Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рицин


Во время одного из полицейских рейдов в Лондоне были арестованы семеро выходцев из стран северной Африки, в основном из Алжира, которые занимались производством рицина, - сильного токсичного яда, одного милиграмма которого достаточно для убийства человека. Премьер-министр Великобритании Тони Блэр в день, когда было обнаружено подпольное производство, обратился к гражданам страны:

Тони Блэр: Я предупреждаю людей, это только вопрос времени, когда к террористам попадет оружие массового уничтожения. И аресты показывают, что эта опасность существует, она реальная, она сейчас перед нами, и потенциал ее огромен.

Ирина Лагунина: Четверо из арестованных по делу о рицине уже предстали перед судом в Великобритании; им предъявлены обвинения в терроризме и производстве химического оружия. После этого в районе города Борнемута была захвачена еще одна группа из шести человек. Расследуя дело о производстве рицина, британская полиция произвела налет на одну из квартир в Манчестере, где, по ее сведениям, проживал человек, связанный с производителями рицина. Во время этой операции один полицейский был убит и пятеро ранено. Находившиеся в квартире три человека арабского происхождения тоже арестованы. О настроении, которое царит в Великобритании в связи с этими арестами, рассказывает наш корреспондент в Лондоне Наталия Голицына.

Наталия Голицына: Правительство Великобритании после обнаружения следов производства рицина и его возможного использования в террористических целях приняло повышенные меры безопасности и предпринимает серьезные усилия по выявлению потенциальных экстремистских группировок, связанных с международным терроризмом. Естественно, что британская общественность серьезно обеспокоена возможностью применения террористами химического оружия в Англии.

Я попросила прокомментировать возникшую в Британии угрозу терактов с применением химического оружия директора британской консалтинговой компании по проблемам безопасности "Ashborn&Beaver Associates" Александру Эшборн.

Насколько серьезную опасность могла представлять деятельность арестованных по делу о рицине для безопасности Великобритании?

Александра Эшборн: Думаю, что этот случай, по-видимому, всё же не столь опасен, как об этом твердят средства массовой информации. Тем не менее, он вызывает очень серьезное беспокойство и показывает, что наши спецслужбы не дремлют и отслеживают все потенциальные угрозы безопасности Соединенного Королевства.

Наталия Голицына: Почему в таком случае британские спецслужбы, которые, как сообщается, давно следили за группой потенциальных террористов, медлили с их арестом?

Александра Эшборн: Насколько я понимаю, наши спецслужбы работали в очень тесном контакте с французской службой безопасности - ведь некоторые из арестованных в Англии ранее проживали во Франции. Кроме того, британская полиция, видимо, не хотела кого-либо из них вспугнуть, а хотела дождаться, пока они соберуться в одном месте, чтобы захватить сразу всех.

Наталия Голицына: Можно ли сказать, что события в Англии доказывают возможность использования международным терроризмом химического оружия массового поражения?

Александра Эшборн: Да, конечно. Но при этом нужно иметь в виду, что рицин не самое подходящее вещество для создания химического оружия массового поражения. Он ведь действует на очень ограниченном пространстве. В отличие, скажем, от нервно-паралитического газа зарина, который можно распылить в метро, что приведет к огромным жертвам и большому числу смертей. Действие рицина направлено на одного человека или, по крайней мере, на ограниченное число людей. Тем не менее, это яд, который террористы готовы использовать в Британии или за рубежом.

Наталия Голицына: Есть ли основания предполагать, что "Аль-Кайда" намерена использовать рицин в своей террористической активности?

Александра Эшборн: Достоверно известно, что доказательства этих намерений были обнаружены в Афганистане во время обследования мест дислокации членов "Аль-Кайды". Там, в частности, были обнаружены инструкции по изготовлению и использованию рицина с перечислением возможных случаев его применения. Однако - подчеркну еще раз - по сравнению с другими отравляющими веществами или по сравнению, скажем, с уничтожением пассажирских самолетов рицин не позволяет одновременно поразить большие массы людей. Самый известный случай использования рицина - убийство агентом болгарской разведки с помощью дроби, начиненной рицином, сотрудника болгарской секции Всемирной службы Би-би-си Георгия Маркова. Выстрел был произведен, как известно, с помощью зонтика. Но жертвой рицина в этом случае был отдельный человек. Рицин необычайно токсичен, но его практически невозможно использовать в качестве оружия массового поражения. Рицин, с помощью которого был убит Марков, не имеет антидота, у него нет противоядия. Однако, чтобы убить человека, он должен попасть в его организм или на поверхность кожи. Рицин нельзя, к примеру, растворить в воде или распылить на большом пространстве. Им трудно отравить питьевую воду или продукты питания.

Наталия Голицына: Известно ли о существовании какой-либо связи между арестованными в Лондоне алжирцами и организациями международного терроризма?

Александра Эшборн: Думаю, что существует серьезная возможность такой связи. И этого нельзя недооценивать. Очевидно, что арестованных усиленно допрашивали, и во время судами над ними мы узнаем больше подробностей. Было бы неблагоразумно отрицать какие-либо связи арестованных с "Аль-Кайдой".

Ирина Лагунина: С Александрой Эшборн, директором британской консалтинговой компании по проблемам безопасности "Ashborn&Beaver Associates" беседовала наш корреспондент в Лондоне Наталия Голицына. 7 сентября 78-го года болгарский диссидент, журналист и писатель Георгий Марков, стоя на автобусной остановке на мосту Ватерлоо в Лондоне, получил удар зонтиком по ноге. К вечеру у него поднялась температура и упало давление. Через четыре дня он скончался от сердечной недостаточности. Незадолго до этого абсолютно схожие симптомы пережил еще один болгарский диссидент, живший тогда в Париже, Владимир Костов. Сейчас Владимир Костов живет в Софии, мы говорили с ним по телефону, знает ли он, кто в него стрелял, как стрелял и почему яд не подействовал? Или Владимир Костов до сих пор в неведении?

Владимир Костов: Да, абсолютно. Я почувствовал какой-то укол, какой-то странный зуд, но не очень явный. Единственное, что я знаю точно, это то, что через часа 2-3 мне стало очень плохо. Меня стало знобить, поднялась температура, и я решил пойти к врачу. К сожалению, был август - время отпусков. Не зная того, я попал не к врачу, а к студенту, который дежурил в клинике в пригородах Парижа, где я тогда жил - в деревушке Нантер. Он сказал мне, что, по его мнению, я что-то "подцепил". То ли чем-то отравился, то ли у меня на что-то аллергия. Он даже пошутил, что если бы это было что-то смертельно опасное, то я бы уже умер. Я ответил ему: что ж, хорошо, если я все еще жив, то, значит, буду жить и дальше. Так прошли двое суток, а потом жар начал спадать. И я подумал, что ж, очень хорошо. В тот момент у меня было ощущение, что за мной следят - либо спецслужбы Болгарии, либо Советского Союза. Поэтому мне не хотелось вступать ни с кем в контакт - даже с врачами. Так что я был очень доволен, что температура начала спадать естественным образом.

Ирина Лагунина: И как вы узнали о том, что вас отравили рицином?

Владимир Костов: Через несколько дней поступило сообщение о том, что произошло с Георгием Марковым в Лондоне. Из того, что я узнал от моего лондонского друга, мне показалось, что симптомы, которые проявились у нас обоих, очень похожи. Друг рассказал мне, через что прошел Марков в больнице - его состояние, конечно же, было намного более тяжелым и привело к трагической смерти. Именно поэтому я связался с британским журналистом из газеты "Observer". Он написал статью о том, что есть еще один политический беженец, который прошел через сходный кризис со здоровьем. Эта статья и дала наводку британским спецслужбам приехать в Париж. Мы долго разговаривали, и они пришли к выводу, что мне надо пройти обследование - причем в присутствии британского специалиста, который занимался этим делом в Лондоне. Врач, который проводил обследование, увидел на рентгеновском снимке, что в том месте, где я почувствовал укол, в мышцах, в спине есть небольшой металлический объект. Он сделал операцию и извлек капсулу, в которой английские специалисты обнаружили следы рицина. Вот тогда они провели повторное обследование тела Маркова и обнаружили у него такую же капсулу.

Ирина Лагунина: Как вы выжили?

Владимир Костов: Как сказали мне британские специалисты, в моем случае могло быть несколько объяснений. Может быть, яда было меньше. Ведь никто не знает, сколько рицина содержалось в капсуле - нашли только следы яда, а не сам яд, сам яд уже к тому моменту растворился. А может быть, по какой-то причине просто мой организм невосприимчив к такого рода яду и нейтрализовал рицин, находившийся в металлической капсуле.

Ирина Лагунина: Вы сохранили себе эту капсулу?

Владимир Костов: Нет, я даже в руках ее никогда не держал. Ее сразу забрали британские специалисты, составили протокол - в присутствии французского полицейского - и сразу уехали. Потом в прессе появилась ее фотография. Была устроена пресс-конференция, на которой эта капсула демонстрировалась. Но я решил на пресс-конференцию не ходить. Так что я даже пальцем до нее не дотронулся.

Ирина Лагунина: Вы не занялись потом исследованием, что такое рицин?

Владимир Костов: Нет, мне показалось, что мне это ничего не даст. Я посмотрел, конечно, что писала пресса о рицине. Но информации было мало. Я выяснил только, что это - очень сильный яд. Единственное, что сообщали, - что в Великобритании и в Советском Союзе этот яд серьезно исследовали.

Ирина Лагунина: Предполагаю, что эта история должна была серьезно повлиять на всю последующую жизнь:

Владимир Костов: Нет, не сильно. В то время я уже сотрудничал с Радио Свободная Европа, и после этого покушения французские власти вскоре разрешили мне выехать в Германию, чтобы продолжить работу на радио там - в Мюнхене. По-моему, только в одном смысле эта история изменила мою личную и профессиональную жизнь. Из-за того, сколько шума вызвало это покушение, я получил намного большие гарантии собственной безопасности. Гласность этой истории была лучшей для меня защитой. Так что я после покушения чувствовал себя намного более свободным и спокойным. Появилось ощущение, что самое плохое, что могло быть - покушение на мою жизнь - уже позади.

Ирина Лагунина: Владимир Костов - не единственная выжившая жертва покушения с помощью рицина. В 1980 году советский гражданин, двойной агент ЦРУ Борис Коржак в магазине в Вирджинии - в пригородах Вашингтона - почувствовал укол, как укус комара. У него поднялась температура, а через несколько дней началось внутреннее кровотечение и аритмия. Врач извлек из "комариного укуса" капсулу. Как и в Париже и в Лондоне, в капсуле были сделаны два небольших отверстия, до попадания в тело залепленные воском. В теле воск растворяется, и яд попадает в организм. Ни Костов, ни Коржак не знают, как капсулы попали в их тела. Известно это лишь в случае с Марковым. В него выстрелили из зонта. Одним из испытательных центров ядов, бактерий и приспособлений для терактов и убийств в мире был центр в ЮАР. Это выявила южноафриканская Комиссия истины и примирения, которая расследовала преступления времен апартеида. Данные расследования были оглашены на специальных слушаниях в 98-м году. Рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Как следует из показаний свидетелей, южноафриканские ученые достигли больших успехов в изобретении способов убийства, не оставляющих следов насильственной смерти. Сотрудники сверхсекретной военной лаборатории заявили, что их цель состояла в создании средства, применение которого было бы невозможно выявить методами судебной медицины. Продукция этой фабрики смерти включала, в частности, отвертки с потайными шприцами, зонтики-пульверизаторы, сигареты, шоколад и напитки, содержащие бактерии сибирской язвы, токсины таллия и сальмонеллы, бациллы холеры, ботулизма, гангрены и брюшного тифа. В арсенале отравителей имелись также яды, подобные желчи лернейской гидры, погубившей Геракла, то есть проникающие в организм с пропитанной ими одежды.

Советский военный советник - не единственная жертва преступных экспериментов. Образцы смертоносного инвентаря испытывались на членах запрещенного в то время Африканского Национального Конгресса. Существовал также план отравления таллием Нельсона Манделы, отбывавшего тогда тюремное заключение на острове Роббен.

После публикации этих сведений правительство ЮАР заявило, что программа прекращена, а все запасы ядов, химического и биологического оружия уничтожены. Из заявления, однако, неясно, когда именно и каким образом это сделано и столь важная информация была оглашена только после разоблачений Комиссии истины и примирения.

Ирина Лагунина: Рассказывал наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов. Рицин получают из довольно распространенного растения - из касторового дерева, вернее из бобов касторового дерева. Из тех самых бобов, из которых делают касторку или, например, самое лучшее в мире машинное масло - Castrol. Профессор университета Питтсбурга Майкл Олсвид изучает и растение, и яд, который из него получают. Как были обнаружены отравляющие свойства касторовых бобов?

Майкл Олсвид: Касторовые бобы культивируются уже десятилетия из-за замечательных свойств масла, которое они выделяют. Масло используется для очищения желудка, или, например, в парфюмерии. Но есть плоды касторового растения нельзя, потому что в них содержится рицин. Это свойство растения используется в мирных целях фермерами. Фермеры в Северной Америке высаживают касторовые деревья по периметру садов и полей. И олени, зайцы, любые другие животные, которые могли бы зайти в огород или в сад и поесть посадки, сначала съедают касторовые бобы, заболевают, чувствуют слабость и уже больше на это место не возвращаются.

Ирина Лагунина: Итак, токсин рицина содержится в бобах этого растения. Совсем иначе в свете этого выглядит знаменитый сюжет из "Айболита-66", когда пираты стащили у доктора бутылку лекарства и выпили ее. Они выпили целую бутылку касторового масла. Но неужели можно создать домашнюю лабораторию и в ней произвести из бобов касторового дерева столь мощный яд, что он легко убивает человека?

Майкл Олсвид: Процесс выжимки экстракта рицина из бобов очень легок. Это все равно как следовать инструкциям кулинарной книги - такого же рода легкий рецепт. И чтобы, скажем, приготовить по этому рецепту, надо иметь очень простое оборудование. Не надо строить химический завод, чтобы произвести это вещество, можно воспользоваться всего-навсего фильтрами для кофеварки и другими подручными средствами.

Ирина Лагунина: Можно ли сделать его оружием массового уничтожения? Или это - яд для единичных терактов?

Майкл Олсвид: Есть некоторые ограничения, которые не позволяют сделать его эффективным оружием массового уничтожения. Он не передается от человека к человеку, его надо распылять в форме капель, то есть в форме тумана или росы. А это значительно снижает его эффективность как оружия массового поражения. Его действие ограничено определенной территорией в зависимости от атмосферных влияний. Более того, его надо распылять близко над поверхностью, иначе он просто высохнет в воздухе и его разнесет ветром. Но в сухой форме он может существовать практически неограниченное время.

Ирина Лагунина: И подозреваю, что в сухой форме его тоже можно использовать?

Майкл Олсвид: Да, именно так его и используют. Потому что если сухой яд подсыпать в пищу или в напиток, то он быстро впитывается в организм. Это - способ применения рицина с наибольшей вероятностью летального исхода. Но, как я уже сказал, если террористы воспользуются несложным рецептом, то они могут легко произвести как сухую, так и жидкую форму яда.

Ирина Лагунина: А токсин рицина еще для чего-нибудь используется?

Майкл Олсвид: Никакого другого применения рицина, кроме как для убийства людей, нет. Масло от касторовых бобов можно использовать в ряде полезных областей. В этом и состоит проблема с рицином. Растение можно выращивать и производить из него продукт и для законных потребностей, и для убийственных целей. Более того, никто не будет знать, для чего точно вы это делаете. Определить это со стороны невозможно, если только не прийти на фабрику и не проследить, что на самом деле происходит. Вот почему он столь привлекателен для террористов. И еще, конечно, потому что его легко производить. Намного легче выжать экстракт рицина из касторовых бобов, чем вырастить бактерии оспы или сибирской язвы.

Ирина Лагунина: Каковы симптомы отравления рицином?

Майкл Олсвид: Симптомы зависят от того, как человек получил отравление рицином. Если он его вдохнул, то клетки легких, отравленные рицином, перестают производить протеины, а протеины необходимы для жизни и функционирования клеток. Клетки начинают умирать. А если умирают клетки легких, то трудно дышать, кислород в организме не перемещается. Если рицин попал в организм вместе с едой или напитками, то яд проникает в пищевод, а затем и во внутренние органы - прежде всего в печень и почки. Их клетки тоже начинают умирать, и у человека отказывает печень или возникает резкая почечная недостаточность.

Ирина Лагунина: Но вот я, например, разговаривала с Владимиром Костовым. Он получил этот яд в дроби, которая прошла в его тело:

Майкл Олсвид: Оба - и Георгий Марков и Владимир Костов получили яд в виде инъекции в мышцы. Яд вызвал поражение и смерть мышечной ткани в том месте, где он впитался. Затем рицин проник в кровеносную систему. А это вызвало уже поражение всего организма человека. То есть отказали одновременно все органы - легкие, печень, почки:

Ирина Лагунина: А есть ли данные, как террористы пытались использовать этот яд?

Майкл Олсвид: Конечно. В Соединенных Штатах белые расистские группы производили рицин, и было немало арестов за попытки использовать рицин как орудие убийства. Союз патриотов Миннессоты - это самое известное дело, но были и другие. А по миру? Самая известная попытка применить рицин в качестве оружия была предпринята японской сектой Аум Синрике. Впрочем, сторонники этого культа пытались попробовать все возможные яды, биологические агенты и отравляющие вещества. В конце концов, они прославились терактом с зарином в токийском метро. На втором месте стоят иракские военные. До начала "Бури в пустыне" Ирак накопил немалое количество рицина. К счастью, против войск коалиции они его так и не использовали.

Ирина Лагунина: Говорил профессор университета Питтсбурга Майкл Олсвид.

XS
SM
MD
LG