Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ангола: перевертыш "холодной войны"


Ирина Лагунина:

В конце февраля произошло событие, воскресившее в памяти эпоху двух сверхдержав, их соревнование за третий мир, идеологическую борьбу, попытки привнести социализм в Африку. В Анголе в ходе операции правительственных войск был убит лидер группировки УНИТА Жонас Савимби. Его война началась в 75-м году, и на определенном этапе в ней участвовали и СССР, и США, и тогда об Анголе говорили. Потом о ней забыли, но война продолжалась. В стране, богатой нефтью и алмазами, 80 процентов населения живет в абсолютной бедности. На 12 с половиной миллионов населения три с половиной - вынужденные переселенцы и беженцы. Эти данные приведены в исследовании, подготовленном правозащитной группой "Всемирный свидетель". "Приватизированная война" - называется одна из глав этого доклада. Два года группа работала над тем, чтобы выявить сеть, через которую после развала Советского Союза Ангола закупала оружие, в том числе и российского производства. Никто точно не знает, какая часть выручки от нефти идет на войну, а какая - на счета правительственных лиц. Известно только, что на развитие страны идет слишком мало.

Бывший директор ЦРУ Роберт Гейтс в книге воспоминаний "Из тени" пишет о том, что 75-й год знаменовал собой окончание и начало "холодной войны" в третьем мире. США проиграли Вьетнам и вышли из войны с твердым убеждением: никогда больше Америка не будет участвовать в подобных мероприятиях. Для Советского Союза же проигранная американская война во Вьетнаме была победой. Москва стала пристальнее смотреть на Африку. Роберт Гейтс, книга "Из тени":

"Новая хорошая возможность вмешаться в дела Африки представилась Советскому Союзу в 1974 году вместе с военным переворотом в Португалии, в результате которого к власти пришли "левые" военные, близкие к португальской коммунистической партии. Новое португальское правительство сразу же заявило о намерении отказаться от колониальной империи и дать свободу бывшим колониям - самое главное, Анголе. Успешный "правый" переворот в Португалии в марте 75-го года не повлиял на решение Лиссабона отпустить Анголу, и 11 ноября 75-го года стал днем независимости страны".

К тому времени в Анголе уже существовало три группировки, каждая из которых вела свою собственную борьбу за независимость страны. Народное движение за освобождение Анголы (МПЛА), коммунистическую группу, близкую к кубинцам и к Советскому Союзу, возглавлял Ангостинио Нето. В Соединенных Штатах эту советскую поддержку воспринимали так - Роберт Гейтс:

"Хотя Советский Союз в течение многих лет оказывал небольшую финансовую помощь Нето, в начале 70-х в Москве еще не решили окончательно, какую из трех группировок поддерживать. Позднее советские источники рассказали нам, что Нето подозревался в связях с Западом. Было известно и о том, что у Нето серьезные проблемы с алкоголем. Однако после 1973 года Советский Союз вновь стал помогать ему, прежде всего из-за того, что две другие группы поддерживал Китай".

74-й год - год, когда Советский Союз и Куба начали военные поставки МПЛА. Воздушные и морские поставки оружия пошли с октября. Перевалочным пунктом стала соседняя Республика Конго (Конго-Браззавиль). Там же были созданы тренировочные центры для бойцов МПЛА. А в декабре уже в самом Советском Союзе стало проводиться обучение военнослужащих МПЛА новым видам вооружений.

Вторую ангольскую группировку - Национальный фронт освобождения Анголы (ФНЛА) - фронт поддерживали Китай и США - вел за собой Холден Роберто. Третьей группой под предводительством Жонаса Савимби был Национальный Союз за полную независимость Анголы (сокращенно - УНИТА). У этой организации тоже были давние связи с Китаем, а позже - с Южной Африкой. Три эти группы, по договоренности, достигнутой в январе 75-го года, должны были составить коалиционное правительство новой независимой Анголы. Они же должны были привести страну к выборам. Отрывок из книги Роберта Гейтса "Из тени":

"Вскоре после соглашения 1975 года между Португалией и тремя группировками - все они были основаны по племенному признаку, что добавляло этнический оттенок конфликту - ЦРУ предложило Белому Дому предоставить небольшую финансовую помощь ФНЛА во главе с Холденом Роберто, в основном на создание политической партии. Предложение было рассмотрено /:/ и было выделено 300 тысяч долларов на политические нужды - типографское оборудование и предвыборные агитационные материалы ФНЛА, которые должны были ввозиться в Анголу из Заира".

Заир - это нынешняя Демократическая Республика Конго. Политическая поддержка и 300 тысяч долларов оказались бесполезными. МПЛА развернула полномасштабное военное наступление и 9 июля 75-го года вытеснила две другие группировки из столицы страны - Луанды. Как пишет Роберт Гейтс, до лета 75-го Соединенные Штаты лишь наблюдали за тем, что происходит в Анголе:

"Притом, что и ЦРУ, и Госдепартамент практически враждебно относились к идее дальнейшего вмешательства, до лета 1975 года ничего не происходило. Летом вмешался Генри Киссинджер и сдвинул дело с мертвой точки - в немалой степени из-за угрозы того, что две страны - Португалия и Ангола - могли почти одновременно стать коммунистическими. По его настоянию ЦРУ, в конце концов, разработало план оказания военной и иной помощи ФНЛА и - в меньшем объеме - УНИТЕ. В начале июля президент Форд утвердил эту программу и поставки вооружений на сумму в 14-17 миллионов долларов. В августе к этой сумме добавили еще 10 миллионов, и в общей стоимости операция в Анголе к сентябрю 75-го обошлась в 25 миллионов долларов".

С этой помощью, а также с помощью Китая и с воинскими контингентами Южной Африки, ФНЛА и УНИТА перешли в наступление.

"В этот момент МПЛА попросила Москву увеличить объем помощи. Советское руководство посоветовало Нето обратиться к Кастро, что тот и сделал в начале августа 75-го. Кастро почти сразу согласился. А вскоре за этим последовали потрясающе скоординированные воздушные и морские перевозки войск - с Кубы - и вооружения - из СССР. На самом деле, для того времени это были самые значительные советские военные поставки в государство, не являющееся членом Варшавского договора. В ноябре 75-го в Анголе было уже около 4 тысяч кубинских военных, а к концу 76-го, как позже признал сам Кастро, 36 тысяч. По подсчетам ЦРУ, к февралю 1976 года Советский Союз отправил в Анголу 38 тонн оружия и боеприпасов общей стоимостью в 300 миллионов долларов. Эти данные показывают, что Советское правительство не настолько уж сильно хотело вмешиваться в Анголу, как оно потом уверяло, оно просто действовало умно. Наблюдая за тем, как расширяют свое присутствие в Анголе СССР и Куба, администрация Форда попросила ЦРУ подготовить доклад о возможных вариантах действий".

На новую операцию потребовались новые деньги, найти которые в собственном бюджете Центральное Разведывательное Управление не смогло. И вот на этом этапе, когда ЦРУ запросило у Конгресса США еще 30 миллионов долларов на Анголу, Конгресс заговорил о "новом Вьетнаме". 13 декабря 1975 года вся история тайной операции ЦРУ в Анголе попала на страницы газеты "Нью-Йорк Таймс". Конгресс потребовал прекратить какое бы то ни было вмешательство в Анголу и помощь какой бы то ни было группировке в этой стране. 9 февраля 76-го президент США подписал соответствующее решение Конгресса, и оно стало законом. Ангола отошла в сферу интересов Советского Союза. УНИТА и Жонас Савимби же продолжали получать помощь от Южноафриканской Республики.

Вопрос бывшему заместителю Госсекретаря США Уитни Шнайдману: США в последние годы как-то могли влиять на Савимби?

Уитни Шнайдман:

Нет. Я работал в администрации Клинтона помощником государственного секретаря США, и был период сразу после провала Лусакских соглашений, когда мы пытались установить контакты с Савимби, выразить ему нашу глубокую озабоченность тем, что страна вновь скатывается в войну, попросить его предпринять меры того, чтобы избежать такого развития событий. Нам не только не удалось установить с ним какие-либо отношения. Выяснилось, что у него в Вашингтоне не осталось ни одного друга, который бы смог связаться с ним и передать ему это наше послание.

Ирина Лагунина:

Уитни Шнайдман, заместитель Госсекретаря США в администрации Клинтона. За все эти годы через Анголу прошли 11 тысяч советских военных специалистов. Наш корреспондент в Москве Михаил Саленков беседует с кандидатом исторических наук, полковником Андреем Почтаревым.

Михаил Саленков:

Во что вылилась эта война для Советского Союза? Есть ли в этой войне такое понятие как "военные потери"?

Андрей Почтарев:

Что касается потерь советских войск, вернее, советских военных специалистов и советников, то можно назвать цифру: начиная с 75 года по 91-й год мы потеряли там 54 человека. Всего лишь.

Михаил Саленков:

Это были только советники?

Андрей Почтарев:

Это - советники и военные специалисты. Были у нас потери и среди гражданских специалистов. Это - и летчики, которые работали по контракту там, летчики гражданской авиации, это были и строители, которые в результате боевых действий сбивались и попадали потом в плен, в руки УНИТА. Попадали в плен и советские военные, в частности, вот, прапорщик Пестрецов. Он провел полтора года в тюрьме ЮАР. Его взяли на юге Анголы в плен южноафриканские войска, и вот он полтора года провел в ряде тюрем, в том числе, в Йоханнесбурге. Затем он был освобожден через Красный Крест, и сейчас проживает под Калининградом.

Михаил Саленков:

На какие деньги правительство МПЛА закупало оружие у Советского Союза, и откуда шли средства УНИТЫ?

Андрей Почтарев:

Правительственные войска всегда опирались на помощь соцстран во главе с Советским Союзом, и вся помощь военно-техническая осуществлялась, прежде всего, на основе заключаемых договоров и соглашений, на основе Договора о дружбе и сотрудничестве, который до сих пор действует, кстати. Вот он правильно называется Договор о дружбе и сотрудничестве от 8 октября 1976 года. То есть он пролонгирован, и Российская Федерация как правопреемница Советского Союза подтвердила его действие. Соответственно, там были оговорены случаи оказания и чисто военной помощи, и военно-технической. Деньги брались откуда? Конечно, поначалу это были кредиты, а затем постепенно ангольцы расплачивались за счет продажи собственных ресурсов природных.

Михаил Саленков:

То есть Советский Союз дал кредит, а Ангола возвращала ему:

Андрей Почтарев:

Ангола возвращала ему его постепенно, продавая потом свои и нефть, и алмазы, и другие природные ресурсы и так далее. Главные доминирующие - это, конечно, нефть и алмазы.

Михаил Саленков:

Вооружались: МПЛА за счет продажи нефти, а УНИТА держала алмазы и вооружалась за счет них. Так?

Андрей Почтарев:

Ну, в принципе, да. Поскольку те районы, которые контролирует, к примеру, УНИТА даже до сих пор, они богаты полезными ископаемыми, прежде всего алмазами. А что касается УНИТЫ, то да, это была прямая помощь и США, и ЮАР, а также от реализации алмазов они закупали боевую технику, а с развалом Советского Союза - у некоторых бывших советских республик. В частности даже такие системы реактивного залпового огня, как "Смерч", "Ураган", они попадали в руки унитовцев как раз из бывших советских республик. Мы такую технику ангольцам не продавали.

Ирина Лагунина:

Полковник, кандидат исторических наук Андрей Почтарев. Бывший директор ЦРУ Роберт Гейтс пишет, что в 75-м году закончилась и началась "холодная война" в третьем мире. А когда закончилась логика "холодной войны" в Анголе? Вопрос бывшему заместителю Госсекретаря США Уитни Шнайдману:

Уитни Шнайдман:

Было бы правильно сказать, что в 1975-м "холодная война" обострилась. Помните, в то время Соединенные Штаты и Советский Союз проводили политику разрядки. И Советский Союз, помогая МПЛА в попытке получить контроль над Анголой, обошел разрядку, как сказал Генри Киссинджер. А Соединенные Штаты в попытке ответить на действия СССР начали поддерживать своих, в том числе - через ЮАР. Но, возвращаясь к вашему вопросу - когда закончилась "холодная война" в Анголе? В целом - с падением Берлинской стены в Германии. По-моему, в последнее время многие влиятельные страны мира пытались донести до ангольского правительства, что страна должна двигаться вперед, что она должна открыть не только свою политическую систему, но и реформировать экономику и управление экономикой. Сделать ее более прозрачной и открытой для рыночных отношений. И вот это - не только элемент отхода от менталитета "холодной войны", но и помощь Анголе, чтобы она стала активным членом мировой экономики. За последние несколько лет президент Душ Сантуш понял, насколько важно сократить внешнюю задолженность страны, составляющую 12-14 миллиардов долларов. А это можно сделать только через соглашение с Парижским клубом, которое, в свою очередь, невозможно без участия МВФ. Соглашение еще не достигнуто, но основные министры в ангольском правительстве уже понимают, насколько важно решить эту проблему. Со временем это поможет Анголе перейти к более демократическому виду существования.

Ирина Лагунина:

США полностью изменили отношение к Анголе как раз с приходом в Белый Дом Билла Клинтона, в администрации которого и работал Уитни Шнайдман. Поворот Вашингтона от поддержки УНИТЫ к сотрудничеству с правительством партии МПЛА заставил по-новому оценить ситуацию Францию. В Париже опасались, что после этого США укрепят свои позиции в ангольском нефтяном бизнесе и французские нефтяные интересы в Анголе вступят в конфликт с американскими. И здесь я вернусь к исследованию лондонской правозащитной группы "Всемирный свидетель". В декабре 2000 год был арестован Жан-Кристоф Миттеран, сын бывшего президента Франции. Дело о коррупции, которое пресса окрестила "Анголагейт", включало в себя, в том числе, и незаконную торговлю оружием для Анголы с 93-го по 94-й годы. Как утверждается в исследовании, президент Миттеран в то время не мог напрямую оказать помощь правительству МПЛА, потому что министр обороны его собственного правительства был ярым сторонником УНИТЫ. Именно тогда, сын президента, якобы, предложил решить эту проблему с помощью частного бизнесмена Пьера Фалькона. Пьер Фалькон возглавлял группу компаний под названием "Бренко Интернэшнл". Фалькон взял в компаньоны эмигранта из России Аркадия Гайдамака, и они совместно выступили представителями интересов специализирующейся на производстве оружия словацкой компании ZTS-Osos. На первом контракте о поставке оружия Анголе в 93-94-м годах на сумму 47 миллионов долларов стоит печать ZTS-Osos, подпись Фалькона и адрес и номера телефонов - но только компании "Бренко Интернэшнл". В декабре 96-го французская L'Evenement du Jeudi опубликовала копию этого контракта ZTS-Osos - 30 танков Т-62, 40 бронемашин пехоты БМП-2, 150 базук Шмель, 5 с половиной тысяч автоматов Калашникова и так далее. Однако военные специалисты, изучавшие этот контракт, сочли, что проведение наступательной операции с использованием всей этой техники невозможно - боеприпасов в цифрах контракта было слишком мало. Следствие продолжило поиски документов. Выяснилось, что к концу 94-го года Фалькон подписал контрактов на сумму в 633 миллиона долларов. Данные официальной регистрации фирм в Словакии показывают существование двух компаний ZTS-Osos - ZTS-Osos Martin и ZTS-Osos Vrutky. В интервью с генеральным директором компании ZTS-Osos Vrutky корреспонденту чешского агентства ЧТК удалось выяснить, что 16 процентов акций его компании принадлежит российскому Рособоронэкспорту, а 28 процентов - компании Курганмаш, которая производит такую же бронетехнику, которая фигурирует в контрактах с Анголой. Официальные словацкие правительственные данные показывают, что в мае 93-го года 19 процентов второй компании ZTS-Osos Martin были проданы российской государственной компании Спецвнештехника, предшественнице Рособоронэкспорта, который, как уже говорилось выше, скупил акции ZTS-Osos Vrutky.

В исследовании есть еще один российский след Пьера Фалькона и Аркадия Гайдамака. Именно эти два бизнесмена в 96-м году провели успешные переговоры о перепродаже ангольского долга России. В результате Россия согласилась получить с Анголы полтора миллиарда долларов вместо задолженных Анголой пяти миллиардов. На декабрь прошлого МВФ так и не смог получить разъяснений - ни от Москвы, ни от Луанды - о том, в чем же состояла эта сделка. Однако за ее совершение Пьер Фалькон получил в качестве комиссионных немногим меньше 15 миллионов долларов. В конце концов, в декабре 2000 года Фалькон был арестован, а через месяц, в январе 2001-го был выписан международный ордер на арест Аркадия Гайдамака. Тогда же, в январе 2001 предвыборный штаб Джорджа Буша-младшего вернул 100 тысяч долларов, которые жена Фалькона через свою американскую фирму пожертвовала на выборы президента от Республиканской партии США. Помощники Буша заявили, что не могут принять деньги от фирмы, связанной с торговцем оружием. А в декабре 2001-го Фалькона выпустили под залог в 4 миллиона 300 тысяч долларов США.

Торговля оружием, о которой рассказывает исследование правозащитной группы "Всемирный свидетель" (группа, кстати, номинирована на Нобелевскую премию мира) - это одна темная сторона ангольского бюджета. Вторая - природные ресурсы: алмазы и нефть. В исследовании подчеркивается, что борьба с отмыванием денег - особенно после 11 сентября - важный элемент укрепления национальной и международной безопасности. Вопрос бывшему заместителю Госсекретаря США Уитни Шнайдману. Ангола продает Соединенным Штатам нефть. Насколько США могут влиять на то, чтобы ангольское правительство вело прозрачную финансовую политику? Стоит ли эта страна в сфере интересов национальной безопасности США?

Уитни Шнайдман:

Конечно, там есть несколько американских нефтяных компаний, и мы импортирует из Анголы примерно 7 процентов всей потребляемой нами нефти. Но в целом мне кажется, что в Соединенных Штатах не до конца понимают, насколько важна Ангола для США. Я всегда пытался доказать, что, учитывая ситуацию на Ближнем Востоке, роль, значение Анголы будет возрастать. Вообще, если посмотреть на весь этот регион - от Ганы и Нигерии к Экваториальной Гвинее, Конго и Анголе, то в общей сложности мы импортируем от туда около 15 процентов всей потребляемой в США нефти. Так что в ближайшие годы внимание к этим странам будет возрастать, как и стратегическая важность региона для Соединенных Штатов.

Ирина Лагунина:

По подсчетам специалистов, в том числе, специалистов МВФ миллиард 400 миллионов долларов, полученных от продажи нефти ангольским правительством в прошлом году (это приблизительно треть поступлений в ангольский бюджет), остались неучтенными. Средняя продолжительность жизни в Анголе - 45 лет. Каждые три минуты в стране от голода и болезней умирает ребенок. Каждый третий ребенок умирает, не дожив до 5 лет.

XS
SM
MD
LG