Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кампания по запрещению мин


Документ, который для краткости обычно называют Договор о запрещении противопехотных мин, был открыт для подписания в Оттаве в декабре 97 года и вступил в силу в марте 99 года, после того, как был ратифицирован 40 странами. К каждой ежегодной конференции организаторы глобальной кампании выпускают обзор положения дел с противопехотными минами. В этом году в Бангкоке прошла пятая такая конференция. Возможно, это единственный случай в международно-правовой практике, когда многосторонняя конвенция в области вооружений была не только разработана и принята по инициативе неправительственных организаций, но и проверка ее исполнения проводится не какими-то специальными международными агентствами, а неправительственными организациями, объединенными под общим названием "Международная кампания за запрещение противопехотных мин". В 97 году кампания и ее организатор Джоди Уильямс были удостоены Нобелевской премии мира. Но настоящий успех пришел уже после получения этой награды. Были попытки противопоставить инициативе гражданского общества межгосударственные переговоры в рамках женевской Конференции по разоружению. Тогда американский сенатор Патрик Лихи, один из горячих сторонников запрета противопехотных мин, предложил поставить стол переговоров не в Женеве, а посреди минного поля в Африке к югу от Сахары или в Камбодже. Только так, по мнению сенатора, можно заставить дипломатов договориться. Радикальные методы, однако, не потребовались - оттавский процесс победил.

Залог этого успеха - в многостороннем подходе к проблеме, говорит Джоди Уильямс, представляя очередной доклад журналистам в Вашингтоне.

Джоди Уильямс: Кампания за запрет противопехотных мин - один из немногих по-настоящему успешных примеров мностороннего подхода к проблемам современного мира. Мы смогли продемонстрировать, что когда правительства, ООН, гражданское общество через неправительственные организации работают сообща и проявляют комплексный подход, проблемы, которые касаются всех нас в этом все более тесном мире, могут быть решены. Вообще большинство из нас, активистов движения, уверены, что почти все проблемы, с которыми сталкивается мировое сообщество, решались бы лучше, если бы к ним применялась модель, разработанная в ходе нашей кампании - в том числе и проблема терроризма. Наш опыт показывает, что если работать одновременно со странами, которые сталкиваются с проблемой, и странами, которые создают эту проблему, ее можно решить.

Владимир Абаринов: Что же касается непосредственно проблемы противопехотных мин, то за последний год, как отметила Джоди Уильямс, произошел значительный прогресс.

Джоди Уильямс: Вопреки нашим ожиданиям, применение противопехотных мин резко упало. А финансовые средства, выделяемые на размиринирование, в этом году совершенно неожиданно возросли. 69 стран уничтожили в общей сложности около 52 миллионов мин, хранившихся на складах - эти мины уже никогда не будут использованы и не причинят никому вреда. Вместе с тем, к числу жертв противопехотных мин добавилось еще от 15 до 20 тысяч человек. Но и это своего рода успех, потому раньше от мин страдало больше людей. Несмотря на эти позитивные изменения, на то, что в настоящее время полными участниками Договора о заперещении противопехотных мин являются 136 государств и еще 12 стран подписали долговор, но пока не ратифицировали его, перед нами по-прежнему стоят серьезные задачи. Некоторые крупные страны не участвуют в Договоре - это Китай, Индия, Соединенные Штаты и Россия. Мы пытаемся убедить эти страны, что, в конечном счете, запрет на применение противопехотных мин станет нормой международного права, и они будут обязаны соблюдать его независимо от своего участия или неучастия в Договоре.

Владимир Абаринов: В настоящее время к договору о запрещении противопехотных мин присоединились более чем три четверти стран мира. Эти данные приводит Стив Гуз - исполнительный директор управления вооружений неправительственной правозащитной организации Хьюман Райтс Уотч, которая входит в противоминную коалицию.

Стив Гуз: Со времени публикации нашего последнего доклада к договору присоединились 10 государств, в том числе Афганистан - одна из стран, где вопрос стоит наиболее остро. А 3 сентября, 136-й страной-участницей стала Белоруссия. Белоруссия, по нашим данным, располагает шестым по величине запасом противопехотных мин в мире - примерно 4 с половиной миллиона мин, которые теперь должны быть уничтожены в течение четырех лет. Важно то, что Белоруссия принадлежит к числу бывших советских республик, то есть входит в регион, который пока остается слабым местом в процессе запрета противопехотных мин.

Владимир Абаринов: За прошедший год число стран, продолжающих применять противопехотные мины, сократилось.

Стив Гуз: Один из наиболее важных показателей - весьма существенное сокращение применения противопехотных мин. Мы называем, по меньшей мере, шесть правительств, которые продолжали применять мины в 2002 - 2003-м годах. Конечно, и шесть стран - много, но в прошлом отчете таких стран было девять, а в отчете двухлетней давности - 13. Так что, процесс явно идет в правильном направлении. Из этих шести стран, продолжающих использовать мины, ни одна не применяет их в широком масштабе, как это делали, например, Индия и Пакистан, разместившие по обе стороны своей границы миллионы мин после обострения двусторонних отношений в декабре 2001 года.

Владимир Абаринов: Остановлюсь на этом, теперь уже ушедшем в прошлое конфликте. В декабре 2001 года в парламенте Индии был совершен теракт, вину за который индийское правительство возложило на исламских экстремистов в Кашмире и на пакистанских политиков, поддерживающих этих экстремистов. За несколько дней взаимных упреков отношения обострились настолько, что две ядерные державы привели в состояние повышенной боевой готовности военную авиацию и принялись с двух стороны минировать границу протяженностью почти в три тысячи километров. Ширина минной полосы (военные называют это глубиной) доходила до 5 километров. Сколько было уложено мин, до сих пор не известно. Проблема в том, что конфликт исчерпан, а мины остались. Опыт демаркационной линии, разделяющий Северную и Южную Кореи, показывает, насколько опасны минные поля даже вдоль границы. Подземные воды и эрозия почвы относят мины на километры от места первоначальной закладки. В Южной Корее однажды обнаружили мину в 25 километрах от демаркационной линии. В будущем подобное ждет и Индию, и Пакистан.

Но вернусь к ежегодному докладу неправительственной организации под названием Международная кампания по запрещению противопехотных мин. В мире осталось шесть стран, правительства которых продолжают применять мины. В список этих шести входит и Россия. Она оказалась в неприятном соседстве. Продолжает исполнительный директор управления вооружений неправительственной правозащитной организации Хьюман Райтс Уотч Стив Гуз

Стив Гуз: Помимо Индии, Пакистана и Непала, мы наблюдали применение противопехотных мин Россией в Чечне, правительством Мьянмы или Бирмы и, наконец, использование мин иракскими войсками при подготовке к конфликту и во время него. Фактически Ирак стал единственное новое государство в перечне стран, применяющих противопехотные мины - все остальные занимались этим и раньше. Коалиционные силы в Ираке противопехотныен мины, похоже, не применяли. За исключением США участниками Договора о запрещении противопехотных мин являются практически все члены коалиции, направившие свои войска в Ирак, и, прежде всего, это Соединенное Королевство и Австралия.

Владимир Абаринов: Но вообще в Ираке, по словам главы Международной кампании за запрещение противопехотных мин Джоди Уильямс, картина сложная.

Джоди Уильямс: Многие виды оружия, которые применялись в Ираке, повлекли за собой проблемы. Это смешанная картина. С одной стороны, идет разминирование территории Ирака, в почве которого, остались миллионы мин еще со времен ирано-иракской войны. Раньше работы по разминированию велись лишь на Севере; теперь зона размирирования расширяется на Юг, и это - положительный результат международного вторжения. В то же время, концентрация боезарядов в почве значительно возросла, потому что силы коалиции применяли кассетные бомбы и другие типы взрывных устройств. Любопытно отменить: командование Вооруженных Сил США само заявило, что намерено тщательно изучить практику использования кассетных боеприпасов с тем, чтобы избежать трудностей, с которыми сталкиваются американские войска при разминировании.

Владимир Абаринов: Говорит Джоди Уильямс, глава Международной кампании за запрещение противопехотных мин. Один из важнейших показателей того, как страны относятся к минной проблеме, - это объемы производства противопехотных мин. Здесь также за последний год ситуация улучшилась - налицо значительное сокращение. Исполнительный директор управления вооружений неправительственной правозащитной организации Хьюман Райтс Уотч Стив Гуз

Стив Гуз: Что касается производства, то за последние годы мы наблюдаем резкий спад в глобальном масштабе. Когда-то в мире было около 50 государств-производителей противопехотных мин, сегодня мы насчитываем всего 15. К сожалению, в последнем докладе нам пришлось включить в этот список Непал, хотя непальские власти и заявили, что после подписания прекращения огня с повстанцами остановили производство. Тем не менее, большинство бывших крупнейших производителей сейчас стали участниками Договора. Они прекратили производство и переодорудовали или уничтожили свои производственные мощности. Среди остающихся 15 стран-производительниц картина ясна не до конца - в этом списке значатся страны, которые, по всей видимости, уже не производят противопехотные мины. Но точной информации пока нет. Некоторые из этих государств утверждают, что остановили производство. Так, например, Соединенные Штаты не производят мины с 1996 года. Египет и Южная Корея говорят, что уже не производят мины. Россия заявляет, что восемь лет назад остановила производство двух наиболее опасных типов противопехотных мин, которые широко применялись в Афганистане и во многих других странах мира. Тем не менее, мы продолжаем включать эти страны в список производителей, потому что они не взяли на себя никаких обязательств и оставляют за собой право возобновить производства. Это относится и к Соединенным Штатам.

Владимир Абаринов: Страны, присоединившиеся к Конвенции, должны представить декларацию о своих запасах противопехотных мин, после чего устанавливается график уничтожения этих арсеналов. За годы существования договора 69 государств уничтожили в общей сложэности 52 миллиона противопехотных мин, из них 4 миллиона - только в прошлом году. За последний год наблюдатели отметили лишь один случай несоблюдения страной-участницей обязательств по конвенции.

Стив Гуз: Среди стран-участниц Договора есть одна, допустившая серьезное нарушение своих обязательств. По нашим сведениям, никто за отчетный период не применял противопехотные мины, не передавал их другим странам и не производил их, и все соблюдают сроки, установленные для ликвидации имеющихся запасов. Однако есть одно исключение - Туркмения. По условиям договора, страна-участница имеет право сохранить некоторое количество противопехотных мин для учебных целей и для разработки оборудования разминирования. Общее мнение правительств состоит в том, что для этих целей они могут продолжать хранить несколько сотен, возможно, несколько тысяч мин. Туркмения в этом году заявила, что завершила уничтожение своих запасов, однако решила оставить 69 тысяч 200 мин для учебных целей. По нашему мнению, этот шаг надо рассматривать как нарушение конвенции.

Владимир Абаринов: Какова позиция Соединенных Штатов в отношении противопехотных мин? США не присоединились к конвенции:

Стив Гуз: Соединенные Штаты находятся в процессе пересмотра своего отношения к противопехотным минам, начиная с середины 2001 года. Насколько мы понимаем, этот процесс будет завершен к концу нынешнего года. Он уже дошел до стадии формулирования принципов. Изучение вопроса начал Пентагон, затем этим занимался Государственный департамент, а теперь Совет национальной безопасности играет роль арбитра. До нас доходили как обнадеживающие, так и разочаровывающие слухи об итогах этого обзора. Более года назад, когда Пентагон закончил свой обзор, нам сообщили, что военные рекомендуют оставить в силе нынешнюю политику. А нынешняя политика состоит в том, что Соединенные Штаты присоединятся к договору к 2006 году, если поиск альтернативы, который ведет Пентагон, будет успешным. А промежуточные результаты должны быть достигнуты к концу этого, 2003 года. Соединенные Штаты, насколько известно, не применяли противопехотных мин ни в Ираке, ни в Афганистане. Может быть, это следствие того, что Пентагон признал использование мин неэффективным в такого рода войнах, как в Ираке и Афганистане. Это может быть и следствием того, что США опасаются международной критики, которую они неизбежно навлекли бы на себя в случае применения мин. Мы, конечно, в любом случае удовлетворены этим обстоятельствам. С другой стороны, нам известно, что в регион конфликта было доставлено с целью применения в боевых действиях - примерно 90 тысяч мин. Это оружие было привезено в страны Персидского залива на случай, если бы было принято решение об их использовании. Мы также выяснили, что американские силы в Афганистане пользуются минными полями времен советского вторжения в качестве защитных сооружений вокруг военно-воздушной базы Баграм и некоторых других объектов. Словом, американская политика - это смешанная картина. Мы, тем не менее, уверены в том, что в какой-то момент Соединенные Штаты ликвидируют свои запасы противопехотных мин. Говорю об этом с большой долей уверенности, поскольку военные собираются сделать это в любом случае. В течение ряда лет ведутся исследования по замене не только противопехотных, но и противотанковых мин, потому что это не слишком эффективное оружие - военные хотят что-то лучшее, что-то, что не будет представлять такую опасность для собственных войск. Вопрос лишь в том, как быстро они продвинутся по этому пути. Соединенные Штаты в течение ряда лет более или менее придерживаются положений Договора о запрещении противопехотных мин. Они не экспортируют мины с 92 года, не производят мины с 96 года, не применяют мины после войны 91 года в Заливе, они уничтожили три миллиона мин из своих запасов, они лидируют в списке доноров: Они делают множество правильных вещей, но никак не могут сделать последний шаг и стать участником договора, а это, в свою очередь, будет иметь решающее значение для привлечения к договору таких стран, как Россия, Китай, Израиль, Египет.

Владимир Абаринов: По мнению Джоди Уильямс, американским генералам психологически тяжело согласиться на запрет противопехотных мин.

Джоди Уильямс: Американским вооруженным силам необходимо создать прецедент. Они очень боятся, что если уступят давлению гражданского общества и начнут рассматривать виды оружия с точки зрения гуманитарного права, то это будет иметь эффект снежного кома, и в зоне риска окажутся и другие типы вооружений.

Владимир Абаринов: Наряду с Бирмой - страной, которой правит военная хугта - Россия остается одной из двух стран мира, которые продолжают активно применять противопехотные мины. Прежде всего, в Чечне. За последний год в Чечне, по данным министрства здравоохранения республики, на минах подорвались 5695 человек, в том числе 938 детей, из которых 125 погибли. Это в 10 раз больше, чем в стране занимающей второе место в списке, в Индии, и почти втрое больше, чем число подорвавшихся в Чечне в 2001 году. Согласно оценке чеченской стороны, на которую ссылаются авторы доклада, в ходе второй чеченской войны федеральные силы установили в общей сложности около трех миллионов мин. Какими доводами аргументирует свою позицию правительство России? "Хьюман райтс уотч", Стив Гуз

Стив Гуз: Среди причин Россия указывает на протяженность своих границ, на то, что противопехотные мины нужны ей для борьбы с контрабандой наркотиков, незаконной торговлей оружием - то есть для всего того, для чего хуже всего подходят противопехотные мины. Российские власти предприняли ряд мер, которые мы расцениваем как позитивные. Феномен заключается в том, что о многом они публично не сообщали. Как и Соединенные Штаты, Россия заявляет о своем желании отказаться от использования противопехотных мин когда-нибудь в будущем, но при этом не указывает хотя бы приблизительный срок. Она также ищет альтернативы минам, но в то же время Россия - одна из немногих стран, продолжающих применять их на регулярной основе в Чечне. Сейчас, по-видимому, Россия применяет их не столь часто, как это делают повстанческие силы. Но применение мин повстанцами не оправдывает их применение правительственными войсками. Противопехотные мины - не тот тип оружия, который требует применения в ответ на применение его противником - это просто лишено какого бы то ни было тактического смысла.

Владимир Абаринов: Российский мораторий на экспорт противопехотных мин, не оснащенных механизмом самоликвидации и не обнаруживаемых общедоступными миноискателями, истек 1 декабря 2002 года, однако должностные лица дают понять, что этот срок продлен. Точный объем запасов противопехотных мин в России неизвестен. Экспертная оценка составляет 60-70 миллионов мин - это второй после Китая арсенал - однако Москва утверждает, что в период с 96 по 2002 год уничтожила почти 17 миллионов мин. Однако, как сказано в докладе, эти заявления не согласуются с другими высказываниями и документами. Только на территории Таджикистана, согласно утверждениям правительства в Душанбе, Россия хранит 18 тысяч 200 противопехотных мин. "Россия, - сказано в открытом докладе Службы внешней разведки России за 98 год, - в принципе готова присоединиться к Конвенции о всеобъемлющем запрещении противопехотных мин, хотя свое участие в "оттавском процессе" ограничила ролью наблюдателя. Однако на нынешнем этапе присоединение к соглашению, предусматривающему немедленный отказ от применения этого вида оружия, ставит под угрозу безопасность страны, поскольку пока не созданы другие средства, обеспечивающие адекватные возможности. В сложившейся в настоящее время сложной геостратегической обстановке противопехотные мины продолжают играть весомую роль в обеспечении безопасности протяженных сухопутных границ Российской Федерации, защите от внешней агрессии стратегически важных военных и "чувствительных" гражданских объектов, таких, как пункты управления, пусковые ракетные установки, хранилища ядерных боеприпасов, арсеналы обычных вооружений, АЭС, химические комбинаты, гидросооружения, мосты и тоннели. В случае немедленного отказа от применения противопехотных мин возрастает также опасность диверсионных и террористических действий против этих объектов. Перечисленные факторы определяют необходимость разработки и производства минимально необходимых запасов альтернативных военно-технических средств, способных компенсировать полный отказ от использования противопехотных мин". (Замечу, что из всех стран лишь Ангола охраняет жизненноважные экономические объекты - нефтяные скважины - минными полями.) По мнению Службы внешней разведки России, "радикальное решение минной проблемы в рамках "оттавского процесса" создает опасный прецедент урегулирования международных вопросов не на основе консенсуса, а простым большинством. Такой вариант развития событий может привести к расколу мирового сообщества, снизить кредит доверия в отношениях между его членами", - считает внешняя разведка России, одной из двух стран в мире, в которых правительства продолжают активно применять противопехотные мины.

XS
SM
MD
LG