Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Войны, Африка, СПИД. По итогам встречи лидеров Большой Восьмерки в Канаде


На встрече в курортном местечке Кананаскис в канадской провинции Альберта лидеры государств Большой Восьмерки приняли план действий для Африки. Собственно, они утвердили в качестве программы концепцию, которая родилась в недрах самого африканского континента. По этой концепции - она называется "Новое партнерство для африканского развития" - помощь Запада в первую очередь получат страны, установившие у себя хорошее правление. Под помощью понимаются не только прямые денежные вливания, но и передача технологий, иностранные инвестиции, развитие образовательных и иных программ. Под хорошим правлением имеются в виду правительства, которые могут побороть коррупцию, уважать права человека, поддерживать и развивать частный бизнес и демократические институты и, во многих странах в первую очередь - прекратить внутренние войны. Проблема для Африки, особенно для юга Африки, однако, состоит даже не в хороших правителях, а в том, что многие государства уже не могут развиваться из-за эпидемии СПИДа. А как раз на борьбу со СПИДом Большая Восьмерка денег не выдала.

Исследований, показывающих, насколько войны в Африке влияют на распространение эпидемии ВИЧ-инфекции, довольно мало. Известна лишь общая статистика этой эпидемии на континенте. В Африке живут 70 процентов всех зараженных вирусом иммунодефицита в мире. Это при том, что население Африки - всего 11 процентов от общего населения земного шара. Ежегодно на континенте умирает от СПИДа 13 миллионов человек, 12 миллионов новорожденных в Африке изначально несут в себе вирус. 23 миллиона уже болеют и каждый год заболевают в среднем по 4 миллиона африканцев. Лучше или хуже положение в стране - не всегда зависит от хороших или плохих правителей. Например, в Замбии, где правительство не может решить очень многих вопросов и явно, по принятым на Западе меркам, не квалифицируется как хорошее, кампания по борьбе со СПИДом построена так, что за последние пять лет в стране резко снизилось число беременных девушек-подростков, больных СПИДом. О ситуации в стране с хорошим правительством - Бурунди - из столицы этого государства Бужумбуры рассказывает Мария Эйсмонт.

Мария Эйсмонт: СПИД убивает в течение нескольких лет. Голод - за считанные дни. А пуля или бомба - за несколько секунд. Жителей многих африканских стран, где идет война, трудно убедить, что надо бояться СПИДа. Эта до сих пор неизлечимая болезнь за немногим более 20 лет своего существования уже унесла жизни миллионов людей, в подавляющем большинстве - жителей Африки к югу от Сахары.

Мы в лагере для беженцев в Бурунди, где гражданская война длится почти девять лет. В будто бы прилипающих друг к другу глиняных хатах, покрытых засохшими пальмовыми листьями, на трех-пяти квадратных метрах живут подчас по шесть-восемь человек. Никто не знает, сколько из них - носители смертоносного вируса.

- Конечно, мы можем согрешить, каждая из нас может пойти на это, потому что нам нечего есть и нечем кормить детей, - признается мне одна из обитательниц лагеря, 30-летняя Жозеанна.

Эта молодая мать троих детей стыдливо заворачивается в блеклую рваную тряпку, в которой с трудом угадывается когда-то пестрая набедренная повязка. Жозеанна живет в лагере уже несколько лет, с тех пор, как война разрушила ее дом и сожгла ее рисовое поле. Отец ее троих детей толи погиб, толи пропал без вести три года назад. От возможных нападений боевиков лагерь охраняют солдаты регулярной армии, часто развевающие тоску по дому в хате Жозеанны.

- Солдаты получают деньги и паек, - объясняет она, - если он поделится с нами своей едой или даст немного денег, конечно, я пойду с ним. Нет, конечно, мы не пользуемся презервативами, - продолжает она. - Да, я знаю про СПИД, он убивает через несколько лет. Но если я откажусь, то могу умереть уже сегодня, а мои дети - завтра.

Таких женщин, как Жозеанна, - тысячи. И с каждым новым годом гражданской войны в Бурунди их становится все больше.

В соседней Руанде молодой офицер регулярной армии Клод - носитель вируса с 1994 года, когда подразделения тогда еще повстанческой армии пробивались к столице страны Кигали, где правительство этнического большинства хуту организовало геноцид этнического меньшинства тутси. Тогда, в 94-м году, по самым скромным подсчетам, погибли около 800 тысяч человек.

- Если бы мы знали, что победим и выживем, мы бы были более осторожны насчет СПИДа, - говорит Клод, - мы просто не думали, что кто-то из нас доживет до завтра. Каждый день был как последний, и никто не пользовался презервативами.

Война - далеко не главная причина чудовищного распространения СПИДа в Африке. Многие из стран, входящие в первую десятку по числу зараженных СПИДом, переживают период относительной политической стабильности. Гораздо более на распространение СПИДа влияют нищета, низкий уровень образования населения и, в первую очередь, оставляющее желать лучшего сексуальное поведение подавляющего большинства африканцев, в особенности мужчин. Но и война играет немалую роль, поскольку очевидно: там, где идут боевые действия, про угрозу СПИДа никто особенно задумываться не будет.

Ирина Лагунина: Мария, в Калгари было принято решение: страны Большой Восьмерки утвердили для себя план, который родился внутри африканского континента. Этот план предполагает выделение и оказание помощи африканским странам только в том случае, если они будут развивать демократию и, в том числе, прекратят внутренние войны. Насколько этот план приемлем для такой страны, как Бурунди? Понимается ли он там и принимается ли?

Мария Эйсмонт: На самом деле, Бурунди - это очень сложный вопрос. У нас сейчас же переходный период, в который действует правительство, которое было одобрено международным сообществом и, собственно, которое было установлено в Бурунди в ноябре прошлого года с подачи Манделлы, который пригласил Клинтона. Политики на переговорах в итоге подписали то, чего от них добивались. Но при этом война продолжается. И правительство в этом обвинить сложно. Правительство хорошее, созданное при помощи всего международного сообщества и признанное всеми. То есть надо оказывать такому правительству помощь в борьбе со СПИДом. И, насколько я знаю, помощь оказывается. Одни из первых разблокированных денег для нового правительства были как раз на борьбу со СПИДом.

Ирина Лагунина: Из столицы Бурунди Бужумбуры по телефону рассказывала Мария Эйсмонт. Хэн Райс работает в правозащитной организации "Врачи за права человека". Штаб-квартира этой организации находится в Бостоне. "Врачи за права человека" недавно выступили с резкой критикой правительства США за то, что оно не уделяет должного внимания, в том числе и деньгами, международной кампании по борьбе со СПИДом. Давайте в целом поговорим о том, как влияют вооруженные конфликты в Африке на распространение СПИДа и ВИЧ-инфекции. Доктор Райс:

Хэн Райс: Конфликты порождают несколько факторов, которые влияют на распространение этой эпидемии. Какие-то из этих факторов очевидны, какие-то выявляются при исследованиях. В первую очередь влияет то, что во всех вооруженных конфликтах распространено изнасилование и другие формы сексуального надругательства над женщинами. Вдобавок к этому - миграция значительного количества людей и присутствие миротворцев из других стран, а многие из этих стран уже зарегистрированы как государства со значительным уровнем распространения ВИЧ-инфекции. Это тоже играет роль, потому что миротворцы и другие международные представители, которые работают в ООН и прочих международных организациях, имеют деньги и власть. Они могут ставить условия, с кем иметь сексуальные отношения.

Еще один фактор влияния конфликтов на распространение эпидемии не настолько заметен. Конфликты в Африке, особенно в Африке, приводят к полному уничтожению системы здравоохранения и образования. Здравоохранение и образование в этой части света и без того часто в плачевном состоянии. А когда у людей нет доступа к информации, они зачастую не знают, как уберечь себя от этой инфекции. Особенно люди в сельских районах, где нет радио, где нет неправительственных гуманитарных организаций, которые пытаются помочь в решении проблемы СПИДа. Но даже если люди, особенно женщины, знают, чем это грозит, они ничего не могут сделать, у них ни на что нет прав. Это особенно касается женщин в странах, которые проходят через вооруженные конфликты. А во многих государствах, где война уже закончилась, женщины вынуждены предлагать себя в обмен на еду, защиту и деньги.

Ирина Лагунина: "Врачи за права человека" провели исследование военные преступлений, совершенных в ходе конфликта в Сьерра-Леоне. Какова ситуация тем?

Хэн Райс: Более или менее точных данных о распространении ВИЧ-инфекции и СПИДа в Сьерра-Леоне по-прежнему нет. Долгое время оценки строились на исследовании Организации ООН по борьбе со СПИДом. Это исследование показало уровень заражения в 2,99 процента. Но самый последний доклад этой организации, опубликованный 2 июня, показывает, что приблизительные оценки заражения ВИЧ-инфекцией в Сьерра-Леоне - 7 процентов. Это - серьезный рост эпидемии. И на то есть несколько причин. Частично я о них уже говорила. Конфликт в Сьерра-Леоне сопровождался огромным количеством сексуального насилия. В январе этого года мы опубликовали исследование. По нашим данным, 9 процентов из всех опрошенных женщин пережили насилие в ходе конфликта. Большинство были изнасилованы, около трети пережили групповое изнасилование. Так что вполне возможно, что даже если раньше уровень заражения СПИДом и ВИЧ-инфекцией был ниже трех процентов, то сейчас он перешел отметку в 5 процентов, что показывает: в этой стране началась эпидемия. Если за решение этой проблемы немедленное не возьмутся - и правительство, и международное сообщество, - то в Западной Африке, в самой Сьерра-Леоне и, может быть, в соседних странах будет такая же ситуация, как в южной Африке, где процент зараженных настолько велик, что государства не могут развиваться. Умирают учителя, умирают врачи, умирает молодежь. Африканским странам и так сложно выбираться из конфликтов, но если при этом не будет решена проблема СПИДа, то таким странам, как Сьерра-Леоне вообще невозможно будет восстановиться и выжить.

Ирина Лагунина: Подкреплю слова Хэн Райс данными статистики ООН. Только за один прошлый год миллион африканских детей остались без учителей. Потеряли из-за СПИДа.

Что же касается исследования "Врачей за права человека", то, вероятно, слова доктора Райс о том, что 9 процентов опрошенных женщин сказали, что пережили насилие в ходе вооруженного конфликта в Сьерра-Леоне, тоже надо подкрепить цифрами. Это в общей сложности до 64 тысяч женщин. Кстати, в другой стране, где закончился конфликт, в Руанде, был создан Международный Трибунал. И именно этот трибунал, изучив преступления против мирного населения, ввел в международное право новое понятие: отныне насилие против женщин в ходе вооруженного конфликта является преступлением против человечности. Доктор Райс, а международное сообщество пыталось помочь Сьерра-Леоне побороть стремительное распространение эпидемии?

Хэн Райс: Насколько я знаю, не очень активно. Частично из-за того, что у самого правительства Сьерра-Леоне пока нет скоординированной программы действий. В стране работают несколько неправительственных организаций, но все они сконцентрированы в столице - Фритауне. А у людей в провинции практически нет никакой информации.

Ирина Лагунина: Говорила эксперт правозащитной организации "Врачи за права человека" Хэн Райс.

Мога Смит работает неправительственной организации Оксфам, расположенной в Оксфорде и объединяющей около 12 различных гуманитарных групп. Оксфам активно работала во время встречи Большой Восьмерки в Канаде, призывала самые развитые экономически страны не отказываться от обязательств, принятых в прошлом году на встрече в Генуе. Тогда Большая Восьмерка решила учредить Всемирный фонд борьбы со СПИДом и выделить на эти цели 10 миллиардов долларов. Такую сумму определила организация ООН по борьбе со СПИДом. Однако обещания остались на бумаге. На данный момент из 10 миллиардов собрано всего лишь 2 миллиарда 100 миллионов долларов. Да и то, часть этих денег - все еще в виде обещаний, а в не твердой валюте. Можно ли, по мнению специалиста Оксфам Моги Смит, говорить о том, что войны способствуют развитию эпидемии СПИДа в Африке?

Мога Смит: Эпидемия СПИДа в Африке подогревается разными факторами. Один из них, несомненно, - вооруженные конфликты. Войны приводят к уничтожению социальной инфраструктуры и семейных традиций, что изменяет сексуальное поведение молодежи. Более того, немало молодых мужчин сконцентрировано в лагерях беженцев, где нет школ, нет работы, нет привычного уклада, в котором они жили в своих деревнях и городах. Будущее нестабильно, а это приводит к развитию сексуальной активности. Так что распространение болезней происходит быстрее, включая распространение СПИДа. Более того. Все африканские конфликты отличает огромное количество сексуального насилия, включая изнасилование женщин. Сексуальные же отношения служат разменной монетой для получения женщинами еды, воды, какой-то элементарной защиты. Страны очень бедны, а войны делают их еще беднее. Это тоже способствует распространению СПИДа. Еще один фактор - присутствие большого количества военных. Вообще данные исследований в Африке показывают, что среди военных и полиции число зараженных СПИДом больше. Так что войны оказывают резко негативное влияние и способствуют распространению эпидемии, особенно среди женщин и девушек.

Ирина Лагунина: Насколько международное сообщество и гуманитарные организации могут справиться с этой проблемой. И пытаются ли с ней справиться после того, как война закончена? Я имею в виду, ставится ли этот вопрос в качестве приоритетного, каким он, похоже, уже является?

Мога Смит: Проблема в том, что как только заканчивается вооруженный конфликт, международное сообщество пытается помочь этим странам - едой, водой, палатками для беженцев. Но никто не думает о СПИДе, потому что СПИД - не моментальный убийца, его последствия приходят позже. Но, по-моему, в последние годы все мы, гуманитарные организации, начали понимать, что надо включать вопрос о ВИЧ-инфекции и СПИДе в наши программы, в наш анализ. Так что, конечно же, надо думать о СПИДе в момент кампаний гуманитарной помощи, гуманитарных интервенций, как мы говорим. В Уганде, например, после конфликта были предприняты на самом деле широкие меры по предупреждению массовой эпидемии СПИДа. Однако организацией, которая возглавила эту работу, было правительство Уганды. Именно поэтому программа предупреждения заболевания оказалась успешной.

Ирина Лагунина: Но, по-моему, в последнее время международное сообщество поняло, что СПИД - это не только медицинская, но и серьезная социальная проблема, даже в какой-то степени проблема выживания стран. Именно поэтому был создан фонд борьбы со СПИДом.

Мога Смит: Несмотря на то, что сейчас такой фонд есть, и по оценкам, в него должно поступить 10 миллиардов долларов для того, чтобы можно было развернуть эффективную борьбу со СПИДом, доноры дали только два миллиарда. Это - недопустимая реакция доноров на международную структуру, которая необходима для того, чтобы начать глобальную войну со СПИДом и ВИЧ-инфекцией, и особенно в странах, которые переживают вооруженные конфликты. Но если посмотреть на изначальные предложения доноров, то никто из них не выдвинул программы борьбы со СПИДом для стран, которые глубоко увязли в вооруженных конфликтах, как Судан или Ангола. Частично это происходит из-за того, что международное сообщество хочет получить гарантии, что деньги пойдут именно на борьбу со СПИДом, а не на покупку оружия, например. Понять можно. Но мне кажется, что международное сообщество должно придумать какой-то механизм, как направить хотя бы часть денег в страны, где ситуация особенно напряженна, то есть в страны, вовлеченные в войны.

Ирина Лагунина: Как, по вашему мнению, поможет ли в решении проблемы новая африканская инициатива, принятая в Калгари - Новое партнерство для развития Африки, НЕПАД?

Мога Смит: Новая африканская инициатива исходит от самих африканских стран, и это хорошо. В ней есть разумные предложения - прекратить войны, устроить хорошее правление и так далее. Но есть обязанности и у международного сообщества. Например, выделять деньги на борьбу со СПИДом, открыть рынки, сделать торговлю для африканских стран честной. До сих пор мы слышали только красивые слова и видели красивые обещания на бумаге. Реальность же выглядит совсем по-другому. Например, никто уже даже не обещает выделять деньги на Всемирный фонд борьбы со СПИДом - ни в камках встречи Большой Восьмерки, ни как часть этой новой африканской инициативы. Европейский и американский рынки для Африки по-прежнему закрыты. И нет никакого прогресса в списании долгов африканских стран. А ведь многие африканские страны выделяют на обслуживание долга больше, чем на здравоохранение и образование вместе взятые. Как они могут побороть СПИД, начать какую-то планомерную кампанию по борьбе с этой эпидемией. Так что мы слышали множество красивых обещаний и посулов. На бумаге и нынешнее соглашение звучит красиво, но ничто это пока не обернулось какой-то реальной выгодой для Африки.

Ирина Лагунина: Мога Смит, специалист гуманитарной организации Оксфам, Оксфорд, Великобритания. Еще одна гуманитарная организация - "Врачи без границ" в Париже - традиционно развивает программы здравоохранения, в основном во франкоязычной Африке. Аник Анель возглавляет в организации отдел снабжения лекарствами и медицинским оборудованием. Доктор Анель, по вашему мнению, новая программа действий по отношению к Африке, принятая в ходе встречи Большой Восьмерки в Канаде, как-то поможет в кампании по борьбе со СПИДом?

Аник Анель: Для нас, для организации "Врачи без границ", самым главным вопросом в борьбе со СПИДом является вопрос о том, смогут ли все больные в Африке, которые нуждаются в медицинской помощи, получить эту помощь. Если они ее получат, они смогут выжить и даже вести относительно нормальную жизнь. Сегодня эту помощь могут получить очень немногие, несмотря на то, что создан и существует Всемирный фонд ООН. Денег недостаточно, обещания не выполняются. Нынешних средств не хватает на то, чтобы провести не только лечение, но и обследование всех нуждающихся в медицинском обслуживании. Так что, на наш взгляд, надо сконцентрировать внимание на деньгах и на том, чтобы поставить в регион необходимое оборудование. А лаборатории тоже стоят немало. И третья задача - поиск более простых способов лечения инфекции. Вот, по нашему мнению, именно это необходимо сделать для того, чтобы врачи могли обслужить как можно больше больных.

Ирина Лагунина: Говорила Аник Анель, сотрудница гуманитарной организации "Врачи без границ". Конечно, что-то в Африке зависит от того, хорошее ли или плохое правительство находится у власти. Например, в Южной Африке, где каждый девятый житель - носитель ВИЧ-инфекции и где ежегодно с этой инфекцией на свет появляется 70 тысяч новорожденных, недавно разгорелся спор. Правительство попыталось запретить лекарство "Невирапин", которое прерывает передачу СПИДа от беременной женщины к ребенку. Спор решил Конституционный Суд страны. Суд постановил, что действия правительства противоречат конституции, которая гарантирует гражданам право на жизнь. Лекарство было даровано стране немецкой фармацевтической фирмой. Однако президент Южной Африки Табо Мбеки отрицает наличие в стране такой проблемы, как эпидемия СПИДа. Но вот есть ли разница, какое правительство будет в Ботсване - хорошее или плохое? 39 процентов взрослого населения этой страны - носители ВИЧ-инфекции. Переносчиками являются более 50 процентов беременных на настоящий момент женщин в городах - вне городов и данных нет. По прогнозам ООН, к 2020 году средняя продолжительность жизни в этой стране составит 26 лет. Ботсвана вымирает так, как не вымирала в XIX веке. Правительство этой богатой алмазами страны пытается справиться с эпидемией, но на июльской конференции по СПИДу в Барселоне вынуждено было признать: самостоятельно остановить распространение вируса оно не может.

Гуманитарные группы, присутствовавшие в Калгари во время встречи Большой Восьмерки, конечно же, подвергли критике решение Запада выделить 20 миллиардов долларов на уничтожение устаревшего ядерного оружия в России (как было заявлено - в рамках борьбы с терроризмом) и ничего не дать при этом Африке. Такую же критику можно услышать и из уст официальных международных представителей. Глава организации ООН по борьбе со СПИДом заявил в начале месяца, что 11 сентября было ударом по кампании против СПИДа, потому что, к сожалению, деньги можно потратить только один раз.

XS
SM
MD
LG