Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В погоне за лишним долларом или Алмазный путь Аль-Кайды. Часть первая


Лондонская неправительственная организация "Всемирный свидетель" (Global Witness) опубликовала доклад, который называется "В погоне за лишним долларом". Заключение этого стостраничного документа состоит в следующем: "Понимание международным и государственными властями того, как действуют террористические организации, а следовательно, борьба с террористическими актами, должно включать в себя знание и понимание того, каковы источники и каковы методы финансирования террористов, - говорится в докладе. - (...) "Аль-Кайда" уже доказала свое желание и спрособность использовать слабые государства, коррумпированные институты, существующие криминальные сети, как и отсутствие прозрачности и замкнутость торговли ценными предметами и товарами , включая алмазы, для того, чтобы финансировать свои террористические операции". Есть такое международное понятие: "кровавые", "грязные" или "крнфликтные" алмазы. Это камни, полученные нелегальным путем из алмазодобывающих африканских государств, где идет война. Доклад - исследование того, как "Аль-Кайда" внедрилась в эту сеть нелегальной торговли. Специального понятия для драгоценных камней "Аль-Кайды" пока нет.

Чем привлекательны алмазы или бриллианты? Почти риторический вопрос. Тем, что маленький камень стоит дорого. И, более того, не обесценивается с течением времени. Почти как залото, но только дороже, и вес даже не в граммах, а в каратах. Алмазы по логике того, что они - вечны, должны были привлекать внимание любого рода людей вне закона. Это может быть мафия. Это могут быть партизанские группировки, противники правительств. Это могут быть террористические сети. Была ли сеть "Аль-Кайды" первая, проникнувшая в этот бизнес. Нет, утверждают авторы доклада "В погоне за лишним долларом", были другие прецеденты. "Хорошо известно, говорится в докладе, что "Хезболлах" в 80-90-е годы использовала торговлю алмазами, чтобы финансировать свою деятельность, и что она продолжает получать от этого финансовую поддержку". Мы беседуем с одним из авторов расследования организации "Всемирный свидетель" Алексом Йиарслей. На чем основано утверждение, что связи "Хезболлах" с алмазным бизнесом были хорошо известны?

Алекс Йиарслей: Это утверждение основано на том исследовании алмазной промышленности, которое мы проводили в течение нескольких лет. Точнее - в течение почти семи лет. И многие, с кем мы говорили, в основном выходцы из Ливана - и шииты, и христиане, работающие на пространстве от Израиля до Соединенных Штатов, - подтверждают, что такая связь есть и что о ней было хорошо известно. Мы также говорили с официальными представителями, с представителями разведслужб в Сьерра Леоне, в Америке, в Европе. Все они в течение какого-то времени следили за определенными людьми и за определенными течениями в торговле. Наблюдение показывает, что есть связь между определенными группировками в Ливане и в Западной и Центральной Африке. Это касается торговли наркотиками, отмывания денег, в том числе, отмывания денег через торговлю алмазами, как, в Антверпене, так и в Западной Африке. Это давно перестало быть секретом.

Ирина Лагунина: В июле 2000 года доклад военной разведки Бельгии, расследовавшей нелегальный ввоз алмазов из Анголы в бриллиантовую столицу - Антверпен - заканчивался следующим выводом:

Есть указания на то, что некоторые лица с "ливанскими связями", упомянутые в деле о нелегальном ввозе амлазов, появляются в делах об отмывании денег, торговле наркотиками и финансировании ливанских террористических орагнизаций, как АМАЛ и "Хезболлах". Обнаружение этого факта дает совершенно новое измерение вопросу о нелегальном ввозе амлазов. Мы имеем дело уже не с "чистой" преступностью".

Ирина Лагунина: Здесь и далее в программе мы цитируем доклад организации "Всемирный свидетель". Доклад называется "В погоне за лишним долларом". Бельгийская военная разведка упоминает две террористические организации - "Хезболлах" и АМАЛ. Краткая история этой террористической группы:

АМАЛ - аббревиатура названия Afwaj al Muqawamah al Lubnaniyyah - Ливанские отряды сопротивления. В переводе с арабского "амал" - надежда. Организация была создана в 1975 году как военное крыло ливанского про-шиитского "Движения лишенных наследия". В 1980 году АМАЛ стала самой мощной военизированной шиитской группировкой в Ливане, однако вскоре ее лидер Набих Берри потерял доверие наиболее бедных слоев шиитского населения. Бюллетень ближневосточной разведки за 2000 года описывает, что Берри называли "коррумпированным и коррумпирующим". В 1992 году Берри победил на парламентских выборах, которые бойкотировали 87 процентов населения Ливана, и стал спикером законодательного органа страны. Недоверие к лидеру АМАЛа заставило шиитское сообщество Ливана обратить свои взоры на "Хезболлах", которая в то время считалась финансово аскетичной и идеологически честной организацией. К 1987 году "Хезболлах" стала второй по значению группировкой в Ливане после АМАЛа. Несмотря на то, что две организации считаются противоборствующими, в конце 90-х - 2000-м годах им удалось достичь ряд соглашений и поедлить влияние в ливанском парламенте. До сих пор точно не выяснено, по какому принципу финансовая поддержка, которую оказывают АМАЛу и "Хезболлах" Сирия и Иран, делится между двумя группировками.


Ирина Лагунина: Бельгийская военная разведка, доклад вышел в свет в июле 2000 года, пыталась проследить поток нелегальных алмазов в основном из Анголы, страны, в течение четверти века разделенной между правительством МПЛА - Партии труда - и повстанческими группами движения УНИТА. Из расследования "Всемирного свидетеля":

С 1992-го по март 2002 года УНИТА проводила самую крупную из известных в мире и наиболее хорошо организованную операцию по нелегальному ввозу оружия и нелегльному вывозу алмазов. Несмотря на санкции ООН, операции УНИТЫ и алмазами практически не были нарушены. Надо отметить, что незаконный вывоз алмазов позволял УНИТЕ получать новое оружие и сняряжение, и таким образом, значительно продлил гражданскую войну в Анголе. До мая 1997 года главным каналом экпорта алмазов УНИТЫ и получения ею оружия была Демократическая Республика Конго. (...) Доклад бельгийской военной разведки содержит данные, что несколько ливанских торговцев алмазами, имеющих связи с организацией "Хезболлах", покупали алмазы у УНИТЫ как до, так и после введенного в 1998 году эмбарго ООН. (...) Аналогичным образом в ходе расследования ООН нарушений санкций против Анголы, - расследование велось в 2000 - 2002 годах, - пять западных и африканских источников разведки указали на то, что ливанская сеть торговли алмазами покупала камни у УНИТЫ как и до, и после санкций 1998 года.

Ирина Лагунина: Связи лидера УНИТЫ Жонаса Савимби с нелегальной торговлей алмазами ни у кого уже в то время не вызывали сомнений. Со-автор доклада организации "Всемирный свидетель" Алекс Йиарслей, что делалось в те годы, чтобы закрыть эти нелегальные каналы из Анголы?

Алекс Йиарслей: Нежелание правительств и алмазной индустрии должны образом реагировать на то, что УНИТА финансировала и перевооружала себя на деньги от продажи алмазов - это один из крупнейших скандалов новейшей истории. Алмазная индустрия хорошо знала о том, что происходит. Помню, первая статья на эту тему появилась в специальной литературе в 1994 году. В ней говорилось, что УНИТА покупает оружие на деньги от продажи алмазов. Но ничего не делалось - прежде всего, по политическим причинам, но и по финансовым тоже. Политическая подоплека состояла в том, что УНИТА воспринималась Западом как "хорошая сторона" конфликта. Рональд Рейган приглашал Жонаса Савимби в Белый Дом и приветствовал его как борца за свободу. УНИТУ поддерживали правительства Южной Африки, Америки, Западной Европы. Цель была в том, чтобы свергнуть правительство Анголы, которое казалось коммунистическим. Это привело к трагедии и стоило многих сотен тысяч жизней. И только когда ситуация стала настолько гласной, настолько неудобной и скандальной, что уже невозможно было терпеть, правительства - под давлением организаций типа нашей или, например, совета сотрудничества Канада-Африка, Международной Амнистии - начали замечать так называемые "кровавые алмазы", замечать то, насколько более нестабильным они делают регион, скольких жизней они стоят, сколько разрушения приносят в целых областях Африки.

Ирина Лагунина: Один из ливанских торговцев алмазами, работавший в Африке и имевший, по данным разведки, связи с "Хезболлах", - Имад Бакри, известный также под именами Имад Кабир и Эмат Бакир. Разведданные показывают, что с 1995-96 по 1999 годы Бакри выполнял роль основного брокера УНИТЫ в поставках оружия. В 95-м он приехал на территорию под контролем УНИТЫ как торговец алмазами. Доклад бельгийской разведки говорит о том, что Бакри использовал для торговли алмазами УНИТЫ свою собственную фирму "Afrostars". Однако близкие связи с тогдашним президентом Заира (сейчас эта страна называется Демократическая Республика Конго) позволили Бакри быстро войти в рынок оружия. Уже в 96-м лидер УНИТЫ Савимби поручил ему возглавить стратегическое снабжение группировки. В конце 96-го партия оружия прибыла в Киншасу, столицу Заира. Для осуществления своей миссии Имад Бакри привлек российского поставщика оружия Виктора Баута, говорится в докладе организации "Всемирный свидетель". Алекс Йиарслей, кто такой Виктор Баут?

Алекс Йиарслей: Виктора Баута предыдущий министр по делам Европы Питер Хейн назвал "африканским торговцем смертью". Это бывший сотрудник КГБ, работал в миссии ООН в Анголе наблюдателем за соблюдением перемирия. Он начал развивать деятельность после распада Советского Союза, пытаясь создать собственный бизнес. Но на самом деле стал агентом по найму. У него были хорошие знакомства в военных кругах в странах бывшего Советского Союза, и он смог ввезти на африканских континент огромное количество оружия, даже бронетехники и танков, в обмен на деньги или, иногда, в обмен на алмазы. Он работал в Анголе, в Сьерра Леоне, в Либерии, в Конго. Его сеть пытались закрыть в течение нескольких лет. У него был самый большой самолетный парк в Африке. В какой-то момент - 60 самолетов, которыми он мог свободно пользоваться.

Ирина Лагунина: Что, по вашим сведениям, с ним стало?

Алекс Йиарслей: Последнее, что о нем известно, что его видели в Москве. На него выписан международный орден на арест. Но он в России, он стал слишком неудобен властям, и они попытались сделать все, чтобы он не смог продолжать свои операции в прежнем масштабе. Операции все равно продолжаются через те группы и компании, с которыми он долгое время работал, он все равно продолжает свою игру в Африке со всеми разрушительными последствиями.

Ирина Лагунина: По данным британской разведки MI 6, Баут поставлял оружие не только УНИТЕ, но и талибам, и "Аль-Кайде", причем практически вплоть до терактов 11 сентября. Слежка за Баутом была установлена два года назад.

После отставки президента Заира Мобуту в мае 1997 года Имад Бакри продолжал организовывать поставки оружия УНИТЕ, правда, уже через Того. Но примечательный факт. После убийства президента Конго Лорента Кабилы в январе 2000 года в стране по обвинению в подготовке этого теракта были расстреляны 11 ливанцев. Все - торговцы алмазами. Среди казненных был брат Имада Бакри - Юсеф Бакри. "Хезболлах" потребовала вернуть тела казненных в Ливан.

Вернусь к беседе с со-автором доклада "В погоне за лишним долларом" лондонской неправительственной организации "Всемирный свидетель" Алексом Йиарслей. Столько разведок мира вели наблюдение, собирали данные о том, что "Хезболлах" проникла в алмазный бизнес. Почему этот вопрос никогда не становился предметом общественного беспокойства, общественной дискуссии?

Алекс Йиарслей: Честно говоря, такие группы, как "Хезболлах" используют разные средства, чтобы собрать деньги. Если посмотреть на их операции в Южной Америке, то там "Хезболлах" зарабатывает деньги тем, что торгует электроникой - видеокамерами, телевизорами, компьютерами, СД. Это нормальный бизнес, мало кто может подумать, что именно через него финансируется терроризм. Или поставки сигарет. Недавно в США была вскрыта ячейка "Хезболлах". И выяснилось, что они заработали огромные деньги на нелегальном ввозе табака. Так что проникновение в алмазную индустрию не было чем-то необычным. По-моему, уже в то время к этой проблеме относились серьезно и правительства пытались решить ее внутри своих стран, на национальном уровне. Но алмазная промышленность не хотела, чтобы этот факт становился гласным. Бриллиантовую индустрию беспокоил тот негативный эффект, который могла оказать на потребителей информация, что "Хезболлах" финансирует себя через продажу бриллиантов.

Ирина Лагунина: Можно определить, о каких суммах идет речь?

Алекс Йиарслей: Невозможно оценить эту торговлю в какую-то точную сумму. Природа торговли алмазами состоит в том, что люди не оставляют счетов. Было бы спекуляцией говорить, что "Хезболлах" заработала на этом 10 или 20 миллионов долларов. Мы знаем только то, что общий объем алмазной индустрии в этих странах - сотни миллионов долларов. Конечно, речь не идет о сотнях миллионов незаконного оборота. Речь идет просто о миллионах. Ведь именно поэтому люди и идут в этот бизнес - он дает возможность заработать большие деньги. Но он также предоставляет возможность отмывать большие объемы наличности. Именно поэтому можно проследить весьма разветвленное участие в алмазном бизнесе, например, организованной преступности - от российской до тайваньской мафии. Через алмазы отмываются деньги, полученные от торговли наркотиками. И в скором времени это станет серьезной проблемой.

Ирина Лагунина: Вернусь к исследованию "В погоне за лишним долларом". 7 августа 1998 года в 10:30 утра одновременно в посольствах США в Танзании и в Кении взорвались бомбы. Более 200 человек погибли, четыре с половиной тысячи получили ранения. Спустя три месяца федеральный суд присяжных в Нью-Йорке вынес обвинительный приговор по этому делу Усаме бин Ладену и некоторым другим лицам из руководства "Аль-Кайды". В расследовании, которое вело ФБР по этому делу, проходили члены "Аль-Кайды" Уадих Эль Хаг, Абдулла Ахмед Абдулла, Ахмед Халфан Гайлани и Фазул Абдулла Мохаммед. Последние трое затем всплыли в алмазном бизнесе в Либерии и Сьерра Леоне. Вот стенограмма слушаний Нью-Йоркского процесса. На вопросы суда присяжных отвечает Ашиф Мохаммад Юма - сводный брат человека по имени Джаляль аль-Баншири (его настоящее имя Али аль Рашиди).

Вопрос: Вы когда-нибудь вели какой-нибудь совместный бизнес с Джалялем?

Ответ: Да, мы основали горнодобывающий бизнес в Танзании.

Вопрос: И приблизительно когда вы основали этот горнодобывающий бизнес в Танзании?

Ответ: В начале 93-го.

Вопрос: И что вы собирались добывать?

Ответ: Извините?

Вопрос: Поскольку это был горнодобывающий бизнес, то что вы собирались добывать?

Ответ: Алмазы и золото.

(...)

Вопрос: Вы помните, как называлось это горнодобывающее предприятие?

Ответ: Taheer Ltd..

Ирина Лагунина: Биография этого человека Аль-Баншири, Джаляля, довольно неплохо известна.

Аль-Баншири - глава военного комитета "Аль-Кайды", предположительно - один из основателей сети. По данным свидетельских показаний, Аль-Баншири присутствовал на учредительной встрече "Аль-Кайды". Член Меджлиса аль-Шуры - Совещательного совета сети. В 1994 году Усама бин Ладен направил Аль-Баншири в Восточную Африку осуществлять набор в африканские ячейки сети. Впоследствие Аль-Баншири возглавил ячейку "Аль-Кайды" в Кении. Погиб во время крушения парома в 1996 году.


Ирина Лагунина: Организация "Всемирный свидетель" утверждает, что основанная Аль-Баншири компания Taheer - это ширма. Алекс Йиарслей, почему вы пришли к такому выводу? Только потому, что сводный брат Аль-Баншири показал на суде в Нью-Йорке, что компания Taheer Limited так и не начала работать?

Алекс Йиарслей: Почему мы подумали, что Taheer - фирма-прикрытие? Потому что в алмазном бизнесе очень распространена практика создания компаний, которые только выглядят как алмазодобывающие, но самом деле никаких производственных мощностей для добычи алмазов не имеют. И Танзания, и Кения известны как страны с развитой незаконной системой продажи алмазов. Очень часто алмазы легко ввозятся из Демократической республики Конго - не надо платить эспортно-импортные пошлины, никто за тобой не наблюдает. На самом деле, в конце концов, ООН занялась этой проблемой и вскрыла всю сеть операций. Мы также знали, кто те люди, которые основали компанию Taheer, в частности, Абу аль-Баншири, который погиб во время крушения парома у острова Виктория. Есть подозрения, что он вез с собой алмазы в момент смерти. Два агента "Аль-Кайды" были отправлены на поиски его тела, вернее, на поиски его чемодана. Это была специальная миссия, утвержденная Усамой бин Ладеном. Агенты не смогли найти его. Так что есть подозрения, что он вез алмазы из Уганды или Демократической республики Конго.

Ирина Лагунина: Судебные слушания в Нью-Йорке вскрыли, что Аль-Баншири не раз встречался с человеком по имени Уабих Эль-Хаг. Показания одного из бывших членов "Аль-Кайды":

Вопрос: Вы когда-нибудь видели, чтобы Уабих Эль-Хаг встречался с Абу аль-Баншири в Кении?

Ответ: Да.

Вопрос: Один раз или более одного раза?

Ответ: Более одного раза.

Вопрос: Говорил ли Уабих Эль-Хаг о том, были ли у него деловые связи с аль-Баншири?

Ответ: Абу аль-Баншири привозил алмазы, правда, по-моему, только один раз, - из Танзании, чтобы Уабия для него их продал.

Ирина Лагунина: За полгода в 94-95-м бизнес, которым совладел Уабих Эль-Хаг в Кении, принес около полумиллиона долларов дохода. Биография этого человека тоже хорошо известна.

Эль-Хаг родился в 1960 году в семье ливанских христиан. В 1978 переехал в Соединенные Штаты, а в 79-м - в Пакистан, где поступил в школу моджахедов. Вернулся из Афганситана в США в 85-м году и до 91-го жил в Техасе. Затем переехал в Судан. По собственному признанию, бин Ладен выбрал его для работы в сети, потому что у него был американский паспорт, и он мог свободно путешествовать по миру. В 97-м году во время рейда в его доме в Найроби ФБР обнаружила его паспорт. Он побывал в Танзании, Сомали, Италии, Словакии, России, Афганистане, Пакистане и Великобритании. Был личным секретарем бин Ладена. В этом качестве в 94-м году основал в Кении предпринятие по добыче драгоценных камней "Танзанит Кинг". С 20 сентября 1998 года - в заключении.


Ирина Лагунина: Анализ изъятых ФБР записных и бухгалтерских книг Уабиха эль-Хага показывает, что этот человек, в отличие от аль-Баншири, на самом деле пытался начать алмазный бизнес. Его остановил арест. На этом расследование деятельности "Аль-Кайды" в Восточной Африке практически заканчивается, потому что сеть перевела свои операции на Запад континента.

Только в мае 2000 года африканские государства, представители алмазного бизнеса, крупнейшие потребители алмазной продукции и неправительственные организации сели за стол переговоров и начали думать о том, как изолировать от мировой торговли поток нелегальных алмазов из стран, где идет война. Это движение получило название "Процесс Кимберли". О нем мы будем говорить на следующей неделе.

Продолжение >>>

XS
SM
MD
LG