Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Хамас" - после смерти шейха Ясина


Ирина Лагунина: Опросы на улицах сектора Газа и Иерусалима говорят о том, что отношение к этому убийству продолжает отодвигаться к разным полюсам у палестинцев и израильтян. Из опроса на улицах Иерусалима:

Арон: Хорошо, что мы отомстили человеку, на котором ответственность за смерть тысяч израильтян и евреев в Израиле и по всему миру. Но, с другой стороны, кто-то должен был остановить убийство между евреями и палестинцами.

Моти: Сейчас такая ситуация, и мы не можем с этим ничего сделать. Мы должны бороться до последнего, особенно с лидерами Хамаса.

Ирина Лагунина: Палестинцы в секторе Газа предпочитают не называть себя.

Молодой палестинец: Я умеренный человек в политике, но я не могу перенести этой акции. Это ужасно. Нелегко видеть, как больного человека, прикованного к инвалидному креслу, убивают, как его выслеживают самолеты.

Палестинский юноша: Это означает, что фашизм и терроризм - это Шарон, а не палестинский народ, потому что палестинцы повержены на собственной земле, а он ее оккупировал наши земли, и он террорист, он фашист.

Ирина Лагунина: На этом фоне почти все лидеры арабского мира сочли долгом осудить действия Израиля. Почему? И к каким последствиям это приведет?

Новым лидером теперь уже самой популярной на палестинских территориях организации "Хамас" назначен Абд аль-Азиз Рантисси. Его первое заявление - мы будем бороться с ними до полного освобождения Палестины, всей Палестины. Хороший оратор, прекрасно владеет английским языком, который учил в университете в Египте, где учился и шейх Ясин. Политический портрет этого человека - так, как он видится в Израиле - подготовила наш корреспондент в Тель-Авиве Виктория Мунблит.

Абд аль-Азиз Рантисси: Шейх Ахмед Ясин - наш символ. Мы будем продолжать политику шейха Ахмеда Ясина и достигнем тех целей, в которые он верил.

Виктория Мунблит: Так заявил новый лидер "Хамас" Абд аль-Азиз Рантисси. Удастся ли Рантисси занять место шейха Ясина? Нет. И никто не сможет занять место шейха Ясина. Дело в том, что Ясин в отличие от лидеров других палестинских организаций никогда и никем не был избран. Он просто сам создал организацию "Хамас", закрепив за собой пожизненное лидерство в ней. Недаром в Газе его называли Основатель. Те, кого сам Ясин считал своими наследниками - Салах Шихада и Ибрагим Микадма - были ликвидированы израильтянами. А значит, на первый план выступает вечное соперничество между двумя ветвями руководства "Хамас" - руководством в Газе и на западном берегу Иордана и руководством, находящимся в Сирии. Именно поэтмоу было принято решение разделить власть между двумя людьми - представителем местного руководства Абд аль-Азиз Рантисси и представителем сирийских лидеров - Халедом Мишалем.

Рантисси 57 лет. По специальности - врач-педиатр. Впервые оказался в израильской тюрьме в 1983 году отнюдь не по политическому делу, а просто за неуплату налогов. В 1987 году - после создания "Хамас" - был вновь арестован и провел в тюрьме 2,5 года за антиизраильскую деятельность. В 1990 году был арестован вновь и отбыл в тюрьме еще год. В 1992 году вместе с еще 400 боевиками организаций "Хамас" и Исламский джихад был выслан в Ливан. В лагере высланных боевиков стал их пресс-секретарем. По возвращении из Ливана занял место в руководстве "Хамас". В июне прошлого года на Рантисси было совершено покушение. Оправившись от ранения, он произнес следующую речь:

Абд аль-Азиз Рантисси: Помните: палестинский народ, арабский мир и мир мусульман должны победить. Защищая нашу честь, мы будем бороться с теми, кто врывается в наши дома. Мы в "Хамас" не сложим оружия, даже если наших лидеров убивают. Для палестинского народа это - единственная возможность выжить. Это единственная надежда на освобождение нашей земли и прекращение рабства нашего народа под властью оккупантов. Акты террора и джихад будут продолжаться во имя Аллаха.

Виктория Мунблит: Будучи всегда сторонником самого яростного террора и руководя, по сути, военизированным крылом "Хамас", Рантисси, тем не менее, всегда дорожил своей жизнью и жизнью своей семьи. Израильская пресса отмечает, что после того, как на Рантисси было совершено покушение, сам Рантисси и его сторонники немедленно пришли к необходимости перемирия с Израилем. А еще за год до этого, когда "Хамас" активно вербовала террористов-самоубийц, вербовщики позвонили сыну Рантисси и сообщили, что он удостоен высокой чести - стать шахидом. Рантисси немедленно отправил своего сына на какой-то срок за границу.

Рантисси не сможет занять в умах место шейха Ясина еще и потому, что является только и исключительно политическим функционером - в отличие от шейха Ясина, который был религиозным и духовным авторитетом. Ну а кроме того постоянным тормозом для Абд аль-Азиза Рантисси будет теперь его напарник, 48-летний физик Халид Мишаль, живущий то в Сирии, то в Катаре и считающийся наиболее влиятельной фигурой в заграничном руководстве "Хамас".

Ирина Лагунина: Тель-Авив, Виктория Мунблит. Через несколько часов после прицельного убийства лидера организации "Хамас" шейха Ахмеда Ясина ведущая правозащитная организация мира "Международная амнистия" выступила с заявлением, в котором резко осудила действия Израиля. Николь Шуери - представитель Международной Амнистии на Ближнем Востоке. Я застала Николь в Бейруте. В заявлении вы называете действия израильской армии "незаконными" и "произвольными". Почему вы сочли нужным это сделать?

Николь Шуери: Международная амнистия против политики прицельных убийств и уже призывала Израиль немедленно ее прекратить. Мы также уже призывали "Хамас" и другие вооруженные палестинские группировки немедленно прекратить акты насилия против гражданского населения - как с помощью террористов-самоубийц так и в ходе других террористических акций. В случае с шейхов Ясином Израиль нарушил нормы международного права. Более того, никакой необходимости в этом убийстве не было. Если у них были основания изолировать этого человека от общества, они могли его легко арестовать. Шейх Ясин не скрывался, не был в бегах от правосудия, он не делал ничего, что могло бы помешать Израилю его арестовать. Он был прикован к инвалидному креслу, ему вообще нелегко было бы скрыться. Так что повторяю: если Израиль считал, что шейх Ясин представлял угрозу, его можно было арестовать. Они решили этого не делать, они предпочли его убить, и именно поэтому мы осуждаем этот шаг.

Ирина Лагунина: Вы говорите, что призываете Израиль отказаться от политики нацеленных убийств. Политика предполагает серию действий. В противном случае - это отдельный акт.

Николь Шуери: Израиль публично заявлял, что намерен это сделать. Более того, в прошлом подобные примеры уже были - были убиты другие лидеры "Хамаса" и различных вооруженных группировок. "Международная амнистия" полагает, что у Израиля, конечно же, есть право и даже обязанность защищать себя и своих граждан, но это не должно делаться за счет нарушения прав человека. А с точки зрения правозащитной, нацеленное убийство - это нарушение прав человека. Это запрещено международным правом, есть другие способы решать проблемы безопасности. Израиль уже арестовывал шейха Ахмеда Ясина несколько лет назад. Он был тогда осужден на пожизненное заключение. Они вполне могли арестовать его еще раз. Насилие может породить только насилие.

Ирина Лагунина: Израиль использует два юридических аргумента в защиту физического устранения вооруженных боевиков и лидеров типа шейха Ясина. Первый состоит в том, что ситуация на палестинских территориях носит характер вооруженного конфликта близкого к войне. А поэтому в отношении палестинских военизированных группировок можно применять законы войны. Однако в этом случае к Израилю применимы нормы двух международных документов - Гаагские нормы 1907 года, приложение к конвенции о законах и правилах ведения военных действий на суше. И четвертая женевская конвенция 1949 года о защите гражданского населения в вооруженных конфликтах. Женевскую конвенцию Израиль не подписал, а вот к нормам 1907 года присоединился, верховный суд Израиля принял эти положения как обязательные для государства. В таком случае все палестинское население того, что называется оккупированными землями, является подзащитным. И те, кто берет в руки оружие в столкновении с израильскими войсками, не являются военнослужащими или представителями стороны в конфликте. К ним нельзя применять нормы военного права. Да, они теряют правовую защиту, которую им дают гаагские нормы, но это не значит, что их можно убивать без суда и следствия. В лучшем случае их можно только задерживать.

Второй аргумент израильской стороны состоит в том, что силы безопасности убивают боевиков, которые готовятся совершить теракт. Таким образом, теракт предотвращается. Но в этом случае в силу вступает другой международный документ - Кодекс поведения правоохранительных органов. Кодекс разработан ООН. Есть еще базовые принципы использования силы и оружия правоохранительными органами - тоже документ Объединенных Наций. Более того, есть еще Принципы ООН эффективного предотвращения и расследования внесудебных и произвольных убийств правоохранительными органами. Так что в каждом случае требуется очень серьезное доказательство, что убитый боевик действительно уже шел на задание - то есть на выполнение теракта, что у него с собой было орудие совершения теракта. И так далее.

Итак, какое влияние это убийство окажет на соседние страны, на регион Ближнего Востока. Я процитирую некоторые из этих заявлений. Шиитский лидер - духовный лидер Ирана - аятолла Али Хаменеи: "Оккупационные преступники должны знать, что их глупая показуха - величайшее свидетельство их провала и слабости". Эти слова приводит Иранское информационное агентство, которое, конечно, не может искажать сказанное верховным духовенством страны. Король Саудовской Аравии Фахд послал "глубокие соболезнования" семье погибшего. Шура - законодательный орган страны - осудила действия Израиля. Государственная информационная служба Египта цитирует слова президента Хосни Мубарака, который предупредил о тяжелых последствиях абсолютно бессмысленного и не просчитанного действия Израиля. Спикер парламента Йемена Абдулла аль-Ахмар заявил, что эта смерть поднимет палестинское сопротивление настолько, что оно "сотрет с лица земли сионистский террор и обезопасит от него мир". И так далее. Мы беседуем с ведущим специалистом по региону Ближнего Востока и Персидского Залива в центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне, автором 20 книг о ближневосточных проблемах Энтони Кордесманом.

Энтони Кордесман: Не думаю, что власти соседних государств испытывали какую-то симпатию к шейху Ясину. Что бы они ни заявляли, все они видели в нем исламского экстремиста, который угрожал их собственному правлению и их собственной стабильности. Но для исламистов и исламских экстремистов, для тех, кто верит, как верил он, в идею создания исламского мира или, по меньшей мере, исламских государств в арабском мире, его убийство будет расценено как удар по Исламу, который опять нанес Израиль. А результат - усиление антиизраильских настроений, которые и без того сильны в арабском мире.

Ирина Лагунина: Но вот вы говорите, что лидеры в соседних государствах относились к шейху Ясину без симпатии, а предыдущий король Иордании Хуссейн в 1997 году выпросил его из пожизненного заключения из израильской тюрьмы. Вернее, обменял его на двоих агентов Моссада, пытавшихся убить лидеров "Хамас" и задержанных при этом. Это как объяснить?

Энтони Кордесман: Если говорить о симпатии, то, конечно, сейчас последует масса заявлений о том, как это ужасно, что шейх Ясин убит. И какие-то из этих заявлений будут сделаны арабскими лидерами. Но это не делает их сторонниками шейха Ясин. И, конечно же, король Хуссейн относился всегда с большой осторожностью к "Хамас" и пытался держать это движение под своим контролем. На самом деле, одна из причин, почему подобные движения не были запрещены в Иордании, как раз и состоит в том, что, если они не в подполье, то за ними можно наблюдать, их можно контролировать, если только они действуют в определенных рамках. А в подполье они могут легко обернуть свою деятельность против иорданского правительства и королевской семьи. Антитеррористические меры и противостояние экстремистским группировкам часто требуют от государств арабского мира идти на трудный выбор. И уж тем более в этом случае. Они, конечно, не могут присоединиться к тому, что в Израиле видится как антитеррористические меры, а в арабском мире - как война против права палестинцев на самоопределение и собственное достоинство.

Ирина Лагунина: Профессор Энтони Кордесман, ведущий специалист вашингтонского Центра стратегических и международных исследований. Один из больших вопросов сейчас: знала ли американская администрация о том, что готовится этот акт? Президент США Джордж Буш по этому поводу сказал: У Израиля есть право на собственную защиту, и он им воспользовался. Я надеюсь, что он учитывает последствия того, как остаться на дороге мира". Директор исследовательского проекта - отношения США с Ближним Востоком в Совете по международным отношениям в Нью-Йорке, долгое время глава Еврейского совета США, Генри Сигман:

Генри Сигман: Вполне возможно, что израильтяне поднимали этот вопрос перед администрацией США. Но задавали ли они вопрос: "Можно мы это сделаем?". Я абсолютно уверен, что даже если бы они предложили США более компромиссные варианты, Соединенные Штаты сказали бы "Нет, этого делать нельзя". Скорее всего, американская сторона просто ничего не ответила. А отсутствие ответа было расценено премьер-министром Шароном если не как "зеленый свет", то, по крайней мере, как "желтый" - может быть, не все будет так плохо, если мы пойдем на этот шаг.

Ирина Лагунина: Действительно, палестино-израильские отношения в последнее время немного вышли из поля зрения Соединенных Штатов. В регионе на данный момент осталась одна главная задача - восстановить и умиротворить Ирак, и одна задача на будущее - демократический Большой Ближний Восток. Объемная инициатива США последнего времени, поскольку Большой Ближний Восток охватывает территорию от Магриба и Средиземноморья до Пакистана и Афганистана. Скажется ли смерть шейха на этой стороне американской политики?

Генри Сигман: И без того проблематичная инициатива, которую США выдвигают для Большого Ближнего Востока - распространение демократии, реформ, свободной торговли и так далее - выглядит сейчас еще сложнее и вряд ли получит теплый прием в регионе.

Ирина Лагунина: Генри Сигман полагает, что подорвана также и "дорожная карта", поскольку этот план примирения израильского и палестинского сообществ в значительной степени зависит от того, как сами палестинские власти справятся с вооруженными группировками у себя дома.

Генри Сигман: Единственное, чего достигли этим убийством, - мощно укрепили "Хамас" и ее положение на "палестинской улице". Сегодня с трудом найдешь палестинца, который посмел бы сказать хоть слово против "Хамаса".

Ирина Лагунина: Генри Сигман, Совет по международным отношениям в Нью-Йорке. Я позвонила палестинцу. Аззам аль-Тимими - преподаватель в университете Вестминстер в Лондоне. Практически каждый лидер арабского мира за эти дни выступил с критикой действий Израиля. Почему?

Аззам аль-Тимими: "Хамас" за последнее время выросла в очень популярное движение не только в арабском мире, но и за его пределами - во всем мусульманском мире, я бы сказал, и даже в тех странах, где мусульмане представляют меньшинство населения. И убийство шейха Ясина повлияло на настроения практически всех мусульман. Арабские правительства сейчас пытаются впитать в себя этот гнев толпы, который мог бы выплеснуться в результате этого убийства. Не исключаю, что они также сочли этот шаг неразумным, чтобы не сказать хуже. Он может осложнить жизнь арабским лидерам, потому что даже тем из них, кто благосклонно относился к любому решению палестино-израильского конфликта, трудно будет теперь поощрять урегулирование и способствовать ему.

Ирина Лагунина: Почему? Но ведь Израиль заявляет, что в долгосрочной перспективе это убийство окажет положительное влияние на возможности урегулирования, поскольку движение лишится признанного теоретика джихада.

Аззам аль-Тимими: Люди, занимающие официальные посты, не понимают, что официальные лидеры арабского мира - будь то палестинские власти или правительства арабского региона - в подавляющем большинстве своем не следуют чаяниям и надеждам своих народов. Они не представляют общественное мнение граждан своих стран. Если вы дадите любой мирный договор с Израилем на рассмотрение общественного мнения, то он немедленно будет отвергнут. Будь то Египет, Иордания, Марокко, Оман или Катар. Ни одно из этих правительств никогда не проводило консультации с народов - подписывать договор или нет. Потому что подавляющее большинство арабских масс отвергло бы любое соглашение с Израилем.

Ирина Лагунина: Но, похоже, что палестинское общество в своем большинстве все-таки было готово пойти на какой-то договор с Израилем...

Аззам аль-Тимими: Это правда. Но это зависит от того, о каком соглашении вы говорите. Если вы говорите о "дорожной карте", то ее большинство палестинцев отвергает. Соглашения в Осло 1993 года приветствовались большинством населения, но прошло пять лет, и выяснилось, что это были всего лишь иллюзии. Вновь началась война. Соглашения в Осло не улучшили положение территорий. Что произошло за эти 11 лет после Осло? Оказалось, практически все, что говорила "Хамас", особенно шейх Ахмед Ясин, об этих соглашениях - правда. Палестинцы не получили никаких прав, их жизнь стала еще более жалкой. Они теряли больше и больше земель, молодых людей арестовывали или убивали, и, с их точки зрения, выяснилось, что весь мирный процесс был задуман только для того, чтобы поддержать статус кво и защитить, в первую очередь, израильские интересы.

Ирина Лагунина: Что же все-таки так привлекательно в учении "Хамас" для арабской улицы?

Аззам аль-Тимими: Его учение соответствовало ходу мыслей тех, кто участвовал в арабском сопротивлении. Когда я говорю "сопротивление", я говорю о существенной части любого арабского или мусульманского общества. Кроме того люди сравнивали "Хамас" и различные группировки ООП - особенно в 70-е и в начале 80-х годов. "Хамас" рассматривала Палестину как место сражения. Эта организация никогда не принимала участия ни в каких действиях, которые выходили за границы Палестины. Она никогда не вмешивалась во внутренние дела соседних арабских государств и правительств. Именно поэтому у нее никогда не было проблем с соседними нациями и правительствами.

Ирина Лагунина: Я спросила об учении "Хамас"?

Аззам аль-Тимими: "Хамас" - общественное движение, зародившееся снизу, в обществе. Она выросла из Мусульманского братства - египетской организации, действовавшей в Палестине с 40-х годов прошлого века. Она сформировалась из определенной общественной инфраструктуры, которая состояла из религиозных школ, благотворительных обществ, неправительственных организаций. Все эти группы были непосредственно связаны с народом, влияли на их жизнь, помогали им, но их взгляд на мир был основан на исламской идеологии. Так что у "Хамас" есть несколько ветвей, и военная ветвь - одна из них, но не основная.

Ирина Лагунина: Прерву разговор с преподавателем Университета Вестминстер Аззамом аль-Тимими. Штат Виргиния, Центр изучения терроризма, директор отдела исследований Джеймс Кёркхоуп. Как складывались отношения между ООП и "Хамас"? Одни находились у власти и стремились эту власть за собой сохранить. Вторые никогда так и не пришли к власти. Более того, они особо к политическому Олимпу и не стремились.

Джеймс Кёркхоуп: Политически это так. "Хамас" никогда не заигрывала с политической властью, хотя у них была власть в обществе. Они продолжали заниматься благотворительностью, строить больницы, помогать людям изнутри общества, и в то же время они продолжали борьбу. Не важно, что делал Арафат, в обществе всегда присутствовали боевики "Хамаса", которые набирали новых соратников, которые стремились подорвать любое направление, в котором развивался мирный процесс. Это было так и в 90-х годах, когда подписывались мирные соглашения в Осло, это продолжалось и в последний год, когда была предложена "дорожная карта". Так что да, это факт, что они никогда не входили в палестинские Национальные советы или другие органы власти и никогда не принимали участие в переговорах с израильским правительством, поскольку их основополагающий принцип - отказ Израилю в праве на существование. ООП в какой-то момент - в 1989 году - отказалась от полного отречения Израиля. И когда ООП пошла на это, это был шаг в противоположную сторону от "Хамаса", это был шаг вразрез с установками "Хамаса". Так что после этого лидеры двух групп никогда уже больше не садились за стол переговоров.

Ирина Лагунина: Джеймс Кёркхоуп, Центр изучения терроризма. Лондон, Университет Вестминстер, Аззам аль-Тимими. ООП и "Хамас" не противостояли друг другу, и смерть шейха Ясина вывела на улицы людей с различными политическими взглядами. Почему он стал таким символом?

Аззам аль-Тимими: Потому что "Хамас" никогда не вступал в противодействие с другими палестинскими группами. Даже когда делались попытки столкнуть движение с ООП, "Хамас" уходила от столкновения. Политические лидеры "Хамас" постоянно участвовали в диалоге с националистами, с либералами, с социалистами, потому что одна из основ движения заключается в том, что у людей должно быть право на свободу политических взглядов и на свободу выбора политической линии. И эта политика "Хамас" оказалась успешной. Теперь люди видят в этой группировке своего рода модель, своего рода феномен своего общества и хотят к ней примкнуть. И мне кажется, что смерть шейха Ахмеда Ясина приведет только к тому, что в организацию начнется массовый прилив людей. Это для "Хамас" - возможность набрать новых активистов.

Ирина Лагунина: "Хамас" без шейха Ясина сможет по-прежнему набирать силу?

Аззам аль-Тимими: Да, определенно, да. Если бы сегодня на палестинских территориях проводились свободные выборы, то "Хамас" бы вышла на них победителем.

Ирина Лагунина: Аззам аль-Тимими, преподаватель в Лондонском университете Вестминстер.

XS
SM
MD
LG