Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Болотные люди


За три тысячи лет до нашей эры в древней Месопотамии, на аккадском, то есть ассиро-вавилонском языке было написано самое раннее из известных истории произведений изящной словесности - сказание о Гильгамеше. Написано оно было в непосредственной близости от тех мест, которые еще недавно покрывали болота - огромное пространство топей общей площадью в 30 тысяч километров, простиравшееся между реками Тигр и Евфрат в Ираке. Именно там, по преданию, находился рай. Там, в этих болотах, люди жили на протяжении последних пяти тысячелетий. До тех пор, пока в 1992 году правительство Саддама Хусейна не развернуло кампанию по осушению этих влажных почв.

Ученые говорят, что вряд ли те люди, которые жили в болотах еще десять лет назад, были предками тех первых провозвестников человеческой цивилизации пять тысяч лет назад. Слишком притягательны были болота для самых разных групп населения. Утверждается, например, что в какой-то момент в болотах укрылись беглые черные рабы после восстания Занжей в 9 веке нашей эры. В любом случае, поскольку водные буйволы были завезены в эти места в эпоху раннего Ислама, считается, что быт болотные люди сохранили с доисторических времен. Дома - личные и общественные, - построенные из камыша и болотного ила, стояли на островах из того же камыша. Круглые своды красноватого оттенка. Передвижение - на лодках или по настилам, если в деревнях или небольших городах. Не самая легкая, с точки зрения современных условий, жизнь. Стефани Далли, профессор истории в Институте востоковедения в Оксфорде. Как объяснить тот факт, что болотные люди стали жить именно в болотах?

Стефани Далли: В стране со столь жарким климатом, где высокие температуры держатся большую часть года, первое, к чему стремятся люди - вода. Более того, это очень красивый район. Там много еды - и рыба, и богатый растительный мир. Из тростника можно строить дома. Там есть все для комфортной жизни. Сейчас, конечно, люди не мечтают о жизни в болоте, но в те времена сама идея казалась очень привлекательной. И именно из-за того, что жизнь в болотах оказалась очень удобной, у людей появился излишек времени. У них оставалось свободное время для того, чтобы заниматься литературой или поэзией.

Ирина Лагунина: Как могли эти люди развивать литературу? Все-таки в зарождении элементов цивилизации основную роль играли города?

Стефани Далли: Именно так, они строили города 5 тысяч лет назад. Города создавались в основном для того, чтобы хранить в них излишки продукции, производства. То есть это были те места, где можно было устроить склады и защитить их. Более того, именно в этих местах можно было поклоняться богу и приносить ему дары, прося о защите. И у людей, которые жили в болотах, были очень хорошие отношения с людьми, жившими в городах. Они были полезны друг другу, и те, и другие получали взаимную выгоду. Так что не надо думать о болотных людях как о полностью независимой и самодостаточной группе.

Ирина Лагунина: Почему тогда о болотных людях говорят как о родоначальниках письменности?

Стефани Далли: Письменность изначально появилась как система учета. Система, которая позволяла избежать обмана и обсчета. Ведь если на складе скапливается много продуктов, кто-то может попытаться украсть их или припрятать. Так что древнейшая письменность - это чисто коммерческие записи, очень прагматичные. А затем уже последовал долгий период, в ходе которого люди пытались адаптировать письменность для записи литературных произведений. Это заняло столетия. И первые литературные произведения до сих пор невозможно прочитать и понять, если нет их более поздних версий.

Ирина Лагунина: Стефани Далли, профессор истории в Институте востоковедения в Оксфорде. В начале 90-х годов баронесса Уинтербурна Эмма Николсон, специальный представитель Европарламента по Ираку, создала организацию под названием АМАР - для помощи беженцам, болотным арабам, которые бежали в Иран из Ирака, когда правительство Саддама Хусейна начало проводить кампанию по осушению болот. Баронессу я застала по телефону как раз в Иране. Что думают болотные арабы о смене власти в стране и о войне в Ираке?

Эмма Николсон: Война стала триумфом болотных арабов, которые больше десятилетия молили освободить их из-под гнета Саддама Хусейна. На самом деле они были молчаливыми жертвами геноцида. После того, как Саддам проиграл войну с Ираном, он развернул кампанию против собственного народа. Этот геноцид начался в 87-88 годах с отравления химическим оружием курдов на севере страны. Но затем кампания с чудовищной жестокостью перекинулась на тех, кого мы знаем под именем "болотные арабы".

Ирина Лагунина: Почему вы называете это геноцидом?

Эмма Николсон: Если вы хотите уничтожить людей, первое, что вы можете у них отнять, если вы на самом деле хотите их убить, - это питьевую воду. Ни один человек не может выжить без воды больше трех дней. У болотных арабов был свой собственный стиль жизни. Более 5 тысяч лет вся их жизнь была основана на воде. Они не только рыбачили, они были водными фермерами - разводили водных буйволов - тысячи голов скота. На долю их производства приходилась треть всей молочной продукции Ирака. А что касается рыбы, то район стал основным источником свежей рыбы в странах Персидского залива. Они выращивали рис. Это была абсолютно самодостаточная аквакультура, которая покрывала огромную площадь водного пространства. Они построили систему каналов и систему небольших дамб, сдерживающих Тигр и Евфрат. И все это началось более 5 тысяч лет назад. Из тех мест пошло сказание о Гильгамеше, первое записанное литературное произведение, в болотах же были найдены следы первого колеса. Предполагается, что именно там появилась письменность - изображения перешли от рисунков к системе, напоминающей алфавит. Так эти люди жили 5 тысяч лет, пока Саддам Хусейн не изгнал их. Около 45-50 тысяч сейчас - в лагерях беженцев в Иране, где созданная мной организация АМАР уже 12 лет помогает этим людям и иранским властям как-то обеспечить жизнь. Остальные расселились по Ираку - кто-то ушел на север, кто-то обосновался рядом с Багдадом...

Но что сделал Саддам? Он прорыл широкий канал прямо посреди болотистых районов. Он называл его "Отцом всех каналов". И этот канал отобрал у Тигра и Евфрата ту воду, которая шла на ирригацию этих богатейших природных мест, поддерживала жизнь стольких людей и торговлю на протяжении стольких лет. И теперь вода бесцельно выливается прямо в Персидский залив.

Ирина Лагунина: Напомню, мы беседуем с баронессой Эммой Николсон, специальным представителем Европарламента по Ираку и главой благотворительной организации АМАР. Болотных людей пытались спасти. Например, Соединенные Штаты и Великобритания пытались укрепить режим бесполетной зоны в южном Ираке. А ООН в апреле 91-го года приняла резолюцию за номером 688, которая призывала иракское правительство предоставить свободный въезд в регион для представителей Объединенных наций и гуманитарных организаций. Как сказано в докладе ООН, с декабря 91-го по январь 92-го "болотные арабы подвергались военным нападениям, в результате которых сотни человек погибли. В больших количествах уничтожались животные и птицы, а в болотной воде в большом количестве присутствовали токсичные химикаты" (говорится в докладе ООН).

В принципе, у Саддама Хусейна было несколько причин, по которым он мог решиться на осушение болот. Первые планы, кстати, были разработаны британскими специалистами еще в 40-х годах. Под болотами - одно из наиболее крупных из разведанных, но еще не возделанных нефтяных месторождений в Ираке. В 80-88 годах, во время ирано-иракской войны, через болота на иракскую территорию проникали иранские диверсионные группы. И действительно, в 91-м году болотные арабы, шииты, присоединились к шиитскому восстанию на юге страны. И если шиитов на суше удалось усмирить, то в болота бронетехника не прошла. Один из исследователей проблемы болотных арабов - профессор права университета Виллановы в штате Пенсильвания Джозеф Деллапенна. В опубликованном недавно исследовании профессор утверждает, что Саддам Хусейн уничтожил болота именно с целью уничтожения. На чем основано это заключение юриста?

Джозеф Деллапенна: Разговоры о том, чтобы осушить болота и возделать эту территорию, ведутся уже десятилетия, но никто до сих пор не осмелился это сделать. Болотные арабы участвовали в восстании 1991 года вместе с другими шиитами на юге Ирака. Восстание было жестоко подавлено в сухих районах Ирака, но его было сложно подавить в болотах. Противники местных правительств на протяжении тысячелетий скрывались в болотах от преследования. Так что и в 91-м противникам режима удалось скрыться в этом регионе. И в начале 1992 года правительство Ирака приняло план строительства каналов для того, чтобы осушить болота. Но, осушив их, режим Саддама Хусейна не сделал ничего, чтобы возделать эту почву. Так что цель этой кампании в одном - уничтожить болотных арабов, одну из культур Ирака. Причем очень древнюю культуру, которой более 5 тысяч лет. Эта культура пользовалась относительной независимостью от Багдада. Около половины болотных арабов оказались в лагерях беженцев в южном Иране, а остальные покинули междуречье и переместились в города. И лишь горстка осталась там, где этот народ жил испокон веков. Так что вся культура вместе с ее отдельными представителями была уничтожена вместе с уничтожением болот. И, подчеркиваю, не было сделано никаких попыток воспользоваться ни почвами, ни водой. Весь район превратился в солевую равнину, потому что пресная вода ушла в канал. Раньше в болотах нерестилась рыба - и из рек, и из Персидского залива. Это было самое большое водное пространство в Юго-Западной Азии, и там останавливались перелетные птицы по пути из Африки в Сибирь и обратно. Все это было уничтожено. Результат был разрушительным для живой природы настолько же, насколько он был разрушительным для болотных арабов.

Ирина Лагунина: То есть, это была одна из самых уникальных экологических систем в мире. Она как-то защищена международным правом?

Джозеф Деллапенна: И да, и нет. Есть конвенция, которая предписывает государствам охранять такого рода влажные почвы всемирного значения. Иракские болота явно являются такой землей. И с этой точки зрения их уничтожение - это нарушение международного права. Но это не значит, что иракское правительство совершило таким образом преступление. Конвенция не определяет состав преступления, она просто предписывает правительствам охранять эти районы и определяет, что уничтожать их - незаконно. Но она не уточняет, какое наказание должно последовать за нарушением конвенции. Что делает уничтожение болот в Ираке преступлением? Цель, с которой это было сделано. А цель ясна - уничтожить культуру и уничтожить народ. А это называется геноцидом. Геноцид - преступление, преступление перед человечностью.

Ирина Лагунина: Джозеф Деллапенна, профессор права в Университете Виллановы, в штате Пенсильвания. Как могло себе позволить правительство Саддама Хусейна столь дорогостоящий проект во времена санкций?

Джозеф Деллапенна: В определенных кругах модно говорить, что из-за санкций люди Ирака недоедали и не имели нормальной системы здравоохранения. Но это - выбор правительства. Оно решало, как распределять ресурсы. Одна из областей, куда деньги вообще не вкладывались - развитие системы водоснабжения в стране. И, тем не менее, несмотря на то, что денег на инфраструктуру водоснабжения не было вообще, они тратили миллионы долларов на осушение болот - и без какой-либо цели.

Ирина Лагунина: Вы в исследовании называете это "экоцидом", то есть экологическим геноцидом. Такое понятие в международном праве есть?

Джозеф Деллапенна: Это пока еще не принятая концепция в международном праве, но этим понятием в последнее время - приблизительно в последние 10 лет - начали пользоваться. Его привнесли юристы, работающие в области защиты окружающей среды. И в мире есть несколько примечательных примеров того, что подразумевает это понятие. Болота Ирака - только один пример. Можно еще указать на высыхание Аральского моря и, многие говорят, уничтожение дельты реки Колорадо на границе между Соединенными Штатами и Мексикой. Понятие подразумевает полное уничтожение экологической системы. И хотя нет никаких документов, которые описывали бы "экоцид" как преступление, само по себе это понятие говорит о явном нарушении целого ряда международных конвенций, как, например, конвенция о биологическом многообразии. Поскольку если вы полностью уничтожаете экологическую систему, вы тем самым уничтожаете и все формы жизни в ней - животных, птиц, растения, которые зависят от этой экологической системы.

Ирина Лагунина: Давайте поговорим отдельно о последствиях этого экологического преступления в Ираке:

Джозеф Деллапенна: Прежде всего, помимо смерти людей и уничтожения животных в регионе, была нарушена миграция птиц из Африки в Сибирь и обратно. Другой такой сырой равнины на пути перелета птиц нет. Миграция птиц сократилась, поскольку птицы так и не смогли найти место для краткого пристанища на пути. Это - страшное последствие. Второй удар был нанесен по рыбе. Число рыб в Тигре, Евфрате и в самом Персидском заливе резко сократилось. Уничтожение болот сказалось и на качестве воды в Персидском заливе, потому что болота служили фильтром. Поскольку Тигр и Евфрат текут через районы с развитым земледелием, они вбирают в себя удобрения и другие химикаты, которые используются в сельском хозяйстве. Значительная часть этого оседала в болотах и в каналах, которые пересекают болота. Так что отсутствие этого фильтра сказалось и на качестве воды в Заливе.

Ирина Лагунина: А для людей? Смогли ли болотные арабы приспособиться к новым условиям жизни на сухой земле?

Джозеф Деллапенна: Никто, похоже, не знает, сколько человек погибли. Около 100 тысяч осели в лагерях беженцев в Иране. Остальные расселились по городам, где, конечно, их способности и их знания никому не нужны. Так что они пополнили армию беднейших в Ираке. А не забывайте, что это население и так очень бедное. Иракская экономика была в депрессии во время войны в Заливе и оставалась в депрессии последующие 12 лет.

Ирина Лагунина: Если будет создан международный трибунал по Ираку, это обвинение выдержит?

Джозеф Деллапенна: Думаю, что в данном случае довольно легко доказать геноцид. Мне, правда, не кажется, что стоит поднимать разговор об "экоциде", или об экологическом геноциде, поскольку само это понятие пока еще только обсуждается и вырабатывается. Но, по-моему, доказательства геноцида очень веские. Саддам Хусейн явно уничтожил культуру этого народа. И даже если удастся частично восстановить эти болота, то я не уверен, что после 12 лет жизни в иной среде и иной культуре, эти люди смогут вернуться. Особенно поколение детей, которые родились незадолго до 1992 года или после. Оно явно с большим трудом сможет адаптироваться к жизни в болотах, даже если родители и хотят туда вернуться. Так что сложно сказать, можно ли компенсировать тот ущерб, который был нанесен этому народу. Но, по крайней мере, надо назвать вещи своими именами и определить преступное деяние как преступление, каковым оно было.

Ирина Лагунина: Джозеф Деллапенна, профессор права в университете Виллановы в штате Пенсильвания. Баронесса Эмма Николсон, глава благотворительной организации АМАР и член Европейского парламента также намерена ставить вопрос о геноциде болотных арабов и иракских курдов в международном суде. Либо в специальном трибунале по Ираку, если такой будет создан, либо в уже созданном Международном уголовном суде. В январе 95-го года Европейский парламент принял резолюцию, в которой описывал болотных арабов как меньшинство, "само существование которого под угрозой со стороны иракского правительства". Резолюция описывала правительственную политику по отношению к этой группы людей как геноцид.

Эмма Николсон: Я поднимала этот вопрос в Европарламенте несколько раз, а в прошлом году, в мае 2002-го, Европарламент 85 процентами голосов "за" принял резолюцию, в которой осудил Саддама Хусейна за зверства, творимые против различных групп иракского народа, включая болотных арабов. Мы обратились к ЮНЕСКО с призывом объявить болота междуречья предметом специального научного интереса и мировым достоянием. Мы боялись, что место начнут разрабатывать нефтяные компании. Например, французская компания "Эльф" давно уже подписала контракт с правительством Саддама Хусейна на разработку месторождения в междуречье. Если нам удастся сделать этот район мировым достоянием, то есть надежда, что и болотным людям удастся восстановить свой стиль жизни.

Ирина Лагунина: Изначально, в 1992-м, около 100 тысяч болотных арабов оказались в лагерях беженцев в Иране. Сейчас осталось около 50 тысяч. Еще тысяч десять живут по-прежнему в болотах на территории Ирака у границы с Ираном. Там осушить болота не удалось, потому что невозможно было перекрыть водные потоки, берущие начало за границей. Эмма Николсон, Вы работаете в лагерях беженцев в Иране. Они там живут уже более 10 лет. А они хотят вернуться?

Эмма Николсон: Да, они хотят вернуться. И многие говорят, что мечтают восстановить свой стиль жизни, каким бы сложным он ни был. Но это, на чем построен этот народ.

Ирина Лагунина: Многие полагают, что восстановить болота невозможно. В любом случае, на это потребуются солидные капиталовложения. Удастся ли собрать эти деньги?

Эмма Николсон: Мать-природа может сделать эту работу сама. Не забывайте, болота были уничтожены искусственно и очень недавно. На самом деле, почему можно представлять это дело в Международном уголовном суде, несмотря на то, что он рассматривает только те преступления, которые были совершены после 1 июля 2002 года, так это именно потому, что дренаж болот продолжался еще летом 2002-го. И уничтожение питьевой воды тоже продолжалось после 1 июля 2002 года. Ее объем уже был сведен к 10-15 процентам от изначального, но уничтожение продолжалось. Единственное, что надо сделать, - надо поправить ущерб. А ущерб был нанесен примитивными средствами - с помощью строительства огромного числа дамб и рытья канала. Инвестиций практически не потребуется. Надо всего несколько палок динамита на каждую дамбу. А затем реки Тигр и Евфрат, несущие воду из Турции и Сирии, сами сделают свою работу. Единственное, что необходимо - вернуть воду, обернуть вспять ущерб, нанесенный региону. А все остальное болотные люди сделают сами. Это их среда, они ее знают, а мы - нет.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с баронессой Эммой Николсон, специальным представителем Европейского парламента по Ираку, главой благотворительной организации АМАР. АМАР - это не только аббревиатура, это и имя болотного мальчика, погибшего во время кампании Саддама Хусейна против этого народа. Пока еще нет глобального международного научного проекта по восстановлению иракских болот. Хотя примеры воссоздания влажных почв в практике есть. Дельта реки Меконг - один такой проект. И есть уже организация, которая поставила целью объединить ученых именно для того, чтобы разработать план возрождения этих земель. Ее создали сами болотные арабы, иммигрировавшие в Калифорнию. Организация называется "Вернуть рай". Ведь именно в этих местах и был библейский рай.

XS
SM
MD
LG