Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

16 слов, которые потрясли мир (ч.3)


Вторая часть

В январе этого года в ежегодном послании Конгрессу "О положении страны" президент Буш говорил об угрозе, которая исходит от Ирака. Если Организация Объединенных Наций не заставит Саддама Хусейна уважать решения Совета Безопасности, то это сделают Соединенные Штаты и их союзники, заявил президент. Среди множества аргументов в пользу военного решения ираской проблемы был и такой:

Джордж Буш: Британскому правительству стало известно, что недавно Саддам Хусейн пытался купить значительное количество урана в Африке.

Владимир Абаринов: В английском варианте этой фразы 16 слов. Эти 16 слов стали причиной серьезных внутриполитических осложнений для Джорджа Буша и британского премьер-министра Тони Блэра.

6 августа в Англии, в сельской церкви Девы Марии в графстве Оксфордшир, состоялись похороны микробиолога Дэвида Келли. Несмотря на частный характер события, на церемонии присутствовал Джон Прескотт - заместитель премьер-министра, исполняющий обязанности главы правительства на время отпуска Тони Блэра.

Доктору Келли было 59 лет. Он покончил жизнь самоубийством, вскрыв себе вену на левой руке. Вышел из дома будто бы на прогулку и не вернулся. Загадочная кончина Дэвида Келли, который не оставил предсмертной записки, привела к крупнейшему политическому кризису в Великобритании. Тони Блэр, установивший недавно рекорд продолжительности пребывания у власти для лидера лейбористов, столкнулся с угрозой раскола собственной партии и, возможно, в целях выживания должен будет пожертвовать некоторыми фигурами в своем окружении. Последние опросы показывают, что лейбористов поддерживают сегодня 34 процента избирателей, тогда как за консерваторов готовы голосовать 38 процентов. 47 процентов британцев полагают, что "нельзя верить ни единому слову Тони Блэра". Несмотря на то, что все опросы относительны, это - жестокий афронт для человека, который после 18 лет пребывания в оппозиции дважды, в 97 и 2001 году, привел свою партию к власти.

Дэвид Келли был экспертом британского правительства по биологическому оружию. Он работал в Ираке в составе инспекций ООН и участвовал в работе над докладом разведки, который сыграл огромную роль в подготовке войны. Британская вещательная корпорация, BBC, утверждает, что советники Тони Блэра отредактировали доклад, преувеличив угрозу. Сообщая об этом, BBC ссылалась на анонимный источник в разведке. Доктор Келли, встречавшийся с журналистами BBC, счел своим долгом сообщить об этом своему начальству в Министерстве обороны. Вскоре его имя как информатора BBC благодаря утечке стало известно лондонским газетам. Келли пригласили для дачи показаний в комитет Палаты общин по международным делам. На слушаниях, репортаж о которых телевидение транслировало в прямом эфире, он заявил, что не мог быть источником информации об искажении разведданных правительством:

ВОПРОС:

По вашему мнению, вы не были основным источником для материала г-на Гиллигана от [29 мая]?

ОТВЕТ:

Я считаю, что я - не основной источник.

ВОПРОС:

Вам известно, кто является основным источником?

ОТВЕТ:

Нет.

Владимир Абаринов: Этот диалог произошел за два дня до трагической кончины доктора Келли. Вопрос о том, кто изменил содержание доклада и изменил ли его вообще кто-нибудь, так и остался открытым. Тони Блэр версию об изменениях отрицает.

Тони Блэр: Дело обстоит весьма просто. Все эти дебаты, длящиеся уже несколько недель, вертятся вокруг вопроса о том, внес ли я или кто-то из моих сотрудников добавления в досье разведки, представленное британскому народу, вопреки желанию разведслужб. Это серьезное обвинение. Оно никогда не было правдой. Всякий сейчас знает, что это неправда. И мы всего лишь хотим, чтобы те, кто выдвинул это обвинение, признали, что это неправда. Всего-навсего.

Владимир Абаринов: Это заявление британский премьер сделал в Вашингтоне 17 июля около 6 часов пополудни по местному времени. Дэвида Келли в этот момент, скорее всего, уже не было в живых - прошло уже восемь часов с тех пор, как он отправился на свою последнюю прогулку с ножом и обезболивающим средством в кармане.

Оппозиция обвинила кабинет Тони Блэра в разглашении имени доктора Келли. По версии критиков правительства, эксперта, не привыкшего к публичности, глубоко травмировало внимание прессы и вероломство руководства Министерства обороны. BBC, в свою очередь, уже после смерти Дэвида Келли подтвердила, что он был ее основным источником. Требования уйти в отставку из-за этой трагедии премьер-министр отклонил. Он назначил независимое расследование и заявил, что готов сам дать показания комиссии, которую возглавил лорд-судья Брайан Хаттон. Вместе с тем, Тони Блэр продолжает говорить о том, что коалиция была совершенно права, приняв решение силой отстранить Саддама Хусейна от власти.

Тони Блэр: Думаю, многие, включая, откровенно говоря, многих журналистов, на самом деле просто не верят в растущую угрозу терроризма и оружия массового уничтожения. Похоже, они думают что это такое удобное пугало, придуманное в политических или иных целях. Я абсолютно убежден, что это угроза безопасности 21 века, и если мы не устраним ее, мы когда-нибудь жестоко пожалеем о последствиях

Владимир Абаринов: О своей готовности работать с комиссией лорда Хаттона заявила и BBC. Это заявление зачитал директор Службы новостей Ричард Самбрук.

Ричард Самбрук: BBC будет в полной мере сотрудничать с комиссией по расследованию. Мы представим лорду Хаттону полный и откровенный отчет, сообщим все подробности контактов д-ра Келли и двух журналистов BBC, в том числе передадим записи, сделанные обоими журналистами независимо друг от друга. Мы по-прежнему считаем, что мы были правы, сделав достоянием общественности взгляды д-ра Келли. Вместе с тем мы глубоко сожалеем о том, что его сотрудничество с нами в качестве источника привело к столь трагическому концу.

Владимир Абаринов: Что касается лорда Хаттона, то он намерен сделать свое расследование максимально открытым.

Лорд Брайан Хаттон: Публика должна слышать каждое слово, которое будет сказано в ходе этого расследования, и знать полное содержание каждого документа, на который будут ссылаться свидетельства. Пресса получит возможность сообщать обо всем, что будет происходить, публиковать каждое слово, сказанное свидетелями, каждый вопрос, поставленный перед свидетелями, и содержание каждого документа.

Владимир Абаринов: Британская пресса пишет теперь, что за шесть лет пребывания у власти Тони Блэр не сделал ровным счетом ничего полезного. "Невыполненные обещания, потерянные годы" - с такими заголовками выходят лондонские газеты. От того, к каким выводам придет лорд Хаттон, зависит не только политическая судьба министра обороны Джеффа Хуна, но и в значительной мере итоги следующих всеобщих выборов, которые состоятся в 2006 году - если, конечно, сам Тони Блэр не уйдет в отставку досрочно.

Если в Великобритании полемика в связи с досье разведки ведется вокруг вопроса о взаимоотношениях прессы и власти, то в Соединенных Штатах тот же сюжет рассматривается в другой плоскости: каким образом непроверенная, ненадежная информация попала в речь президента? Какое звено бюрократической машины дало сбой, и не стоит ли за этим сбоем преднамеренный обман общественного мнения? В отличие от британцев, большинство американцев поддержали и продолжают поддерживать решение о принудительном отстранении Саддама Хусейна от власти - для американского общества традиционно большое значение имеют факты массовых репрессий, пыток и казней, открывшиеся после ликвидации диктатуры. Тем не менее, американцы, конечно, не хотят, чтобы кардинальные вопросы решались за их спиной и чтобы президент, обращаясь к народу, пользовался сомнительной аргументацией. Журналисты в таких случаях докапываются до самого дна, до мельчайших деталей, восстанавливая цепь событий. Не меньшую дотошность проявляет Конгресс. Кто-то должен понести персональную ответственность.

Как выяснилось, фраза о попытках Ирака купить уран в Африке имеет длинную историю. Центральное разведывательное управление получило информацию об этом еще в начале прошлого года. В качестве страны-продавца в донесениях фигурировал Нигер. Для проверки сведений туда отправился отставной дипломат Джозеф Уилсон. Он пришел к выводу, что закупки Ираком урана в Нигере "крайне маловероятны". Тем не менее, этот вывод не был принят во внимание - Уилсон считает, что должностным лицом, по чьей инициативе он был командирован в Нигер и которое, зная о результатах поездки, не придало им ни малейшего значения, был вице-президент США Дик Чейни, имеющий репутацию "ястреба". Чейни не стал опровергать эти обвинения. Однако в самый разгар событий, 24 июля, он выступил с большой речью о внешней политике.

Дик Чейни: Мы не собираемся и дальше отвечать на опасность, заявляя дипломатические протесты и выражая строгое осуждение. Мы не будем ждать в мнимом комфорте, в то время как террористы плетут заговоры против ни в чем не повинных американцев. Мы не позволим беззаконным государствам и террористическим группировкам объединить силы в смертоносном союзе, угрожающем жизни миллионов американцев. Мы будем действовать, и действовать решительно, прежде чем надвигающаяся угроза нанесет катастрофический ущерб американскому народу.

Владимир Абаринов: Вице-президент не стал оправдываться.

Дик Чейни: Мы сделали все, чтобы избежать войны. Саддам Хусейн сам сделал войну неизбежной. История его правления - это история безрассудной и внезапной агрессии, глубокой и неистовой ненависти к Соединенным Штатам. Он развивал связи с террористическими группами. Он создал, владел и применял оружие массового уничтожения.

Владимир Абаринов: В одном из недавних выступлений президент США Джордж Буш назвал ревизионистами тех, кто задним числом ставит под сомнение мотивы США в войне с Ираком. В речи Дика Чейни присутствуют отголоски этого заявления президента.

Дик Чейни: Некоторые сейчас пытаются поставить под сомнение решение об освобождении Ирака. В способности критиковать заключена огромная сила демократии, но те, кто критикует, обязаны ответить на вопрос - мог ли ответственный лидер позволить себе игнорировать иракскую угрозу?

Владимир Абаринов: В чем заключалась бы эта угроза, не начни коалиция войну против режима Саддама Хусейна?

Дик Чейни: Если бы мы бездействовали, Саддам Хусейн и его сыновья по-преждему оставались бы у власти. Если бы мы бездействовали, камеры пыток функционировали бы по-прежнему, тюремные камеры для детей были бы по-прежнему заполнены, массовые захоронения оставались бы никому не известны, террористическая сеть по-прежнему пользовалась бы поддержкой и защитой режима, Ирак продолжал бы платить семьям террористов-самоубийц, совершающих нападения на Израиль, Саддам Хусейн по-прежнему контролировал бы огромные финансовые средства и продолжал бы тратить их на удовлетворение своих химических, биологических и ядерных амбиций.

Владимир Абаринов: А если посмотреть на эту историю с другой стороны, то ведь никто еще не доказал, что Ирак не пытался купить уран в Нигере -информация вполне может оказаться правдой. Но если разведка сомневается в достоверности этих сведений, президент не должен ссылаться на них как на установленный факт. Директор ЦРУ Джордж Тенет признал, что его подчиненные проглядели фразу, однако при этом отметил, что еще в октябре прошлого года он просил президентских спичрайтеров снять упоминание об африканском уране из другой речи президента. Таким образом, директор ЦРУ предложил кому-то в Белом Доме разделить ответственность. Этим "кем-то" по должности должна была стать советник президента по национальной безопасности Кондолиза Райс, тоже имеющая репутацию "ястреба". Вопрос входит в ее компетенцию, она пользуется полным доверием главы государства, встречается с ним по несколько раз в день, проводит с семьей Бушей выходные; президент, как утверждают осведомленные люди, часто спрашивает, обдумывая свои решения: "А что думает по этому поводу Конди?" Есть сведения, что во второй, то есть в следующей после выборов, администрации Буша-младшего ей прочат пост государственного секретаря. Кроме того, Кондолиза Райс сама не раз говорила о ядерных амбициях Саддама, а значит, знакома с материалами разведки на эту тему. На пресс-конференции 30 июля Джордж Буш дал слово журналистке, только что аккредитованной при Белом Доме, попутно пошутив - мол, будьте осторожнее со здешними репортерами, могут научить плохому. Журналистка задала самый острый вопрос.

ВОПРОС:

Господин президент, вы часто говорите о необходимости нести ответственность за свои действия. Меня интересует, почему доктор Кондолиза Райс не несет ответственость за заявление в вашем послании, которое ваш Белый Дом признал ошибкой - заявление относительно попыток Ирака купить уран? А, кроме того, признаете ли вы свою личную ответственность за эту ошибку?

ОТВЕТ:

Я несу личную ответственность за все, что говорю. Разумеется. Безусловно. Я также несу отвественность за принятие решений о войне и мире. И я проанализировал досье разведки, хорошее, убедительное, основательное досье, которое привело меня к заключению о необходимости отстранения Саддама Хусейна от власти. Мы дали мировому сообществу шанс сделать это. Вспомните - не хочу повторяться, но стоит напомнить, что Организация Объединенных Наций приняла 12 резолюций, потому что другие страны признавали угрозу, исходящую от Саддама Хусейна. 12 раз Совет Безопасности принимал резолюции, в которых признавалась угроза, которую он собой представлял. Проблема состояла в том, что кто-то не хотел действовать, чтобы эти резолюции выполнялись. Мы и ряд других стран хотели действовать, потому что Саддам Хусейн представлял угрозу.

Доктор Кондолиза Райс - честнейший, потрясающий человек, и Америке повезло иметь ее на государственной службе. Точка.

Владимир Абаринов: В конце концов, вину за ошибку взял на себя заместитель Кондолизы Райс Стивен Хэдли - он собрал у себя журналистов и заявил, что попросту забыл о служебной записке Джорджа Тенета. Но процесс подготовки важнейших решений не может зависеть от забывчивости чиновников администрации. От Кондолизы Райс по-прежнему ждали объяснений. И она их дала. 7 августа она выступила на конференции Национальной ассоциации журналистов-афроамериканцев. После речи журналисты могли задать советнику по национальной безопасности вопросы.

ВОПРОС:

Обсуждали ли вы с президентом возможность вашей отставки? Обдумывали ли вы возможность своей отставки в какой-то момент на протяжении этих недель?

ОТВЕТ:

Нет, и нет. У нас произошел сбой в процессе, крайне неудачный сбой, потому в итоге была брошена тень на всю в высшей степени убедительную аргументацию президента относительно Саддама Хусейна и его оружия массового уничтожения. Ни при каких обстоятельствах я не хотела бы видеть в речи президента ничего такого, в чем не уверен директор Центрального разведывательного управления. Именно поэтому существует процедура согласования, которая предполагает персональную ответственность за каждое слово, которое намерен произнести президент. В данном конкретном случае процедура не сработала. Что мы намерены в этом разобраться и добиться такого положения, при котором мы не должны будем полагаться на память сотрудников, чтобы не допустить появления в речи президента утверждений, которые уже были вычеркнуты из предыдущей речи. Но самое печальное во всем этом инциденте - это то, что в течение двух недель мы вынуждены были обсуждать вопрос, пытался ли Саддам Хусейн заполучить в Африке "желтый кекс", хотя, конечно же, президент Соединенных Штатов начал войну не потому, что Саддам получил или не получил "желтый кекс" в Африке. Он начал войну потому, что это был режим, от которого исходила угроза, который в течение 12 лет находился под санкциями ООН, который бросал вызов Организации Объединенных Наций, который разрабатывал оружие массового уничтожения, который имел такое оружие, который применял такое оружие, и пришло время заняться этой угрозой. Досадно, что дискуссия уводит в сторону от настоящих причин войны.

Владимир Абаринов: Был задан и вопрос о чувстве личной ответственности.

Кондолиза Райс: Когда что-либо в этом роде происходит с президентом, я чувствую свою ответственность, потому что я его советник по национальной безопасности. Но у нас есть процедура, которая не сработала. Джордж Тенет сказал, что в его агентстве процесс согласования дал сбой. Стив Хэдли сказал, что как лицо, отвечающее за процесс согласования, он должен был вычеркнуть фразу. Я сказала, что в таких случаях я всегда несу персональную ответственность. Но факт состоит в том, что президент выстроил убедительную аргументацию, привел верные доводы в пользу войны, и история подтвердит его правоту.

Владимир Абаринов: Тогда выступающую попросили подробнее рассказать о процессе, который "дал сбой".

Кондолиза Райс: Прежде всего, служебная записка, о которой идет речь, содержала поправки к тексту речи, которую президент произнес в октябре. И в ней было 20 или даже больше пунктов. Не помню, чтобы я читала эту записку, и возможно, в нормальной ситуации я и не должна была читать ее, потому что когда Дэордж Тенет говорит: "вычеркните то-то", мы просто вычеркиваем, мы не вникаем в доводы Джорджа Тенета. Я, разумеется, читала все доклады и записки по вопросу об оружии массового уничтожения, подготовленные ЦРУ для президента. Я несколько раз от корки до корки прочла специальный доклад разведки. Я читала донесения, меня информировали о данных разведки. Как человек, знакомый за последние 20 лет со множеством документов разведки, могу утверждать, что это - одно из самых убедительных досье на тему об оружии массового уничтожения, которое я когда-либо читала. И, кстати говоря, эта оценка не только американская - это оценка многих разведывательных ведомств разных стран, это оценка Организации Объединенных Наций, это оценка трех администраций. Так что единственное, что я бы сделала, если бы прочла записку - я, возможно, вспомнила бы через два с половиной месяца, что Джордж Тенет возражал против этой конкретной фразы. Но и Джордж Тенет, и все Центральное разведывательное управление скажут вам, что досье об оружии массового уничтожения, которым владел Саддам Хусейн, которое он разрабатывал и которым угрожал, - это убедительное досье.

Владимир Абаринов: Это последний на сегодняшний день комментарий к истории с африканским ураном. Тема закрыта. Ей на смену, однако, пришла новая. В конце июля Конгресс опубликовал результаты парламентского расследования причин, не позволивших специальным службам США предотвратить нападение террористов-самоубийц на американские города 11 сентября 2001 года. Раскрыв доклад, объем которого составляет без малого 900 страниц, журналисты увидели, что в тексте отсутствуют некоторые фрагменты - вместо них стоит надпись "совершенно секретно". Больше всего пропусков в разделе, посвященном роли иностранных правительств в становлении организации бин Ладена. Люди, знакомые с полной версией доклада, заявили, что основное внимание в засекреченных фрагментах, составивших в общей сложности 28 страниц, уделено Саудовской Аравии. О том, что саудовские власти помогают террористическим группировкам Ближнего Востока, в Америке говорят и пишут давно. Однако в данном случае речь идет о том, что должностные лица Саудовской Аравии, возможно, принимали участие в финансировании уже не "Аль-Каиды", а непосредственно заговора 11 сентября. А 15 из 19 угонщиков самолетов были выходцами из Саудовской Аравии. Видные законодатели призвали президента снять гриф секретности с изъятых фрагментов. Президент отказался это сделать.

Джордж Буш: Нет, у меня нет никаких сомнений по этому поводу, потому что расследование терактов 11 сентября продолжается, и мы не хотим раскрывать его детали. Люди находятся под подозрением, и нет смысла сообщать им об этом. Кроме того, продолжается наша война с "Аль-Каидой" и терроризмом, и огласка этой части документа, состоящего из 900 страниц, раскроет наши источники и методы, а это сделает нашу победу в войне с террором более сложной.

Владимир Абаринов: Вместе с тем, как сказал журналистам пресс-секретарь Белого Дома Скотт Макклеллан, к саудовскому правительству у Вашингтона нет никаких претензий.

Скотт Макклеллан: Мы по-прежнему, что наше сотрудничество с саудовскими властями в войне с терроризмом является плодотворным. Мы, разумеется, понимаем, что они озабочены сообщениями, опубликованными в средствах информации. Но ввиду продолжающегося расследования и учитывая интересы нашей национальной безопасности, мы не можем в настоящее время раскрыть эти сведения.

Владимир Абаринов: Однако сенаторы, работавшие над докладом, заявили, что, по их мнению, 90 процентов засекреченного текста можно опубликовать без ущерба для национальной безопасности. Обеспокоенный создавшейся ситуацией, в Вашингтон уже на следующий день после публикации доклада прибыл министр иностранных дел Саудовской Аравии принц Сауд аль-Фейсал. Он, однако, не стал, как можно было бы подумать, убеждать президента не раскрывать содержание засекреченных 28 страниц. Напротив: он уговаривал его как можно скорее опубликовать эти страницы. Разговор с президентом Бушем, как сообщил саудовский министр после аудиенции в Белом Доме, не возымел успеха.

Принц Сауд аль-Фейсал: Нам нечего скрывать, мы не пытаемся выгораживать себя и не испытываем в этом никакой необходимости. Мы полагаем, что публикация этих 28 страниц в прессе позволит нам ясно и убедительно ответить на любые обвинения и устранить какие бы то ни было сомнения относительно истинной роли королевства в войне с терроризмом и нашей готовности к этой борьбе.

Владимир Абаринов: Тем не менее, желание принца аль-Фейсала отчасти исполнилось - американскую прессу наводнили утечки из засекреченной части доклада. Членам комиссии Конгресса удалось установить факты, о которых не знал директор Федерального бюро расследований Роберт Мюллер, в чем он признался, когда был вызван для дачи показаний. Например, расследование показало, что гражданин Саудовской Аравии, правительственный служащий Омар аль-Байюми встречался с будущими угонщиками и передавал им деньги. После встречи он, якобы, ездил в Саудовскую Аравию и убедил некоторых должностных лиц увеличить "отчисления" на деятельность "Аль-Каиды" в Соединенных Штатах. Но эта история еще не завершена.

XS
SM
MD
LG