дела, не германская, а общеевропейская. На конференции в Мюнхене на тему "Будущее НАТО" Петер Штрук так начал свое выступление:



Если еще недавно то и дело приходилось слышать: "Есть ли у НАТО будущее?", то сегодня на повестке дня другой вопрос: "Как выглядит будущее НАТО?" и что мы должны делать, чтобы НАТО и в будущем выполняла свою миссию. Я думаю, что предсказываемый многими кризис смысла существования НАТО - позади. Но с будущим курсом связано немало нерешенных вопросов...



Юрий Векслер: Далее Штрук сформулировал три базовых принципа современной организации североатлантического договора:

1. Члены евро-атлантического сообщества полны решимости сохранять и развивать НАТО, как центральный орган обороны.

2. Вооруженные силы сообщества должны быть как можно быстрее приспособлены к военно-политическому ландшафту 21 века.

3. НАТО берет на себя еще большую международную ответственность и готова играть решающую роль в обезвреживании угроз безопасности в кризисных регионах, как Балканы или Афганистан.

За пределами Западной Европы - на Балканах, в Афганистане, в Северо-Восточной Африке уже действуют 10 тысяч европейских солдат.

В послевоенном Ираке, например, Германия занимается обучением двух тысяч иракских полицейских, а Франция взяла на себя восстановление школ и библиотек.

Итак, реформа вооруженных сил. Представитель министерства обороны Армин Хазенпуш:

Армин Хазенпуш: Наша реформа - это продожение процесса реформ, который начался несколько лет назад.

Юрий Векслер: Главная цель к 2010 году, с точки зрения общеевропейских целей, - усиление роли Германии в защите безопасности континента.

Армин Хазенпуш: Мы собираемся сделать европейский союз в военном отношении более активным в решении как конкретных, так и возможных в будущем проблем, проблем, с которыми европейцам еще придется иметь дело, и в которых европейцы должны становиться более самостоятельными. Надо достичь такого уровня, чтобы принимать решения без помощи США, стать для Америки равным и полноправным партнером.

Юрий Векслер: Вскоре имидж европейских армий кардинально изменится. В условиях современной Европы многие вооружения, которые еще недавно казались необходимыми для защиты национальной территории, оказываются ненужными. В частности, танки. Каково их будущее? Нужны ли теперь Германии, например, 350 новейших танков "Леопард"? Из интервью министра обороны Германии Петера Штрука.

Петер Штрук: Я вижу в танках, прежде всего, бронированные транспортные средства, которые могут защитить наших солдат от мин в тех регионах, где им предстоит действовать. Поэтому мы уже отказались от заказанных ранее 10 тысяч больших автомобилей.

Юрий Векслер: Но вы, несмотря на необходимость экономить, все же готовы заплатить 20 миллиардов за истребители Еврофайтер, которые тоже, кажется, трудно представить на вооружении армии в новых условиях? - задал вопрос корреспондент.

Петер Штрук: Нет, это замена тем 700 самолетам, от которых мы почти полностью отказываемся. К тому же мы связаны обязательствами с государствами-партнерами - это ведь был наш совместный проект.

Юрий Векслер: Планы Петера Штрука вызывают разные отклики. Оппозиция критикует его за неясность экономических расчетов, за отказ от обороны своей территории, за молчание по этому поводу канцлера Шредера, требует обсуждения этого вопроса в парламенте, но пока не может этого добиться.

Председатель партии зеленых Ангелика Бер видит в планах министра то, о чем зеленые уже так долго говорили - будущую отмену воинской обязянности...

Ангелика Бер: Предложения министра отвечают идее отмены воинской повинности, это бесспорно ... и я надеюсь, что это будет ясно сформулировано социал-демократами, не только как экономически необходимая мера, но и как политическое решение. Тогда можно будет за 3-4 года разработать концепцию перехода к профессиональной армии.

Юрий Векслер: Зеленые входят в правительственную коалицию. Но таких же мыслей придерживаются и их противники - свободные демократы. Говорит эксперт по внешней политике и правам человека фракции Свободных демократов в Бундестаге Оле Диль:

Оле Диль: Мы, свободные демократы, придерживаемся точки зрения, что обязательный призыв в армию должен быть отмене. Надо создавать профессиональную армию, так как политическая ситуация и поддержание безопасности не требуют больше работы с призывниками, делают обязательный призыв бессмысленным. Мы считаем, что профессиональная армия более отвечает современным требованиям и может даже обходиться дешевле, если создавать ее правильно, проводя в целом количественные сокращения подразделений. Но безопасность требует новых инвестиций. Это не та сфера, где можно экономить. Нам придется вкладывать деньги в этой области, и с этим в целом согласны все партии, представленные в Бундестаге. Никто, правда, не решается предложить источник финансирования.

Юрий Векслер: Идея профессиональной армии носится в воздухе, но сам министр обороны пока об этом не говорит. Его ближайшая цель - экономия средств и модернизация.

Петер Штрук: Каждый, кто предлагает: "Давайте отменим воинскую обязанность", должен ответить на вопрос, будут ли у нас деньги на другой вариант, да или нет? Если мне кто-то скажет, где можно взять деньги на профессиональную армию, тогда я буду говорить на эту тему.

Юрий Векслер: В чем же состоит как таковая реформа? По сути дела упраздняются традиционные рода войск. Вместо этого армия делится на три целевые смешанные части, как футбольная команда делится на защиту, полузащиту и нападение.

Начнем с нападения. Подразделение стратегических сил быстрого реагирования будет ориентировано на проведение операций на территориях международных конфликтов во всех мыслимых пространствах: земля, воздух, вода, космос и информационное поле. Эти новые современные силы должны насчитывать 35 тысяч военнослужащих и участвовать в операциях НАТО и Евросоюза. Эти же войска предназначены для проведения операций в случае природных бедствий и других чрезвычайных ситуаций и эвакуации людей. Опыт такого рода применения войск в Германии уже был - для ликвидации последствий недавних наводнений.

Франция, Англия и недавно присоединившаяся к этому проекту Германия планируют создание небольшого совместного атакующего контингента численностью 1500 человек, который должен быть готовым по мандату ООН в течение 15 дней оказаться в любой точке земного шара для операций сроком до месяца. Эксперт министерства обороны Германии Армин Хазенпуш:

Армин Хазенпуш: Эти новые силы быстрого реагирования необходимы. Мы хотим достичь новой ступени готовности к действиям и скорости развертывания. Такие совместные группы войск предусматривались в планах и ранее, просто сейчас они по своим вооружениям и боевой готовности приводятся в соответствие с новыми условиями и повышенными требованиями. Финансирование их будет проводиться в рамках общего финансирования новых стратегических сил армии.

Юрий Векслер: Второе звено германской армии - силы стабилизации. 70 тысяч солдат и офицеров этих сил должны быть в состоянии поддерживать до 5 параллельных операций по разведению конфликтующих сторон в разных странах, обеспечивать контроль за соблюдением соглашений о прекращении огня, эмбарго и тому подобное. Это, по сути, миротворческие силы, в обязанности которых входит как поддерживать мир, так и устанавливать его. Силы стабилизации, как формулируется в соответствующих документах, предназначены "для военных операций низкой и средней напряженности и большой длительности с целью укрепления мира в различных регионах. Они должны быть готовы с наименьшими потерями отражать вооруженные нападения, включая асимметричные".

Без этих сил в современной Европе сегодня, похоже, действительно не обойтись. Вот даже недавний пример с авиакатастрофой, в которой погиб президент Македонии. Самолет упал в труднодоступном месте и на минное поле. Самостоятельно провести поисковую операцию в горах Боснии боснийские полицейские были бы не в состоянии, тем более разминировать участок. Это сделали солдаты НАТО, которые находятся на Балканах с миротворческой миссией. Они обнаружили место катастрофы с вертолета и затем убрали мины из района падения самолета.

Третья, самая многочисленная часть новой германской армии - это силы тыловой поддержки численностью 137 500 человек. К ним относятся и все гражданские сотрудники армии, включая проходящих обучение новобранцев.

Таким образом, сохраняя старые рода войск, как таковые, то есть сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы, пехотные и мотопехотные войска и медицинскую службу, Германия развивает новую систему структурирования вооруженных сил. А эта новая структура вызывает к жизни новые формы взаимодействия подразделений и новые управленческие задачи.

Эти меры, объясняет министр обороны Германии Штрук, направлены на то, чтобы повысить эффективность бундесвера и НАТО и привести их в соответствие с изменившимися в XXI веке задачами: не столько традиционная защита своей территории, сколько поддержание мира и предотвращению конфликтов.

Несколько слов о сегодняшней германской армии в целом. Впрочем, кому-то она вообще может показаться не армией, а домом отдыха. Во-первых, призывают только неженатых мужчин в возрасте до 23 лет. Во-вторых, служба во всех родах войск продолжается 9 месяцев, из которых почти 6 занимает обучение. В год еще недавно призывалось около 130 тысяч рекрутов. Но постепенно численно новобранцев падает. Уже в 2006 году из-за недостатка средств планируется призвать всего только 30 тысяч. После 4 часов вечера солдаты садятся в свои машины и уезжают кто куда. Но даже такая армия для многих непривлекательна, и от нее пытаются "закосить" - кто при помощи плоскостопия, кто при помощи других известных средств...

А судебный прецедент студента Кристиана Польмана позволяет многим избежать службы юридическим путем. В принципе, позволяет. Польман подал в суд на немецкий военкомат, оспаривая само право призвать его на службу. Приговор суда в Кельне был неожиданным. Он гласил: "Новые предписания для проведения призыва находятся в противоречии с буквой закона, утверждающего необходимость равенства всех перед призывом. Так как последнее стало невыполнимым в современнных условиях, то повестка на призывной участок перестает быть законным документом". Суд опирается, таким образом, на факт, что даже из неженатых далеко не все молодые люди одного года рождения получают повестки, а это - своеобразное нарушение закона о равенстве всех перед воинской обязанностью.

Приговор суда в Кельне пока игнорируется армией, но имеет политическое значение для страны. Многие в Германии считали и считают, что страна уже вообще и навсегда отвоевалась. Разоблачения последних лет окончательно сняли ореол непричастности вермахта к преступлениям нацистского режима. И неудивительно, что в день принятия новобранцами присяги уже много лет проводятся акции протеста - присяга не менялась.

Германия и немцы единственные в своем роде. Только здесь возник комплекс коллективной вины нации, как за Холокост, так и за войну, которую Германия развязала. Последний комплекс, по-мнению некоторых, навязанный Германии странами-победительницами, был закреплен Нюрнбергским процессом. Из этого комплекса вины и возникает щепетильность в вопросах, где на Земле и с какой миссией имеют право появиться немецкие солдаты. И отказ поддержать интервенцию в Ираке помог канцлеру Шредеру остаться на второй срок.

Вопрос становится еще более острым, когда речь заходит о создании профессиональной армии. Недавно эксперт партии зеленых по вопросам безопасности Винфрид Нахтвай опубликовал в берлинской "Тагесцайтунг" статью, в которой написал следующее:



"Многие сторонники отмены воинской повинности начали думать сегодня о том, не приведет ли создание профессиональной армии в Германии к тому, что наши молодые люди будут участвовать в процессах, провоцирующих новые войны. И некоторые антимилитаристы тут же начали идеализировать теперешнюю армии и требовать возврата к задачам защиты исключительно своей территории. /.../ Но хочу напомнить, что по сути своей закон о призыве на обязательную воинскую службу - это система создания больших армий. Закон этот является нарушением основных прав молодых мужчин. Государство имеет право (если вообще имеет право) им пользоваться, только если этого требует безопасность федеративной республики. Но об этом сегодня речь идти не может. Воинская обязанность, как написано в законе, должна быть общей нагрузкой, распредененной на всех. В ситуации, когда на службу призывается менее 20 процентов юношей определенного года рождения, соблюсти букву закона невозможно. Эта система разваливается сама на наших глазах.



Юрий Векслер: Фактически после стадии обучения молодые люди служат всего три месяца. Но сама система при этом требует для своего поддержания многочисленных специалистов и немало ресурсов. В результате нынешняя схема призыва в армию блокирует финансовые возможности реформирования вооруженных сил. Отказ от обязательного призыва и сокращение общей численности военнослужащих до 200 000 солдат высвободило бы необходимые для модернизации средства. Но это, в немецком сознании, ни в коем случае не означает и не должно означать, что путь к глобальному интервенционизму открыт. Немецкие военные более чем щепетильны в вопросах легитимности своего участия в конфликтах. Еще отрывок из статьи Винфрида Нахтвая:



Немецкие солдаты регулярной армии до сих пор не принимали участия в боевых действиях за пределами страны. Ограниченное участие в югославской кампании было для немецких военных почти предельным испытанием, а возможное участие в иракской войне могло бы привести к разрушительным тенденциям в нынешней армии. Но жизнь изменилась. Цели вооруженных сил цивилизованной Европы навсегда изменились. Идет переход от задач защиты своей территории к задачам предотвращения войн (в частности гражданских) и преодоления кризисов. Предложенная реформа армии должна приспособить ее к решению именно этих задач. Это естественная обязанность Германии, как члена ЕС, НАТО и ООН. Однако способность выполнять новые задачи - обоюдоострый меч. С защитой отечества все ясно, как и с выполнением обязательств по коллективной безопасности в рамках международных договоров. Но расширение зоны применения армии стирает грань между самозащитой и санкционированной ООН деятельностью по обеспечению мира. Это многим кажется опасным.

А в немецкой конституции записан отказ Германии от вооруженных нападений на другие страны. Поэтому оговоренный там же список возможных операций бундесвера нуждается сегодня в уточнении.



Юрий Векслер: Автор статьи считает обязательным решение парламента Германии в каждом случае отправкии вооруженных сил за пределы страны.

Бундесвер начал движение по пути радикальнейших реформ со дня своего основания. Для того, чтобы немецкая армия служила исключительно целям коллективной безопасности и не способствовала интервенционизму, существует практика обсуждения всего комплекса проблем, как политиками, так и обществом. Это дискуссия не о том, отказываться ли от обязательной службы или нет, а о том, как проводить эту трансформацию с учетом приоритетов общества. Возможно, в предстоящих дебатах вспомнят и об участии ГДР-овских солдат в интервенции в Чехословакию в августе 1968 года. Реформу Штрука многие рассматривают как начало перехода к профессиональной армии и отмене воинской повинности. Расхождения у наблюдателей есть только во временных прогнозах, тем более что профессиональные армии уже существуют в европейских странах, в частности в Англии, и эта тенденция начинает доминировать на континенте.

На пути к отмене воинской повинности первой, по мнению многих, должна быть отменена очень важная для жизни Германии альтернативная служба. Пока существует призыв в армию, у любого пацифиста есть альтернатива - вместо обычной службы он может выбрать альтернативную...

Нет сомнения, что желающих пойти в профессиональную армию будет достаточно. Ведь тысячи молодых людей и сейчас выбирают настоящую армейскую службу добровольно. Говорит один из новобранцев:

Новобранец: Я мог пойти на альтернативную службу, но выбрал армию, потому что надеюсь здесь чему-нибудь профессионально научиться, обрести настоящую мужскую дружбу и получше узнать самого себя

Юрий Векслер: Но и близнец германской армии - почти 100 тысяч солдат альтернативной службы - успешно функционирует с пользой для общества. Этот контингент составляют молодые люди, которые подлежали призыву, но отказались иметь дело с военными специальностями. Они проходят службу в самых различных секторах: работают в охране объектов, воспитателями в учебных заведениях. Но главный фронт альтернативщиков - это нужды стремительно стареющего немецкого общества. Молодые пацифисты - незаменимые сотрудники в домах престарелых, работают и в службах по опеке одиноких пенсионеров по месту жительства, а также служат индивидуальными помощниками инвалидов, например, молодых инвалидов. Именно благодаря помощи этих, как их называют в Германии, цивилистов, многие физически недееспособные люди в состоянии получать высшее образование, становиться хорошими специалистами. Что будет с этой частью общества после исчезновения "альтернативников"?

Говорит один из студентов-инвалидов:

Студент: Я для себя вижу проблему, прежде всего, в том, что будет ограничена моя самостоятельность. Мне придется больше обращаться за помощью к родным и друзьям, которым это не всегда кстати. Мне бы этого совершенно не хотелось.

Юрий Векслер: Вся работа альтернативной службы до сих пор финансировались из бюджета министерства обороны. Если заменить эту "армию" оплачиваемым персоналом, то это обойдется в четыре раза дороже.

Да и не понятно, кто эту деятельность будет оплачивать.

Все предлагаемые пока решения сводятся к "добровольно-принудительному" подходу. Основная идея состоит в том, что все неженатые до 23 лет должны отработать на местах "альтернативщиков" год почти бесплатно и получить взамен финансовую поддержку при обучении в ВУЗах (в том числе и в других странах). Обсуждается и другой вариант: заставить заниматься этим безработных, получающих пособия. Безработные в стране тоже составляют своего рода "армию" - более 4 миллионов человек, так что и такое решение возможно. Удивительно, что среди самих опекаемых престарелых многие видят для себя выгоду в возможной отмене альтернативной службы. Они готовы, как говорится, "взять деньгами" ту четверть будущих расходов, которую сегодня покрывает государство, как часть бюджета армии и более разумно распорядиться этими деньгами по своему усмотрению. Впрочем, на данный момент говорят только о сокращении срока альтернативной службы с одного года до 9 месяцев.

Отмена альтернативной службы и воинской повинности - это задачи, хотя, возможно, и недалекого, но будущего... А пока и объявленные первые шаги, обещающие экономию оборонного бюджета, одновременно обещают стать для кого-то небеспроблемными и небезболезненными.

Речь идет, прежде всего, о закрытии 100 военных городков. В этих ста военных городках солдаты являются в лице армейских учреждений главными работодателями и одновременно потребителями услуг и товаров.

Список закрываемых баз будет известен в конце года. Некоторые городки уже провели акции протеста, другие готовятся к жизни без военных. А сами оставляемые военные объекты? Как приспособить под гражданские нужды? Легкого решения этого вопроса тоже нет. Например, легко было превратить американский военный аэродром под Франкфуртом в летний аэропорт. Он помог разгрузить наплыв туристов, улетающих отдыхать в разные страны в сезон отпусков. Но это - исключение.

XS
SM
MD
LG