Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пыль обедненного урана


Уран в естественном виде содержит лишь один процент радиоактивного, расщепляющегося, урана - 235, который используется в атомной промышленности и при изготовлении ядерного оружия. Для того чтобы выделить из урановой руды уран-235, ее подвергают специальной химической обработке. Оставшиеся после выделения урана-235 99 процентов руды называют "обедненным ураном". Обедненный уран содержит менее радиоактивный уран-238, какие-то остатки урана-235, совсем незначительное количество урана-236 (он получается при переработке, в природных условиях его не существует) и токсичные тяжелые металлы. В военной промышленности обедненный уран используется с 60-х годов, когда выяснилось, что если добавить его в корпус боеголовки или снаряда, то бронебойные качества оружия резко возрастают. После авиаударов НАТО в Косово, когда в районе конфликта были расквартированы миротворцы, в Европе началась дискуссия о том, насколько вреден обедненный уран для миротворцев. Теперь, когда речь идет о новой военной операции - в Ираке - ветераны войны в Заливе напомнили, что и там есть остатки бронебойного оружия.

Пекка Хаависто, глава рабочей группы экологической программы ООН. Группа исследует экологические последствия применения обедненного урана - в Косово, в южной Сербии и в Черногории. К какому выводу на настоящий момент пришли ученые?

Пекка Хаависто: Основной результат в Косово (кстати, должен заметить, что мы рассматривали только несколько объектов; их всего около 100, а мы посетили 11) - но результат состоит в том, что на этих объектах мы обнаружили, что вокруг по-прежнему есть какие-то радиоактивные материалы. Мы также выяснили, что все эти объекты не были изолированы от местного населения. Люди спокойно находились в непосредственной близости от них, там могли играть дети, там пасся скот. Мы рекомендовали расчистить эти объекты, убрать с них все радиоактивные материалы и взять под контроль эти площади, чтобы люди не могли там свободно ходить.

Ирина Лагунина: Но насколько опасно там находиться и насколько сильно радиоактивное излучение в этих местах?

Пекка Хаависто: С обедненным ураном возникает две проблемы - с одной стороны, радиация, с другой - токсичность. Как любой тяжелый металл, обедненный уран токсичен. Самую большую опасность представляет собой непосредственный момент атаки. Когда взрывается снаряд из обедненного урана, образуется облако пыли обедненного урана, которое висит в воздухе в течение около двух часов. Вот если человек находится рядом с этим местом или под этим облаком, то он вдыхает эти частицы, и они оседают в легких, в теле. Второй опасный момент состоит в том, что обедненный уран излучает радиацию. Правда, это не мощное излучение, но можно получить дозу, если держать этот материал на теле. Например, если сделать амулет из осколка снаряда или принести этот осколок домой и поставить в качестве сувенира. Или, например, дети, играющие на месте взрыва, могут просто съесть эту пыль. Это - не непосредственная угроза для организма, но, я бы сказал, угроза более отдаленная. И, наконец, если оставить эти объекты без обработки, то пыль обедненного урана просочится в почву и дойдет до грунтовых вод. Тогда он попадает в замкнутый цикл круговорота воды в природе, через грунтовые воды возвращается в растения и в живые организмы.

Ирина Лагунина: Какую позицию занимает экологическая программа ООН относительно военного применения обедненного урана?

Пекка Хаависто: Поскольку ЮНЕП - это программа, которая занимается исключительно вопросами экологии, мы только предоставляем информацию о том, как это оружие влияет на природу, на окружающую среду. Мы можем предупреждать о вероятных негативных последствиях, в данном случае - заражение почвы и грунтовых вод. Мы - не комиссия по разоружению. Мы собираем информацию и даем ее государствам-членам ООН, чтобы они уже потом могли применить ее в переговорах по разоружению или ограничению определенных видов оружия. После Косово мы работали в Сербии и Черногории. Мы обнаружили, что частицы обедненного урана по-прежнему присутствуют в воздухе в отдельных местах черногорского побережья. А сейчас мы сталкиваемся с такими же наблюдениями и данными в Боснии-Герцеговине.

Ирина Лагунина: Можно ли видеть эти последствия присутствия обедненного урана в воздухе или в почве. Я имею в виду - более высокая трава, бурная растительность, огромного размера грибы, например?

Пекка Хаависто: Видеть воздействие невозможно. К тому же в природе присутствует естественный уран. Если местность пыльная, то частицы или молекулы природного урана можно найти просто в воздухе в обычной обстановке. Но тогда вы можете спросить, в чем же разница между естественным ураном и обедненным ураном. Основное отличие состоит в том, что пыль обедненного урана в концентрированной форме после взрыва может заразить почву и грунтовые воды и попасть обратно в человека через питьевую воду или через ирригационные системы, в овощи, например, а дальше опять в человека. Вот в этом и состоит опасность в длительной перспективе.

Ирина Лагунина: Вот Пекка Хаависто сказал, что в природе уран присутствует и в естественной форме. Военные же утверждают, что природный уран даже более опасен, чем обедненный. Но в чем все-таки основное отличие естественного урана от обедненного? Почему, в таком случае, изучаются последствия применения этого оружия?

Пекка Хаависто: Конечно, когда уран обедняется, то это уже само по себе означает, что он менее радиоактивен, чем природный уран. Так что да, он менее опасен, чем природный уран. Но все-таки он слегка радиоактивен. И это излучение можно обнаружить с помощью счетчика Гейгера. Но одно серьезное отличие мы нашли. Это особенно четко проявилось во время наших исследований в Сербии и в Черногории. Обедненный уран намного быстрее впитывается в почву, чем природный уран. Процесс коррозии обедненного урана проходит намного быстрее, и поэтому он на самом деле представляет опасность для грунтовых вод, для заражения природы. Из-за быстрого процесса коррозии, мобильность частиц обедненного урана намного выше, чем природного.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с Пекко Хаависто, главой рабочей группы экологической программы ООН. На месте страхов и слухов по поводу обедненного урана, конечно, больше, чем у специалистов из рабочей группы с центром во Дворце Наций в Женеве. Это относится и к Югославии, и к Ираку. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: В Югославии широко в ходу понятие "Балканский синдром". Однако если спросить у людей что это, чаще всего последует ответ, что это какая-то таинственная болезнь, которой страдают военнослужащие миротворческих сил в Боснии и в Косово. Скажут также, что, вероятно, эта болезнь связана с радиоактивным оружием. Более того, по Сербии постоянно циркулируют слухи, что последствия Натовских бомбардировок проявляются в том, что в деревнях рождаются телята с двумя головами и пятью ногами, кролики с хвостами белочки, а у коров кровавое молоко. Ветеринарные службы не подтверждают эти разговоры. Однако весной один из Белградских институтов здравоохранения сообщил, что в Южной Сербии, где НАТО использовала снаряды, содержащие обеднённый уран, в крови тридцати жителей деревень Братоселцы и Боровац найдены частицы этого вещества. Сами крестьяне утверждают, что им никто об этом не сообщил, они здоровы. Да, люди часто здесь умирают, говорят они, но ведь в этих деревнях в горах остались лишь старики. Их главная забота состоит в том, как пасти скот и продать молочные продукты - горожане отказываются их покупать. А коровы и овцы до недавнего времени паслись на местах бомбардировок, только позже эти районы чуть огородили. Теперь ведутся работы по очистке почвы. Рабочие в резиновых сапогах, в специальных комбинезонах и масках собирают осколки снарядов, снимают поверхность земли, глубиной в метр, роют камень и всё это кладут в железные бочки, которые будут затем помещены в специальные склады. Работы продвигаются очень медленно, а власти жалуются, что у них на такую дорогую операцию не хватает денег.

Согласно данным союза НАТО, на Югославию было выпущено около тридцати тысяч снарядов с обеднённым ураном. Югославская армия утверждает, что пятьдесят тысяч. Это от десяти до пятнадцати тонн урана. Большая часть таких снарядов упала в Косово, но, как выяснилось до сего дня, есть и четыре пораженных местности в Южной Сербии и одна в Черногории. Из армейских источников следует, что проведено обследование тысячи восьмидесяти военных, тех, кто во время войны находился в этих местах, и их состояние здоровья не изменилось. Однако некоторые бывшие солдаты из этих краёв, говорят, что у них никаких анализов не брали.

Закончена деактивация загрязнённой ураном местности на полуострове Луштица на Адриатике в Черногории. С поверхности сняты две тонны земли, однако местные эксперты опасаются, что остатки обеднённого урана прошли глубоко в каменные склоны. По окончании этих работ появилось официальное сообщение, что у шести из одиннадцати специалистов, которые четыре месяца работали на полуострове Луштица, обнаружены изменения в хромосомах. Однако Всемирная организация здравоохранения утверждает, что в этом случае ясных доказательств влияния урана нет. Возможно, предполагает ВОЗ, некоторые члены команды отравились чем-то другим, или имели вирусное заболевание.

Некоторые Белградские учёные прогнозируют рост онкологических заболеваний в Сербии на тридцать процентов в течение ближайших пяти лет. Врачи из сербского анклава на севере Косово утверждают, что у них по сравнению с 1998 годом зарегистрировано в три раза больше случаев лейкемии у детей. Однако серьёзных исследований всё ещё нет. Без внимания учёных остался и случай пригорода Сараево Хаджичи, на который в 1995 году было выпущено несколько тысяч снарядов, содержащих обеднённый уран. Жившие там четыре тысячи сербов после подписания Дейтонских соглашений покинули Хаджичи и перехали в городок Братунац на территории Республики Сербской. И начали умирать. На сегодняшний день умер каждый десятый из этой группы беженцев. Много молодых. Девочка Сладжана, которая в возрасте шести лет играла в воронке снаряда, осталась без волос и тяжело болеет уже семь лет. Двое молодых людей, которые делали крестики из осколков урана, заболели лейкемией. Но сербские власти в те времена не разрешили специалистам заниматься случаем беженцев из Хаджича под предлогом, что нельзя пугать людей, поднимать панику и уничтожать сельское хозяйство. И всё затихло.

Все сообщения о последствиях применения обеднённого урана одни специалисты считают крайне тревожными, а другие - обнадёживающими.

Ирина Лагунина: Рассказывала наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

К слову, миротворческим и полицейским силам в Косово запрещено пить воду из местных источников. А женевский Комитет Красного Креста год назад рекомендовал своим сотрудникам держаться в стороне от мест, где использовалось оружие с применением обедненного урана, и объяснять местному населению, почему ему тоже не стоит приближаться к этим районам.

Сара Фландерс - директор Центра Международных Инициатив в Нью-Йорке, соавтор книги "Медаль бесчестия. Обедненный уран". Подзаголовок книги: "как Пентагон облучает радиацией солдат и гражданское население". Центр международных инициатив выступил с кампанией за полное запрещение оружия, содержащего обедненный уран. Эту кампанию возглавил бывший министр юстиции США Рамсей Кларк. В призыве к международному сообществу и ООН, с которым выступил Рамсей Кларк, говорится: "Оружие с обедненным ураном представляет собой неприемлемую угрозу человеческой жизни, нарушает международное право и унижает человеческое достоинство. Чтобы сохранить будущее человечества, мы призываем безоговорочно ввести международный запрет на исследование, производство, испытание, перевозку, обладание и использование обедненного урана в военных целях". Сара, какими документами вы пользуетесь в поддержку этой кампании?

Сара Фландерс: Это - данные из документов правительства США. В первом докладе объясняется, как действует проникающий заряд с применением обедненного урана. Пентагон замечает, что этот материал является крайне привлекательным для военной промышленности из-за того, что он очень плотный, плотнее свинца. Кинетическая энергия его такова, что он проходит через металл, как нож сквозь масло. В результате резкого возрастания температуры этот материал превращается в аэрозоль оксидов обедненного урана. Это мельчайшие частицы - микроскопическая пудра. Вот эти частицы и попадают затем в организм человека, оседают в его легких, в печени, проникают в почву и воду, их переносит ветер. Именно поэтому обедненный уран намного более опасен, чем простая природная жила урана в почве или даже отработанная руда, содержащая обедненный уран. Когда обедненный уран применяется в оружии, когда он сгорает и превращается в радиоактивную пыль, вот в этот самый момент он и становится исключительно опасным.

Ирина Лагунина: Что заставило вас заняться именно обедненным ураном?

Сара Фландерс: Пентагон использовал огромное количество оружия с обедненным ураном в войне против Ирака. За эту операцию было выпущено более 940 тысяч 30 миллиметровых пуль с ураном и более 14 тысяч крупнокалиберных танковых снарядов - 105-и и 120 миллиметровых снарядов. Это привело к тому, что в Ираке осталось огромное количество радиоактивных отходов - около 300 тонн. Использование обедненного урана оказало воздействие и на солдат, которые там воевали, и на народ Ирака. То есть на народ Ирака это влияет и по сей день. Доклад администрации по делам ветеранов показывает, что из более полумиллиона американских военнослужащих, принимавших участие в той войне, треть - 147 тысяч молодых людей - стали инвалидами и получают пособие по инвалидности от этой самой администрации. По нашему мнению, такое количество больных людей, десятки тысяч страдающих от синдрома Войны в Заливе, каким-то образом связано с применением в ходе этой войны радиоактивного оружия.

Ирина Лагунина: Но правительства стран, производящих это оружие, США и Великобритании, например, официально не признают "Синдром Залива". Вы же говорите именно о правительственных документах, в которых утверждается, что обедненный уран опасен. Кто готовил эти исследования?

Сара Фландерс: Один из них выпущен армейским институтом экологической политики. Доклад называется: "Последствия применения обедненного урана для здоровья и окружающей среды". Он был опубликован в июне 1995 года. В нем говорится: "Если обедненный уран проникает в тело человека, есть вероятность того, что это приведет к серьезным последствиям для здоровья. Риск для здоровья человека представляет и химический, и радиологический состав урана. Персонал, находящийся в непосредственной близости от применения обедненного урана, может получить серьезные заболевания внутренних органов". Было еще одно исследование, проведенное до Войны в Заливе - в июле 1990 года. Мы также приводим его в нашем исследовании. В нем говорится: "Непосредственное облучение большими дозами обедненного урана может привести к немедленной смерти, а более отдаленные последствия облучения малыми дозами - к раку". Еще одна цитата из того же документа: "Тот факт, что военнослужащие на поле боя рискуют получить обедненный уран в аэрозольной форме, может иметь радиологические, химические и токсические последствия для организма". Было еще одно исследование, проведенное в январе 1993 года. В нем говорится: "Оксиды, вдыхаемые с воздухом, дольше остаются в легких и вызывают опасность развития раковых опухолей из-за радиации. Радиоактивная пыль обедненного урана, полученная с едой или водой, может также привести не только к радиологическому облучению, но и к токсичному отравлению организма" - конец цитаты. О токсичном отравлении говорится потому, что обедненный уран не только радиоактивен, он еще и токсичен, как всякий тяжелый металл, как свинец, например. Но важно подчеркнуть еще и то, что обедненный уран оказывает очень длительное воздействие на организмы людей, длиной более человеческой жизни. Исследование, проведенное администрацией по делам ветеранов, показывает, что женщины, находившиеся в районе Залива во время войны, в три раза больше рискуют родить детей с генетическими отклонениями, а мужчины - в два раза больше. То же самое было с "оранжевыми дождями" во Вьетнаме. Так что в следующем поколении будут жить люди с врожденными дефектами, появившимися только из-за того, что их родители находились в Ираке, районе боевых действий, в то время.

Ирина Лагунина: Напомню, мы беседуем с Сарой Фландерс, директором Центра Международных Инициатив. Если ветераны "Бури в пустыне" за несколько месяцев пребывания в районе Залива получили такой набор проблем со здоровьем, то что же происходит в Ираке?

Сара Фландерс: В Ираке эти показатели намного выше, потому что люди находятся там не временно, не несколько месяцев, они постоянно живут в этой отраве. Там на эту тему проводятся многочисленные исследования. По их данным, уровень заболевания раком печени вырос в 11 раз, а различные формы рака у женщин случаются в 10-16 раз чаще. Это женщины, это не солдаты на поле боя. То же относится к детям. Очень резкое повышение заболеваемости лейкемией среди детей, особенно у детей.

Ирина Лагунина: Я посмотрела данные министерства здравоохранения Ирака. Из них следует, что в Багдаде, например на 89-й год было чуть более 4 тысяч больных раком, а на 94-й год - почти шесть с половиной тысяч. Рост не такой большой. Но вот в южной иракской провинции Зикар, входящей в бесполетную зону и подвергающейся бомбардировкам сравнительно часто, за тот же период с 89-го по 94 заболеваемость раком возросла с 72-х до 489 человек. Но это - официальные данные правительства, находящегося лишь в состоянии перемирия с Соединенными Штатами. Сара Фландерс, Центр Международных Инициатив, как вы получаете данные из Ирака?

Сара Фландерс: В Ираке прошло уже несколько конференций на тему воздействия обедненного урана. Эта страна провела несколько исследований на эту тему, в исследованиях участвовали врачи со всего мира. Я сама несколько раз ездила в Ирак и видела десятки детей с лейкемией, с чудовищными врожденными физическими дефектами. Более того, уровень смертности от рака в Ираке намного выше, чем в других странах. Одно из последствий экономических санкций состоит в том, что лекарства и химиотерапия против рака детям в Ираке недоступны. Один лишь пример. На сегодняшний день уровень смертности от лейкемии в мире среди детей - около 80 процентов. В Ираке это почти сто процентов, потому что те лекарства, которые доступны всему миру, в Ираке отсутствуют. Так что частичное воздействие санкций проявляется в том, что у иракских детей нет правильного лечения.

Ирина Лагунина: Говорила Сара Фландерс, директор Центра международных инициатив в Нью-Йорке. В проблеме обедненного урана пока больше вопросов, чем ответов. Например, не установлена непосредственная зависимость между заболеванием раком и пребыванием в зоне взрыва оружия с обедненным ураном. После операции в Косово НАТО тоже провела свое исследование, в котором в общей сложности приняли участие 49 стран. Результатом этого международного исследования стало заявление Генерального Секретаря НАТО. 23 мая 2001 года. "Ни одно из государств не сообщило о том, что заболеваемость среди миротворцев, служащих на Балканах, выше заболеваемости в вооруженных силах вне Балкан. Ни одно государство не обнаружило связь между проблемами со здоровьем у военнослужащих и персонала на Балканах и обедненным ураном. Не обнаружена и зависимость между обедненным ураном и раковыми заболеваниями. Ни одно государство и международная организация не подтвердили, что уровень радиации в местах применения обедненного урана представляет опасность для здоровья людей". Правила обращения с обедненным ураном, принятые в НАТО, просты: руками не трогать. Впрочем, военные говорят, что это - общие правила обращения с амуницией и минами.

XS
SM
MD
LG