Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В попытках изменить иракский режим


Все чаще и чаще американские официальные лица, включая президента США, заявляют о том, что военная операция против режима Саддама Хусейна неизбежна.

Джордж Буш-младший: Мы заявили нашу политику: мы хотим, чтобы этот режим изменился. Он не меняется. И мы используем все средства, которые есть в нашем распоряжении, чтобы добиться своей цели.

Ирина Лагунина: Речь идет уже даже о возможных сроках удара - кто-то говорит, что в начале будущего года, кто-то - что чуть ли не в ноябре. Не будем спекулировать на эту тему. Тем более что для проведения подобной операции Соединенным Штатам неизбежно придется заручиться поддержкой стран региона. А как раз с этими странами сейчас у иракского режима отношения налаживаются. Самая крупная утечка информации из оборонного ведомства США произошла в начале июля. Газета опубликовала содержание секретного документа Пентагона о том, как военные планируют менять режим Саддама Хусейна. В Пентагоне начало расследование, кто выдал информацию журналистам. С содержанием этой публикации - наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: По сведениям газеты , операция, цель которой - свержение Саддама Хусейна, предусматривает нанесение ударов по трем направлениям - с воздуха, моря и суши с севера, юга и запада. Плацдармом вторжения будет, вероятно, Кувейт. Сотни самолетов, которые примут участие в атаке, базируются на территории восьми стран, в том числе в Турции и Катаре. утверждает, что свои планы нанести удар по Ираку Вашингтон пока с этими странами не обсуждал. Задача авиации - разрушить аэродромы, автомагистрали и оптико-волоконные линии связи. Силы специального назначения и агенты ЦРУ должны взять под свой контроль лаборатории, где производится или хранится оружие массового уничтожения и ракеты для его доставки. Источники газеты говорят, что план носит предварительный характер.

Администрация США и американское военное руководство, пишет , питают слабую надежду на переворот, поэтому военное решение остается основным. Документ подготовлен штаб-квартирой Центрального командования Вооруженных Сил. Глава Центрального командования генерал Томми Фрэнкс как минимум дважды докладывал президенту Бушу об этом плане в общих чертах. Последний такой брифинг состоялся 19 июня. В том же месяце министр обороны США Дональд Рамсфелд посетил американские военные базы в Кувейте, Катаре и Бахрейне.

слова одного из старших должностных лиц Пентагона, - мы обдумываем концепцию плана, занимаемся мозговым штурмом. Мы продвинулись довольно далеко>. Конец цитаты. По словам участников процесса планирования, в деталях с документом пока не знакомы ни министр обороны, ни председатель Объединенного штаба. Источник, знакомый с содержанием документа, заметил, однако, что авторы плана недостаточно творчески подошли к разработке возможного военного вторжения в Ирак и не учили изменения в тактике и новые технологии, которые получил в свое распоряжение Пентагон за более чем 10 лет после войны в Персидском заливе 91 года.

Высокопоставленные должностные лица администрации продолжают утверждать, что любая военная акция против Ирака может быть отложена до начала будущего года, поскольку для нее необходимо создать военные, экономические и дипломатические предпосылки. Однако некоторые признаки, пишет газета, свидетельствуют о том, что подготовку к такой кампании военные уже ведут. Тысячи военнослужащих Корпуса морской пехоты отрабатывают наступательные действия, в странах Персидского залива идет строительство новых баз при том, что американские войска уже размещены в регионе.

В связи с тем, что война в Афганистане истощила запасы высокоточных бомб с лазерным наведением, Пентагон наращивает производство этого критически важного оружия. Военно-воздушные силы США создают резервы вооружений, снаряжения и запасных частей, как на территории Соединенных Штатов, так и на Ближнем Востоке.

предполагает, что документ, с которым газете удалось ознакомиться, не единственный: должны быть и другие, в которых говорится об остальных участниках коалиции, содержится оценка возможных потерь, а также план замены политического режима в Ираке. Не исключено, что отдельно обсуждаются и самые сложные вопросы проведения операции против Саддама Хусейна: что делать, если Ирак применит оружие массового поражения, и какую тактику применить, если спецподразделениям придется вести уличные бои в Багдаде, где иракские военные могут использовать химическое оружие. В документе, на который ссылает , эти проблемы не затронуты.

Ирина Лагунина: С содержанием публикации в газете вас познакомил наш вашингтонский корреспондент Владимир Абаринов. Энтони Кордесман - в прошлом сотрудник министерства обороны США, ныне эксперт вашингтонского Центра стратегических и международных исследований. Из анализа военно-политической ситуации в регионе - это опубликованный на днях 72-страничный труд - Энтони Кордесман делает вывод, что, пытаясь изменить режим Саддама Хусейна, положиться на иракскую оппозицию нельзя. Совершение переворота тоже вряд ли возможно. А в случае военной операции есть одна проблема - коалиция слаба, союзников в регионе мало. Но в то же время Энтони Кордесман пишет, что война уже ведется, и это - война политическая. В чем заключается политическая война?

Энтони Кордесман: Соединенным Штатам удалось создать атмосферу неизбежности этой акции. Многие выступают против вторжения США в Ирак, я бы даже сказал, что, по-моему, сейчас в регионе нет ни одной страны, которая хотела бы, чтобы Соединенные Штаты начали военную операцию против Саддама Хусейна. Пожалуй, из государств коалиции нас поддерживает только Великобритания. Но Соединенным Штатам удалось приучить мировое сообщество к мысли, что рано или поздно военная операция произойдет, и союзникам придется с ней смириться. Но, честно говоря, во многих других аспектах политика США не была такой успешной. Не были предприняты активные дипломатические усилия, чтобы убедить мир, что Ирак продолжает развивать и создавать оружие массового поражения, и это создает угрозу безопасности. США не удалось представить миру доказательства, что Ирак являет собой угрозу, с которой мир не должен мириться. А доказать это, конечно, легко.

Во-вторых, мы говорили с союзниками, но в общих чертах. Мы не представили им конкретного плана военной операции. И уж, конечно, мы не были готовы к тому, что они попросят от нас представить план последующего государственного строительства в Ираке, план развития страны после того, как будет достигнута военная победа. Более того, на ситуацию в регионе явно влияет вторая интифада, которая привела к отторжению Соединенных Штатов как союзника Израиля. А из-за этого сейчас сложно получить не только общественную поддержку в регионе, но даже и поддержку со стороны правительств этих стран. И последний просчет американской политики: соединение в таких государств, как Иран и Ирак. Не стоило давать Ирану повод думать, что он - следующий на очереди. Так что если говорить о том, что сделало правительство США для того, чтобы обеспечить поддержку вторжению в Ирак, то ответ однозначен: США сделали очень мало, и может быть, даже потеряли немало хороших возможностей.

Ирина Лагунина: Почему вы пишете о том, что полагаться на оппозицию внутри Ирака Соединенным Штатам не стоит? Вы не видите серьезной оппозиции Саддаму Хусейну? Но как же в этом случае развивать государственное строительство в Ираке, скажем, после военной операции, если режим Саддама Хусейна удастся свергнуть?

Энтони Кордесман: Во-первых, оппозиция есть - и внутри Ирака и за его пределами. Но сможет ли эта оппозиция устроить переворот в стране, в которой под ружьем находится около 500 тысяч военнослужащих, в которой на вооружении у армии около 2 тысяч танков, в которой сама армия состоит из 23 дивизий? Добавьте к этому еще 120 тысяч человек из различных служб безопасности. Это - серьезная проблема для любой оппозиции. Но беда в том, что Соединенные Штаты так до сих пор и не составили серьезный план государственного строительства в Ираке после возможной военной операции, а если и составили, то не объяснили этот план своим союзникам. Это обидно, потому что иракский режим имеет массу недостатков, и, конечно же, многие, дай им возможность, выступят против нынешнего правительства и будут сотрудничать с теми, кто попытается свергнуть Саддама Хусейна. Я же говорю о том, что опора на оппозицию вряд ли оправдана, поскольку не надо путать слабое правительство в Афганистане, правительство, которое явно не пользовалось поддержкой населения, и сильно централизованную военную диктатуру в Ираке, которая находится у власти уже больше двух десятилетий.

Ирина Лагунина: Говорил Энтони Кордесман, глава исследовательского проекта в области безопасности в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований. В последнее время Ирак явно изменил политику в регионе. Практически не осталось страны, с которой Багдад бы не попытался наладить отношения. Например, в отношениях с Кувейтом Ирак предложил начать переговоры по пленным и пропавшим без вести в ходе войны 91-го года, то есть в ходе оккупации Кувейта, завел речь о том, что он может вернуть национальные архивы, вывезенные иракскими военными из Кувейта в ходе той же войны, и даже признать границу с этой страной, которую он с 91-го не признавал. Рядом со мной в студии мой коллега из Радиостанции Свободный Ирак Камран аль-Карадаги. С чем связано столь резкое изменение внешней политики Багдада?

Камран аль-Карадаги: Я должен сказать, что не совсем впервые Ирак меняет свою политику в регионе. Каждый раз, когда Ирак чувствует, что его затолкали в угол, он пытается больше и лучше работать с арабскими режимами и вообще с режимами в регионе, не только с арабскими, - с Турцией и даже с Ираном иногда. Но на этот раз явно условия в регионе больше в пользу Ирака, потому что прошло много лет с тех пор как Ирак находится под эмбарго. С другой стороны, антиамериканские настроения в регионе усилились:

Ирина Лагунина: Что вызвано в основном второй интифадой?

Камран аль-Карадаги: Вызвано и второй интифадой, и тем, что в арабском и мусульманском мире считают, что Соединенные Штаты стоят полностью на стороне Израиля. Ирак очень умело использовал все эти элементы в свою пользу и сумел завоевать симпатию разных стран в арабском мире.

Ирина Лагунина: Любопытно, что Саддам Хусейн поставил во главе внешнеполитического ведомства человека, который выглядит очень прозападно. Новый министр иностранных дел Наджи Сабри блестяще говорит, ведет себя так, как бы это нравилось Западу: Что это за человек?

Камран аль-Карадаги: Наджи Сабри Хадифи давно работает дипломатом. Вообще, его образование - английский язык и литература. Он работал много на Западе. Бывший журналист. Но с другой стороны, и он, и его семья являются жертвой иракского режима. Как только Саддам Хусейн стал президентом Ирака, трое близких родственников Наджи Сабри были казнены - его брат и двое его двоюродных братьев. Саддам обвинил их в заговоре против режима и против партии . Какое-то время Наджи Сабри был даже отстранен от видных постов, но постепенно вернулся и вот стал министром иностранных дел. Но в Ираке нельзя сказать, что министры могут сами по себе решать что-нибудь. По опыту, в Ираке всегда президент имеет человека для каждого периода. До Наджи Сабри министром иностранных дел был Мохаммад Саид ас-Сахаф, который был полной противоположностью Наджи Сабри. Многие эксперты по Ираку сличают, что Наджи Сабри может быть приближен к сыну Саддама Хусейна, второму сыну, который является ответственным за все иракские вооруженные силы после Саддама Хусейна. Эксперты считают, что Саддам ему поручил вести внешнюю политику.

Ирина Лагунина: Прерву разговор с моим коллегой, сотрудником Радиостанции Свободный Ирак Камраном аль-Карадаги, чтобы задать вопрос эксперту в Вашингтоне, в Центре стратегических и международных исследований Энтони Кордесману. Вот это изменение политики Ирака в регионе оказывает в какой-то степени влияние на политику и настроения в Соединенных Штатах?

Энтони Кордесман: Думаю, что, без сомнения, эта политика оказывает влияние на Соединенные Штаты, потому что Ираку удалось донести свою позицию практически до всех соседних арабских стран. Ирак с большой выгодой для себя использовал вторую интифаду. Такие шаги, как прямые выплаты 25 тысяч долларов семьям террористов-самоубийц, сделали правительство Саддама Хусейна единственным правительством, которое открыто поддерживает экстремистские настроения и элементы второй интифады. И хотя Сирия и Иран терпят экстремизм, они не на виду общественности. Иракская антиамериканская и антиизраильская пропаганда получила значительную поддержку и внимание в арабском мире, среди обывателей, среди простых людей. Вся эта новая политика, направленная на то, чтобы добиться сближения с арабским миром, которая началась во время встречи министров иностранных дел арабских государств весной этого года и продолжается до сего дня, отнимает поддержку у Соединенных Штатов. Ирак сейчас очень осторожно относится к курдам, чтобы те не поддерживали оппозицию Хусейну. Как вы правильно заметили, было сделано несколько шагов для того, чтобы нормализовать отношения с Ираном, хотя надо еще посмотреть, насколько эти шаги окажутся успешными. В прошлом подобные попытки предпринимались не раз, но все они оказывались неуспешными. Ирак пытается установить более близкие отношения с Турцией, чтобы через нее повлиять на европейские страны и таким образом избежать военной операции со стороны США. Конечно же, Ирак обратился к Китаю и России, чтобы они не допустили резолюции ООН в поддержку возможной операции. Однако, с другой стороны, Ирак не сделал ничего, чтобы допустить инспекции ООН. И, пожалуй, еще один любопытный момент: риторика не самого Саддама Хусейна, но его сына по отношению к арабским государствам не всегда так тщательно продумана.

Ирина Лагунина: Энтони Кордесман, глава исследовательского проекта в области безопасности в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований.

В нашем разговоре с Камраном аль-Карадаги мы остановились на том, что, по всей видимости, семья Саддама Хусейна - он ли сам или его сын - избрали нового министра иностранных дел Наджи Сабри, человека западного поведения и манер, для того, чтобы (перечислю внешнеполитические инициативы Багдада последнего времени) начать переговоры с Ираном о пленных времен войны 1980-88 годов, предложить Кувейту переговоры о пленных и пропавших без вести в ходе войны 1991 года, пообещать вернуть национальные архивы Кувейта и признать границу с этим государством.

Камран аль-Карадаги: Мы слышали несколько раз от генерального секретаря Арабской лиги, что он очень оптимистичен и что Ирак скоро решит эту проблему и вернет национальный архив Кувейту. Но никто не говорит о том, что Ирак просто украл этот архив. Это просто ворованная вещь, которую Ирак обязан вернуть. Но Ирак умеет использовать эти моменты. Или, например, обмен военнопленными. До сих пор этот вопрос с Кувейтом не решен. До сих пор Кувейт никакую информацию не получил от Ирака - живи ли эти пленные или нет. С Ираном, с одной стороны, Ирак вдруг решает пойти на переговоры и решить проблемы, обменяться делегациями. С другой стороны, вдруг заявляет, что раскрыли заговор, арестовали шпионов Ирана и обвиняют теперь Иран в том, что он пытается вести подрывную работу в Ираке. Так что очень трудно утверждать, что Ирак имеет определенную линию и идет по этой линии.

Ирина Лагунина: Но все-таки какие-то шаги навстречу, по крайней мере, двум государствам - Ирану и Кувейту - Ирак сейчас сделал. И вот на этом фоне из Пентагона начинают происходить утечки, газета публикует статью, в которой пересказывает суть секретного документа. В документе говорится о том, что Пентагон планирует проведение военной операции. В этом плане указаны восемь соседних государств, с территории которых могли бы быть начаты военные операции против Ирака. Это не Саудовская Аравия, но это Кувейт, Катар и Турция. Эти страны смогут вновь войти в коалицию?

Камран аль-Карадаги: Я думаю, что они могут. Вот министр обороны Кувейта заявил, что почти закончена работа по строительству большой базы для американских войск как раз на границе с Ираком и что уже четыре палаточных городка построены. Во-вторых, в Катаре тоже известно, что усиленно идет работа по строительству огромной базы для американских войск. Что касается Турции, то в Турции уже существуют военные базы, которые используют Соединенные Штаты, и оттуда летают самолеты на север Ирака. Саудовская Аравия немного отличается, потому что этот вопрос очень чувствителен для Саудовской Аравии. А что касается Кувейта, Турции, Катара, то, я думаю, что когда Соединенные Штаты решат, что надо осуществить план атаки против Ирака, то эти страны поддержат тоже.

Ирина Лагунина: Тем не менее, из-за того, что общественность не очень поддерживает любую военную операцию против Ирака, не создаст ли возможная американская военная акция против Саддама Хусейна напряжение в регионе?

Камран аль-Карадаги: В арабском и вообще в мусульманском мире больше люди говорят об этом, но на практике ничего не меняется. Даже Иран, например, который делает постоянно, почти каждый день заявления, что они против американской атаки на Ирак и что они считают, что это - агрессия и так далее. Но многие полагают, что Ирану будет выгодно, если Саддама Хусейна не будет, потому что - враг и они воевали долго, и Иран не смог справиться с ним. До сих пор арабские режимы умели контролировать так называемую арабскую улицу.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с сотрудником Радиостанции Свободный Ирак Камраном аль-Карадаги. При такой расстановке сил, если исполнится план, часть которого была опубликована в газете , что должны сейчас, немедленно, делать Соединенные Штаты? Вашингтонский Центр стратегических и международных исследований,

Энтони Кордесман:

Энтони Кордесман: К этой утечке информации надо относиться очень осторожно. Без сомнения, некоторые детали, изложенные в статье, точны. Но это - ни в коем случае не полная картина того, как Соединенные Штаты намереваются провести операцию против Ирака. В этой картине отсутствуют время проведения операции, силы, которые США намереваются задействовать в ней, базы в регионе, которые будут использованы, отношения с союзниками. Сказав это, все-таки замечу, что Соединенным Штатам надо разрабатывать критически важные направления, прежде всего - те, где находятся военные базы. Это Турция, Оман, Арабские Эмираты, Катар, Бахрейн и Саудовская Аравия, хотелось бы иметь какие-то точки в Иордании. Но что на самом деле необходимо Соединенным Штатам для того, чтобы развивать свою политику, так это убедить правительства этих стран. Убедить их, во-первых, в том, что на этот раз все очень серьезно, во-вторых, что на этот раз у Соединенных Штатов есть план, который может быть успешным, что операция будет проведена быстро, решительно и с минимальными потерями для Ирака. И, в-третьих, что США возьмут на себя ответственность за послевоенный Ирак, что они таким образом решат критически важные проблемы безопасности, как будущая роль курдов в регионе, сохранение целостности страны, сдерживание Ирана, чтобы он не приобрел слишком большого влияния на шиитов в регионе, предоставление помощи для экономического восстановления. Но для того, чтобы получить действительную поддержку в регионе, надо решить палестино-израильский конфликт, добиться если не полного урегулирования, что, вероятно, невозможно, то хотя бы перспективы установления более или менее прочного мира.

Ирина Лагунина: Говорил Энтони Кордесман, глава исследовательского проекта в области безопасности вашингтонского Центра стратегических и международных исследований. Политика устрашения Саддама Хусейна - для Соединенных Штатов не нова, собственно, она продолжается уже больше десяти лет. Но новые вопросы, если Соединенные Штаты решат использовать военную силу, возникают. Например, к каким мерам прибегнет иракский лидер и в регионе, и у себя дома в тот момент, когда США начнут размещать вокруг его страны четверть миллиона военнослужащих? В американском военном планировании этот вопрос остается открытым, как и сама перспектива военного вторжения.

XS
SM
MD
LG