Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мины в войне с Ираком


Недавно лауреат Нобелевской премии мира за 97-й год, организация, которая называется "Международная кампания за запрещение противопехотных мин", обратилась к Соединенным Штатам с призывом уже сегодня дать твердое обещание, что противопехотные мины не будут использоваться в войне против режима Саддама Хусейна, если, конечно, таковая состоится. В прошлой войне в Заливе Соединенные Штаты использовали мины, однако международные отношения и международное право с тех пор изменилось. В 1997 году был подписан Оттавский договор - международная конвенция, запрещающая использование, складирование, производство и распространение противопехотных мин. Ни Соединенные Штаты, ни Ирак к этому документу не присоединились. Однако проблемы, в том числе юридические, с применением этого вида оружия в регионе Персидского залива все равно остаются.

Есть две международные организации, которые исследуют проблемы минных полей в Ираке. Это "Хьюман райтс уотч" и - основная неправительственная структура в этой области - Международная кампания по запрещению противопехотных мин. Периодически организации выступают с совместными докладами. Автор последнего - специалист по Ираку и вооружениям в международной правозащитной организации "Хьюман Райтс Уотч" Марк Хизней. Каковы были последствия применения мин в ходе оккупации Кувейта и в ходе последовавшей затем "Бури в пустыне"?

Марк Хизней: Последствия были жестокими. Кувейтца потратили более 800 миллионов долларов на то, чтобы расчистить районы, где шли боевые операции, от мин и неразорвавшихся снарядов и бомб, которые могут остаться в пустыне на долгие годы. И до сих пор есть и гуманитарные, и экономические последствия от той войны, потому что порой мины обнаруживают в пустыне и сейчас. А о ситуации в Ираке практически ничего не известно, потому что гуманитарные организации, которые занимаются очисткой территорий от мин, туда не допускаются.

Ирина Лагунина: Но кто же тогда очищает территорию Ирака?

Марк Хизней: В трех северных провинциях Ирака, которые называются Иракский Курдистан, программу очистки от противопехотных мин финансирует ООН. Это - широкомасштабная программа, на которую было потрачено 20 миллионов долларов в 2000 году и 28 миллионов долларов в 2001-м. Деньги на операцию идут из фондов программы "Нефть в обмен на продовольствие". Есть еще две неправительственные организации, которые работают в этом регионе самостоятельно. Это британская гуманитарная организация "Mines advisory group" и норвежская под названием "Помощь людям" (Norwegian Peoples' aid). Обе расчищают мины.

Ирина Лагунина: Насколько известно, Соединенные Штаты в ту войну применяли так называемые "умные мины" - то есть мины, снабженные механизмом самоуничтожения. Почему же операция в Северном Ираке носит такой масштабный характер?

Марк Хизней: Проблема с минами на Севере Ирака связана, прежде всего, с внутренним конфликтом, который продолжает в стране уже почти 20 лет. Во-вторых, это - наследство войны между Ираном и Ираком, когда часть территории Северного Ирака была превращена в одно большое поле сражения. Так что в эту землю все закладывали мины - иракцы, курды, иранцы. А сейчас, когда дело постепенно доходит до археологии, обнаруживают мины времен второй мировой войны. Но вы правы, Соединенные Штаты использовали около 118 тысяч мин, которые были разбросаны в основном с самолетов, очень незначительная часть была оставлена в регионе непосредственно артиллерийскими частями в Ираке и Кувейте. Однако полагать, что все они самостоятельно уничтожились или что их заряды дезактивированы, было бы неправильно. Те, кто расчищал Кувейт после войны, находили мины с нетронутыми взрывателями. Но даже если эти мины дезактивированы, то все равно их приходится собирать как неразорвавшиеся из соображений безопасности. Так что эти мины тоже собираются по одной.

Ирина Лагунина: Добавлю некоторые данные статистики. В США она, как всегда, точна. Во время "Бури в пустыне" Соединенные Штаты использовали 117 634 мины, из них 27 967 - противопехотные. Остальные - противотанковые. По данным ООН, в районах Северного Ирака, пораженных минами или неразорвавшимися боеприпасами, живет 148 тысяч семей - каждая пятая семья в Иракском Курдистане. За годы с 98-по 2002 в рамках программы ООН на этих территориях было очищено немногим меньше 10 миллионов квадратных метров земли, обезврежено почти 10 тысяч противопехотных и противотанковых мин и более 45 тысяч неразорвавшихся боеприпасов. Но перейдем к планам сегодняшнего дня и продолжим разговор со специалистом из международной правозащитной организации "Хьюман райтс уотч" Марком Хизнеем. Допустим, что Соединенные Штаты будут использоваться мины и в этой войне тоже. О каком количестве идет речь, сколько накоплено на складах?

Марк Хизней: Всего в запасе у Соединенных Штатов 10,6 миллионов мин. По нашим оценкам, в районе Персидского залива сейчас складировано около 90 тысяч противопехотных мин. Это - Катар, Кувейт, Оман, Бахрейн, Саудовская Аравия, и на острове Диего Гарсия в Индийском океане. Остров принадлежит Великобритании. Это - мины того же типа, которые использовались в 1991 году.

Ирина Лагунина: И каковы будут последствия их применения сейчас - как политические и правовые, я имею в виду международное право, так и военные?

Марк Хизней: Мы полагаем, что мины не принадлежат к числу избирательного оружия. И даже если от них есть какая-то незначительная военная польза, то она перекрывается гуманитарными последствиями их применения. Во время войны в Заливе мины разбрасывались на перекрестках дорог для того, чтобы не допустить транспортировку ракет СКАД. Да, эти мины сделаны таким образом, что должны сами себя уничтожить. Время дезактивации - от нескольких часов до нескольких дней. А если не срабатывает система дезактивации, то эти мины могут представлять опасность в течение 17 недель. Таковы возможные последствия военные или гуманитарные применения этого вида оружия. С политической точки зрения: Соединенные Штаты, возможно, применят мины впервые с 1991 года. И это - конечно, откат в процессе полного запрета на этот вид оружия. Это зачеркнет все положительные шаги, которые предприняли Соединенные Штаты за последние годы, как запрет на экспорт противопехотных мин. И это будет своего рода оправданием для тех стран, которые по-прежнему продолжают использовать этот вид неизбирательного оружия.

Ирина Лагунина: Марк Хизней упомянул Катар, Бахрейн, Оман, Саудовскую Аравию, Кувейт и остров Диего Гарсия как места, где на складах хранятся противопехотные мины. С какими проблемами столкнутся эти страны, которые, может быть, встанут перед проблемой, что с их территории будет применяться это оружие? Конвенция 97-го года ведь запрещает распространение этого рода мин.

Марк Хизней: Прежде всего, для Катара, государства, подписавшего Оттавскую конвенцию, или договор о запрещении мин, уже большая проблема, что на его территории складированы мины, не говоря уже о том, что это оружие может быть использовано с территории расположенных в Катаре баз ВВС. Та же проблема с Диего Гарсия. Остров является британской территорией, а Великобритания подписала договор. Мы считаем, что эти действия будут противоречить принятому этими странами на себя обязательству запретить применение противопехотных мин. Но зачастую, когда мы говорим с дипломатами из этого региона и показываем им наши исследования, нашу систему доказательств, что Соединенные Штаты складировали мины на их территории, они сильно удивляются.

Ирина Лагунина: Как правозащитные организации выясняют, что, где и на каких складах хранится? Вы можете рассказать об этом подробнее?

Марк Хизней: Да, мины хранятся на складах с амуницией. Чаще всего эти склады находятся на территории американских военных баз, куда местные власти не имеют доступа. Так что они просто не знают, какого рода оружие хранится на этих базах - до тех пор, пока информация не просачивается на публику. А Пентагон не говорит на тему того, что и где он хранит.

Ирина Лагунина: И как же правозащитники докапываются до этой информации?

Марк Хизней: Склады поддерживают гражданские люди, работающие на базах по контракту. В контрактах, которые заключает правительство Соединенных Штатов с этими частными компаниями, которые поддерживают базы, есть списки того, что, собственно, они должны поддерживать. Так что в одном из контрактов по поддержанию базы в Катаре был глубоко запрятан список амуниции. И если вы знаете кодировку оружия, то вы легко обнаружите, что часть хранимого на складе - мины.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с Марком Хизнеем, специалистом из правозащитной организации "Хьюман райтс уотч".

Еще одно исследование проблемы минных полей в регионе называется "Уроки применения мин в войне с Ираком". Исследование провела специалист по противопехотным минам в вашингтонском Центре информации в области обороны Рэтчел Столь. Что бы можно было определить как главный урок использования противопехотных мин в прошлой войне?

Рэтчел Столь: По-моему, главный урок, который можно извлечь из предыдущей войны в Заливе, состоит в том, что неясно, насколько помогают противопехотные мины при проведении военной операции. Нет данных о том, сколько потерь понес из-за мин противник, сколько военного оборудования противника было уничтожено. Нет даже доказательств того, что с помощью мин была ограничена мобильность иракских войск во время войны в Заливе. А ведь именно это является причиной, по которой мины используются в войне. А если не доказана польза, то как можно говорить о том, что это - хорошее оружие и мы будем использовать его в будущем.

Ирина Лагунина: Есть ли точная уверенность в том, что Соединенные Штаты планируют использовать мины в будущей операции, если таковая состоится:

Рэтчел Столь: На самом деле, я не уверена. В первую войну были какие-то доказательства, что мины могут быть эффективными, но сейчас все склоняются к тому, что негативные последствия превышают возможную выгоду от их применения с военной точки зрения. Мины вызывают гуманитарные катастрофы - столько мирных жителей умирают или получают ранения от этого оружия. Гуманитарные организации не могут работать в районах конфликта и оказывать помощь тем, кто в ней неотложно нуждается. Так что я не уверена в том, что можно найти какое-то разумное объяснение выгод от использования мин, поскольку негативные эффекты перевешивают все доводы "за".

Ирина Лагунина: Рэтчел Столь приводит в исследовании четыре пункта из тактики ведения военных операций, с помощью которых военные доказывают необходимость применения противопехотных мин. Эти причины использовались в войне 1991 года. Именно в той войне?

Рэтчел Столь: Конечно, это включала в себя именно доктрина ведения боя во время войны в Заливе. Пока, на данный момент, из Пентагона не последовало никаких описаний того, как будет проводиться возможная операция в Ираке. Но во время Войны в Заливе было действительно четыре причины, по которым, как считали военные, надо было использовать мины в этом регионе. Первая причина: оборонительные минные поля, которые должны были временно укрепить огневые точки и позиции войск союзников. Второй вариант использования мин - тактические минные поля, которые являются составной частью общего тактического плана по приостановлению или отсрочке наступления со стороны противника. Они также должны предотвращать проникновение противника за позиции наших войск. Третье - точечные минные поля, которые устанавливают в недружественной зоне для того, чтобы дезорганизовать силы противника или предотвратить контрнаступление. И четвертое - предупредительные минные поля, которые устанавливаются на вражеской территории для того, чтобы разъединить линии коммуникаций и войска противника. Можно предположить, что будущая доктрина ведения вооруженной операции будет включать в себя все или отдельные из этих пунктов. Но опять-таки, поскольку Министерство обороны никаких документов еще не выпускало, трудно пока сказать, каково будет обоснование использования мин.

Ирина Лагунина: Каково наследие применения мин в Ираке в ту войну?

Рэтчел Столь: Конечно, наследие применения мин - гуманитарная катастрофа в Ираке. Жертвами мин в то время стали 81 американский военнослужащий - что само по себе слишком много, но не надо забывать, что население Ирака страдает от этих мин по сей день. Они по-прежнему мешают, нарушают ежедневную, обыденную жизнь в этой стране. Северный Ирак в особенности страдает от этой проблемы. По-прежнему погибают или получают увечья люди, в регион не поступают инвестиции. Бизнес и люди не хотят идти в те районы, где, они знают, есть опасность противопехотных мин.

Ирина Лагунина: Правительство Саддама Хусейна противится въезду гуманитарных организаций не только в сам Ирак, но и в курдские территории Севера страны. По данным, которые удалось собрать Международной кампании по запрещению противопехотных мин, в мае 2001 года Ирак отказал в выдаче 93 виз для въезда специалистов по разминированию. А чуть раньше власти не разрешили привести в страну 198 металлоискателей. Сотрудники ООН зафиксировали, что с января 2000 года по настоящий момент в самом Ираке, а не на севере страны, ранения от мин и неразорвавшихся снарядов получили 87 человек. На юге страны информацию пытается собирать Международный комитет Красного Креста. Их отчет показывает, что ежегодно Красный Крест обслуживает около 3000 пациентов, нуждающихся в протезах. В половине случаев увечья были вызваны минами. Но ведь в ту войну 91-го года Соединенные Штаты использовали только самоуничтожающиеся противопехотные мины? Вопрос специалисту из вашингтонского Центра информации в области обороны

Рэтчел Столь:

Рэтчел Столь: Именно так, Соединенные Штаты использовали только самоуничтожающиеся мины. Но согласно последним исследованиям, процент мин, в которых система самоуничтожения не сработала, был намного выше, чем предполагалось. К тому же, да Соединенные Штаты использовали мины с довольно высоким, как говорят про это оружие, уровнем смертности. Но в отличие от "умных мин", которые закладывали американские войска, были еще и "глупые мины", которые ставила иракская сторона. А эти мины не самоуничтожаются.

Ирина Лагунина: Каковы, с вашей точки зрения, будут политические последствия использования мин для тех государств, с территории которых будет проводиться операция? Например, для Катара?

Рэтчел Столь: Соединенные Штаты не подписали договор 97-го года о запрещении противопехотных мин. Но многие союзники Америки являются участниками этого документа. На самом деле США - единственное государство-член НАТО (за исключением Греции и Турции, которые договорились подписать его одновременно), которое не присоединилось к договору. США и Куба - единственные две страны в Западном полушарии, кто не подписал документ. Так что Соединенные Штаты могут действовать, скажем, "безнаказанно" с точки зрения этого договора. Напомню, он запрещает использование, складирование, производство и передачу этого оружия. Но многие европейские страны, с которыми США будут вести совместную операцию, как Франция и Великобритания, подписали документ, как и некоторые союзники в арабском мире. Так что если Соединенные Штаты предложат этим государствам участвовать в операции с применением противопехотных мин, то для этих стран это будет нарушением международной конвенции.

Ирина Лагунина: Но вот любопытно, а почему все-таки нет точного ответа на вопрос, а будут ли Соединенные Штаты использовать мины в военной операции?

Рэтчел Столь: Администрация Буша все еще не закончила пересмотр политики в отношении противопехотных мин. Так что сейчас продолжает действовать политика, выработанная во времена администрации Клинтона. Эта политика состоит из нескольких президентских указов. Так что говорить о том, будут ли Соединенные Штаты использовать мины, а если будут, то как, это на самом деле - гадать. Из администрации никаких сигналов на этот счет не исходило. Что точно заметно, так это желание использовать мины в Ираке, что будет явно противоречить ранее принятым на себя Соединенными Штатами обязательствам запретить использование противопехотных мин везде, кроме Кореи в течение нескольких будущих лет.

Ирина Лагунина: Собственно, именно за годы пребывания Билла Клинтона в Белом Доме Соединенные Штаты ни разу не применили мины в вооруженных конфликтах. Например, в Косово мины не применялись. Пока этой политике следует и президент Буш. Проблема мин в Афганистане была порождена не Соединенными Штатами. Правда, и в Косово, и в Афганистане применялись так называемые кассетные бомбы, которые, взрываясь, разбрасывают небольшие минные устройства. Но этот вид оружия никаким международным документом пока не запрещен. Что представляет собой политика администрации Клинтона в отношении противопехотных мин?

Рэтчел Столь: Политика в отношении мин администрации Клинтона, как я уже сказала, основана на двух президентских директивах. Первая - президентская директива за номером 48. В ней говорится, что Соединенные Штаты, начиная с 1999 года, будут использовать только мины, снабженные системой самоуничтожения. Более того, мины будут использоваться только в демилитаризованной зоне на Корейском полуострове. И плюс к тому, министр обороны должен изыскать возможности технической замены не самоуничтожающихся мин в тех местах, где минные поля необходимы. В президентском решении за номером 64 министерство обороны обязалось найти новые, альтернативные противопехотным минам возможности и прекратить использование мин везде, кроме Кореи, до 2003 года. В дополнение к этому, по директиве, предполагалось предоставить и Корее альтернативные средства до 2006 года. Сейчас выяснилось, что, несмотря на то, что Соединенные Штаты потратили немалые деньги на гуманитарную помощь, министерство обороны сообщило о том, что Соединенные Штаты не в состоянии выполнить взятые на себя целевые обязательства не использовать противопехотные мины в будущем. А, говоря об этом, я думаю, они открыли дверь для дальнейшего использования мин, особенно в Ираке.

Ирина Лагунина: Рэтчел Столь, специалист из вашингтонского Центра информации в области обороны.

XS
SM
MD
LG