Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Палестина: политическое наследие


Саэб Эрекат: Решено, что в случае смерти, тело президента будет захоронено в Мукате в Рамаллахе. Наши египетские братья предложили, чтобы Арафат покоился в Каире.

Ирина Лагунина: Помощник Ясира Арафата Саэб Эрекат объявил, что вопрос о месте захоронения Ясира Арафата решен. Намного сложнее дело обстоит с преемником Арафата. 13 ведущих палестинских группировок уже провели совещание о том, как избежать конфронтации в случае смерти бессменного лидера. Во встрече участвовали группы, находящиеся по краям политического спектра палестинского общества - от "Хамас", "Исламского джихада", до "Фатха" и Народного фронта освобождения Палестины. Преемник не назван. На это есть 60 дней. По палестинской конституции, в течение двух месяцев временным главой автономии может быть спикер парламента, Законодательного собрания Палестины.

"Палестинский солдат", как он сам себя называл, боец движения палестинского сопротивления с 1958 года, создатель партии "Фатх" и лидер Организации освобождения Палестины, впоследствии глава Палестинской автономии, стоял во главе движения без малого 40 лет. В последние годы соединил в своих руках все ключевые посты - председатель исполнительного комитета ООП, президент Палестины, глава палестинской национальной автономии, командующий палестинскими силами безопасности и ответственный за фонды ООП, которые находились вне контроля министра финансов. Как любой единоличный правитель избегал назначать заместителей и не держал постоянных приближенных людей. Его трудно заменить. И ему нелегко найти политического преемника. Но попробуем посмотреть на эту проблему глазами палестинского общества. Мы беседуем с директором института современной прессы при Университете аль-Кудс в Рамаллахе Даудом Куттабом:

Дауд Куттаб: Самая большая проблема в преемственности власти сейчас состоит в том, что все воспринимается слишком эмоционально. У людей был один единственный лидер столько времени, что им будет сложно приспособиться, признать и последовать за новым лидером. Эту проблему может исцелить только время, но это - большая проблема именно из-за того, сколько власти имел Ясир Арафат и сколь долго он находился у власти.

Ирина Лагунина: Но есть ли способ решить проблему преемственности власти?

Дауд Куттаб: Не думаю, что можно найти быстрые решения. Кто бы ни занял место Арафата, будет находиться под пристальным вниманием палестинского народа. Ему или ей придется создать свой собственный круг последователей. И им придется доказывать людям, что они преданы и заинтересованы в судьбе палестинского народа. А доказать это будет сложно, потому что Арафат был полностью предан палестинскому делу, посвятил ему всю свою жизнь. Большинство же политиков не готовы полностью отдать себя политической цели. С другой стороны, некоторые сильные стороны Арафата одновременно являются его слабыми сторонами. С ним было сложно иметь дело, потому что он сосредоточил в руках слишком много власти. И он ни с кем не делил процесс принятия решений. Пришедшему ему на смену придется работать в команде, а не вести сольную партию. Но может быть, это и хорошо для дела палестинского народа.

Ирина Лагунина: Ясир Арафат совмещал в своих руках огромное количество постов. К кому сейчас все эти посты отойдут? Они будут поделены между разными лидерами?

Дауд Куттаб: Не один человек будет выполнять те роли, которые играл Арафат. И опять-таки, здесь и положительные, и отрицательные стороны. С одной стороны, совместив у себя все эти должности, он мог держать под контролем все факторы давления. А когда ты ведешь сложные переговоры, особенно с такой стороной, как Израиль, надо иметь на руках как можно больше козырей. Но есть положительные стороны и в том, чтобы проблемы решались более широким комитетом людей, которые делят между собой процесс принятия решений и пытаются сообща найти наиболее приемлемое решение. Так что в этом смысле в нынешней ситуации есть преимущество.

Ирина Лагунина: Дауд Куттаб, директор института современной прессы при Университете аль-Кудс в Рамаллахе. Восточный Иерусалим, наш второй собеседник, директор палестинской Группы мониторинга прав человека Бассем Эйд. Есть серьезная проблема преемственности власти после Арафата. Просто потому, что он столько лет контролировал всю полноту власти в своих руках. Как вы думаете, можно ли сейчас начать нормальный политический процесс и подвести общество к выборам? Могут ли свободно функционировать теперь политические партии и гражданское общество? Или по-прежнему есть проблемы?

Бассем Эйд: Вы правы, в последние 40 лет господин Арафат играл в театре одного актера и отказывался делиться властью с кем бы то ни было, особенно после создания палестинской автономии в 1994 году. Сейчас, по-моему, ситуация развивается очень гладко и спокойно. По-моему, это тот момент, когда и палестинцы, и власти понимают, что могут произойти столкновения, могут быть беспорядки, но готовы самостоятельно не допустить этого, проявить определенную ответственность. Но мне кажется, что если действительно, как говорит сейчас Абу Мазен, через 60 дней пройдут выборы, то палестинцы смогут избрать свое собственное легитимное руководство, которое, может быть, выдернет общество из той грязи, в которой оно находится в последние 4 года. По-моему, все сейчас обеспокоены тем, что произойдет, никто до конца не знает, как будут развиваться события. Но давайте молиться, чтобы хоть какое-то спокойствие пришло в регион и чтобы между палестинцами и израильтянами возобновился мирный процесс. Только так мы сможем положить конец страданиям двух народов - палестинцев и израильтян - в последние четыре года.

Ирина Лагунина: В соответствии с конституцией, человек, к которому на 60 дней после Арафата должна перейти власть, - это спикер парламента Раухи Фаттух. Что вы ожидаете от этого человека, вы, как представитель правозащитной организации?

Бассем Эйд: Вы знаете, ничего хорошего я сейчас не ожидаю. Вы правы, Райхи Фаттух заменит Арафата на 60 дней, но он не будет находиться у власти достаточно долго, чтобы что-то сделать. А что касается его отношения к правам человека, то оно будет ни лучше, ни хуже, чем в любой соседней арабской стране. Не забывайте, что мы - арабы, мы - мусульманское общество. А вопросы прав человека все еще воспринимаются в этих обществах как западная культура, к которой мало кто хочет принадлежать. В чем я уверен, так это в том, что палестинское гражданское общество должно играть большую роль, роль, намного более серьезную и глубокую, чтобы разделить власть с любым будущим палестинским лидером.

Ирина Лагунина: Восточный Иерусалим, Бассем Эйд. Вернусь к разговору с Даудом Куттабом, университет аль-Кудз в Рамаллахе. Дауд Куттаб недавно выступил с публикацией в газете "Джерусалим пост". Как раз о преемственности власти. Вы сами заметили в этой публикациях, в палестинском обществе нет рутинной ротации власти. Причем эта система выбора и смены власти отсутствует как в государственных органах, так и внутри политических партий и организаций. Даже внутри ООП выборы не проводились в течение последних 15 лет. Можно ли при этих обстоятельствах создать коллективное руководство?

Дауд Куттаб: Можно, безусловно, можно, но очень трудно. Процесс выбора власти людям не знаком. И у нас, у палестинцев, нет и никогда не было нормального государства, где органы власти избираются каждые три-четыре года. Так что палестинцы сейчас в сложной ситуации. С одной стороны, тот, кто стоит во главе палестинского народа, должен вести переговоры с Израилем, должен отвечать за весь палестинский народ - и на оккупированных территориях и в диаспоре. С другой стороны, надо решать очень много вопросов - стоить отношения с военными, с исламскими группами. А одному человеку это сделать сложно, это требует коллективного руководства.

Ирина Лагунина: Среди возможных преемников сейчас называются два человека. Махмуд Аббас, он же Абу Мазен, 69 лет, генеральный секретарь ООП, второй человек после председателя Арафата. Был премьер-министром автономии с марта по октябрь 2003 года. Изучал юриспруденцию в Египте, докторскую защищал в Москве. В 60-80 годы вместе практически со всем нынешним руководством ООП жил в изгнании в Иордании, Ливане, Тунисе. От поста премьер-министра отказался сам, сославшись на то, что его жизни угрожали. Критики заметили, что до самоотвода Аббас пережил немало конфликтов с Арафатом. Конфликты касались в основном властных полномочий.

Второй человек, чье имя возникает в числе возможных преемников - Ахмед Корей, он же Абу Ала, 67 лет, нынешний премьер-министр Палестинской автономии. Также в свое время путешествовал вместе с Арафатом из Ливана в Тунис. Член центрального комитета партии "Фатх". У него почти нет политической поддержки внутри ООП. Аналитики отмечают, что его политическая поддержка базируется в основном на сторонниках мирного процесса. Его называют наиболее умеренным из политических лидеров. Принял присягу премьер-министра 7 октября 2003 года, но уже 12-го пригрозил отставкой - из-за разногласий с Ясиром Арафатом по поводу властных полномочий.

Говорят, что палестинская улица мало доверяет тем, кто составлял костяк ООП в изгнании. Но может ли сейчас палестинское общество произвести на свет руководство - из собственных рядов, изнутри территорий, а не из Иордании, Туниса и Ливана? Вернусь к разговору с Даудом Куттабом:

Дауд Куттаб: Нет, мне кажется, что лидер в результате появится изнутри Палестины. Главное поле политического боя - это западный берег и сектор Газа. Там происходят и национальная борьба, и переговоры. Большая проблема - что собой будут представлять местные лидеры, молодежь по сравнению со старой гвардией, с теми, кто пришел в политику вместе с Организацией Освобождения Палестины. Даже в политическом крыле ООП - в "Фатхе" - выборы не проводились последние 15 лет. Молодежь просто не могла продвигаться по партийной лестнице вверх, и сейчас они потребуют, чтобы им дали право голоса. Арафат мог контролировать различные группировки из-за своей харизмы и благодаря своему статусу. Его преемнику придется искать поддержки и вступать в союзы с молодыми группами, местными лидерами и отдельными сообществами.

Ирина Лагунина: Какие изменения возможны в ООП?

Дауд Куттаб: По-моему, должна измениться вся структура власти. Сейчас существует иерархическая лестница, которая не взаимодействует с местным населением. Люди не могли высказывать свои взгляды, в том числе и на выборах - будь то муниципальный уровень или любой другой. Вероятно, в ближайшие месяцы и годы мы станем свидетелями многочисленных голосований и выборов - попыток опробовать, проверить через общественную поддержку определенные формы существования и развития палестинского общества. Могу также сказать, что будет намного больше местной инициативы - политических предложений, попыток провести реформы. Надеюсь, что возрастет роль неправительственных организаций, гражданского общества, студенческих движений. Будет больше борьбы за власть и больше попыток обрести право голоса в определении будущего палестинского общества.

Ирина Лагунина: Дауд Куттаб, директор института современной прессы в университете аль-Кудз в Рамаллахе.

Должно быть больше местной инициативы, сказал Дауд Куттаб. Директор Палестинской группы мониторинга прав человека Бассем Эйд. Вы представляете неправительственную общественную организацию. Вы готовы к местной инициативе, которая должна привести к выборам. Я спрашиваю, потому что в последние 15-20 лет никаких гражданских процедур в обществе не было. В том числе, считайте, и выборов не было - ни на муниципальном уровне, ни на уровне национальном.

Бассем Эйд: Готов согласиться, что у нас нет опыта в проведении выборов. Нам удалось это сделать только один раз - в январе 1996 года, и именно поэтому мне кажется, что процесс подготовки, организации и проведения выборов должен проводить только с помощью международного сообщества, особенно Европы. Палестинцам нужна помощь - не только финансовая, но и юридическая. Надо, например, сначала принять хороший закон о выборах, чтобы палестинцы на самом деле смогли избрать нового лидера путем свободного голосования. И мне кажется, что процесс выборов должен занять намного больше, чем 60 переходных дней.

Ирина Лагунина: Почему?

Бассем Эйд: Сейчас на оккупированных территориях ничего не готово к выборам. Может быть, через 60 дней Законодательному собранию стоило бы продлить мандат спикера - еще на 60 или на 90 дней. До тех пор, пока палестинцы не будут как следует готовы к любым выборам.

Ирина Лагунина: Что будет стоять в повестке дня выборов? Какие проблемы люди ставят на первое место сейчас?

Бассем Эйд: По-моему, основной вопрос - как вынуть людей из той грязи, в которой мы увязли. Большинство палестинцев хотят мира и хлеба, чтобы и они сами, и их семьи могли хотя бы элементарно выжить. Приоритет сейчас - свобода перемещения внутри оккупированных территорий после того, как израильтяне учредили столько блокпостов и КПП. Вопросы повседневной жизни - это то, что должно стоять в повестке дня любого кандидата, если он хочет, чтобы его избрали, и если он хочет хоть немного осветить темноту того мира, в котором палестинское общество живет в последние 4 года.

Ирина Лагунина: Вы имеете в виду экономическую ситуацию?

Бассем Эйд: Я имею в виду экономическую темноту, социальную темноту, культурную темноту. Вы не можете себе представить, как много отвратительных вещей произошло внутри палестинского общества за последние 4 года. И никто даже не пытался уделить этим проблемам хоть какое-то внимание, никто не пытался хоть как-то улучшить внутреннее положение палестинского народа. И мне кажется, что палестинцы сейчас будут заняты решением своих внутренних проблем, а не международных, не проблем внешних отношений.

Ирина Лагунина: Многие уже сейчас выражают сомнение в том, какую роль будет играть молодежь. Молодежь не могла развиваться внутри палестинских структур. Ей не было места в ООП. Она примыкала к радикальным исламистским группировкам. Каково настроение молодежи сейчас?

Бассем Эйд: Настроение одно - они хотят более светлого будущего. Мне кажется, они никогда уже больше не примут той жизни, которой жил я и мои отец и мать. Но вы же понимаете, они не могут просто сидеть дома и жаловаться на судьбу. Однажды они поднимутся и скажут политикам, какое будущее они хотят для себя избрать. Они будут оказывать все больше и больше давления на лидеров с тем, чтобы иметь, по меньшей мере, более открытое общество, не такое, как в соседних арабских странах. Мне кажется, что вмешательство международного сообщества сейчас может улучшить ситуацию намного больше, чем в прошлом.

Ирина Лагунина: Почему вы возлагаете такие надежды именно на международное сообщество, на Европу, в частности?

Бассем Эйд: Прежде всего, в последние 10 лет после подписания соглашений в Осло самая большая поддержка нам исходила из Европы. Не вызывает сомнения и тот факт, что Европа - это открытое демократическое общество. И палестинцы могут многому научиться у европейцев. И у Европы сейчас есть политическая воля к тому, чтобы помочь палестинцам создать собственные конституции и институции.

Ирина Лагунина: Бассем Эйд, директор палестинской группы мониторинга прав человека, Восточный Иерусалим. Рамаллах, директор института современной прессы Дауд Куттаб. Иногда Западу предъявлялись претензии, что это не палестинское общество, а он, Запад, выбрал Ясира Арафата и ООП в качестве партнера по переговорам, в качестве стороны мирного ближневосточного процесса. Ни ООП, ни Арафат не были в этом смысле продуктом палестинского общества. Сейчас ООП удастся сохранить эту роль за собой? Или ее придется делить с другими течениями - с "Исламским Джихадом", с "Хамас"?

Дауд Куттаб: Думаю, внешний мир будет настаивать на ком-то из состава ООП. Мне не кажется, что исламские группировки и движения подойдут на эту роль - их участие в переговорном процессе не будет приветствоваться ни арабскими соседями, ни Западом, ни Соединенными Штатами, ни, тем более, Израилем. Но косвенно у них сейчас будет больше власти и больше влияния, потому что преемник Арафата по определению слабее Арафата. Он не сможет словами остановить радикальные группировки, у него не хватит для этого авторитета. Так что Запад будет поддерживать умеренных лидеров, но это тоже создаст проблемы. Здесь изначально заложено противоречие. С одной стороны, если они хотят, чтобы Запад их принял, они должны пойти на компромиссы. Но с другой стороны, радикальные группы не дадут им пойти на компромиссы. И мне кажется, что именно в этой плоскости и будет происходить борьба.

Ирина Лагунина: Но сможет ли тогда новый лидер представлять палестинский народ, особенно если внутри страны его поддержка будет сокращаться. По некоторым оценкам, если сейчас провести выборы в местные органы власти в Палестине, то в целом ряде городов муниципалитеты отойдут под контроль "Хамас" - то есть не ее военного крыла, а социальной организации. Хотя после того, как Израиль уничтожил практически все руководство этого движения, трудно сказать, есть ли различие между социальной и военизированной сетью "Хамас". Но, тем не менее, "Хамас", а не ООП придет к власти на местном уровне.

Дауд Куттаб: Преемнику Арафата предстоит выполнить ряд вполне определенных ожиданий палестинского народа - безопасность, законность, политический прогресс, улучшение экономического состояния и освобождение заключенных. Если они не смогут предоставить это обществу, у них будут проблемы. Это - первое. Во-вторых, вы правы, конечно, какие-то города могут отойти под контроль организаций типа "Хамас". Но, по-моему, это не самая плохая идея. Мне кажется, их надо вовлечь в политический процесс, чтобы они увидели, что они могут решать какие-то проблемы, чтобы они прилагали свои усилия больше в гражданской области, чем в военной. Если у них не будет власти, они вновь отстранятся от политического процесса. Конечно, это очень сложная игра, согласен. Но ключевой момент остается в следующем: кто бы ни возглавил, кто бы ни повел политический процесс сейчас, он должен будет быстро предоставить людям какие-то результаты, чтобы быстро сделать привлекательной и укрепить свою власть.

Ирина Лагунина: Кто-то в нынешних обстоятельствах может быстро предоставить какие-то достижения?

Дауд Куттаб: Дело не только в политических лидерах, дело еще и в США, и в Израиле. Если Израиль пойдет навстречу, если он захочет помочь, то это уже само по себе сильно укрепит нового лидера. Одна из проблем Абу Мазена - Махмуда Аббаса - во время его первого срока как премьер-министра состоит в том, что израильтяне ему ничего не дали. Он ничего не смог дать палестинскому народу и его быстро отстранили. По-моему, все мы извлекли из этого урок, и будем надеяться, что подобные ошибки не повторятся сейчас. Именно поэтому уже сейчас видны довольно активные попытки укрепить безопасность и законность. Думаю, что в ближайшем будущем последуют и активные международные усилия, чтобы люди воочию увидели перемены. А если люди увидят хоть какие-то перемены, они дадут новому лидеру своего рода "медовый месяц у власти", чтобы он мог что-то сделать.

Ирина Лагунина: Вы говорите - люди должны увидеть перемены. Вы можете выделить, что бы люди хотели увидеть в первую очередь?

Дауд Куттаб: Во-первых, безопасность, во-вторых, законность, в-третьих, сокращение количества израильских блокпостов и ограничений на передвижение. Далее, может быть, в-четвертых, освобождение некоторых заключенных и возрождение экономики.

Ирина Лагунина: Насколько плоха экономическая ситуация?

Дауд Куттаб: Очень плоха. Очень. Палестинские территории на грани экономического краха и банкротства. Людям не платят зарплату, растет безработица, особенно в Газе. Но в первую очередь людей все-таки беспокоит их собственная безопасность. Люди хотят вернуть себе ощущение жизни, не бояться, что их близкие будут расстреляны с вертолетов "Апачи". Это - в первую очередь. Но затем очень быстро они захотят увидеть экономические результаты.

Ирина Лагунина: Вы начали говорить о молодежи внутри ООП. Мы, находящиеся вне палестинского общества, со стороны молодежь просто не видим. Каковы их надежды, какое у них настроение сейчас, когда, может быть, впервые в их жизни у них появилась возможность вырасти внутри структуры ООП?

Дауд Куттаб: У них, конечно, появится возможность вырасти. Но даже юридически и конституционно на это уйдет время, потому что существующие ныне структуры поддерживают старое руководство. Они активны на местах. И кто бы ни пришел к власти, вынужден будет заключать с ними союзы. А что касается их требований, то они не отличаются от требований других слоев палестинского общества - безопасность, стабильность, прекращение насилия со стороны израильтян, и начало политического процесса.

Ирина Лагунина: Что для них представляет собой политический прогресс?

Дауд Куттаб: Освобождение заключенных - это прогресс. Снос стены - это большой прогресс. Вывод поселений - фантастический прогресс. Прекращение блокады ,в которой мы находимся, - это тоже прогресс. Есть столько областей, в которых можно добиться прогресса!

Ирина Лагунина: Сейчас много оптимистических прогнозов - что отсутствие Арафата оживит процесс ближневосточного урегулирования. Вы разделяете этот оптимизм?

Дауд Куттаб: Думаю, отсутствие Арафата может приоткрыть дверь. Но у меня нет такого оптимизма, что это будет прорыв. Не думаю, что Арафат был таким уж препятствием, по-моему, препятствие все-таки в том, что Израиль не хочет возвращать палестинские территории. И, по-моему, они использовали Арафата в качестве предлога. Поэтому, мне кажется, сейчас настало очень интересное время, когда можно на самом деле проверить намерения и Израиля, и Соединенных Штатов. Мы очень скоро узнаем, был ли Арафат предлогом для срыва мирного процесса или он был реальной причиной этого срыва. Но, по-моему, сейчас Израилю будет сложно объяснить людям, почему он не хочет прекращать практику строительства поселений и вывести войска.

Ирина Лагунина: Дауд Куттаб, директор института современной прессы в университет аль-Кудз в Рамаллахе. "Преодолеть Арафата" - газета "Уол стрит джорнэл" дала этот заголовок к комментарию, который касается в основном процесса ближневосточного урегулирования и международных посредников. А как назвать статью об урегулировании внутри палестинского общества?

XS
SM
MD
LG