Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Специальный выпуск программы: Хамас


Ирина Лагунина: Демонстрация палестинцев в секторе Газа. Они выкрикивают одно слово - месть. Тысячи в основном молодых людей сопровождают гроб с телом того, кого они считали религиозным лидером. От израильской ракеты погиб глава группировки "Хамас" шейх Ахмед Ясин.

Инвалидная коляска, которую везет молодой палестинец. Старый человек с покрытой головой. Трудно рассмотреть лицо. В архивах агентства "Рейтер" сохранилась фотография лидер палестинской автономии Ясир Арафат целует лоб этого человека с намного более красивым профилем, чем у Арафата. У шейха высокий лоб и прилежная, ухоженная борода. С политическим портретом шейха Ясина - мой коллега Алексей Цветков.

Алексей Цветков: Шейх Ахмед Ясин родился в 1938 году в Палестине, в ту пору британской подмандатной территории, и вырос в лагере для беженцев в Газе. Впоследствии, когда он туда возвратился, он взрастил в трехкомнатной квартире одиннадцать детей. В ранней юности, в результате несчастного случая при занятиях спортом, он был полностью парализован, и с тех был пор прикован к инвалидному креслу. Кроме того, в годы тюремного заключения он стал жертвой инфекционного заболевания глаз и практически ослеп. Казалось бы, довольно странный кандидат на роль одного из ведущих лидеров терроризма, как его видели израильтяне, или национального сопротивления в глазах палестинцев. Тем не менее, израильская операция по его ликвидации и бурная ответная реакция свидетельствуют именно об этом. Ахмед Ясин - несомненно, самый крупный вождь палестинского восстания, убитый в ходе всего ближневосточного конфликта. Именно он был авторитетным голосом этого восстания.

Шейх Ахмед Ясин: Я считаю, что конец мученическим операциям и сопротивлению можно положить не строительством стены, а лишь окончанием оккупации".

Алексей Цветков: После инцидента, в результате которого он стал инвалидом, шейх Ясин посвятил свою жизнь изучению ислама - он отправился с этой целью в Каир, в университет Аль-Аджар, ведущий центр мусульманского образования. Отсюда - его почтительный титул шейха. В Каире он сблизился с палестинской ветвью так называемого "мусульманского братства" - фундаменталистского движения, которое боролось со светским режимом Гамаля Абделя Насера, и приверженцы которого впоследствии организовали успешное покушение на президента Египта Анвара Садата.

Палестинский филиал "мусульманского братства" оформился в самостоятельную организацию с началом так называемой первой "интифады", восстания палестинцев Газы и Западного Берега Иордана против израильской оккупации в 1987 году. Именно тогда это движение стало называть себя "Хамас", что по-арабски значит "рвение" или "мужество" и одновременно является аббревиатурой более развернутого названия "Исламское движение сопротивления".

В 1989 году Ахмед Ясин был арестован израильскими властями и приговорен к пожизненному заключению. Ему вменялись в вину даже не акты террора против мирного израильского населения, а распоряжения об убийстве палестинцев - фактических линчеваниях лиц, подозреваемых в сотрудничестве с Израилем.

Однако в 1997 году израильтяне вынуждены были отпустить шейха Ясина на свободу, и этот эпизод стал одним из самых крупных конфузов в истории израильской внешней разведки "Моссад" с ее репутацией непревзойденного профессионализма. В Иордании были захвачены два израильских агента, засланные с целью убийства лидера политбюро "Хамаса" Халеда Машаля. Это поставило в крайне неловкое положение короля Хуссейна, дружественно настроенного по отношению к Израилю и заключившего с ним мирный договор. В результате израильское правительство вынуждено было, по его собственной формулировке, совершить "жест доброй воли", а фактически уплатить выкуп за освобождение незадачливых оперативников, и этим выкупом стало освобождение шейха Ясина.

В результате он стал лидером новой вспышки "интифады" после провала мирного процесса Осло и вдохновителем кампании террора против Израиля. В последнее время он активно выступал против стены, возводимой Израилем вдоль границы с палестинскими территориями.

Шейх Ахмед Ясин: Израиль скоро поймет, что деньги, вложенные в стену, истрачены попусту и не смогут воспрепятствовать палестинцам в достижении их целей.

Алексей Цветков: О том, каковы эти цели, и что подразумевал Ахмед Ясин под упомянутым выше окончанием оккупации, можно судить, в частности, по такой цитате из статьи 7-й устава "Хамаса": "...Камни и стены воскликнут: о мусульманин, позади меня прячется еврей, приди и убей его".

Шейху Ясину служила чем-то вроде щита, по крайней мере в глазах сочувствующих, его провозглашенная роль духовного лидера "Хамаса", идеолога, не замешанного непосредственно в террористических операциях. Но Израиль считал иначе - по его данным, Ясин напрямую отдавал приказы о совершении таких операций, которых на счету "Хамаса" не менее 80-и. Первая попытка его ликвидации, в сентябре прошлого года, была неудачной. Теперь Израиль наверстал упущенное. Судя по яростной реакции палестинцев и всего арабского мира, это далеко не конец истории.

Ирина Лагунина: Политический портрет шейха Ахмеда Ясина подготовил мой коллега Алексей Цветков. Алексей процитировал 7-ю статью устава "Хамаса". А я обращусь к первой. Это - определение Исламского движения сопротивления. "Программа движения - Ислам. Из него оно черпает идеи, ход мыслей и понимание вселенной, жизни и человека. Оно прибегает к нему, принимая решение, как поступать, он вдохновляет на путь". В преамбуле рассказывается о том, как в море страданий был услышан клич объединиться и именем Аллаха превозмочь невзгоды и страдания. "Хамас" - необычная исламистская группировка. И если вы попросите палестинца, который вылечился в больнице, построенной Исламским движением сопротивления, дать определение тому, что такое "Хамас" - военизированная группировка или благотворительное общество, то он, скорее, скажет - благотворительное. Джеймс Кёркхоуп - директор исследований в Центре изучения терроризма. Так что такое "Хамас" - боевики или социальные работники?

Джеймс Кёркхоуп: Думаю, в данном случае вопрос "или - или" неправомерен. Она с самого начала была крайне националистической организацией, призванной бороться за лучшую долю палестинского народа на основе религиозного учения. В 50-60-х годах большинство палестинских групп носили светский характер с разными оттенками - одни с более капиталистической направленностью, другие - с более социалистической. И только в 80-х годах, в какой-то степени под влиянием иранской революции, пришла идея религиозной борьбы. Духовные лидеры и клерикалы, существовавшие внутри палестинского общества, получили некоторое признание и обрели последователей. И шейх Ясин был первым, кто сумел мобилизовать эти настроения и увести людей в сторону от светской борьбы, которую вел Ясир Арафат, ООП и целый рад социалистических и марксистских групп 70-х годов. Это смещение в сторону религиозной борьбы было уникальным с нескольких точек зрения. Во-первых, оно впервые обозначило, что палестинская борьба была не только национальной, лингвистической, этнической и политической борьбой, что она еще и борьба религиозная. Во-вторых, оно поставило новую цель - не только уничтожение Израиля ради нового государства, но и создание лучших условий для палестинского народа там, где он проживает, где его корни. Именно поэтому "Хамас" начала строить больницы и детские дома, помогать людям, живущим на оккупированных территориях, как тогда говорили. Хотя, конечно, скрытой целью и этой работы было уничтожение Израиля.

Ирина Лагунина: Еще один эксперт сегодняшней программы - Энтони Кордесман, центр Международных и стратегических исследований в Вашингтоне. Как вы рассматриваете "Хамас" изначально - как духовную организацию или все-таки как военную?

Энтони Кордесман: Она всегда была военизированной организацией. Исламские организации всегда исповедовали благотворительность как призвание любого мусульманина помогать ближнему своему и всем людям, как того требует Коран. Но "Хамас" - не благотворительная организация. Она сеет ложь в исламском движении, ее последователи и проповедники находятся под сильным влиянием движения салафитов и более экстремистски настроенного крыла египетского Исламского братства. Она была создана как организация, противостоящая Израилю и, в какой-то степени, доминирующим в то время светским группам внутри палестинского сообщества, которые были против Израиля и против мира с Израилем. Со временем сумела развить благотворительную сеть, но она с самого начала состояла из экстремистских военизированных ячеек и полувоенных формирований.

Ирина Лагунина: Почему возникла такая "необходимость" в палестинском движении в конце 80-х годов - создать исламскую организацию, а не продолжать усиленную поддержку ООП и Ясира Арафата?

Энтони Кордесман: Давайте я поясню, "Хамас" выросла из учения и работы группы исламских мыслителей. Она не была сформирована в прямом смысле этого слова. Это - воплощение идей, иногда идей, противоречащих друг другу, многих исламитстких мыслителей, которые по-своему видели, как должно развиваться палестинское движение. По мере того, как эти мыслители или отдельные исламские школы развивали свое видение, они порой даже получали денежные субсидии от израильской разведки. В те годы казалось, что, если поддержать исламские течения, которые рассматривались как более консервативные, более практически мыслящие, менее склонные к насилию, то они могут сыграть стабилизирующую роль. Никто в то время не понимал и не мог представить, что настроения в исламском мире могут стать намного более экстремистскими и содержать в себе серьезный элемент насилия. Это было ошибкой. Такую же ошибку сделал президент Египта Анвар Садат. В какой-то степени и США тоже сделали тот же неверный шаг в Афганистане - они до конца не представляли себе, кого они финансируют. Тогда казалось, что все это может стабилизировать ситуацию, а на самом деле ситуация еще более осложнилась.

Ирина Лагунина: Кажется, Исламское движение сопротивления переросло в военизированную группировку с начала первой интифады. Так?

Энтони Кордесман: Первая интифада дала "Хамас" шанс. "Хамас" всегда была военизированной группировкой, но у нее не было структуры и поддержи в обществе. Интифада ведь началась со спонтанного восстания внутри палестинского движения. Она не была спровоцирована Организацией освобождения Палестины или другими светскими палестинскими группировками. Но вот когда она началась, группировки, существовавшие внутри палестинского общества, присутствовавшие на территориях - а это были "Хамас" и Палестинский исламский джихад - смогли значительно укрепить свой авторитет. И они использовали восстание, сделали его намного более экстремистским, чем оно было изначально. "Хамас" в этот момент воспользовалась тем, что ее уже знали как благотворительную организацию. Благодаря этому она в период первой интифады превратилась в независимое и воинственное движение.

Ирина Лагунина: Энтони Кордесман, Центр международных и стратегических исследований в Вашингтоне. В начале этой беседы второй гость программы заметил, что определенную роль в формировании "Хамас" сыграла и исламская революция в Иране в 1979 году. Джеймс Кёркхоуп, это - единственная причина? Или люди, я имею в виду - палестинцы, к 80-м годам уже были слишком разочарованы в светском политическом движении?

Джеймс Кёркхоуп: Да, частично из-за того, что люди были разочарованы в светском движении. Это было ясно уже тогда и продолжается по сей день: эти движения были неэффективны. И ООП, и группы вокруг Организации Освобождения Палестины боролись на протяжении 30 лет - на тот момент, на 1987 год, когда была образована "Хамас", - но ничего не достигли. Поэтому надо было искать что-то новое. Вторая причина для разочарования состояла в том, что эти светские движения были чуть ли не настолько же морально коррумпированы, как - в глазах палестинцев - израильское правительство и израильский народ. Людям казалось, что они исходят отнюдь не из интересов палестинского народа. В них видели группу очень богатых палестинских олигархов, живущих - даже в конце 80-х годов - за пределами территорий, в Тунисе. Штаб-квартира ООП в тот момент находилась именно там. Так что они были чужими. Вот это была одна причина, по которой "Хамас" набрала поддержку в обществе. Вторая серьезная причина состоит в том, насколько сильный импульс дала шиитская исламская революция в Иране, которую представлял аятолла Хомейни. В Ливане в начале 80-х годов стала набирать силу шиитская военизированная группировка "Хезболлах". Она стала фактором в гражданской войне в этой стране. Боевики "Хезболлах" финансировались Ираном. Их целью было свергнуть светское правительство в Ливане и сделать эту страну исламским государством. В Ливане было немало палестинских беженцев, которые в какой-то мере участвовали в этой войне. "Хезболлах" поддерживала палестинское движение. "Хамас" сделала шаг вперед - она стала не только исламской, но и местной, выросшей внутри палестинского общества организацией. Она зародилась в секторе Газа, но частично была представлена и на Западном берегу реки Иордан.

Ирина Лагунина: Тот же вопрос я уже задавала Энтони Кордесману. Группа стала военизированной организацией с началом первой интифады. Почему? Они смогли получить поддержку людей, у них появилось достаточное количество бойцов-добровольцев?

Джеймс Кёркхоуп: Первая интифада привела к тому, что нормальная жизнь на палестинских территориях была уничтожена. Это касалось как сектора Газа, так и западного берега Иордана. Это - две территории, за которые палестинские власти как бы несут ответственность. Оба района населены палестинцами, но стиль жизни в них отличается кардинально. Газа - густо населенный район, в котором очень мало природных ресурсов. Это очень бедный район. В каком-то смысле это просто большой лагерь беженцев, во многом изолированный от палестинцев, живущих на западном берегу. Когда началась первая интифада, Израиль закрыл сообщение между двумя компонентами палестинской территории, то есть на тот момент - оккупированных территорий, как их называли. Для многих в секторе Газа просто не осталось ничего другого, как вступить в движение "Хамас". Школы были закрыты, работу в Израиле они потеряли, собственных рабочих мест внутри территории у них не было, как не было и собственной экономики. У всего общества вдруг жизнь оказалась разрушенной, им не к чему было стремиться, и не было интереса стремиться к чему бы то ни было. Поэтому группировке, которая все отвергает - как "Хамас", которая отвергает саму возможность мирных переговоров с Израилем, - было очень просто подняться к власти.

Ирина Лагунина: Джеймс Кёркхоуп, центр изучения терроризма. Исламское движение сопротивления - развернутое название группировки "Хамас". Но если посмотреть на палестинское общество, то кто для него привлекательнее - Ясир Арафат с его светским стремлением создать независимое палестинское государство или шейх Ясин с исламистским мировоззрением на будущее независимой Палестины? .

Энтони Кордесман: Если посмотреть на опросы общественного мнения - во время мирного процесса и со времен возобновления войны в сентябре 2000 года - то вы заметите сильные перепады настроения общества. У военизированных исламистских группировок нет широкой поддержки в обществе, большинство палестинцев предпочитают мирное решение проблемы и большинство поддерживают светское движение. Но когда сорвался мирный процесс, когда люди почувствовали, что ситуация безнадежна или что она, по крайней мере, не развивается и не улучшается, "Хамас" набрала общественную поддержку и популярность. Это было в самом начале войны. Но с тех пор, как сорвались мирные переговоры, уже тоже произошли изменения. Ясир Арафат сейчас видится как практически единственный символ палестинского движение, но не как лидер, способный править обществом без коррупции и авторитаризма. Более того, он показал, что не способен ни поддержать мир, ни вести настоящую борьбу. Палестинцы становятся все более озлоблены нынешним положением вещей, а с этой озлобленностью приходит и поддержка более радикально настроенных группировок. А эти радикальные военизированные группировки, в свою очередь, часто состоят из более молодых членов, чем старое руководство автономией, они более активны и агрессивны. Правда и в том, что большинство палестинцев по-прежнему хотят видеть у себя светское правление, но светское правление независимого государства. Конечно, Арафат остается символом, но от него отказались бы в пользу другого лидера, если бы такой был.

Ирина Лагунина: А почему шейх Ясин не рассматривался как потенциальный лидер независимого государства?

Энтони Кордесман: Он никогда не хотел быть лидером независимого государства. Даже в лучшие времена мира, когда существовала палестинская автономия, группировка "Хамас" постоянно противостояла Арафату и была под нажимом со стороны палестинских властей - они пытались остановить террор, к которому прибегали бойцы "Хамаса", чтобы сорвать мирный процесс. Их нельзя было назвать группировкой сопротивления и противниками палестинских властей просто потому, что у них не было такой возможности - стать соперниками. Более того, шейх Ясин был религиозным лидером, его никак нельзя было назвать классическим политическим лидером. Он развивал идеологию. А структурой и управлением занимались его подчиненные. И конечно, возникает вопрос: после убийства этого человека ситуация улучшится или ухудшится?

Ирина Лагунина: Энтони Кордесман, вашингтонский Центр международных и стратегических исследований. Вопрос эксперту по терроризму. Вот такое параллельное существование с "Хамас" все эти годы как-то сказывалось на поведении Организации освобождения Палестины?

Джеймс Кёркхоуп: Интересное развитие было в тот момент, когда "Хамас" начала развивать практику террористов-самоубийц. Другие группировки почувствовали, что должны пойти тем же путем, потому что через террористов-самоубийц движения они получали уважение в обществе и даже в отдельных группах - политическую власть. В Западном обществе как-то привыкли уже к тому, что эти группы посылают людей, готовых ради своих убеждений жертвовать собой, совершая террористический акт. Но внутри самого палестинского общества развитие было неожиданным. Уже не только "Хамас" и Палестинский исламский джихад готовы были посылать своих бойцов на смерть, но и круги, близкие к Ясиру Арафату, так сказать, светские террористы, тоже вынуждены были использовать тактику террористов-самоубийц. Так что "Хамас" повлияла на правила ведения борьбы палестинцами и на местных боевиков.

Ирина Лагунина: Джеймс Кёркхоуп, Центр исследования терроризма в штате Виргиния. Напомню, мы продолжим разговор о будущем израильско-палестинского диалога и о том, как скажется убийство шейха Ясина на расстановке сил в регионе в очередном выпуске программы.

XS
SM
MD
LG