Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто знал об "Аль-Кайде"


Владимир Абаринов: В том, почему правительство Соединенных Штатов не предотвратило нападения террористов на собственной территории, разбирались уже многие. На эту тему написаны книги, собран огромный объем информации. Но исчерпывающего ответа по сей день не существует - прежде всего, потому, что тема остается политически чувствительной. А выяснить все досконально необходимо, дабы постараться не допустить повторения. Администрация президента Буша считает, что сделала правильные выводы, приняла адекватные меры, которые постепенно приносят успех. Однако общество в этом не уверено. Ощущение опасности со временем притупилось, но не исчезло. Каждый новый теракт - такой, как взрывы в Мадриде, - напоминает американцам об их уязвимости.

События, предшествовавшие атаке 11 сентября, расследовали по горячим следам журналисты, несколько профильных комитетов Конгресса провели слушания. Наконец, свое расследование провела специальная совместная комиссия обеих палат Конгресса. Но общественное мнение Америки, и в первую очередь родных и близких жертв 11 сентября, результаты этих разбирательств не удовлетворили. В картине, нарисованной усилиями прессы и законодателей, много важных деталей, но еще больше - белых пятен. Правительство отказывается сообщать каким бы то ни было комиссиям все подробности, ссылаясь на режим секретности и тайну продолжающегося следствия по делу о заговоре 11 сентября. Именно это произошло с комиссией Конгресса. В июле прошлого года она опубликовала свой итоговый доклад. Документ был готов еще в декабре. Полгода ушло на согласование с соответствующими ведомствами его несекретной версии. В результате из окончательного текста объемом в 900 страниц были удалены фрагменты, в общей сложности составившие 28 страниц. Руководители разведки и контрразведки, другие должностные лица давали комиссии свои показания на закрытых слушаниях, а многие фигурируют в докладе под псевдонимами. Вывод этой комиссии состоял в следующем:

"По целому ряду причин разведывательное сообщество не сумело оценить важность отдельной и общей имевшейся информации, относящейся к событиям 11 сентября. В результате разведывательное сообщество не смогло сорвать заговор 11 сентября, либо не допустив в страну, либо арестовав будущих угонщиков самолетов, не смогло также раскрыть заговор с помощью слежки и других разведывательных инструментов внутри Соединенных Штатов и, наконец, не смогло предупредить о состоянии повышенной опасности, что значительно бы снизило риск нападения внутри страны.

Никто уже теперь не узнает, что произошло бы, если бы были проведены нити между отдельными частями информации. Мы никогда с точностью не узнаем, в какой степени разведывательное сообщество смогло бы и захотело бы использовать те возможности, которые могли перед ним открыться. Важно то, что разведывательное сообщество, по целому ряду причин, не сложило вместе и не смогло по достоинству оценить целые пласты информации, которые могли бы значительно увеличить шансы того, что план Усамы бин Ладена напасть на Соединенные Штаты 11 сентября был раскрыт и предотвращен".

Владимир Абаринов: Под давлением общественности, разочарованной работой законодателей, президент Буш был вынужден учредить независимую комиссию во главе с бывшим губернатором штата Нью-Джерси Томасом Кином. Комиссия получила статус и полномочия, позволяющие ей требовать от федеральных органов исполнительной власти любые документы и вызывать для дачи показаний чиновников любого ранга. При необходимости свидетель или документ вызываются повесткой, которая имеет силу судебной - лицо, уклоняющееся от исполнения требований комиссии, может быть привлечено к ответственности за неуважение к ней.

Председатель комиссии Томас Кин в полной мере воспользовался своими правами. Он вступил в острый конфликт с Белым Домом, требуя представить ему копии докладов, которые разведка направляла президенту до 11 сентября. Обычные ссылки на государственную тайну на губернатора Кина не подействовали - он пригрозил администрации судом и, в конце концов, получил необходимые материалы. Члены комиссии Кина и их помощники опросили сотни свидетелей. Наконец, пришел черед и высших должностных лиц. По прошествии первых двух дней публичных слушаний можно смело утверждать, что это событие экстраординарное. Нечасто приходится видеть, как члены кабинета, люди, ответственные за принятие важнейших политических решений, перед тем, как дать свои показания, приносят присягу. (Напомню, что лжесвидетельство президента Клинтона чуть не привело к его отставке). За их спинами в зале сидят родственники погибших от рук террористов. Заседания от первого до последнего слова транслируются в прямом эфире крупнейших телекомпаний.

Комиссия основательно подготовилась к этим допросам. Первое, что бросается в глаза - это значительно более широкий, чем прежде, охват событий. На слушания приглашены чиновники как нынешней, так и прошлой администраций. Ключевой вопрос, который члены комиссии задают, в разных формулировках, каждому свидетелю, звучит так: почему правительство США, зная об угрозе, которая исходит от "Аль-Каиды", не ликвидировало ее силовыми методами, не дожидаясь, пока "Аль-Каида" нанесет сокрушительный удар по американским городам?

Вот что ответила на этот вопрос бывший государственный секретарь США Мэдлин Олбрайт.

Мэдлин Олбрайт: Я думаю, я практически уверена, господин президент, что очень сложно было определить, какие объекты могли стать целью атаки. И во многих случаях связь, которая сейчас кажется очевидной, в то время таковой не была. И если бы мы начали бомбить произвольно или использовали бы тогда вооруженные силы, то это бы создало ситуацию, при которой наша жизнь в мусульманском мире оказалась бы еще сложнее. Это - выбор, который перед нами стоял. И по-моему, мы как раз знают - и внутри и вне правительства - как человека, который всегда готов был соединить дипломатию с политикой силы. И мне кажется, что мы применили силу тогда, когда это было необходимо, и применили ее в полной мере, сильно.

Владимир Абаринов: Особая группа вопросов на слушаниях - момент перехода от администрации Клинтона к администрации Буша, преемственность политики. Госсекретарь США в прошлой администрации воспользовалась партийным подходом, от которого независимая комиссия пыталась уйти, поскольку в стране в разгаре предвыборная президентская кампания.

Мэдлин Олбрайт: Многие направления политики, которые мы развивали, дальнейшего развития не получили. И я должна с глубоким разочарованием сказать, что смотреть на то, как приходящая администрация отбросила многие направления политики, которые мы развивали - будь то Северная Корея или Балканы - было сложно.

Владимир Абаринов: Администрации Билла Клинтона было известно, что террористическую сеть возглавляет Усама бин Ладен. Президент санкционировал его уничтожение. Почему этот приказ остался невыполненным? Говорит министр обороны в правительстве Клинтона Уильям Коэн.

Уильям Коэн: Я вспоминаю как минимум три случая, когда первоначальные донесения разведки говорили, что мы его выследили, и мы были готовы нанести удар по определенному участку с тем, чтобы поразить этого человека или группу людей, включая его. И всякий раз они отзывали свою информацию, говорили "нет, мы не вполне уверены". Один раз мы думали, что в поле нашего зрения попал бин Ладен. Но оказалось, что это был шейх из Арабских Эмиратов. В другом случае мы рассматривали возможность удара по самолету, в котором мог находиться бин Ладен. Он пытался спастись бегством. Но и в тот раз разведка отменила свое сообщение, сказала "мы не думаем, что нашли его". Каждый раз информация приходила от разведки, через советника по национальной безопасности, и мы садились и принимали коллективное решение - ОК, при таких обстоятельствах мы не открываем огонь.

Владимир Абаринов: В 1998 году Соединенные Штаты все-таки нанесли ракетные удары по Афганистану и Судану - оба не достигли результата. Билла Клинтона обвиняли тогда в том, что он преследовал совсем иную цель - пытался отвести от себя угрозу импичмента, переключив внимание на другой острый сюжет. Уильям Коэн категорически опроверг эти обвинения.



Уильям Коэн: Как раз в то время, когда были нанесены удары по Афганистану и Судану, на экраны вышел фильм "Хвост вертит собакой". Нашлись критики, которые выступили с нападками на президента, они говорили, что это попытка отвлечь внимание от его личных проблем. Я хотел бы сказать для протокола: ни при каких обстоятельствах президент Клинтон не использовал вооруженные силы в политических целях. Когда я вступил в должность, он заявил мне с полной ясностью, что не будет обращаться ко мне с просьбами об участии в каких-либо политических акциях и никогда не позволит использовать вооруженные силы в политических целях. Президкент Клинтон сдержал свое слово. Он никогда не обращался к нам с такими просьбами. Войска использовались строго по назначению.

Владимир Абаринов: Администрация Клинтона, действуя кнутом и пряником, пыталась уговорить афганских правителей выдать бин Ладена. Директор ЦРУ Джордж Тенет действовал через шефа саудовской разведки принца Турки бин Фейсала. Тот будто бы почти добился успеха, но в сентябре 1998 года мулла Омар изменил свою позицию и ответил отказом. Как стало известно комиссии, неуступчивости Омара в значительной мере способствовал бывший глава пакистанской разведки Хамид Гуль, которого некоторые эксперты считают "отцом" движения талибов: он заверил Омара, что сумеет предупредить их о готовящемся американском ракетном ударе за три-четыре часа, "как это было в последний раз", то есть в 1998 году, когда американские крылатые ракеты атаковали пустой лагерь "Аль-Каиды" - бин Ладен с ближайшими командным составом сети покинул его именно за считанные часы.

В январе 2000 года к власти пришли республиканцы во главе с Джорджем Бушем. По словам членов этой команды, она с первых же дней занималась проблемой терроризма, полностью отдавая себе отчет в серьезности угрозы. К лету 2001 года доклады разведки приобрели особенно зловещий характер - она знала, что "Аль-Каида" готовит страшный удар, но не знала, каким именно он будет. О том, что теракты будут совершены на территории США - даже не догадывалась. Могла ли превентивная война с Афганистаном отвести угрозу от Соединенных Штатов? - спросил госсекретаря Пауэлла член комиссии бывший губернатор Иллинойса Джим Томпсон.

Колин Пауэлл: Я не могу ответить на этот вопрос. Но я могу сказать, что заговорщики 11 сентября уже получили свои инструкции. Они уже приступили к реализации своего плана - одни из них находились в процессе проникновения в Соединенные Штаты, другие были уже здесь. Вторжение в Афганистан и обезглавливание "Аль-Каиды" - если бы нам удалось ликвидировать Усаму бин Ладена и разрушить его организацию... У меня нет причин верить в то, что это заставило бы террористов отказаться от их планов.

Владимир Абаринов: Губернатор Томпсон продолжает.

Джим Томпсон: Сегодня силы НАТО находятся в Афганистане, однако каждый, кто давал показания этой комиссии, по-прежнему опасается, что мы можем подвергнуться нападению на нашей собственной территории. Это так?

Колин Пауэлл: Это так. "Аль-Каида" пустила щупальца по всему миру. Мы добились огромных успехов. Мы уверены, что ликвидировали значительную часть известных нам членов руководящего звена, но не ликвидировали всю организацию, и это не единственная организация, которая желает нам зла.

Владимир Абаринов: У генерала Пауэлла собственное мнение о том, что такое терроризм.

Колин Пауэлл: Враг - не терроризм, а террористы, реальные люди, которые желают нам зла. Мы знаем их, мы составили список иностранных террористов. Мы преследуем их. Мы оказываем давление, дипломатическое и военное, на страны, которые оказывают поддержку подобным организациям. Так что я считаю, у нас есть ясное представление о тех, за кем мы охотимся, будь то Абу-Сайяф, "Хезболлах" или "Аль-Каида".

Владимир Абаринов: И еще раз о превентивной войне.

Колин Пауэлл: Мы в тот период не рассматривали возможность акций, которые мы были готовы предпринять после 11 сентября. Мы знали, что отвественность несет "Аль-Каида", но было неясно, как нанести по ней смертельный удар. В тот момент мы еще не пришли к выводу, что мы должны устранить режим талибов. Это понимание пришло позже.

Владимир Абаринов: Наконец, у администрации появился план действий в отношении "Аль-Каиды". Он предусматривал меры дипломатического и политического воздействия на режим талибов с целью добиться выдачи бин Ладена и лишь тогда, когда все невоенные методы будут исчерпаны - силовую акцию. План был рассчитан на три года и был окончательно согласован на уровне заместителей глав ведомств на совещании в Белом Доме 10 сентября - накануне терактов.

На тот же вопрос - о возможности и эффективности войны с Афганистаном не после, а до 11 сентября - по-своему ответил министр обороны США Дональд Рамсфелд.

Дональд Рамсфелд: Я уверен в том, что глобальная война с терроризмом, развернутая после 11 сентября, международная коалиция, включаюшая около 90 стран, были бы невозможны до 11 сентября. Вспомните ситуацию, предшествовавшую 11 сентября. Представьте себе, что президент Соединенных Штатов, основываясь на разведданных того времени, обращается к Конгрессу и миру со словами: "Нам необходимо вторгнуться в Афганистан, свергнуть режим талибов и уничтожить террористическую сеть "Аль-Каида". Сколько стран вступило бы в коалицию? Многие? Некоторые? Вряд ли.

Владимир Абаринов: В этом Дональд Рамсфелд полностью солидарен с Госсекретарем предыдущей администрации Мэдлен Олбрайт. Нынешний министр обороны говорит, что с международным терроризмом уже нельзя бороться прежними методами - они дают лишь иллюзию победы, тогда как враг собирается с силами и нападает снова.

Дональд Рамсфелд: Чем больше изучаешь терроризм, тем больше проникаешься убеждением, что методы, при менявшиеся для борьбы с ним в течение десятилетий, не работали. Это была стратегия подхода к терроризму как к проблеме внутренней безопасности. Борьба с ним состояла в технологиях восстановления внутреннего и международного правопорядка. Мы отвечали на атаки террористов оборонительными мерами. После взрыва казарм морской пехоты в Бейруте, первого теракта против Всемирного торгового центра, взрывов посольств в Восточной Африке и эсминца "Коул" здравомыслящие люди должны были прийти к заключению, что прежний подход исчерпал себя.

Владимир Абаринов: Новая стратегия борьбы с современным терроризмом, считает Дональд Рамсфелд, в корне другая - это не сдерживание, а война на полное уничтожение противника. Как с фашизмом, сказал он.

Должностные лица правительства Джорджа Буша не раз обвиняли администрацию Билла Клинтона в недостатке внимания к угрозе терроризма, в том, что она вела себя недостаточно агрессивно по отношению к Усаме бин Ладену и "Аль-Каиде". Однако директор ЦРУ Джордж Тенет заявил комиссии, что не видит серьезных ошибок в действиях ни той, ни другой администрации.

Джордж Тенет: Я работал с двумя разными администрациями, предстаавляющими две разные политические партии. Угроза терроризма глубоко беспокоила обе команды политиков. Первая команда выдержала испытание терроризмом и боролась с очень сложными проблемами осмысленно и тщательно. Вторая команда, нынешняя администрация, в период до 11 сентября упорно работала над всеобъемлющим планом противодействия "Аль-Каиде", основываясь на данных, которыми снабжала ее разведка. А разведывательное сообщество в это время не сидело, сложа руки.

Владимир Абаринов: Иного мнения придерживается бывший координатор по контртерроризму Ричард Кларк, чья еще не появившаяся в продаже книга "Против всех врагов" вызвала фурор в американской столице. В отличие от республиканцев Кларк, наоборот, считает действия Билла Клинтона и его кабинета абсолютно адекватными угрозе.

Ричард Кларк: Мое впечатление состоит в том, что борьба с терроризмом в целом и с "Аль-Каидой", в частности, была необычайно высоким приоритетом администрации Клинтона, бесспорно самым высоким. Были приоритеты, возможно, равные по важности, такие, как ближневосточный мирный процесс, но я не знаю проблемы, которой эта администрация придавала бы бОльшее значение.

Владимир Абаринов: А вот правительство Джорджа Буша, по словам Ричарда Кларка, задвинуло проблему терроризма в долгий ящик.

Ричард Кларк: Я убежден, что администрация Буша в первые восемь месяцев рассматривала терроризм как важную, но не срочную проблему. Джордж Тенет и я упорно пытались внушить президенту и другим высокопоставленным должностным лицам ощущение неотложности, направляя им доклады разведки об угрозе, которая исходит от "Аль-Каиды". И мы занимались "Аль-Каидой". Но хотя я продолжал настаивать и убеждать, что это - срочная проблема, я не думаю, что наверху ее воспринимали именно так.

Владимир Абаринов: Все выступавшие перед комиссией члены нынешнего кабинета отказались комментировать книгу Кларка - ведь в магазинах ее еще нет. Главное разоблачение Кларка состоит в том, что администрация Буша игнорировала угрозу аль-Кайды, а Кондолизза Райс, как он считает, вообще не слышала такого названия до 11 сентября; вместо этого Буш и его ближайшие советники рассматривали идею войны с Ираком. Сотрудники Белого Дома считают все разоблачения Кларка, с которыми он впевые выступил в программе телекомпании CBS, рекламным ходом. В архивах администрации нашлась стенограмма брифинга, на котором Кларк незадолго до своей отставки превозносит президента Буша за его приверженность борьбе с международным терроризмом. Наконец, высказываются предположения, что Кларк собирается делать политическую карьеру в стране демократов. Его спросили об этом на слушаниях. Кларк ответил, что в своих выводах он ни в коей мере не руководствуется своими политическими, то есть партийными, симпатиями и не намерен занимать какие-либо должности в администрации демократов, если Джон Керри будет избран президентом и сделает ему такое предложение.

XS
SM
MD
LG