Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Показания Кондолиззы Райс


Владимир Абаринов: Истоки исламского терроризма нового поколения, ответ США на растущую угрозу, эффективность нынешней глобальной войны с террором - все это вопрос выживания свободного мира. События, предшествовавшие терактам 11 сентября 2001 года, еще долго будут волновать американцев и не только их. Свой вклад в осознание проблемы вносит независимая двухпартийная комиссия во главе с Томасом Кейном, сформированная Конгрессом и утвержденная президентом США. В последние недели организованные комиссией публичные слушания стали главным событием в Америке. В роли возмутителя спокойствия выступил бывший высокопоставленный сотрудник Белого Дома Ричард Кларк, обвинивший нынешнюю администрацию в недопустимо беспечном отношении к предупреждениям разведки. В администрации Билла Клинтона Кларк занимал пост национального координатора по контртерроризму в ранге члена кабинета, разработал стратегию противодействия "Аль-Каиде". Однако его план не встретил одобрения со стороны глав соответствующий ведомств, а с приходом в Белый Дом Джорджа Буша и его команды Кларк оказался на вторых ролях. Публичный допрос Кларка, о котором мы рассказывали в прошлой программе, трудно назвать триумфом бывшего главы антитеррористической политики США: члены комиссии - республиканцы сделали все, чтобы подорвать доверие к его показаниям, и это им в значительной мере удалось. Кларк старался продемонстрировать обществу некомпетентность администрации Буша, но снискал успех в глазах лишь той части публики, которая и без того убеждена в бездействии президента и его команды.

Тем не менее, Кларк оказал обществу добрую услугу уже тем, что спровоцировал острую реакцию Белого Дома и, в конечном счете, способствовал вызову в комиссию соетника президента по национальной безопасности Кондолиззы Райс для дачи публичных показаний под присягой. Поначалу Белый Дом ответил решительным "нет" на требования провести публичный допрос Райс. Юридическое основание отказа состоит в том, что советники президента не подлежат утверждению Сенатом и потому не подотчетны Конгрессу - президент имеет право на конфиденциальность своего общения с советниками, и потому допрос Райс был бы нарушением конституционного принципа разделения властей. Однако прецеденты нашлись, и президент уступил, оговорившись, что делает это в виде исключения, учитывая значение вопроса.

Допрос Кондолиззы Райс состоялся 8 апреля. Как и допрос Кларка, его транслировали в прямом эфире все крупнейшие американские телекомпании, а потом несколько дней к ряду повторяли запись целиком и по частям. В своем вступительном слове советник подошла к проблеме терроризма в широком историческом контексте.

Кондолизза Райс: Террористы находились в состоянии войны с нами, но мы им войну не объявляли. В течение более чем 20 лет террористическая угроза набирала силу, но ответ Америки, где менялись правительства и правящие партии, оставался неадекватным. Исторически сложилось так, что демократическое общество медленно реагирует на растущую угрозу, предпочитая тактику выжидания до тех пор, пока угроза не становится предельно реальной или пока не будет слишком поздно. Несмотря на потопление судна "Лузитания" в 1915 году и непрекращающиеся нападения Германии на американские корабли и суда, Соединенные Штаты вступили в войну лишь спустя два года. Несмотря на многочисленные нарушения нацистской Германией Версальского договора и провокаций середины 30-х годов, западные демократии бездействовали вплоть до 1939 года. Правительство США ничего не предпринимало в связи с растущей угрозой, исходящей от имперской Японии, пока угроза не стала слишком очевидной после Пёрл-Харбора. Трагизм состоит в том, что, несмотря на свою воинственную риторику, до 11 сентября наша страна просто не ощущала себя в состоянии войны.

Владимир Абаринов: Кондолизза Райс решительно отрицала обвинения в недооценке угрозы администрацией Буша.

Кондолизза Райс: Президент Буш осознавал угрозу и осознавал ее значение. Он заявил нам с предельной ясностью, что не хочет отвечать ударом на каждый удар "Аль-Каиды". Он сказал мне, что ему надоело ловить блох. Новая стратегия была разработана в течение весны и лета 2001 года и утверждена на совещании старших должностных лиц администрации 4 сентября.

Владимир Абаринов: По словам Райс, в этом документе были учтены многие предложения Ричарда Кларка - такие, например, как политическое сближение с Узбекистаном, меры по отслеживанию финансовых операций "Аль-Каиды" и некоторые другие элементы его плана.

Кондолизза Райс: Это была самая первая президентская директива администрации Буша по вопросам национальной безопасности, и речь в ней шла не о России, не о противоракетной обороне, не об Ираке, а о ликвидации "Аль-Каиды". Хотя эта директива принадлежит к числу документов высшей степени секретности, мы рассекретили ее фрагменты с тем, чтобы помочь работе комиссии. И я изложу некоторые ее положения сегодня. Целью новой стратегии была ликвидация сети "Аль-Каида" и исходящей от нее угрозы. Главы соответствующих федеральных ведомств получили указание сделать эту цель своим приоритетом и использовать все возможности, которыми располагает государство - финансовые, дипломатические и военные - для достижения этой цели. Членам кабинета и главам ведомств были даны конкретные поручения.

Владимир Абаринов: Новая стратегия противодействия "Аль-Каиде" была утверждена за неделю до терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне. Почему администрации потребовалось столько времени? На слушаниях в комиссии Кейна Кондолизза Райс заявила, что даже если бы директива была издана на следующий день после вступления Джорджа Буша в должность, она не предотвратила бы 11 сентября. Слишком сложной и комплексной была задача.

Кондолизза Райс: Американская политика в отношении "Аль-Каиды" не работала, потому что не работала политика в отношении Афганистана. А наша афганская политика не работала, потому что не работала пакистанская. Мы понимали, что стратегия противодействия терроризму должна быть составной частью нашей региональной стратегии и внешней политики в целом.

Владимир Абаринов: Углубимся в недавнюю историю. Билл Клинтон столкнулся с проблемой терроризма с первых же дней своего президентства. В феврале 1993 года был совершен теракт против Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Взрывом было убито шесть человек. Вплоть до атак 11 сентября этот взрыв оставался крупнейшим актом иностранного терроризма на американской земле. В апреле был раскрыт иракский заговор покушения на жизнь бывшего президента Буша во время его визита в Кувейт, и в июне Клинтон санкционировал ракетный удар по багдадской штаб-квартире разведки Саддама. Тем не менее, в первые два года президентства Клинтона противодействие терроризму не входило в число приоритетов администрации. Ситуация резко изменилась в 1995 году. 20 марта члены тоталитарной секты "Аум Синрикё" отравили зарином пассажиров токийского метро. 19 апреля ветеран войны в Заливе Тимоти Маквэй взорвал административное здание в Оклахома-сити. Между двумя последними событиями не было прямой связи, но японская газовая атака заставила правительство США посмотреть пристальнее на проблему уязвимости Америки к оружию массового уничтожения - "Аум Синрикё" была зарегистрирована в США и имела офис на Манхэттене. В июне 1995 года Клинтон подписал директиву о контртерроризме. К этому времени американская разведка значительно продвинулась в понимании роли Усамы бин Ладена - поначалу его считали только финансистом террора, и лишь впоследствии выяснилось, что он руководит глобальной сетью. Бин Ладен жил в то время в Судане. Впрочем, о существовании организации под названием "Аль-Каида" в ЦРУ в то время еще не знали. В документах проходит другое имя - сеть УБЛ, сеть Усамы бин Ладена. В ответ на давление суданские власти согласились выдать бин Ладена США, но юристы правительства пришли к выводу, что у них не хватает доказательств для того, чтобы он предстал перед американским судом. Тогда правительство Судана попросило бин Ладена покинуть страну. В мае 1996 года он перебрался в Афганистан. После взрывов американских посольств в Кении в Танзании в августе 1998 года доказательств было уже достаточно. Появился план захвата бин Ладена или его физической ликвидации, однако президент Клинтон никак не мог решиться санкционировать убийство. Наконец, он подписал бумагу, но она была составлена так затейливо, что исполнителя такого приказа можно было привлечь к ответственности в США. Новая администрация тоже, по словам Кондолиззы Райс, рассматривала возможность уничтожения бин Ладена.

Кондолизза Райс: Думаю, на ранней стадии этих дискуссий нас действительно интересовало, должен ли быть нашей целью лично Усама бин Ладен, в какой мере выведение его из строя скажется на дееспособности всей организации. И я помню, как директор ЦРУ ответил президенту: "это, пожалуй, полезно, но, скорее всего, не остановит теракты и не разрушит сеть".

Владимир Абаринов: Тем не менее, поскольку такая операция признавалась полезной, к делу подключились специалисты по региону, дипломаты и оперативники ЦРУ, сохранившие связи с моджахедами со времен советской оккупации. Оперативные группы ЦРУ не раз проникали на юг Афганистана, устанавливая контакты с полевыми командирами, с помощью которых надеялись захватить бин Ладена. Однако операция захвата всякий раз отменялась: то охрана автоколонны оказывалась слишком сильной, то колонна неожиданно изменяла маршрут, а один раз среди спутников главаря "Аль-Каиды" были женщины и дети, и от плана пришлось отказаться во избежание невинных жертв.

Все эти подробности мало интересовали членов комиссии, состоящих в Демократической партии. Зачастую они просто не слушали ответов Райс на свои же вопросы - их задачей было загнать ее в угол. Вот пример ее диалога с бывшим сенатором Бобом Керри.

Боб Керри: Вы сказали, что президент устал охотиться за блохами. Можете привести мне хоть один пример, когда президент, до 11 сентября, поймал блоху, имеющую отношение к "Аль-Каиде"?

Кондолизза Райс: Я думаю, президент имел в виду...

Боб Керри: Нет-нет, назовите блоху, которую, он поймал.

Кондолизза Райс: Он был сконцентрирован на пресечении деятельности "Аль-Каиды" за границей - именно это он имел в виду.

Боб Керри: Доктор Райс, мы прихлопнули блоху лишь однажды, 20 августа 1998 года. После этого никаких блох мы не поймали. Какого черта он так устал?

Владимир Абаринов: 20 августа 1998 года США нанесли ракетные удары возмездия по Афганистану и Судану в ответ на взрывы американских посольств в Африке.

Кондолизза Райс: Я думаю, он имел в виду, что специальные службы в основном выслеживают отдельных террористов здесь и за границей - это он и назвал охотой на блох. Это просто фигура речи.

Боб Керри: На мой взгляд, неудачная фигура речи.

Владимир Абаринов: Но Конди Райс, выросшая в штате Алабама в годы разгула расизма и лишь по счастливой случайности не оказавшаяся вместе с одноклассницами в церкви в момент взрыва, устроенного куклуксклановцами. Окружающие ее люди в Белом Доме не раз отмечали ее бойцовские качества.

Кондолизза Райс: Вопрос состоит в следующем: будет ли ответ на террор тактическим или стратегическим. Первый вариант - это отвечать на каждый акт террора минимально необходимыми военными средствами по принципу "око за око". Кстати, как раз Дик Кларк в своей записке пишет о том, что не надо действовать по этому принципу, а надо отвечать тогда, когда мы сочтем нужным. Я знаю, господин Керри, вашу речь того времени. Вы в ней сказали, что, быть может, наилучшим ответом на взрыв корабля "Коул" будут шаги по ликвидации угрозы, исходящей от Саддама Хусейна. Это и есть стратегическое вuдение. (Аплодисменты.) И наше вuдение было именно стратегическим. Откровенно говоря, меня ваша речь, ваша блестящая речь, просто потрясла. (Смех.) В ней идет речь о действительно ассиметричном ответе.

Боб Керри: Догадываюсь, что вы прочли ее только что.

Кондолизза Райс: Нет, неколько раньше. Это был действительно ассиметричный ответ. Конечно, можно решить, что всякий раз, когда "Аль-Каида"...

Боб Керри: То есть вы хотите сказать, что не ответили на взрыв корабля "Коул" из-за моей речи? (Смех.) Что если бы этой речи не было, вы нанесли бы ответный удар?

Кондолизза Райс: Нет. Я просто говорю, что считаю блестящим такой образ мыслей. Это стратегический, а не тактический подход.

Владимир Абаринов: Особое внимание "комиссары" уделили сводке разведданных, которую президент Буш получил 6 августа 2001 года - менее чем за пять недель до терактов. Документ имеет наивысший гриф секретности. Членам комиссии разрешили с ним ознакомиться, однако разглашать его содержание они не имеют права. Поэтому Ричард Бен-Венисте поставил вопрос таким образом, чтобы это сделала сама Кондолизза Райс.

Ричард Бен-Венисте: Разве этот доклад, доктор Райс, не содержал предупреждения о возможных терактах в стране? Вы припоминаете заголовок доклада?

Кондолизза Райс: Думаю, заголовок был "Бин Ладен намерен нанести удар внутри Соединенных Штатов"

Владимир Абаринов: Сразу же после этой фразы Райс попыталась продолжить.

Кондолизза Райс: Вы спрашиваете, содержал ли доклад предупреждения об атаках...

Ричард Бен-Венисте: Я спрашиваю, как он назывался.

Кондолизза Райс: Вы спросили: "Разве там не было предупреждения о терактах?" Там не было предупреждений о возможных терактах на территории Соединенных Штатов. Это был исторический обзор, основанный на старых разведданных, он не содержал никакой новой информации, никаких предупреждений о возможности терактов на территории Соединенных Штатов.

Владимир Абаринов: Бен-Венисте излагает свою версию содержания доклада.

Ричард Бен-Венисте: В августе 2001 года вам было известно о причастности "Аль-Каиды" к организации первого теракта против Всемирного торгового центра, не так ли? Вы знали, что в конце 99-го года, в период накануне нового тысячелетия, была предотвращена попытка "Аль-Каиды" взорвать международный аэропорт Лос-Анджелеса и были раскрыты ячейки, действовавшие в Нью-Йорке и Бостоне. Вам было известно, что агенты "Аль-Каиды" уже несколько лет - на постоянном месте жительства или временно пребывают в Соединенных Штатах, имеют здесь свою структуру. И вы знали из докладов ФБР о существовании плана освобождения слепого шейха посредством угонов самолетов и о подозрительной активности, которая шла в рамках этого плана. Разве не так?

Кондолизза Райс: У вас есть еще вопросы такого же рода, на которые вы хотите, чтобы я ответила?

Ричард Бен-Венисте: Вы охактеризовали этот документ как исторический обзор. А я спрашиваю вас, разве из этого доклада от 6 августа вы не узнали о том, что у ФБР есть информация - не историческая, а оперативная, исходящая от расследований, которые велись против ячеек "Аль-Каиды" - что ведутся приготовления, совпадающие с планом угонов на территории Соединенных Штатов.

Кондолизза Райс: О чем действительно было сказано в докладе от 6 августа - видимо, я должна процитировать...

Ричард Бен-Венисте: Мы были бы счастливы прочесть полный рассекреченный текст (аплодисменты) включая заголовок.

Кондолизза Райс: Я уверена, господин Бен-Венисте, что вы получили доступ к докладу. Однако позвольте мне...

Ричард Бен-Венисте: Но он не рассекречен, его нельзя огласить публично, как вы знаете.

Кондолизза Райс: Я уверена, что вы получили к нему исключительный доступ. Позвольте мне ответить на вопрос.

Ричард Бен-Венисте: И до сегодняшнего дня мы даже не могли огласить заголовок доклада.

Кондолизза Райс: Могу я ответить на вопрос, сэр?

Владимир Абаринов: В последние месяцы пребывания у власти Билла Клинтона по меньшей мере дважды крупные теракты удалось предотвратить. Спецслужбы США и Европы

Сорвали план взрыва американского посольства в Албании, а в декабре 1999 года при въезде из Канады в США был арестован террорист Ахмад Рессам, собиравшийся взорвать аэропорт Лос-Анджелеса. Этот несостоявшийся теракт получил в американской прессе название "заговор миллениума" - нового тысячелетия.

Кондолизза Райс: Миллениум был, конечно, периодом высокого риска по самой своей природе. Мы все это знали. После 11 сентября Дик Кларк направил нам отчет о том, что было сделано после того, как был раскрыт заговор миллениума. Его оценка состояла в том, что Рессам был арестован случайно. Думаю, это была не такая уж случайность. Это произошло благодаря блительности агента Таможенной службы Дайаны Дин и ее коллег, которые почувствовали в поведении Рессама что-то неладное. Они хотели задержать его. Он попытался скрыться. Когда его задержали, у него нашли компоненты взрывных устройств и карту Лос-Анджелеса. Интересно, что, как я установила, в этот момент Таможенная служба еще не была переведена в режим особой бдительности. Поэтому я просто не согласна с доводом, что нам следовало посильнее трясти деревья в надежде, что на землю упадут какие-то фрагменты информации, которые позволят нам составить общую картину. Нельзя полагаться на случайность, благодаря которой мы получим эту общую картину. Вот почему так важны структурные реформы.

Владимир Абаринов: Допрос Кондолиззы Райс, как и допрос Ричарда Кларка, никого ни в чем не убедил - на вопросы, которые взялась решать комиссия, нет простых, однозначных ответов. После показаний президентского советника давление на администрацию усилилось - пресса требовала рассекретить доклад от 6 августа и публиковала утечки из него. Видимо, Белый Дом был уже готов к такому решению. Текст документа был предан огласке на второй день после допроса Райс. Секретными остались лишь ссылки на источники разведданных. В бумаге всего 17 предложений. "Разведданные, сведения иностранных правительств и сообщения прессы говорят о том, что уже в 1997 году бин Ладен хотел осуществить теракты в США", - гласит его первая фраза. Далее следует изложение этих свидетельств, главным образом, со ссылками на арестованных членов "Аль-Каиды". "Мы не в состоянии найти подтвержение наиболее сенсационным из этих сообщений, - сказано в сводке, - таких, как например, полученное в 1998 году сообщение о том, что бин Ладен хотел захватить американский самолет с тем, чтобы добиться освобождения "слепого шейха" Омара Абдель Рахмана и других удерживаемых США экстремистов". (Шейх Рахман отбывает в США пожизненное заключение как организатор неудавшихся взрывов здания ООН, штаб-квартиры нью-йоркского отделения ФБР и мостов через омывающие Нью-Йорк реки.) Документ содержит также одну фразу о том, что члены "Аль-Каиды", в том числе граждане США, постоянно проживают или часто приезжают в страну и, похоже, на американской территории действует группа, которая "способна оказать помощь в осуществлении терактов". Вряд ли на основании этой сводки можно было принять какие-то конкретные меры. Президент и его советник оказались правы: в документе нет никаких точных деталей возможной атаки. Будь у него эти детали, много раз повторял президент Буш, он не допустил бы трагедии. Но что бы он сделал? Поставил бы на прикол всю гражданскую авиацию? Приказал бы сбивать угнанные самолеты? Посадил бы в каждый самолет по группе спецназа? Предотвратить теракты 11 сентября было возможно только в одном случае: если бы спецслужбы точно знали дату и номера рейсов, но этого вплоть до самого последнего дня не знали и сами заговорщики, как не знали большинство из них точный сценарий. Специалисты говорят, что при любом другом наборе сведений предотвратить угон можно было только по счастливой случайности, как это произошло с "заговором миллениума". Но для того террористы и угоняли одновременно не один, а несколько самолетов, чтобы застраховаться от случайностей.

Независимая комиссия продолжает работу. Теперь она обратилась к вопросам взаимодействия ЦРУ и ФБР и юридических барьеров такого взаимодействия - тем самым структурным проблемам, о которых говорила Кондолизза Райс. Свое мнение на этот счет высказал бывший директор Федерального бюро расследований Луис Фри.

Луис Фри: ФБР, как вам известно, до 11 сентября располагало лишь тремя с половиной процентами всех бюджетных ассигнований на борьбу с терроризмом. Ни для того не новость, что в течение многих лет и ресурсы, и юридические полномочия были ограничены. И в рамках этих ограничений мы делали максимум, что были в состоянии сделать.

Владимир Абаринов: По мнению Луиса Фри, действия ФБР ни в коей мере не могли решить проблему противодействия терроризму.

Луис Фри: Ключевой момент этого расследования состоит в том, что без вторжения в Афганистан, без самолета "Предетор" с ракетным вооружением для поражения наших врагов, без всего того, чтобы было сделано после 11 сентября, когда Соединенные Штаты объявили войну "Аль-Каиде", то, что мы делали, было все же лучшей альтернативой, чем полное бездействие.

Владимир Абаринов: В списке свидетелей комисси Кейна есть и бывший и нынешний министры юстиции Джанет Рино и Джон Эшкрофт.

XS
SM
MD
LG