Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

95-й, Оклахома: иракский след


Владимир Абаринов: Теракт в Оклахома-сити в апреле 95 года. Взрыв бомбы замедленного действия полностью разрушил административное здание в этом городе и убил 168 человек. Террористом оказался Тимоти Маквей - бывший сержант Сил специального назначения США, участник войны в Персидском Заливе, кавалер медали за отличие в бою "Бронзовая звезда". Его соучастник Терри Николс добивается нового судебного процесса. В обвинительном заключении сказано, что теракт в Оклахома-сити совершен Маквеем, Николсом и "другими неизвестными". Недавно еженедельник "Инсайт мэгэзин" опубликовал новую версию того, кто эти "неизвестные". Автор версии - известный журналист Кеннет Тиммерман, специализирующийся на освещении деятельности разведки и других специальных служб. Он не раз выступал со своими показаниями перед Конгрессом.

Кеннет Тиммерман: Когда мы расследовали зарубежные связи, ведущие от взрыва в Оклахоме, мы выяснили, что один из террористов - Терри Николс - неоднократно встречался с Рамзи Юсефом, известным иракским агентом, у которого, впрочем, был пакистанский паспорт, и который сейчас находится в американской тюрьме, потому что был непосредственно связан с первым терактом против Всемирного торгового центра. Это - данные разведслужб США, которые подтверждены многочисленными допросами филиппинской полиции, проведенными среди подозреваемых, которые уже сидят в заключении. В этом списке допрошенных - коллега Рамзи Юсефа по производству бомбы - Абдул Хаким Мюрад. И все эти показания свидетельствуют о том, что у Терри Николса были многочисленные контакты с Рамзи Юсефом и другими террористами, которые составляли это террористическое месиво, сотворенное бин Ладеном на Филиппинах в 94-95-м годах.

Владимир Абаринов: Информация, собранная Кеннетом Тиммерманом, легла в основу гражданского иска, который вчинила недавно в федеральном окружном суде Вашингтона неправительственная организация "Judicial Watch". "Judicial Watch" видит свою цель в том, чтобы контролировать действия властей и пользуется при этом исключительно юридическими средствами. Президент организации Том Фиттон говорит, что собранные улики заслуживают самого серьезного внимания.

Том Фиттон: Николз приехал на Филиппины приблизительно в то же время, когда там был Рамзи Юсеф. И мы полагаем, что это совпадение - не случайно. Юсеф, связанный с бин Ладеном и иракскими спецслужбами, организовал первый взрыв Всемирного торгового центра - в 1993 году. Николс поехал на Филиппины (кстати, его жена - филиппинка) и вел там себя очень странно. Дело в том, что до того, как он побывал на Филиппинах, он представления не имел о том, как делаются бомбы. А когда он оттуда вернулся, похоже, он уже это знал. И как выяснилось, им удалось собрать бомбу огромной разрушающей силы. С другой стороны, американская пресса писала о том, что разведка США доносила, что у Тимоти Маквея могли быть контакты с иракскими представителями - у него были найдены номера телефонов. Более того, Маквей, как следует из его заметок, поддерживал режим Саддама Хусейна. У правительства Соединенных Штатов была информация о том, что представители иракских спецслужб, находившиеся в тот момент в США, планировали Оклахому как одну из возможных целей. Так что совпадений очень много - разведка США, у которой есть данные о том, что иракцы что-то планируют в Оклахоме, Маквей, который с симпатией относится к Ираку, и Николз, который едет на Филиппины, ведет там себя очень странно и к тому же в то же самое время, когда на Филиппинах находились известные нам иракские агенты. Есть также одно интересное свидетельское показание. Один из проходивших по делу свидетелей утверждал, что Оклахома - это не просто дело Николса и Маквея, что оно связано с бин Ладеном и другими террористами, как и с Ираком.

Владимир Абаринов: Показания о встречах Терри Николса с Рамзи Юсефом и другими иракскими агентами дал филиппинским властям Эдвин Анхелес - сотрудник филиппинской разведки, которому удалось внедриться в организацию мусульманских экстремистов "Абу Сайяф". "Абу Сайяф" значится в американском списке террористических группировок и несет ответственность за многочисленные убийства и похищения. Можно ли доверять этим свидетельствам? Что за человек Эдвин Анхелес?

Кеннет Тиммерман: История Анхелеса на самом деле интересна. В ней много спорных моментов. Вначале его арестовали. Это произошло в 94-м году. Предполагается, что он сам сдался филиппинской военной разведке. Он был одним из двух основателей партизанской группы "Абу Сайяф". Это - группа мусульманских экстремистов на Филиппинах, которая была непосредственно связана с Усамой бин Ладеном. Но в то же время он работал на филиппинскую военную разведку. Это был глубоко внедренный агент, с помощью которого разведка пыталась создать эту экстремистскую группу с тем, чтобы потом манипулировать ей в собственных целях. Пока не ясно, что это были за цели. Были ли внутри филиппинской военной разведки люди, которые на самом деле хотели породить в стране террористическую деятельность, а та, в свою очередь, привела к укреплению позиций полиции и военных, вплоть до создания военного режима. Или же они просто пытались таким образом собрать разведывательную информацию об исламских радикалах, которые выйдут на связь с подобным мусульманским движением в стране. Это пока неясно. Ясно, однако, что Эдвин Анхелес был глубоко связан с группой "Абу Сайяф". В 94-м, вероятно, "запахло жареным", и он попытался сдаться властям, но попытка не удалась, и в результате он был арестован. Уже в заключении, в серии допросов в полиции он признался в том, что он - агент. Те вскоре выяснили, что, да, это - правда. Анхелес даже смог на предварительных судебных слушаниях предоставить письменный документ, подтверждающий его слова. Это - правительственная бумага, из которой следовало, что правительство выплачивало ему зарплату за то, что он находился внутри этой экстремистской организации. В результате с него были сняты все обвинения, и его освободили.

Владимир Абаринов: Эдвин Анхелес дал показания, записанные на видеопленку, в тюрьме. По его словам, он был свидетелем неоднократных встреч Рамзи Юсефа и других иракцев с американцем, известным ему по кличке "Фермер". Словесный портрет "Фермера" - точная копия Терри Николса. Как уже сказал президент организации "Judicial Watch" Том Фиттон, на одной из таких встреч обсуждались возможные объекты террористического нападения на территории США, в том числе в Сан-Франциско, Сент-Луисе и Оклахома-сити. 14 января 99 года Эдвин Анхелес был убит шестью выстрелами в упор на пороге мечети двумя членами группы "Абу-Сайяф". Видеозапись показаний Анхелеса никогда не фигурировала в материалах дела о взрыве в Оклахоме.

Не менее интересная фигура - Рамзи Юсеф. Он впервые появился на Филиппинах в 89 году в качестве личного представителя бин Ладена с заданием создать там региональную базу аль-Кайды.

Кеннет Тиммерман: Рамзи Юсеф - это практически иллюзорный персонаж, но у него есть контакты с иракскими спецслужбами. До того, как взорвать Всемирный торговый центр, он приезжал в Соединенные Штаты по иракскому служебному паспорту. Один из его сообщников в этом теракте, который все еще находится в розыске, покинул Соединенные Штаты через несколько часов после теракта в феврале 93-го года тоже по иракскому паспорту и оказался в Багдаде, где, как полагают, он и находится до сих пор. Но связи Рамзи Юсефа с иракскими спецслужбами все еще расследуются. И надеюсь, в ближайшее время появится много новой информации.

Владимир Абаринов: Сообщник Рамзи Юсефа, скрывшийся в Ираке - Абдул Рахман Ясин. За содействие в его поимке ФБР назначило награду в размере 25 долларов. Что касается самого Юсефа, то о нем в одной из программ "Продолжение политики" уже рассказывала бывший советник президента Клинтона, специалист по Ираку, которая тоже ведет собственное расследование - только взрыва в 93-м году - Лори Милрой. В январе 95 года Рамзи Юсеф и Абдул Хаким Мюрад занимались изготовлением взрывчатки в квартире Юсефа в Маниле. Они проявили неосторожность при обращении с химикатами, в квартире начался пожар, и заговорщики бежали. Однако позже Мюрад вернулся, чтобы уничтожить важную улику - жесткий диск компьютера, содержавший подробности их преступных планов, и был арестован филиппинской полицией. Рамзи Юсеф бежал в Пакистан. Поскольку он разыскивался американскими властями по обвинению в организации взрыва во Всемирном торговом центре в 93 году, Пакистан арестовал его и передал Соединенным Штатам. В январе 98 года он был признан виновным и приговорен к 240 годам тюрьмы. Юсеф утверждает, что он родился и вырос в Кувейте. Однако люди, хорошо знакомые со всеми обстоятельствами дела - к их числу принадлежит и бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси - считают Рамзи Юсефа сотрудником иракских спецслужб, который присвоил биографию человека, досье которого оказалось в руках иракской разведки в период оккупации Кувейта иракскими войсками. Сразу после взрыва в Оклахома-сити Абдул Хаким Мюрад потребовал встречи с администрацией тюрьмы и заявил, что организатор взрыва - Рамзи Юсеф. В настоящее время Юсеф отбывает наказание в американской тюрьме. Вопрос журналисту Кеннету Тиммерману, автору расследования в еженедельнике "Инсайт мэгэзин". Неужели Юсеф так ничего и не рассказал следователям о себе и своих связях с террористическим миром?

Кеннет Тиммерман: Интересно, правда? Рамзи Юсеф, который с радостью давал показания ФБР после того, как его арестовали в Пакистане в конце января 95-го года, который радостно рассказывал, как ему удалось организовать теракт против Всемирного торгового центра в 93-м году! Он рассказал детали и подробности, объяснил, что, если бы все шло по его плану, то обе башни бы рухнули друг на друга и он бы убил 50 тысяч человек. Он гордился этим и с ликованием говорил об этом ФБР. И при этом он отказывается давать какие-либо показания о своем прошлом. Он не говорит, где он родился, кто его семья, как он связан с иракцами или бин Ладеном. Он просто молчит об этом.

Владимир Абаринов: Помимо всего прочего, имеются сведения о связях оклахомских террористов с местной общиной выходцев с Ближнего Востока, в том числе из Ирака. Кеннет Тиммерман полагают, что американские правоохранительные органы скрыли часть информации о взрыве в Оклахоме и имели на то политические причины.

Кеннет Тиммерман: Понятно, что, расследуя теракт в Оклахоме в апреле 95-го, ФБР быстро вышло на след Тимоти Маквея. И Маквей стал вывеской, фотографией с обложки: белый, экстремистски настроенный, ультра-правый представитель групп, которые существуют в Соединенных Штатах. То есть мы говорим о десятках, может быть, сотнях человек. Это не настолько сильное антиправительственное движение. Но Маквей стал вывеской этого террористического движения внутри Соединенных Штатов, и президент Клинтон и генеральный прокурор того времени Джанет Рино схватились за эту версию и практически прекратили все расследование за пределами Соединенных Штатов. Я точно знаю, что ФБР вело расследование на Филиппинах, они говорили с филиппинскими властями о Рамзи Юсефе и Терри Николсе, они пытались выяснить, с кем разговаривал Терри Николс на Филиппинах. Но в какой-то момент, на вторую-третью неделю следствия, когда президент Клинтон сосредоточил внимание на Терри Николсе и Тимоте Маквее, им было сказано прекратить следствие за пределами США. И на самом деле они так никогда и не представили эти свидетельские показания и улики в суде. Да, конечно, часть информации, непосредственно связанной с терактом в Оклахоме, была скрыта. ФБР приняло участие в сокрытии этой информации. Но по-моему, люди, из-за которых эта информация была скрыта, - это президент Клинтон и генеральный прокурор Джанет Рино.

Владимир Абаринов: Кеннет Тиммерман, независимый журналист.

При расследовании взрыва в Оклахоме уже был случай, когда в последний момент в одном из отделений Федерального бюро расследований обнаружились документы, не приобщенные к делу, и это привело к отсрочке исполнения приговора в отношении Тимоти Маквея. В итоге адвокаты Маквея пришли к выводу, что новые материалы не помогут им спасти своего клиента. Но ведь точно таким же образом могли затеряться и более важные бумаги.

Том Фиттон: Да, мы думаем, что ФБР скрывает часть улик. Мы уже видели это незадолго до того, как Тимоти Маквей получил смертельную инъекцию. И мы не исключаем, что может быть еще какая-то информация. Знаете, когда мы подали иск, никто из журналистов, которые следили за этим делом, не позвонил нам и не сказал: вы что, не смешите людей! Наоборот, они заговорили о том, почему потребовалось столько времени, чтобы, наконец, кто-то произнес эти подозрения вслух. Среди тех, кто пристально разбирался в этом деле, иракская версия бытует уже давно. И Джудишиал Уотч рада, что может обнародовать эту информацию и добиться судебного процесса от имени наших клиентов. А наши клиенты - это родственники погибших и пострадавших. Это они приходят к нам и требуют, чтобы Ирак был привечен к ответственности.

Владимир Абаринов: Но если следствие виновно в сокрытии от суда улик, почему "Judicial Watch" не привлекает к ответственности ФБР?

Том Фиттон: Знаете, можно подавать в суд на "Энрон", но трудно судиться с ФБР за то, что оно не смогло что-то сделать или что-то расследовать. Закон делает это практически невозможным. В большинстве случаев закон запрещает частным гражданам подавать выступать с подобными исками.

Владимир Абаринов: Гражданский иск предусматривает денежную компенсацию родственникам жертв преступления в Оклахома-сити. Сможет ли "Judicial Watch" взыскать сумму ущерба с правительства Ирака? А если сможет, то как?

Том Фиттон: Думаю, сможем. Мы предъявили иск: 5 миллионов долларов тем, кто пострадал в этом теракте, и 10 миллионом семьям погибших. И 1,4 миллиарда долларов - в качестве кары за содеянное. Присяжные могут вынести решение изъять эти деньги из доходов Саддама от продажи нефти. Каждый доллар, который Саддам не потратит на терроризм, - это хорошо потраченный доллар. А в данном случае речь идет о компенсации жертвам теракта. Так что в каком-то смысле мы отбираем деньги у террористов. Конечно, правительство США может поддержать или не поддержать нас в том случае, если суд присудит нам эти деньги. Мы знаем, что нефтяная программа Саддама проходит через ООН. Огромное количество денег, с помощью которых можно было бы получить компенсацию за террористические схемы Саддама.

Владимир Абаринов: Когда администрация Буша после теракта 11 сентября пыталась сформировать антитеррористическую коалицию, она, наверняка, предоставляла правительствам заинтересованных стран разведывательную информацию о связях террористов, в том числе, и с государственными структурами ряда стран. Но правительство России утверждает, что ему ничего не известно о причастности Багдада к терроризму.

Кеннет Тиммерман: Не забывайте, что у российского правительства в Ираке остался большой долг. Ирак должен России 10-12 миллиардов долларов за поставки оружия в конце 80-х - в начале 90-го года. И конечно, Россия хочет получить эти деньги. Именно поэтому российское правительство президента Ельцина, а теперь президента Путина всячески пыталось снять санкции ООН против Ирака и возродить Ирак настолько, чтобы такая страна, как Россия, могла бы иметь в нем свой бизнес, зарабатывать деньги и получить обратно долги. Именно поэтому Россия всегда поддерживала все усилия Ирака вернуться в мир на правах законного равноправного торгового партнера - и в торговле нефтью и в иракских закупках российских товаров, так, чтобы Ирак смог выплатить этот очень большой просроченный долг.

Владимир Абаринов: Но ведь деньги, вырученные Ираком от продажи нефти, поступают на специальные банковские счета и полностью контролируются ООН. Следовательно, Россия может получить свой долг из этих средств?

Кеннет Тиммерман: Нет, не может. И как раз в этом и состоит проблема. Санкции устроены таким образом, что все, кто хочет взять деньги из этого фонда, получают их по очереди. И поверьте мне, это очень длинная очередь зарубежных кредиторов, которые ждут, пока Ирак наконец им заплатит. Первые, кто должен получить деньги - это кувейтцы, потому что Ирак разрушил Кувейт, нанес этой стране ущерб на 10-тки миллиардов долларов. Во время этой оккупации были убиты тысячи кувейтских граждан. У Ирака в заложниках все еще находятся от 600 до 1000 кувейтцев. Так что первые, кто получают деньги от той баррели нефти, которую Ирак продает под наблюдением ООН, - это кувейтцы. Затем идут все беженцы - палестинцы, арабы, филиппинцы, выходцы с Дальнего Востока, которые работали в Кувейте во время иракского вторжения и потеряли близких, дома, работу, были вынуждены уехать. За ними идут компании и правительства, которым должен Ирак. Я написал книгу о военно-промышленном комплексе Ирака, о том, как Запад вооружил Саддама. Так вот, 33-м правительствам по всему миру, включая Россию и США, Ирак сейчас должен значительные суммы. В случае с США это коммерческий, а не государственный долг. Но он был создан в конце 80-х годов. Так что очередь на самом деле очень длинная. Именно поэтому Россия и пытается добиться снятия санкций, чтобы заключить с Саддамом собственное соглашение, получить свой долг. А взамен Россия может тоже немало предложить Ираку - например, отремонтировать нефтяную отрасль и поставить новые виды оружия.

Владимир Абаринов: Вернемся к терроризму. Американская пресса сейчас обсуждает вопрос о том, какие предупреждения получала администрация Буша до теракта 11 сентября. Выясняется, что некоторые из предупреждений исходили от филиппинских властей. Абдул Хаким Мюрад, учившийся летному делу в США, показал на допросах, что готовился захватить пассажирский самолет и направить его в здание штаб-квартиры ЦРУ. По его словам, террористы планировали захватить и использовать таким образом 11 самолетов над Тихим океаном. В ежегодном отчете госдепартамента США "Об особенностях глобального терроризма" есть упоминание об этих планах, причем организатором захвата самолетов названа аль-Кайда, однако сказано, что самолеты планировалось взорвать. Тем не менее, судя по последним сведениям, нельзя утверждать, что для правительства США атака 11 сентября оказалась полной неожиданностью - такой сценарий был описан в показаниях Мюрада.

Кеннет Тиммерман: Это очень важная деталь, что у них была эта информация до того, как теракт был совершен. Но не забывайте, что разведывательный бизнес - это скрытая война, это скрытый мир. Я знаю это по своему собственному опыту, потому что как журналист работаю с этими людьми уже на протяжении 20 лет. Все всегда нечетко, ничто не выходит на свет божий до тех пор, пока, конечно, не совершается теракт. Когда у вас есть известный террорист, как Абдул Хаким Мюрад, который сидит в тюремной камере и говорит следователям, ведущим допрос, что его друзья-террористы собираются захватить самолеты и врезаться на них в американские города, аэропорты и даже в штаб-квартиру ЦРУ, то кто знает, насколько этому можно верить. А может быть, он блефует? Мне кажется, что определенная доля скептического отношения со стороны тех, кто вел допрос, явно оправдана. Никто в то время не мог поверить, что им на самом деле удастся, во-первых, захватить 11 американских самолетов практически одновременно - такого размаха операций никто еще не знал, - а во-вторых, на самом деле направить эти самолеты в американские города, в здания. Это было выше понимания и представлений людей, ведших следствие и допросы. И не надо винить их за это. Даже журналисты, которые следили за этим следствием и знали эту информацию уже в то время, не написали об этом. Они боялись, что их просто поднимут на смех.

Владимир Абаринов: Сегодня в Америке многие говорят о том, что разрозненные фрагменты информации трудно сложить в общую картину. Но, похоже, разведслужбы занимаются сейчас именно этим. Именно поэтому все ожидают, что в ближайшее время информации о международной сети террора будет гораздо больше. По крайней мере, уже выяснилось, что эта сеть гораздо шире, лучше законспирирована и пустила более глубокие корни, чем представляло себе правительство Соединенных Штатов, начиная войну с терроризмом.

XS
SM
MD
LG