Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В погоне за лишним долларом или Алмазный путь Аль-Кайды. Часть третья


Часть вторая

Ирина Лагунина: "В погоне за лишним долларом" - называется доклад лондонской неправительственной организации "Всемирный свидетель". Этот стостраничный труд - результат семилетнего расследования связи террористических организаций с нелегальным алмазным бизнесом. В центре расследования - алмазный бизнес ливанской "Хезболлах" и международной сети "Аль-Кайды". Здесь и далее в программе мы будем использовать выдержки из этого документа. В июле - августе 2002 года лондонский аналитический центр военной и разведывательной информации "Jane's Intelligence Review" провел исследование взглядов антиттерористических служб на то, как надо бороться с "Аль-Кайдой" и где ее искать. Большинство опрошенных отметили связь между терроризмом и организованной преступностью. По мнению тех, кто должен искоренять терроризм, нестабильные государства с такими проявлениями, как коррупция, "серый" и "черный" рынок, слабая банковская система, - являются лучшим прибежищем для террористов. Среди таких государств - Либерия и Сьерра Лионе в Африке. Именно туда из Кении и Танзании, как следует из доклада "В погоне за лишним долларом", после взрывов американских посольств в этих странах и были переведены операции "Аль-Кайды" с алмазами.

Мы беседуем с одним из авторов доклада "В погоне за лишним долларом" Алексом Йиарслей. В чем разница между операциями "Аль-Кайды" в Кении и Танзании и алмазным периодом сети в Либерии и Сьерра Леоне?

Алекс Йиарслей: В Кении и Танзании операции с алмазами и другими драгоценными камнями были намного меньшего масштаба. Это просто был один из видов бизнеса, в котором они участвовали. Они также использовали алмазные компании в Кении и Танзании для того, чтобы ввозить в эти страны взрывчатку. Именно поэтому они купили несколько предприятий по добыче алмазов и золота. И власти это пропустили. Если бы власти заметили, что для добычи алмазов взрывчатка, ведь, отнюдь не нужна, они бы раньше поняли, что происходит. Но в целом операция была меньшего масштаба, словно агенты пытались понять и изучить этот бизнес. На самом деле и свидетели подтверждают, что боевики "Аль-Кайды" штудировали книги по драгоценным камням и пытались войти в бизнес. Но в Сьерра Леоне и Либерии все было уже систематизировано, хорошо организовано, в бизнес были вброшены большие суммы денег. Это уже серьезная операция по отмыванию денег.

Ирина Лагунина: Начало присутствия "Аль-Кайды" в Либерии обозначено точной датой - 22 сентября 1998 года. В этот день в Монровию приехал член руководства сетью Абдулла Ахмед Абдулла. В Либерию, правда, он прибыл под именем Мустафа.

Абдулла Ахмед Абдулла за годы террористической деятельности приобрел несколько псевдонимов - Абу Мухаммед аль-Масри, Салех, Абу Мариум, Мустафа. В конце 80-х Абдулла, гражданин Египта и, возможно, выходец из Саудовской Аравии, вступил в египетскую группировку Исламский Джихад и отправился в Афганистан, в лагерь Джахад Валь в Хосте, обучать моджахедов пользоваться взрывчаткой. Когда в 1991 году бин Ладен перебрался в Судан, Абдулла вместе с 480 арабскими боевиками последовал за ним. Затем перебрался в Сомали, где работал тренером сомалийской милиции. В 1998 году его видели в Кении. Он оплачивал прибытие боевиков для подготовки теракта в американском посольстве. Покинул Найроби накануне взрывов, 6 августа, и перебрался в пакистанский город Карачи. Считается, что Абдулла был главой финансовых операций "Аль-Кайды" в Пакистане и Афганистане, член финансового комитета сети. Но как многие другие египтяне в этой организации, Абдулла занимает сразу несколько постов. Он член Консультативного совета и комитета по религии и фатвам. По данным разведки, в 2002 году он был в Бейруте.


Ирина Лагунина: Абдулла Ахмед Абдулла ничего не знал об алмазном бизнесе. Его представили президенту Либерии Чарлзу Тейлору, а затем одному из руководителей РУФ - Объединенного революционного фронта Сьерра Леоне Сэму Бокари, известному по кличке "Комар". К этому человеку мы еще вернемся в сегодняшнем выпуске. Напомню, что фронт противостоял правительству Сьерра Лионе и нуждался в оружии. Война продолжалась 8 лет. Абдулла заплатил Бокари вступительный взнос - 100 тысяч долларов, а взамен получил небольшой пакет с образцами алмазов. Позже на границе со Сьерра Леоне Абдулла встречался и с другими командирами оппозиционного сьерралеонского РУФ. А через полгода, в марте 99-го, в Либерию приехали еще два члена "Аль-Кайды", разбирающиеся в алмазном бизнесе и имевшие опыт "работы" в Кении и Танзании. Однако сеть бин Ладена не смогла поставить в Либерию то, что хотели получить и РУФ, и либерийский президент Чарлз Тейлор - оружие. И с апреля 99-го по 2000 год отношения либерийского режима и сьерралионской оппозиции, с одной стороны, и "Аль-Кайды", с другой, были прерваны. Алекс Йиарслей, лондонская организация "Всемирный свидетель", вы пишете в расследовании, что у "Аль-Кайды" в алмазном бизнесе были взлеты и падения, успехи и провалы. Можно проследить, когда "Аль-Кайда" начинает проигрывать, а в каких обстоятельствах дела ее идут в гору?

Алекс Йиарслей: По-моему, должно быть выполнено несколько условий. На мой взгляд, их операции были успешными в Либерии и Сьерра Леоне по нескольким причинам: весь этот регион был нестабильным, им было легко в него проникнуть; алмазный бизнес был в руках жестокой повстанческой группировки, которая готова была делать бизнес с кем угодно. Если у вас есть деньги, то вы получите алмазы. Никто не задает лишних вопросов. Более того, у "Аль-Кайды" была поддержка коррумпированных и деспотичных режимов региона, они могли положиться на эти режимы. Коррупция поражает все общество. Можно, например, подкупить таможню и ввести или вывезти из страны все, что угодно. По-моему, именно сочетание всех этих условий и привело к тому, что их операции в Западной Африке были более успешными, чем в Кении и Танзании. Но плюс к этому, они уже изучили бизнес, обзавелись знакомствами, узнали нужных людей, особенно в незаконной торговле алмазами. Вот поэтому им и сопутствовал успех.

Ирина Лагунина: "Аль-Кайда" вернулась в Либерию в декабре 2000 года. Человек, непосредственно участвовавший в этой операции, Али Дарвиш сам рассказал историю операций авторам доклада "В погоне за лишним долларом". От имени РУФ в контакт с "Аль-Кайдой" вступил человек по имени Ибрагим Бах, доверенное лицо президента Либерии Чарлза Тейлора.

Ибрагим Бах родился 31 марта 57-го года в Сенегале. Начал карьеру боевика в 70-х, вступив в сепаратистское движение у себя на родине. В начале 80-х проходил тренировку в Ливии. Как и президент Либерии Чарлз Тейлор, является членом "Массауа" - специальной африканской группы, подготовленной в Ливии под патронажем Муаммара Каддафи. Какое-то время Бах был даже его личным телохранителем.


Ирина Лагунина: Человек, который, по данным организации "Всемирный свидетель", стоял во главе этих операций по другую сторону - в Антверпене - Азиз Нассур, 43-летний выходец из Сьерра Лионе. Семья Нассуров владеет торговыми компаниями в Антверпене и фирмами по скупке алмазов в Анголе, Конго-Браззавиле, Кот д'Ивуаре Демократической республике Конго, Гвинеи, Либерии, Сьерра Леоне и Танзании. Сам Азиз Нассур - директор бельгийской алмазной компании "Echogem". Его сводный брат владеет еще одной бельгийской фирмой "ASA Diam". Специальная комиссия экспертов ООН, расследовавшая в 2002 году расхищение природных ресурсов Демократической республики Конго, называет сеть Нассура "явной криминальной организацией, действующей в международном масштабе". Названия обеих бельгийских фирм также присутствуют в этом докладе ООН. Правда, ООН отмечает в основном связь этого человека с ливанскими организациями "Хезболлах" и АМАЛ. Действительно, у Нассура были связи с человеком по имени Мохаммед Джамил Дербах. Обратимся к расследованию организации "Всемирный свидетель":

20 ноября 2001 года поступила информация, что испанские власти раскрыли на Канарских островах преступную сеть, имеющую связь с "Хезболлах" и АМАЛ. Двухлетнее расследование (...) привело к аресту 18 подозреваемых, включая ДербАха. /.../ Судья Гарсон распорядился о конфискации двух самолетов в аэропорту Мадрида, которые якобы принадлежали ДербАху и российскому гражданину, личность которого пока не установлена. /.../ До этого, 2 ноября 1999 года, служба разведки испанской полиции обнаружила сеть нелегальных торговцев оружием, созданную российской мафией в южном Тенерифе. Сеть использовала Канарские острова в качестве базы для переброски оружия из бывшего СССР в Анголу и Сьерра Леоне. В отчете полиции утверждается, что два брата ДербАха стояли во главе этой группы и занимались перевозкой грузов. /.../ Большая часть оружия, которое привозилось на Канарские острова на борту российских рыболовных судов, направлялась в Африку. Надо заметить, что Мохаммад ДербАх до этого действовал в Либерии, где его знали по кличке Карлос и где он поставлял оружие и радиооборудование Президенту Тейлору.

Ирина Лагунина: Именно с включением в операцию столь опытного в алмазном бизнесе человека, как Нассур, дела "Аль-Кайды" в Либерии пошли успешно, утверждает расследование лондонской организации "Всемирный свидетель".

Вернусь к расследованию "В погоне за лишним долларом". В нем снова фигурирует Ибрагим Бах, доверенное лицо президента Либерии Чарлза Тейлора.

Вероятнее всего, поездки Нассура к президенту Тейлору, Баху и высшему командованию РУФа в июле 2001 года были успешными и привели к расширению добычи алмазов Объединенным революционным фронтом. Это подтверждают документы, имеющиеся в распоряжении "Всемирного свидетеля". В июле 2001 года в письме командующего РУФ президенту Тейлору говорится, что РУФ обязуется выполнять рекомендации Тейлора и продавать все добытые алмазы Нассуру. События в Сьерра Леоне, похоже, также подтверждают факт соглашения. 19 августа 2001 года газета "Вашингтон пост" сообщила, что РУФ добывает алмазы с невиданной доселе активностью, используя даже детский труд и молодежь для расширения добычи камней. /.../ Алмазы добывались 24 часа в сутки при искусственном освещении.

Ирина Лагунина: Включив в дело Азиза Нассура, руководство "Аль-Кайды" не отказалось от контроля за ходом операции. В апреле 2001 года в Либерию вернулся Абдулла Ахмед Абдулла, тот самый член финансового комитета сети, который первым в 98-м году завязал контакты с сьерралеонским Объединенным революционным фронтом. Абдулла доложил руководству "Аль-Кайды", что не досчитал в казне денег и алмазов. Найденные документы показывают, что в июне 2001 года "Аль-Кайда" провела аудит своих операций и отделений, для чего был выделен специальный человек из Афганистана, прибывший через Пакистан и побывавший как в Либерии, так и в Антверпене, в фирме ASA Diam, принадлежащей брату Нассура.

В расследовании "В погоне за лишним долларом" говорится, что дела "Аль-Кайды" шли успешно, отчасти потому, что террористы научились упреждать реакцию правоохранительных органов. Алекс Йиарслей, что вы имели в виду - упреждать?

Алекс Йиарслей: Они заняли более активный подход. Многие, кто изучал "Аль-Кайду" и другие террористические сети, заметили, что у этих групп есть тенденция быстро и часто менять формы деятельности, но при этом следовать долговременной, продуманной финансовой стратегии. Например, они предвидели, что шумные акции приведут к тому, что их финансовые операции будут быстро обнаружены и уничтожены. И они начали, например, отказываться от так называемых операций "Хавала" - незадолго до терактов 11 сентября.

Ирина Лагунина: Что такое "Хавала"?

Алекс Йиарслей: "Хавала" - это неформальная система перевода денег. Несколько упрощая: например, вы хотите перевести 100 тысяч долларов из Великобритании в Австралию, но не хотите делать это через банк - у вас нет банковского счета или вы просто не хотите, чтобы кто-нибудь знал об этом переводе. И вот вы приносите деньги - наличность или в виде каких-то вещей - в хавалу в Великобритании. Информация по каналам хавалы передается в Австралию, а человек, которому вы передаете деньги, может на следующий день прийти в хавалу в Австралии и получить перевод. Это очень эффективная и полезная система. И на Ближнем Востоке или, например, в Индии ей активно пользуются - быстро переводят деньги без какой-либо бумажной волокиты и без каких бы то ни было ограничений и правил.

Ирина Лагунина: Несмотря на то, что РУФ летом 2001 года расширил добычу алмазов в Сьерра Леоне, в цепочке "алмазы - деньги - оружие - деньги - алмазы" возникли проблемы. Стало сложно ввозить деньги. Более того, в ноябре 2001 года корреспондент газеты "Вашингтон пост" Дуглас Фарах вскрыл существование сети в Либерии и присутствие в этой стране агентов "Аль-Кайды". Делом занялась военная разведка США. Впрочем, это не помешало Нассуру привести в Либерию для транспортировки в Сьерра Леоне еще две партии оружия - в мае и июле 2002 года. Майская партия была адресована командиру РУФа Сэму Бокари. А в мае 2003 года глава международного трибунала по Сьерра Леоне, американский прокурор Дейвид Крейн выступил с заявлением, что президент Либерии Чарлз Тейлор скрывает у себя боевиков "Аль-Кайды". Я позвонила прокурору Крейну. Насколько я понимаю, вы столкнулись с тем, что президент Либерии скрывает у себя тех, кого вы как раз разыскиваете и хотите привести в суд?

Дейвид Крейн: Именно так. Чарлз Тейлор скрывает двоих, кому предъявлено обвинение международным трибуналом. Это Сэм Бокари, известный по кличке "комар", и Джонни Пол Корома, известный под именем Джей-Пи-Кей. Мы выяснили точно, где они находятся, вплоть до деревни, в которой они укрылись, и мы призвали Чарлза Тейлора следовать взятым на себя международным обязательствам и передать этих людей в руки правосудия.

Ирина Лагунина: Сэм Бокари, "комар", именно тот человек, которому в первую очередь представили одного из руководителей "Аль-Кайды" Абдуллу Ахмеда Абдуллу, приехавшего на рекогносцировку в Либерию в 98-м году. Господин прокурор, что заставило вас выступить с заявлением фактически, против президента Либерии?

Дейвид Крейн: Суть состоит в том, что Чарлз Тейлор скрывает у себя террористов. Они проходят под разными именами. Люди, которых мы опрашивали, с которыми мы разговаривали, наши информаторы, говорили нам, что в стране присутствуют те, кого они называли членами "Хезболлах". Но по нашим данным, некоторые из них - члены "Аль-Кайды". Мы обсудили эту проблему с нашими сотрудниками на местах, и они тоже выявили этих людей - как членов "Хезболлах", так членов "Аль-Кайды".

Ирина Лагунина: Насколько серьезно "Аль-Кайда" проникла в алмазный бизнес в этом регионе и в Либерии, в частности?

Дейвид Крейн: По-моему, здесь важно понять один момент. Международный трибунал по военным преступлениям был учрежден в части света, которая в течение длительного времени не знала, что такое законность. Так что мы столкнулись со всевозможными проблемами, и одна из них - проблема террористов. Нас это не удивило, но эта проблема не подпадает под наш мандат. Наш мандат состоит в том, что мы должны выявить и представить суду тех, кто ответственен за военные преступления, преступления против человечности и нарушения международного гуманитарного права. Так что когда мы наткнулись на все эти данные о террористической деятельности, мы просто передали их в соответствующие правоохранительные органы. Но мы сами не расследуем террористические каналы в Западной Африке. Это просто часть мира, где нет законов. И именно здесь террористы могут спокойно перевести дух, набраться сил, получить подкрепление, пополнить свою казну, а затем уже отсюда отправиться дальше и сделать то, что они намеревались сделать.

Ирина Лагунина: Как сказалась нелегальная торговля алмазами в Сьерра Леоне на развитии вооруженного конфликта все эти десять лет?

Дейвид Крейн: Нелегальная торговля алмазами в этой части света - в Сьерра Лионе, в Либерии, в Гвинее, в Кот Д'Ивуар - продолжалась десятилетиями. Так что это выходит далеко за границы только Сьерра Лионе. В Сьерра Лионе просто была совершена попытка незаконно и цинично захватить ресурсы страны, которые включают золото, руду и алмазы. Но алмазы и контроль над нами, конечно, играли роль в конфликте, это не вызывает сомнений.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с главой международного трибунала по Сьерра Лионе, прокурором Дейвидом Крейном. Алекс Йиарслей, автор доклада "В погоне за лишним долларом" организации "Всемирный свидетель". Ведь все это началось давно, и не в Либерии, и не в Сьерра Лионе. И ни для кого не было секретом, что самая широкая кампания по нелегальному вывозу алмазов проводилась на протяжении десятилетий ангольской оппозиционной группировкой УНИТА. Вероятно, если бы тогда не закрывали на это глаза, сейчас все было бы иначе...

Алекс Йиарслей: Доказать это - как раз и было целью нашего расследования. Именно то, что через эти нелегальные каналы, которые финансировали УНИТУ в Анголе, РУФ в Сьерра Леоне, деспотичный режим Чарлза Тейлора в Либерии, "Аль-Кайда" и получила возможность проникнуть на континент и оставаться там годами. Многие торговцы в Либерии не знали, что они имели дело с "Аль-Кайдой". Но их это и не интересовало. Они просто видели деньги, видели наживу и считали возможным идти на сотрудничество. Если бы был какой-нибудь контроль, если бы проверялась биография этих дельцов, если бы требовалась правильная аккредитация в алмазном бизнесе, то ничего подобного произойти бы не могло. Так что вполне можно возложить вину на алмазную индустрию и на правительства за то, что они ничего не сделали, чтобы искоренить, прикрыть эти сети - незаконной продажи и незаконного вывоза камней. Если бы они занялись этой проблемой раньше, то, может быть, "Аль-Кайда" не внедрилась бы столь прочно в алмазный бизнес.

Ирина Лагунина: Что дало вам идею заняться этой темой?

Алекс Йиарслей: Мы уже давно думали об этом, занимаясь в целом терроризмом. А потом... Это естественное развитие еще одной темы, которую мы изучали - темы "грязных" алмазов. В последнее время алмазы использовались во многих войнах. В Намибии, например, в бывшей Родезии. Эти камни всегда ассоциировались с вооруженными конфликтами. Так что мы просто попытались показать международному сообществу, что они используются не только в войнах, но и в организованной преступности, и в террористических целях. Посмотрите на УНИТУ. Она была классической террористической организацией. В какой-то степени мы стремимся завести более широкую дискуссию о том, что такое терроризм. Но это было раньше. А затем произошли теракты 11 сентября. И мы начали замечать тенденции, которые могли привести к этим терактам. Правда, должен сразу сказать: на самом деле, кому мы должны быть благодарны, так это корреспонденту газеты "Вашингтон пост" Дугласу Фараху, который обнаружил доказательства связи "Аль-Кайды" с алмазами в Либерии и Сьерра Леоне.

Ирина Лагунина: Алекс Йиарслей, один из авторов расследования "В погоне за лишним долларом" лондонской неправительственной организации "Всемирный свидетель". В апреле 2002 года в брюссельском аэропорту был арестован один из участников операций "Аль-Кайды" в Либерии Самих Оссаили, троюродный брат Нассура. В его квартире в Антверпене были обнаружены документы, подтверждавшие и то, что удалось расследовать корреспонденту "Вашингтон пост" Дугласу Фараху, и организации "Всемирный свидетель". Суд начался в марте этого года. Оссаили обвиняют в отмывании денег, нелегальной торговле оружием и нарушении санкций ООН на вывоз алмазов из Сьерра Леоне.

XS
SM
MD
LG