Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саудовская Аравия: американский фактор


Доналд Рамсфельд: Мы намерены поддерживать длительные и здоровые отношения с Саудовской Аравией. Мы будем и впредь проводить обучение и тренировку и работать совместно над вооруженными силами этой страны, но сейчас нам предоставляется возможность вывести часть наших войск.

Ирина Лагунина: Это - заявление министра обороны США Доналда Рамсфельда по поводу вывода американского воинского контингента из Саудовской Аравии. Вывод войск и перевод части из них в Катар может завершиться уже к концу этого лета. Соединенные Штаты и Саудовская Аравия совместно потратили на базу Принц Султан около миллиарда долларов, чтобы превратить ее в командный региональный пункт. С этой базы координировалась вся операция в Афганистане. И в саудовском королевстве знали, что и каждый вылет в Ирак планировался и отслеживался в подземном бункере неподалеку от Эр-Рияда. Теперь около 4 с половиной тысяч военнослужащих и энное количество самолетов (точное их число никогда не раскрывалось) покидают страну.

Отныне на базе "Принц Султан" будут работать несколько сотен человек - достаточное количество для поддержания того новейшего компьютерного оборудования, которое там останется. Но большая часть компьютеров уже вывозится в Катар. Скептики замечают, что именно этого и требовал Усама бин Ладен. Впрочем, требование не выполнено, американские войска все равно остаются в регионе. Но почему не в Саудовской Аравии? Эндрю Брукс - специалист по военной авиации в Институте стратегических исследований в Лондоне:

Эндрю Брукс: База "Принц Султан" была открыта как командный пункт совсем недавно, и уже через год-два ее низводят на нет, будто говорят: забудьте про это. А что существенного произошло за эти два года? 11 сентября, вот что все изменило.

Ирина Лагунина: Накануне войны в Ираке Соединенным Штатам пришлось срочно тратить миллионы долларов на обустройство базы Аль-Удейд в Катаре, потому что Саудовская Аравия отказалась предоставить свою территорию для этой военной операции. Перевод в Катар - вынужденная мера?

Эндрю Брукс: Катар - полностью подходящее место, столь же удачное географическое положение, отличный морской порт, правительство намного более открыто к этой идее, не так много народу. И нет того мусульманского измерения, которое осложняло пребывание в Саудовской Аравии.

Ирина Лагунина: Эндрю Брукс, специалист по военной авиации в лондонском Институте стратегических исследований.

На территории Саудовской Аравии святые мусульманские места - Мекка и Медина. А пребывание иностранных войск вынудило даже мусульманскую религиозную полицию нравов - муттаву - смягчить правила. В частности, в отношении битья женщин, если они садятся за руль машины или появляются на публике с мужчиной, с которым не состоят в браке. Однако и при более мягких правилах женщины-военнослужащие из американского контингента вынуждены были ходить с автоматами.

Но все-таки, решение вывести войска из Саудовской Аравии - в какой мере оно отражает нынешнее отношение США к этой стране или, вернее, неоднозначность нынешнего отношения? Мы беседуем с вице-президентом вашингтонского института CATO Тэдом Карпентером.

Тэд Карпентер: Это зависит от того, кого вы спросите об американо-саудовских отношениях. Госсекретарь Колин Пауэл и госдепартамент настаивают на том, что отношения между странами здоровые, что Саудовская Аравия остается близким другом Соединенных Штатов и что никаких изменений в этих отношениях не произошло. А если спросить других представителей администрации (особенно если спросить их в частном порядке), то получите абсолютно противоположную точку зрения. По отношению к Саудовской Аравии существует недоверие и желание, по меньшей мере, принизить значение американо-саудовского сотрудничества. И мне кажется, что вывод американских войск из страны как раз отражает это настроение - принизить значение двусторонних отношений.

Ирина Лагунина: Так что, в Вашингтоне победили неоконсерваторы?

Тэд Карпентер: В значительной степени неоконсерваторы победили. Они давно уже предлагали отдалить политику Вашингтона от политики Эр-Рияда, оказывать давление на саудовское правительство, относиться к Саудовской Аравии как к части проблемы терроризма, а не как к надежному партнеру, на которого можно положиться. И политика США сейчас движется именно в этом направлении. Так что, да, с этой точки зрения, неоконсерваторы одержали победу.

Ирина Лагунина: Эндрю Брукс из лондонского Института стратегических исследований заметил, что единственное значительное событие, которое произошло с тех пор, как была оборудована база "Принц Султан" - это теракты 11 сентября. Действительно, 15 из 19 угонщиков самолетов 11 сентября - выходцы из Саудовской Аравии. Это легко объяснить, потому что в отношении граждан партнера, каким числилась эта страна, Соединенные Штаты не вводили такие жесткие ограничения на въезд, как в отношении граждан Судана, Йемена, Ирака, Сирии. Террористам с паспортами Саудовской Аравии было легче проникнуть на территорию США. Может быть, именно это заставило администрацию Белого дома посмотреть иначе на двусторонние отношения?

Тэд Карпентер: Мне кажется, что тот факт, что большинство из угонщиков самолетов - граждане Саудовской Аравии, был шоком не столько для администрации Буша, сколько для общественного мнения в целом и для тех, кто формирует общественное мнение - для американской прессы. И это заставило многих посмотреть внимательнее на политику Саудовской Аравии и, в особенности, на тенденцию некоторых влиятельных саудовских представителей финансировать некоторые весьма подозрительных организации и некоторых весьма подозрительных лиц в мире. Организации, которые на самом деле были ширмой террористических групп, инкубаторами терроризма. По-моему, именно это изменило общественное мнение, настроения в обществе в сторону намного большей враждебности по отношению к Саудовской Аравии, чего раньше никогда не было. Эти настроения не перешли на уровень официальной политики Соединенных Штатов, но некоторые изменения в политике все-таки были сделаны. Например, еще во время подготовки к войне в Ираке - перевод военных ресурсов из Саудовской Аравии в Катар и другие государства Персидского залива. По-моему, вывод американских войск из Саудовской Аравии - это просто кульминация этого процесса. США не уходят из Персидского залива, но они явно перегруппируют свои силы в регионе.

Ирина Лагунина: Но ведь на самом деле основная функция базы "Принц Султан" исчезла - как заметили и Доналд Рамсфельд, и принц Султан, бессменный в течение последних 40 лет министр обороны Саудовской Аравии. После поражения режима Саддама Хусейна отпала необходимость контролировать режим бесполетной зоны на юге Ирака:

Тэд Карпентер: По-моему, упор на то, что больше не надо контролировать бесполетную зону, - это предлог, а не причина, по которой войска выводятся. Соединенные Штаты просто ищут страны, которые будут более дружелюбно относиться к американской мощи, а это включает и более мелкие государства Персидского залива, и Ирак в ближайшей перспективе. Более того, у нас сейчас довольно развитое военное присутствие в Центральной Азии - войска в Афганистане, войска в регионе Центральной Азии. Саудовская Аравия просто перестала быть тем стратегическим краеугольным камнем, каким она была в течение десяти лет после первой войны в Персидском заливе.

Ирина Лагунина: Напомню, мы беседуем с Тэдом Карпентером, вице-президентом вашингтонского института CATO. Распространенное мнение: вывод американских войск может улучшить отношение к Соединенным Штатам внутри Саудовской Аравии, поскольку исчезнет раздражение, что войска находятся в местах мусульманских святынь. Вы поддерживаете эту точку зрения?

Тэд Карпентер: Мне кажется, что вывод войск может незначительно улучшить отношение саудовского общества и всего исламского мира к Соединенным Штатам. Одна из претензий радикальных исламских групп в регионе состояла в том, что присутствие американских войск оскверняет святые мусульманские места, за которые несет ответственность правительство Саудовской Аравии. Не хочу преуменьшать этот фактор, но все-таки: основное недовольство радикальных исламистов вызывало то, что они называют американским имперским присутствием в регионе. А этот фактор не меняется. Американское военное присутствие на самом деле расширяется, а не сокращается. Оно просто перемещается из Саудовской Аравии. И, по-моему, вывод американских войск ничуть не улучшит отношения между странами, потому что Соединенные Штаты будут обращать все больше внимания на политику и действия саудовского правительства и правящей элиты, и все чаще Саудовская Аравия будет представать как проблема в борьбе с терроризмом, а не как решение этой проблемы.

Ирина Лагунина: Даже если принять точку зрения, что американское военное присутствие в этой стране не служило рычагом давления на саудовское правительство, какое рычаги давления остались у США сейчас?

Тэд Карпентер: У Соединенных Штатов останется влияние на Саудовскую Аравию, как и у Саудовской Аравии останется влияние на США - из-за той роли, которую эта страна играет в экспорте нефти. Но благожелательное и стабильное правительство в другой основной нефтедобывающей стране - в Ираке - снизит значение Саудовской Аравии для Соединенных Штатов.

Ирина Лагунина: Соединенные Штаты импортируют из Саудовской Аравии миллион 700 тысяч баррелей нефти в день - одну пятую всей добываемой нефти в этой стране. А Саудовская Аравия - крупнейший покупатель американского оружия. За 90-е годы на эти закупки потратили 39 миллиардов долларов. Эр-Рияд получает от продажи нефти немногим более 45 миллиардов долларов в год. Однако внутренняя задолженность государства, так сказать, общественный долг - 173 миллиарда. Согласно исследованию, которое ведет сейчас крупнейший в Вашингтоне специалист по безопасности Саудовской Аравии Энтони Кордесман (Центр стратегических и международных исследований), власти страны сделали не мало для того, чтобы модернизировать полицию и спецслужбы. Реформа началась в 60-е годы, и сейчас в министерстве внутренних дел создана общая компьютерная база данных, включающая более тысячи терминалов. В ней содержатся паспортные данные не только граждан страны, но и приезжающих на хадж. Хуже обстоят дела с охраной границы. Амбициозный проект по укреплению 14-километровой зоны безопасности вдоль границы со спутниковым и радарным наблюдением так и остается проектом, поскольку денег на него не хватает. И при всем этом, например, в августе 90-го года, после того, как Ирак захватил Кувейт, Усама бин Ладен был на территории Саудовской Аравии, встречался с одним из высших саудовских чинов и предлагал ему послать против Саддама Хусейна группу арабских добровольцев. А разведслужбы НАТО недавно проверили саудовский Верховный комиссариат помощи Боснии, который находится под патронажем короля и который был создан в октябре 2001 года принцем Алманом бин Абдул-Азизом. В комиссариате были обнаружены планы взорванных американских посольств в Кении и Танзании. Сами эти теракты 98-го года готовились за ширмой Международной организации исламской помощи и Всемирной мусульманской лиги. В марте 2002 года США заблокировали счета еще одной саудовской благотворительной организации - Исламского фонда Аль-Харамейна. Это - информация из того же исследования Энтони Кордесмана. Как заставить Саудовскую Аравию прекратить финансирование экстремистских групп и поддержку экстремистской идеологии?

Тэд Карпентер: Это останется задачей для американских дипломатов, дипломатического давления. Что изменится? Отношение США. Соединенные Штаты будут придавать меньше значения тому, насколько болезненно этот вопрос воспринимается в Саудовской Аравии. Раньше, даже когда в Вашингтоне были на самом деле раздражены политикой правящей саудовской элиты, ничего не делалось, потому что мы боялись испортить американо-саудовские отношения. Теперь, подозреваю, никто не будет заботиться о поддержании дружественных отношений во что бы то ни стало. Вашингтон склонен оказывать настоящее давление на Саудовскую Аравию, когда в этом возникает необходимость.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с Тэдом Карпентером, вице-президентом вашингтонского института CATO.

Саудовская Аравия начала оказывать финансовую поддержку исламистам-суннитам в 70-е годы, рассчитывая противостоять таким образом как арабскому национализму, так и шиитам Ирана. Этот политический курс совпал с резким ростом доходов от нефтяного экспорта - в период с 73 по 78 год ежегодная прибыль Саудовской Аравии выросла с 4,3 до 34,5 миллиардов долларов. Такой же рост доходов намечается в стране и сейчас - в Саудовской Аравии в этом году прогнозируется бюджетный профицит. Но вернусь к 70-м. Именно в те удачные для Саудовского королевства годы сеть исламских организаций покрыла Ближний Восток, Африку, Азию и Запад, возникли и набрали силу исламские банки, а в такой стране, как Египет, быстро усилилась группировка "Братья-мусульмане", ставшая реальной угрозой режиму Анвара Садата. В тот же период росло благосостояние семьи бин Ладенов.

Али Аль-Ахмед, директор Саудовского Института развития и исследований. Писатель, журналист, саудовский диссидент. Первый раз попал в тюрьму в возрасте 14 лет. Именно этот человек первый выдал в свет информацию о том, что база "Принц Султан" в Саудовской Аравии постепенно демонтируется. В последние десять лет Али Аль-Ахмед ведет кампанию за модернизацию Саудовской Аравии. Коль скоро американский фактор перестанет играть роль во внутренней политике Саудовской Аравии, у страны будет больше шансов развиваться и модернизироваться?

Али Аль-Ахмед: Не думаю. Мне кажется, что страна движется в противоположном направлении. Правительство укрепляет экстремистскую политику. Последние перестановки в кабинете министров подтверждают намерение правительства сохранить все так, как есть, и по-прежнему вести страну вспять. Саудовское телевидение, например, транслирует религиозные передачи по 18 часов в день. Увеличено финансирование религиозных экстремистских групп, экстремистские группы сейчас владеют двумя телевизионными каналами и многими печатными изданиями, которые нацелены на молодежь. Политика властей всегда состояла в том, чтобы использовать религию, дабы не допустить модернизацию страны. Модернизация представляет большую угрозу для правящей элиты, чем религиозный экстремизм.

Ирина Лагунина: Как эти два фактора в региональной политике - война в Ираке и будущий вывод американских войск - повлияли на настроения в обществе и на политику правящей королевской семьи в Саудовской Аравии?

Али Аль-Ахмед: Война в Ираке подтолкнула людей высказывать свою точку зрения. Люди более открыто говорят о своих проблемах, в том числе, о проблемах, которые возникают из-за правительства - причем на всех уровнях. Религиозные меньшинства и представители племен, как, например, шаммары, вышли с петицией с требованием освободить тех религиозных деятелей, кто был посажен за решетку, арестован. На прошлой неделе с подобными требованиями вышли представители шиитского меньшинства в Восточных провинциях. Это было очень широкое выступление. Экстремистские ваххабидские группы, со своей стороны, тоже активизировались. Они организовали движение, которое назвали "Движением против агрессии". Движение направлено против Соединенных Штатов, и правительство не сделало ничего, чтобы запретить эту организацию. На самом деле, официальный представитель правительства даже поддержал создание этой организации. Так что люди стали охотнее высказывать свои взгляды и свои политические устремления, какими бы они ни были, но правительство, по-моему, поддерживает только экстремистские течения, тех, кто разделяет взгляды бин Ладена.

Ирина Лагунина: Но насколько свободны люди высказывать свою точку зрения, говорить о своих проблемах?

Али Аль-Ахмед: Люди сейчас намного более свободны, зажим ослаб. Кого-то арестовывают, кого-то вызывают на допросы, но в целом люди более свободны высказывать свою точку зрения, даже несмотря на то, что правительство по-прежнему сохраняет цензуру газет и интернета. Конечно, с точки зрения свободы Саудовскую Аравию нельзя сравнивать с Европой или странами Запада в целом, даже с некоторыми странами Ближнего Востока. По этим меркам, стране предстоит долгий путь.

Ирина Лагунина: В последнем докладе по правам человека Госдепартамента США говорится, что в Саудовской Аравии существует практика незаконных арестов, содержания под стражей без суда и следствия. Есть подозрение, что служба безопасности прибегает к пыткам. Не менее жесткая практика существует и в религиозной полиции. Правительство не соглашается с международным определением прав человека и считает единственно приемлемой собственную интерпретацию законов Шариата. Господин Али Аль-Ахмед, принято считать, что вывод войск снизит накал антиамериканских настроений в регионе, а следовательно, накал религиозных страстей. Вы разделяете эту точку зрения?

Али Аль-Ахмед: Я так не думаю и не вижу здесь связи. Мне кажется, что американское военное присутствие в Саудовской Аравии никогда не было серьезным фактором, подогревающим антиамериканские настроения в стране. Проблема намного более сложная, чем просто военное присутствие. Не забывайте, что американские силы, американское военное присутствие было в королевстве с 1936 года. Уже в те годы американские военные специалисты приезжали в страну, правда, небольшими группами. Да, на этот раз их было больше, они были на виду, но они все равно не главная причина антиамериканизма. По-моему, главная причина - политика правительства. Вот только что по телевидению выступал один из религиозных лидеров. То, что он говорил, явно должно подстрекать антиамериканские, направленные против немусульман настроения среди молодых саудовцев. Так что две проблемы - образование и политика правительства. Вот что подстрекает не только антиамериканские настроения, но и вообще настроения против - против Запада, против несаудовцев, против саудовцев, но другой веры, против светских людей. Вот тот же религиозный лидер, которого я упоминал: у него в выступлении прозвучало - вы не должны говорить светскому человеку "господин", потому что вы, таким образом, проявляете к нему уважение. А светский человек - враг Бога, так что называть его господином нельзя. Еще один пример из того же одного выступления: не надо учить наших детей на истории и литературе других государств, вы должны рассказывать им нашу историю и читать нашу литературу. Так что западная литература, с точки зрения этого человека, должна быть запрещена. Вот такого рода воспитание и образование, каждодневная индоктринация и порождают антиамериканские, антифранцузские, антизападные настроения в целом.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с Али Аль-Ахмедом, директором Саудовского института исследований и развития. Оппозиционная саудовская группа в Лондоне - Движение за реформы в Аравии - недавно выпустила в свет анализ положения в стране. Группа утверждает, что религиозные лидеры начали выпускать фатвы даже против правящих властей. В подтверждение тому - девять вооруженных столкновений за последние полгода. Со своей стороны, саудовкое руководство несколько недель назад заявило, что арестовало за последнее время десятки человек - из них 90 отправлены в суд - за сотрудничество с Аль-Кайдой. Но это заявление было опровергнуто министром внутренних дел принцем Найефом. Принц сказал, что никаких террористических сетей в королевстве нет, что есть только небольшие группы заблудших юнцов.

XS
SM
MD
LG