Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ответ ЦРУ и ФБР


С момента нападения на американские города террористов-смертников прошло уже больше года, однако и сейчас американцы задают себе и правительству вопрос: возможно ли было предотвратить теракты 11 сентября. Сразу после атаки высшие должностные лица государства утверждали, что американские специальные службы не имели никакой предварительной информации, чтобы выйти на след заговорщиков. Однако эти объяснения не удовлетворили ни прессу, ни Конгресс, ни родственников жертв терактов 11 сентября. Что же сегодня известно о том, какой информацией располагали и чего не знали в ЦРУ и ФБР?

В мае этого года появились первые сообщения о том, что заблаговременные предупреждения все-таки были. Примерно за три месяца до атаки самоубийц специальный агент ФБР Кеннет Уильямс, работающий в городе Финикс, штат Аризона, направил в вашингтонскую штаб-квартиру меморандум, в котором обратил внимание начальства на необычно высокий процент выходцев с Ближнего Востока в частных летных школах Америки и связал этот факт с угрозами бин Ладена.

Информация о меморандуме из Финикса прозвучала как гром среди ясного неба. Сотрудники администрации утверждали, что хотя предупреждения и были, но носили неконкретный характер. По их словам, это были не столько оперативные данные, сколько аналитические материалы. Ни в одном из предупреждений не было указаний на способ атаки, возможные дату или место. Были сообщения о вероятных угонах самолетов, но об угонах "в традиционном смысле слова" - о ТАКИХ угонах, какие произошли 11 сентября, никто правительство не предупреждал. Никто, утверждали чиновники, не говорил, что удары могут быть нанесены на американской территории - исходя из прошлого опыта, нападения ждали за границей. "Слышу запах политических игр, - сказал тогда президент-республиканец Джордж Буш. - Кто-то пытается поживиться на этой истории". Демократы в Конгрессе ответили ему, что хотят "услышать запах правды".

Агент Уильямс, по словам коллег, пользуется репутацией блестящего аналитика, прекрасно владеющего проблемой международного терроризма. Тем не менее в Вашингтоне его сообщение достигло лишь руководителей среднего уровня. Как признался членам Конгресса директор ФБР Роберт Мюллер, он впервые увидел меморандум Уильямса уже после 11 сентября. По словам самого Уильямса, который тоже был вызван в Конгресс для дачи показаний, его донесение содержало лишь смутные догадки и не могло предотвратить атаку 11 сентября, даже если бы и дошло до Мюллера. Однако меморандум из Аризоны был, как выяснилось, не единственным предупреждением.

В итоге комитеты обеих палат Конгресса по делам разведки открыли совместные слушания и запросили у ЦРУ и ФБР документы, имеющие отношение к терактам. Конгресс решил провести свое расследование данных разведывательного сообщества. С показаниями в законодательном органе выступили директор ЦРУ Джордж Тенет и директор ФБР Роберт Мюллер. Первое открытие конгрессменов: действия двух федеральных ведомств, в чью задачу входит борьба с терроризмом, не согласованы. Пример несогласованности привел на слушаниях сенатор-демократ Карл Левин: встреча членов аль-Кайды в столице Мазайзии Куала-Лумпуре в марте 2000 года, зафиксированная агентами ЦРУ. Встреча, на которой, как теперь известно, шла речь о подготовке масштабных терактов против США, встреча, в которой участвовали будущие заговорщики 11 сентября - Халид Аль-Мидхар и Наваф Аль-Хазми. Оба находились на борту самолета, врезавшегося в здание Пентагона. Как выяснила созданная Конгрессом специальная рабочая группа, разведка США установила паспортные данные Мидхара, а также факт наличия у него многократной американской въездной визы. Тем не менее, его имя не попало в список лиц, о появлении которых на территории США иммиграционные власти должны немедленно ставить в известность ФБР. Более того: ЦРУ знало о том, что Мидхар и аль-Хазми улетели из Малайзии одним и тем же рейсом и что 9 дней спустя Мидхар въехал в США. Но ФБР об этом ничего не узнало. По словам директора ФБР Джорджа Тенета, это произошло потому, что донесение из Малайзии в штаб-квартире ЦРУ никто не прочел. Диалог сенатора Левина с директором ФБР Тенетом:

Сенатор Левин: 12 октября 2000 члены сети бин Ладена совершили теракт против эсминца USS "Коул". ФРБ, расследовавшее этот взрыв, узнало, что последователь бин Ладена Халид был одним из основных составителей плана операции против эсминца "Коул" и что еще два участника этого теракта доставили деньги Халиду во время встречи в Малайзии.

ФБР сообщило ЦРУ эти факты. Информация из ФБР пришла в ЦРУ. ЦРУ вновь изучило те данные, которые были у управления относительно встречи в Малайзии, и в результате этого повторного анализа к январю 2001 года ЦРУ установило, что Халид на самом деле участвовал в малазийской встрече и что Мидхар и Аль-Хазми, выяснили в ЦРУ, выяснили вы, на самом деле принимали участие в планировании теракта против эсминца, то есть были во время встречи в Малайзии вместе с тем человеком, который разработал план теракта против "Коула".

И опять, ЦРУ не включило имена Аль-Хазми или Мидхара в список лиц, подлежащих наблюдению, и не сообщило ФБР о том, что Алхамзи находится в Соединенных Штатах.

Мой вопрос состоит в следующем: вы знаете, кто несет ответственность за этот провал?

Джордж Тенет: Сэр, можно мы ненадолго обратимся к фактам?

Сенатор Левин: Конечно.

Джордж Тенет: Прежде всего, о том, кто выявил личность Халида. На самом деле, именно ФБР предоставило нам информацию, потому что в тот момент мы проводили совместное совещание с третьей страной, которая тоже выявила Халида. И на самом деле, в январе 2001 года атташе по юридическим вопросам из этой третьей страны написал донесения в оба наших ведомства, что, показав фотографии, сделанные при скрытом наблюдении в Квала Лумпуре, он смог выявить личность Халида. Так что в этот момент и ЦРУ, и ФБР узнали, что Мидхар был в Малайзии в тот же момент, когда там был Халид.

Сенатор Левин: Это не относится к моему вопросу. К вопросу: вы не поставили в известность ФБР, что Аль-Хазми был на территории Соединенных Штатов?

Джордж Тенет: Не поставили, сэр.

Сенатор Левин: Итак, этот январь 2001 года - это еще один просчет.

Владимир Абаринов: Надо, видимо, пояснить, что ЦРУ, согласно своему Уставу, будучи ведомством внешней разведки, не имеет права действовать на территории США - это прерогатива и обязанность ФБР, вот почему вопрос взаимодействия двух агентств имеет критические важное значение в делах о терроризме. Вернемся к записи слушаний в Конгрессе. Сенатор Карл Левин и директор ФБР Джордж Тенет

Сенатор Левин: Теперь перейдем к встрече в Нью-Йорке в 2002 году. Это - встреча между сотрудником аналитического отдела ЦРУ и двумя представителями отделения ФБР в Нью-Йорке. Именно это отделение проводило расследование теракта против эсминца "Коул" в штаб-квартире ФБР, именно в нем работали аналитики ФБР, откомандированные в контр-террористический центр ЦРУ.

Агенты ФБР, занимающиеся расследованием теракта против эсминца, в ходе этой встречи потребовали от представителя ЦРУ информации о Мидхаре и встрече в Малайзии, но сотрудник ЦРУ отказался предоставить им информацию. В результатах расследования, проведенного Конгрессом, особо отмечен этот момент: отказ предоставить агентам ФБР информацию о Мидхаре в Малайзии и отказ объяснить, почему Мидхар был под наблюдением ЦРУ с июньской встречи 2001 года.

Мой вопрос состоит в следующем: вы знаете о том, что агент ЦРУ отказался рассказать агенту ФБР о том, что знало ЦРУ, когда агент ФБР задал конкретный вопрос о том, почему Мидхар находится под наблюдением?

Джордж Тенет: Здесь я с вами насчет фактов не соглашусь. Вот как я понимаю происшедшее. Три человека из Вашингтона направились в Нью-Йорк, чтобы участвовать в этой встрече. Аналитик ФБР из штаб-квартиры ФБР, аналитик ФБР, работающий в нашем контр-террористическом центре, и наш собственный аналитик. Эти люди поехали обсуждать проблему того, как идет расследование теракта против эсминца "Коул". Аналитик ФБР из штаб-квартиры бюро привезла с собой фотографии, сделанные во время слежки, и в конце разговора - а я выяснял это у двоих из тех, кто присутствовал на той встрече, - так вот, в конце разговора аналитик из штаб-квартиры ФБР передала эти фотографии сотрудникам нью-йоркского отделения. Содержание этих фотографий обсудили. Но на самом деле они говорили не о Мидхаре. Мидхара они вообще в ходе той встречи не касались. Так что здесь вопрос о том, кто какими фактами располагает. Я, конечно, говорил только с двумя участниками той встречи, я не опрашивал всех.

Сенатор Левин: Давайте я зачитаю вам выдержку из расследования Конгресса. Аналитик ЦРУ, присутствовавший на встрече в Нью-Йорке, сообщил совместной комиссии по расследованию, что видел информацию о визе США, выданной аль-Мидхару и о поездке Аль-Хазми в Соединенные Штаты, но не мог поделиться этой информацией с кем-либо, кроме ЦРУ, поскольку у него не было на то полномочий. Вот что он сказал нашей комиссии. Вы с этим не согласны?

Джордж Тенет: Сэр, я тоже с ним говорил.

Сенатор Левин: Вы опровергаете то, что он мог сказать это нашей комиссии?

Джордж Тенет: Нет, я этого не опровергаю, я просто говорю вам, что он сказал...

Сенатор Левин: Он сказал вам что-то другое?

Джордж Тенет: Да, сэр, он нарисовал мне другую картину того дня.

Сенатор Левин: Итак, он сказал вам и нашей комиссии разные вещи.

Джордж Тенет: Ну...

Сенатор Левин: Хорошо.

Джордж Тенет: Но, думаю, сэр, важно...

Сенатор Левин: Да, но наше время ограничено, так что давайте пойдем дальше. Вы дали ответ: он сказал вам одно, а нашей комиссии - другое.

Владимир Абаринов: Уже из этих коротких фрагментов - а слушания с участием Джорджа Тенета и Роберта Мюллера продолжались целый день, с утра до позднего вечера без перерыва на обед - уже из этих фрагментов видно, что разговор был нелегким. Законодателей не удовлетворяли общие слова, они хотели получить детальные ответы на свои детальные вопросы, причем руководители спецслужб отвечали в прямом эфире.

Подведя черту под диалогом с Джорджем Тенетом, сенатор Левин перешел к директору ФБР Роберту Мюллеру. О меморандуме специального агента Кеннета Уильямса из Финикса, которому в штаб-квартире ФБР не придали значения точно так же, как в ЦРУ - донесению из Малайзии, мы уже говорили в начале этой программы. Именно к этому эпизоду предложил обратиться сенатор Левин.

Сенатор Левин: ... Директор Мюллер, не раскрывая имен, я хотел бы поговорить с Вами о тех людях, которые перечислены в меморандуме из Финикса. Там указываются десять лиц, проходивших по делу, связанному с расследованием деятельности Усамы бин Ладена. Сколько человек из этих десяти - мы знаем теперь, что никто из них не был среди угонщиков, - но сколько из них были наготове, может быть, были в запасе, или, может быть, готовились в любую минуту вступить в дело?

Роберт Мюллер: У нас нет информации на эту тему, сенатор.

Сенатор Левин: Хорошо. Сколько из них, по вашим изысканиям, по данным вашего расследования, сколько из этих десяти, перечисленных в меморандуме из Финикса, были звеньями заговора бин Ладена?

Роберт Мюллер: Насколько я помню, мы точно выявили одного члена аль-Кайды. Но подождите, я сейчас уточню. Я не проверил. Это - не тот вопрос, которого я мог бы ожидать, так что я не проверил, проходят ли по расследованию остальные девять. Насчет одного я точно помню, мы точно выяявили, что он - член аль-Кайды. А что касается остальных девяти - по-моему, ни один из них, по нашим данным, не принадлежит к аль-Кайде. Но я должен проверить, чтобы быть абсолютно уверенным.

Сенатор Левин: Это - очень важный момент. Вы получили меморандум из Финикса. Вы получили список 10 человек, которых агент ФБР поставил на заметку. Ваши люди побывали в квартире подозреваемого. Они увидели, что по всей квартире развешены фотографии бин Ладена. Ваш агент сказал: "Этой информацией надо поделиться с ЦРУ". Этой информацией с ЦРУ не поделились. А у вас была информация о том, что 10 человек проходили курс обучения в летных школах, это должно вызывать очень сильные подзрения. И в результате...

Роберт Мюллер: Вы слишком широко толкуете меморандум. Там такого не было. Мы завели дело на одного человека и по этому делу проходили связанные с ним лица. Но все десять... Мне кажется, надо рассматривать каждого из них в отдельности и взвешивать все свидетельства против каждого из них. Не все они учились в летных школах.

Сенатор Левин: Согласен. По нашей информации, на май 2002 года четверо из них проходили по делам, сказанным с бин Ладеном. У вас есть на этот счет информация?

Роберт Мюллер: Мне надо проверить. Вполне может статься, что они проходят по делам, связанным с бин Ладеном.

Сенатор Левин: Сколько из них по-прежнему проходят по делам бин Ладена?

Роберт Мюллер: Сколько из указанных в меморандуме из Финикса?

Сенатор Левин: Да.

Роберт Мюллер: По меньшей мере, трое.

Сенатор Левин: По-моему, это очень важная информация, которой вы должны располагать в деталях и подробностях.

Роберт Мюллер: Но, сенатор...

Сенатор Левин: Я говорю о меморандуме из Феникса. У меня вопрос к вам обоим: я просил вас, директор Мюллер, рассекретить меморандум, сделать его доступным общественности (с купюрами, конечно) и выпустить в свет послания по электронной почте, которые вы получали из Миннеаполиса (тоже с купюрами). Они до сих пор не опубликованы. Почему?

Роберт Мюллер: Секунду. (Роберт Мюллер консультируется с помощниками). Сенатор, поскольку они не содержат секретной информации, у нас нет возражений против их публикации. Насколько я понимаю, в данный момент эти документы проходят процедуру рассекречивания.

Сенатор Левин: Хорошо, но я уже давно просил вас об этом, так что они уже должны быть опубликованы. Комитеты Конгресса, кстати, тоже просили об этом. Так что это не моя личная просьба. Комитеты когресса просили предоставить эту информацию общественности. Если мы хотим изменить что-то в этой стране, надо быть открытыми для общества, и надо привлечь к ответственности виновных.

Владимир Абаринов: Сенатор-демократ Карл Левин. В ходе тех же слушаний член Палаты представителей Нэнси Пелози, недавно избранная лидером фракции демократов, упомянула арест Закариаса Муссауи, которого следственные органы считают 20-м участником заговора 11 сентября. Он не принял участие в терактах потому, что был арестован в Миннеаполисе тремя неделями раньше. Однако реализации плана это не помешало.

Нэнси Пелози: Когда мы только начинали расследование, сразу после 11 сентября, казалось, что все эти люди - угонщики самолетов - приехали в Соединенные Штаты, жили здесь в изоляции, как описывали директоры, вернее, жили незаметно, ничем не выделялись, законов не нарушали, и так далее. И в какой-то момент кто-то нажал на кнопку, приказ поступил, и они осуществили операцию. И ходе слушаний и расследования, по мере того, как мы знакомились с документами, стало казаться, что, может быть, они жили и не в такой уж изоляции, что, может быть, они получали убежище и поддержку - сознательную или неосознанную - от каких-то людей в нашей стране. Это - первое замечание. Второе. Я, в основном, имею в виду выступление директора Тенета сегодня утром. Когда мы задали вопрос, можно ли было этого избежать? Мне все больше кажется теперь, что нет. Это все было так хорошо соркестрировано. Не хочу звучать безнадежно, но ведь у них были люди на замену, если кто-то из запланированных участников операции получил бы что-то большее, чем штраф за неправильную парковку. Мы знали о встрече в Юго-Восточной Азии, кто-то даже был под наблюдением и в списке подозреваемых, то есть было какое-то окно в этой организации, через которое можно было ее взломать. Но и это не помешало кому-то в какой-то момент оказаться в том самом месте, откуда будет нанесен ущерб безопасности американского народа.

И третье замечание. Мне раньше казалось, что задержание Муссауи и совершение теракта именно 11 сентября - события, связанные друг с другом, что арест Муссауи заставил угонщиков предпринять действия, начать операцию. Когда я раньше об этом говорила, мне отвечали: да нет, захват самолетов планировался годами. Может быть, и так, но это не означает, что операцию не решено было провести быстрее, когда они почувствовали, что в их организации появилась брешь - когда арестовали Муссауи.

Джордж Тенет: Я заметил, что через девять дней после его ареста все они купили авиабилеты. Так что это хорошо спланированная операция, параметры которой определяло то, насколько безопасно для них было проводить операцию именно в тот день. Почему это произошло? Почему они стали покупать билеты сразу после его ареста? Этого я до конца не понимаю, но надо принять это во внимание. Такова их реакция, таков их отпор, так они принимают решения, на этом основано их собственное представление о безопасности проведения операции.

Владимир Абаринов: То есть, арест Муссауи ускорил атаку 11 сентября. Это подтвердил директор ФБР. При этом сам факт задержания Муссауи ничего не дал следствию, потому что руководство ФБР решило не запрашивать ордер на обыск и просмотр компьютера арестованного.

В какой-то момент слушаний директор ЦРУ перешел в наступление и нарисовал весьма мрачную картину.

Джордж Тенет: Мы втянуты в это надолго. Нам надо вместе защищать страну - вместе с частным сектором, вместе с шефами полиции, и на местах, и в штатах, потому что степень угрозы, в которой мы сейчас находимся, настолько же велика, насколько она была прошлым летом - летом до 11 сентября. Это - серьезно. Они провели перегруппировку сил. Она нас преследуют. Они хотят на нас напасть. Вы видели это в Бали, вы видели это в Кувейте. Они планируют разные театры военных действий. Они намерены напасть на нашу родину еще раз, и нам стоило бы занять тем, чтобы создать надежную структуру защиты, причем как можно быстрее.

Владимир Абаринов: Несмотря на принятые после 11 сентября законы и дополнительные ассигнования на борьбу с террором Джордж Тенет и Роберт Мюллер в один голос отказались гарантировать, что угроза новых терактов будет предотвращена. Теперь, правда, они вынуждены постоянно предупреждать о возможных атаках. Последнее такое предупреждение издано ФБР после того, как арабоязычный спутниковый телеканал аль-Джазира опубликовал аудиозапись, которая подтвержадет с 95-процентной вероятностью, что бин Ладен жив.

В свою очередь Конгресс, не удовлетворенный итогами своих слушаний, принял в середине ноября решение создать независимую комиссию по расследованию событий, предшествовавших 11 сентября. Резолюция об этом войдет в текст очередного билля об ассигнованиях на разведку. Белый Дом, ранее не приветствовавший независимое расследование, уже дал понять, что президент подпишет билль. Новая комиссия будет включать 10 человек, не состоящих на государственной службе. Комиссия получит полтора года на выяснение истины.

XS
SM
MD
LG