Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто угрожает Америке. Заметки бывшего директора ЦРУ Джеймса Вулси


Джеймс Вулси: Начну с того, что охарактеризую три группы сил, которые решили объявить нам войну. Для этого придется обратиться к 1979 году. Это - год, когда в Иране к власти пришел Хомейни, в Ираке получил полную власть над страной Саддам Хусейн, и в Мекке был совершен теракт против мечети. В Саудовской Аравии этот теракт был воспринят не только как акт, приведший к человеческим жертвам, но и как символ потери веры. Вот эти три события заложили основу того мира, в котором мы сейчас живет, и тех угроз этому миру, перед лицом которых мы сейчас стоим.

Владимир Абаринов: Джеймс Вулси родился в 41 первом году. Закончил Стэнфордский университет, защитил магистерскую диссертацию в Оксфорде и завершил образование в Йейлской высшей школе правоведения. В 70-90-х годах Вулси занимал различные должности в правительственных ведомствах США: был советником американской делегации на американо-советских переговорах по ограничению стратегических наступательных вооружений в Хельсинки и Вене, заместителем министра Военно-морских сил, послом по особым поручениям на женевских переговорах по сокращению стратегических вооружений, главой американской делегации по ограничению обычных сил и вооружений в Европе. В 93 году президент Клинтон назначил Джеймса Вулси директором Центрального разведывательного управления. Спустя два года, после ареста высокопоставленного сотрудника ЦРУ Олдрича Эймса, оказавшегося агентом российской разведки, Вулси ушел в отставку.

79-й год, как выясняется сейчас, действительно, оказался поворотным для политики Соединенных Штатов на Ближнем Востоке. С 79-го года Иран находится в состоянии постоянного конфликта с США. Это началось с захвата в заложники американских дипломатов в Тегеране. Одновременно Иран организовал и финансировал группу "Хезболлах". Уже в 1983 эта организация взорвала американские казармы, а затем совершила ряд терактов против американских и израильских граждан. Но в последнее время правящее в Иране духовенство потеряло поддержку молодежи, в первую очередь - студентов, реформаторов, женщин и даже духовных лиц. Так что, по мнению Джеймса Вулси, было бы громадной ошибкой превращать противостояние с Ираном в военное противостояние:

Джеймс Вулси: Последнее, что хотелось бы сделать - это вновь повернуть этих замечательных студентов и реформаторов в сторону клерикальной власти. Но я абсолютно уверен, что дни клерикалов у власти в Иране сочтены. Не знаю, счет идет не недели или месяцы, или на несколько лет, но они все больше и больше напоминают обитателей Кремля 1988 года или Версаля 1788 года.

Владимир Абаринов: Это - шиитский экстремизм. Но большая часть несчастий произошла все-таки от суннитов:

Джеймс Вулси: В 1979-м набрали силу попытки Саудовской Аравии работать вместе с исламскими экстремистами, в основном выходцами из Египта 50-х годов, а также с собственными вахабитскими группировками. Королевской семье удалось заключить что-то типа соглашения с вахабитами. Вахабиты оставят их в покое, дадут им возможность сохранить их образ жизни, их коррупцию, если они взамен помогут распространить влияние вахабитов на весь остальной мир. Мы видели 11 сентября, что 15 из 19 террористов, совершивших теракт против США, - выходцы из Саудовской Аравии. Это - плоды того агрессивного вахабитского и экстремистского учения, которое исламисты пытаются насадить в мире, это - не та добрая мировая религия, которую исповедуют сотни тысяч, миллионы людей, мусульман в мире. Это - небольшая секта, проповедующая враждебность к современному миру. И именно она находится в сердце той исламистской террористической проблемы, с которой мы сейчас столкнулись.

Владимир Абаринов: Эту проблему, по мнению Вулси, Соединенным Штатам придется теперь решать по отдельности в каждой конкретной стране, как это уже было сделано в Афганистане, Грузии, на Филиппинах. Это - длительная работа, но Соединенные Штаты ее не выбирали. Они вынуждены отвечать на теракт. Третью группу врагов Соединенных Штатов Вулси называет "фашистами".

Джеймс Вулси: Я употребляю это слово не для описания режимов. Мне кажется, это - абсолютно точное определение идеологии и структуры правящей в Ираке партии БААС. Мы, конечно, в недавнем прошлом помогали Ираку, например, во время ирано-иракской войны 80-х годов. Но с момента иракского вторжения в Кувейт в 90-м году, и в особенности с началом операции "Буря в пустыне" 91-го года Саддам Хусейн и правящие круги его партии считают, что находятся в состоянии войны с нами. Они говорят об этом в своих публичных выступлениях, они ведут себя соответствующим образом. Например, Саддам пытался организовать покушение на бывшего президента США Джорджа Буша в 93-м году, когда тот совершал поездку в Кувейт. Они оказывают поддержку различным террористическим организациям в мире и, что самое главное с точки зрения региональной политики, - этот режим ведет разработку оружия массового уничтожения, нарушая тем самым обязательства, взятые на себя в рамках перемирия 91-го года, и резолюцию ООН, которая запрещает этой стране развивать такого вида оружие.

Владимир Абаринов: В подтверждение этого мнения можно привести не только данные разведки, но и показания перебежчиков. Программа "Продолжение политики" уже рассказывала об информации, которую сообщили американским и британским спецслужбам бывшие старшие офицеры иракской разведки, бежавшие на Запад. По словам бывшего генерал-лейтенанта, который просит не называть его имени, территория лагеря была разделена на три части: в одной проходили подготовку диверсионные подразделения иракских частей специального назначения, в другой тренировались исламские террористы, в третьей работали специалисты по созданию биологического оружия. Эти сведения подтверждаются показаниями капитана иракской армии, который в течение восьми лет был инструктором в лагере Салман Пак. Чарлз Долфер, бывший заместитель главы специальной комиссии ООН по разоружению Ирака, в интервью Радио Свобода рассказал, что ему приходилось посещать лагерь Салман Пак и что он видел установленные там фюзеляж Боинга, железнодорожные вагоны и автобусы, которые, как объяснила иракская сторона, использовались для отработки контртеррористических операций. Информацию о том, что Ирак развивает программу создания биологического оружия, подтвердил зять Саддама Хусейна, бежавший из страны в 1995 году. На Запад ушел и ученый, работавший над иракской ядерной программой. Вопрос о том, когда Ирак сделает ядерную бомбу, по мнению Джеймса Вулси, зависит от того, как скоро Багдаду удастся получить обогащенный уран. Обогащенный уран в нынешней ситуации не обязательно производить самим, его можно достать, например, через российскую организованную преступность или еще из какого-то источника. А что касается ракет, то они у нынешнего иракского правительства уже есть. Дальность - несколько сотен километров.

Три группы сил - "Аль-Кайда", Ирак, Иран, - по мнению бывшего руководителя внешней разведки США, находятся сейчас в состоянии войны с Соединенными Штатами, а частично - вообще с современной западной цивилизацией. Почему?

Джеймс Вулси: Мне кажется, что теракт 11 сентября, как и ненависть иракского режима и правящей в Иране клерикальной верхушки, вызваны одной и той же причиной. Лучше всего эту причину сформулировал мне водитель такси здесь, в Вашингтоне. Этот афро-американец покачал головой и сказал: эти люди ненавидят нас не за то, что мы сделали неправильно. Они ненавидят нас за то, что мы сделали правильно. И мне кажется, он точно определил существо проблемы. Правящая партия в Ираке, мусульманское духовенство в Иране и бойцы в "Аль-Кайде", как и те, кто их финансирует в Саудовской Аравии и в других частях света, ненавидят нас за главное наше достижение - за Билль о правах человека. Они ненавидят свободу слова, свободу вероисповедания, равноправие женщин, они ненавидят все то, что Президент Буш назвал в своем ежегодном обращении к нации - обращении о положении страны - требованиями, которые мы не обсуждаем. Они ненавидят свободу и даже не стоят того, чтобы мы вели с ними переговоры. С ними нельзя заключать соглашения о контроле над вооружениями, с ними нельзя идти на компромиссы. Это - как нацисты в Германии и японские военные во время второй мировой войны. Мы должны выиграть, выиграть силой, а не переговорами. Лидера типа Горбачева не будет ни в аль-Кайде, ни в Ираке, ни в клерикальных кругах Ирана. Эти силы сами по себе не уйдут от власти, и уж точно не оставят власть вследствие давления на них изнутри их стран, со стороны внутренней оппозиции, истинных сторонников других взглядов.

Владимир Абаринов: Но как, в таком случае, должна строиться борьба США с этими режимами?

Джеймс Вулси: Впервые с того времени, как британцы в 1814 году сожгли Вашингтон, нам приходится у себя дома защищаться от внешней угрозы и внешнего вторжения. Соединенные Штаты - одна из немногих стран в мире, которая соединяет в себе сотни сложных технологических систем. Интернет, электроснабжение и производство энергии, нефте- и газопроводы, производство продуктов питания. И все это, как и система гражданской авиации до 11 сентября, никогда не рассматривалось как потенциальная мишень для террористов и потенциальное оружие террористов. Никто никогда не задумывался о том, что террористы могут воспользоваться этими системами. Наоборот, они специально созданы так, чтобы в них было легко проникнуть, чтобы их можно было легко использовать, чтобы они были эффективными и стоили недорого. Они созданы незащищенными перед террористической атакой. Например, в течение нескольких лет и пилоты, и пассажиры жаловались на то, что любой, в том числе и психически неуравновешенный человек может проникнуть в кабину пилота. Такие случаи происходили как минимум два раза в год - какой-нибудь человек с умственными отклонениями входил к пилотам. Но агентство гражданской авиации год из года игнорировало эти жалобы. А если бы двери в кабину пилота запирались и защищались, как было сделано после 11 сентября, то угонщики не смогли бы направить самолеты в здания. Они могли бы взорвать самолеты и убить людей на борту, что уже само по себе ужасно, но такого, как 11 сентября, они бы не сделали. Нам надо сейчас у себя дома посмотреть на все другие системы и понять, что надо в них укрепить, как укрепили двери в кабины пилотов.

Владимир Абаринов: Это - внутри Соединенных Штатов. А во внешней политике, в мире?

Джеймс Вулси: За пределами Соединенных Штатов, мне кажется, мы должны бороться с этими тремя враждебными течениями, но бороться разными способами. В Иране: показать этим замечательным студентам, этим женщинам, этим подпольным реформаторам, многие из которых сидят в тюрьмах (я не отношу Хатами к настоящим реформаторам), показать мятежным духовным лидерам, тем, кто выпускает фатвы против террористов-самоубийц и находится под домашним арестом, мы должны показать всем этим борцам за свободу, что мы на их стороне. Военная операция не имеет смысла и, конечно, не должна даже рассматриваться. Что касается "Аль-Кайды", то надо выяснить все ее составляющие, в каждой отдельной стране. Очистить эти страны от террористической сети. Мы начали в Афганистане, но эту работу надо продолжать, координируя усилия с другими государствами и правительствами. Если же мы столкнемся с несостоявшимся государством, которое привечает "Аль-Кайду", как это делал режим талибов в Афганистане, то придется предпринять все необходимые и решительные действия.

Владимир Абаринов: Однако самым сложным, вероятно, остается Ирак.

Джеймс Вулси: Мне кажется, никакого разумного решения этого вопроса нет, кроме одного - применить военную силу, чтобы изменить нынешний правящий режим. Горбачева в этой партии не появится. Как я уже заметил, эта страна не только разрабатывает оружие массового поражения, но и поддерживает различные террористические организации в мире. Нет прямых указаний на то, что Ирак как-то связан с терактом 11 сентября, но есть некоторые интересные показания. Три дезертира и два инспектора ООН в деталях и подробностях описали подготовку и тренировки, которые велись в лагере Салман Пак, на юге Багдада. В этом лагере учили угонять гражданские самолеты, используя ножи, в группах по четыре-пять человек. Может быть, это простое совпадение. Но может быть, не сами террористы 11 сентября, а те, кто их тренировал, проходили тренировку в лагере Салман Пак. Это - только один интересный факт, который связывает Ирак с международной террористической активностью. Второе. Чешские службы безопасности заявили, что главный организатор теракта 11 сентября Мухаммед Атта встречался в Праге с офицером иракских спецслужб. Третье, есть информация о том, что бывший посол Ирака в Анкаре, высший чин иракских спецслужб, встречался с бойцами "Аль-Кайды".

Более того, в последнее время мы получили информацию о том, что Ирак совместно с "Аль-Кайдой" действовал против демократически настроенных сил на севере страны, чтобы задушить попытки курдов установить демократический режим в этой части территории. Суммируя все сказанное, можно сделать вывод, что на самом деле, как правильно заметил президент Буш, государство-изгой, сотрудничающее с террористическими группами, разрабатывающее оружие массового поражения, представляет собой угрозу, которую мы просто обязаны уничтожить.

Владимир Абаринов: Представители иракских спецслужб впервые вступили в контакт с Усамой бин Ладеном в начале 90-х годов в Хартуме, куда бин Ладен переместился после того, как его выгнали из Саудовской Аравии, и где Багдад держит крупнейшую резидентуру своей разведки. После того как бин Ладен перебрался в Афганистан, Саддам Хусейн, по меньшей мере, дважды направлял туда своих посланцев. В декабре 1998 года в Кандагаре для переговоров с главарями "Аль-Кайды" побывал один из руководителей иракской разведки Фарук Хиджази - это и есть бывший посол Ирака в Анкаре, о котором говорит Джеймс Вулси. Офицер иракской разведки, встречавшийся с руководителем угонщиков-самоубийц - второй секретарь посольства Ирака в Праге Ахмад Халиль Ибрагим Самир аль-Ани- впоследствии был выслан из Чехии "за деятельность, выходящую за рамки его дипломатических обязанностей". Именно после второго свидания с ним Мохаммед Атта получил из Арабских Эмиратов перевод на 100 тысяч долларов на свой счет в американском банке.

По сведениям американской печати, план вторжения в Ирак у Пентагона почти готов. Администрация США и американское военное руководство питают слабую надежду на переворот, поэтому военное решение остается основным. Но как быть с легитимностью подобной акции против суверенного государства?

Джеймс Вулси: Что касается легальных вопросов, то ответ на них найти очень просто, если внимательно посмотреть на действия самого Ирака. Ирак нарушает условия прекращения огня, которые он подписал в 91-м году, и резолюцию ООН. Никаких дополнительных причин для операции против этой страны не надо даже искать.

Владимир Абаринов: Как же бывший директор ЦРУ предлагает проводить военную операцию против режима Саддама Хусейна?

Джеймс Вулси: По-моему, если мы решим применить военную силу в Ираке, то должны быть абсолютно уверены в успехе операции. Полагаю, что для этого потребуется порядка 100-200 тысяч военнослужащих в регионе, поддержка и помощь Турции и Великобритании. Мы должны иметь подходные пути и базы в Бахрейне, Катаре и Кувейте. Помимо этого есть ряд стран и военных объектов, которые, я бы сказал, было бы неплохо иметь в своем распоряжении и на своей стороне, но не обязательно. Учитывая долгие отношения между США и Великобританией и США и Турцией, на их поддержку рассчитывать можно. А, учитывая угрозу, которую представляет собой режим Саддама Хусейна или его сына, его преемника, в регионе, у нас будет тихая поддержка и соседей Ирака, базы и тыловое обеспечение, по крайней мере, тех трех государств, которые я уже перечислил.

Владимир Абаринов: Сейчас существует немало предположений, как будет вестись эта операция. Например, газета "Нью-Йорк Таймс" - со ссылкой на представителей Пентагона - опубликовала статью, в которой утверждается, что один из сценариев - захват Багдада, нескольких резиденций Саддама Хусейна и нескольких складов, а затем уже расширение операции на территорию всей страны. То есть военная операция изнутри, из центра. Как видится эта военная акция бывшему директору ЦРУ?

Джеймс Вулси: Один очень важный момент в проведении военной операции в этой части света. Во время "Войны в Заливе" в 91-м году только пять процентов оружия, которое мы использовали, было точным оружием. В войне в Афганистане в прошлом году 65 процентов бомб были бомбы с лазерным наведением. Это означает, что тяжелые бомбы попадают в цель с точностью до пяти метров. В мире существует не так много вооруженных сил, которые могут выдержать и противостоять такой точности поражения. Если вы помните, то в тот момент, когда в 91-м году в Заливе мы перешли от воздушной операции к наземной, иракские войска немедленно попытались сдаться. Одни сдавались телевизионной бригаде итальянского телевидения, другие - БТРам-роботам. И это - после того, что только 5 процентов бомб были высокоточными. Сопротивление оказывала лишь республиканская гвардия. Мне кажется, что и сейчас при любом развитии событий в Ираке найдутся отдельные элементы вооруженных сил, которые будут оказывать сопротивление. Но в целом иракские вооруженные силы не модернизировались, во многом благодаря санкциям и ограничениям на торговлю, армия сейчас представляет собой 40 процентов от той, какая была в 1991 году, ПВО - около 70 процентов от того времени. Так что по-моему, при использовании бомбовых ударов с воздуха и какого-то количества военнослужащих для проведения затем наземной операции (но не такого большого, как в 1991-м году) эта война может быть успешной, и может быть успешной довольно быстро.

Владимир Абаринов: Исторически, замечает Джеймс Вулси, американские президенты могли сделать только одну ошибку, которую народ им никогда не мог простить: это воевать войну не до конца. Гарри Труман вынужден был закончить войну в Корее перемирием и потерял свой пост. Линдон Джонсон из опасения, что вмешается Китай, не завершил войну во Вьетнаме и проиграл выборы. Не завершил операцию в Ираке и президент Джордж Буш в 1991-м году, и народ предпочел ему молодого лидера-демократа.

Джеймс Вулси: Мне кажется, важно отметить, что все эти силы, объявившие войну нам, а в двух случаях - и всему современному миру, находятся в регионе, где - за исключением Израиля и Турции - все правительства - либо патологические хищники, как Ирак, либо шаткие автократии. Это - плохое сочетание. Но эта ситуация - уникальна для Ближнего Востока. Если вы посмотрите на последний ежегодный доклад правозащитной организации Freedom House (Дом свободы), то увидите, что в мире существует около 120 демократических государств. Некоторые из них не до конца свободные, некоторые больше напоминают, например, Россию, чем Нидерланды, но они все равно приближаются к демократиям. И это - замечательная перемена, которая произошла в мире за последние 85 лет. Весной 1917 года США завершили первую мировую войну. В то время в мире было около 10 демократий. Это был мир монархий, автократий, империй и колоний. Сегодня список демократических государств включает в себя целый ряд мусульманских стран, даже самые бедные - Бангладеш и Мали. Проблема, конечно, не в Исламе, и не в том, что люди не хотят иметь у себя хорошее правление. Есть одна специфическая проблема на Ближнем Востоке. Проблема в экстремистах и вахабитах, укрепившихся в этих странах после первой мировой войны, и проблема в том, что делали в регионе Соединенные Штаты после второй мировой войны. Слишком часто мы порождали впечатление, что единственное, что нас волнует, это нефть и что ради нее мы будем иметь дело с любым режимом. Наш великий профессор по Ближнему Востоку - Бернар Льюис говорит, что на Ближнем Востоке, помимо Израиля и Турции, есть только две страны, где люди на самом деле по-доброму относятся к Соединенным Штатам. Это - Ирак и Иран. И причина понятна. Только в этих двух случаях мы проводили очень определенную политику, мы выступали против диктаторских режимов этих стран.

XS
SM
MD
LG