Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Николай Харитонов бодрится. Две платформы в СПС. Воронежский провал губернатора Владимира Кулакова


Уже привычные манипуляции с переносом выборов на удобное начальству время в Благовещенске не прошли. Рассказывает Антон Лузгин.

Антон Лузгин: "Трех миллионов рублей недосчитается бюджет Благовещенска из-за бойкота депутатами Городской Думы инициативы мэра провести выборы главы областной столицы на 7 месяцев раньше официального срока" - так местная пресса комментировала решение оппозиционных главе города депутатов блокировать досрочные выборы мэра Благовещенска. Дело в том, что мэр города Александр Калядин выступил с инициативой совмещения местных выборов с выборами президента - 14 марта. "Это позволит снизить материальные потери и обеспечить явку избирателей", - объяснил свою позицию Александр Калядин.

Оппоненты благовещенского мэра расценили это ход как блицкриг по отношению к конкурентам: за два месяца другим кандидатам просто нереально подготовиться к досрочным выборам. Что касается экономии средств, то это вопрос спорный. Почти половина депутатов Городской Думы проигнорировала предложение мэра - они просто не пришли на заседание, где планировалось рассмотреть вопрос о досрочных выборах. Теперь из-за отсутствия кворума в Госдуме выборы состоятся в установленный ранее срок - в ноябре.

Вообще инициатива благовещенского мэра выглядела не вполне логично. Вряд ли ему стоит опасаться не быть избранным на третий срок. Уже то, что в последние годы Благовещенск не испытывал проблем с тепло и водоснабжением может стать решающим фактором победы на выборах.

Михаил Соколов: Очередной промежуточный финиш президентской кампании: под сдачу подписей нувориши Анзори Акентьев и Владимир Брынцалов, посветившись, исчезли. Видно, чтобы не путаться под ногами и не пятнать главу государства. Теперь Кремль решает, кто следующий.

Победа над страной давно в руках Путина. Но даже не для России, для части западного мира важно, будут ли ее власти соблюдать хоть минимум демократического приличия. В своих президентских трудах Владимир Путин умело ведет кампанию: каждый шаг грамотно отпиарен и выверен - от аккуратного общения с госсекретарем США до вручения высокочтимых икон патриархии.

Правда, была и поездка на 60-летие прорыва ленинградской блокады. Конечно, в этом визите есть что-то личное - трагическая судьба семьи. Отец президента, Владимир Спиридонович, там воевал, был ранен, похоронил сына (брата еще не рожденного Владимира Путина), стал инвалидом, смог вывезти из блокадного города жену. Но когда прессе во время визита в Петербург по пути к братским могилам выдают копии наградного листка отца президента, - это уже отдает цинизмом.

Все, чему можно сопереживать, тонет в мутной реке телепропаганды. Тут и обольщение восторженных пенсионеров, и губернаторы на цырлах, и очень правильные, теплохладные слова, - в общем, информационная диктатура в действии. Радует народ разорением базы личного путинского и классового врага: менеджеры ЮКОСА в розыске уже десятками.

Тем, кому нравятся самодержавные декорации благолепия, советую вспомнить печальную годовщину: 100 лет назад, после внезапной атаки порт-артурской эскадры, казавшаяся незыблемой монархия во главе с обожаемым народом полковником, предлагавшим нигилистам, купцам и земцам отбросить бессмысленные мечтания, погрузилась в бездну катаклизма, из которого Россия так вот до сих пор и выбирается.

Вообще, с выборами президента России сейчас странная выходит история. Популярность Владимира Путина - как будто бы все 70-80 процентов. Рейтинг Сергея Глазьева - вроде бы 4. Но автора теории "всеобщего счастья через изъятие природной ренты у олигархов" прессуют почти по полной программе: снаружи - власти, изнутри - люди, называвшие себя еще недавно его соратниками. Все выглядит так, будто при честной игре Сергей Глазьев опасен и имеет какие-то шансы если не на победу, то на перевод борьбы во второй тур.

Снаружи - телепостановка на тему скупки подписей за Глазьева у избирателей и обращение Центризбиркома в прокуратуру, что может дать ведомству по делам выборов или Верховному суду шанс не предоставить Глазьеву регистрацию в качестве кандидата в президенты. Изнутри Сергея Глазьева окорачивает блок "Родина", в который раз отказывая одному из своих лидеров в поддержке. Кремлевский порученец Дмитрий Рогозин, имея большинство в Высшем совете двуглавой организации, считает ее путинским спецназом.

В результате блок будет безнадежно (один шанс из тысячи, - сказал Александр Вешняков), если, конечно, на Верховный суд не повлияет администрация президента, судиться за регистрацию Виктора Геращенко в качестве подставного кандидата. Но нужен ли он? Игроков в поддавки вполне достаточно. Есть вышибала Олег Малышкин, которого Владимир Жириновский водит по Европарламенту, как слона на веревочке. Есть и Сергей Миронов, успешно решающий вопросы своего лидерства в Совете Федерации.

Моментом истины - играет ли левый экономист Глазьев в поддавки с Кремлем под уже нарисованный результат или в самом деле рвется к карьерным высям - станет регистрация (или не регистрация) Глазьева и то, в какой компании он окажется.

Пока же на российских просторах "Родина" испытывает разброд и шатания. На выборах в Госсовет Татарстана, к примеру, от думского блока отпала его глазьевская часть - сообщил из Казани Олег Павлов.

Олег Павлов: Центральная избирательная комиссия Татарстана зарегистрировала на выборах в Госсовет республики избирательный блок "Родина" (Республика Татарстан). Впервые в выборах в республиканский парламент будет участвовать блок, созданный на основе региональных отделений политических партий "Социалистическая партия России" ("Духовное наследие") и "Партия национального возрождения "Народная воля"", возглавляемой Сергеем Бабуриным. А вот татарстанское отделение третьей составляющей федеральной "Родины" - "Партии российских регионов", считающей своим лидером Сергея Глазьева, - в этот блок войти отказалось и идет на выборы самостоятельно.

Из всей тройки лидеров татарстанской "Родины" мощной фигурой является лишь председатель совета директоров кондитерской фабрики "Заря" Зураб Хубулава. Четкой программы у этого блока нет. Как нам сказал один из его лидеров, Рашит Ахметов, она появится "несколько позже".

В свою очередь региональное отделение "Партии российских регионов" представило партсписок из 16 человек. Есть здесь и свой "тяжеловес" - поэт Ренат Харис. Он уже трижды становился депутатом парламента Татарстана, причем последние два раза избирался заместителем председателя Госсовета.

Михаил Соколов: Из Казани сообщал Олег Павлов.

В думском блоке, похоже, впереди развод, при котором единоличное лидерство в "Родине", где все круче заправляют поддерживающие Путина националисты, изображающие из себя ортодоксальных патриотов, достанется Дмитрию Рогозину. В этом случае Сергею Глазьеву, с его нынешней меньшевистской оппозиционностью, может помочь ситуация на левом фланге. Руководство Компартии ради сохранения политической самостоятельности запретило до 15 марта коммунистам сотрудничать с "Народно-патриотическим союзом", которым фактически манипулирует главный конкурент Геннадия Зюганова - лояльный Кремлю бизнесмен Геннадий Семигин. Для разной лево-патриотической мелкоты открывается дорога к сотрудничеству с Сергеем Глазьевым. Если того, конечно, не дав регистрации, не столкнут с нынешней позиции осторожной критики правительства Касьянова при полной лояльности всему светлому в президенте Путине. Тогда карьерному социалисту Сергею Глазьеву придется возвращаться к союзу с зюгановской Компартией.

Пока же официальный кандидат от Компартии России Николай Харитонов продолжает свою кампанию, но вяло. Денег на выборы у новосибирского агрария и многократного депутата по-прежнему нет. Но Николай Харитонов бодрится. В эксклюзивном интервью Радио Свобода он сообщил, что от борьбы не отказывается.

Николай Михайлович, как вы сформулируете коротко задачу вашей кампании?

Николай Харитонов: Дело в том, что сама избирательная кампания очень скоротечная. Тем более, чувствуется по всему, что ныне действующий президент, наверное, в отпуск уходить не будет. Поэтому моя задача: то сжатое время, конкретно то телевизионное время, информационное время, газеты, журналы, радио, что мне будет представлено как кандидату в президенты, использовать с максимальной отдачей. Довести до наших избирателей то, что хочу я воплотить в реальную жизнь в случае избрания меня президентом. Мой лозунг: с поддержкой избирателей я верну страну из царства лжи в царство справедливости. Вот та моя программа, которая разработана сегодня, донести ее честно, добросовестно до наших избирателей, до граждан России.

Михаил Соколов: Николай Михайлович, в вашей кампании будут задействованы только структуры Компартии или какие-то другие еще?

Николай Харитонов: Неслучайно на съезде вот так была выбрана моя кандидатура, при тайном голосовании, - кандидатура, которая могла бы быть объединительной. И не только электората левой ориентации, но и, по крайней мере, власть обиженных правых. Им не надо сегодня хмуриться, а надо готовиться к избирательной кампании 2008 года, это еще все впереди. Необходимо оказать содействие и побороться сегодня с командой Путина в избирательной кампании президента Российской Федерации 14 марта. Я призываю, кстати говоря, правые силы оказать содействие, поддержку, потому что без двух крыльев птица не летает.

Михаил Соколов: То есть существует программа минимум, которую вы могли бы предложить, которая бы объединила и правых и левых?

Николай Харитонов: Безусловно. Я думаю, это в первую очередь честные выборы, абсолютно доступное теледебаты, понятные, четкие и ясные, обязательные теледебаты, чтобы в этих теледебатах и спорах участвовали все кандидаты в президенты, в том числе и ныне действующий президент. А я прекрасно понимаю, какая государственная административная машина сегодня работает уже в поддержку работающего президента. Но при всем при том, если мы хотим на самом деле, как записано в Конституции, быть правовым светским демократическим государством, хотя бы этот элемент демократии должен присутствовал на телеэкране и понятен был бы для наших избирателей. Тогда и избирателей больше придет на избирательные участки.

Михаил Соколов: Некоторые считают, что вы выступаете в качестве дублера Геннадия Зюганова, поскольку тот не может участвовать в кампании, пытаясь спасти партию от раскола, от того, что давят те, кто связан с Геннадием Семигиным.

Николай Харитонов: То, что происходит внутри партии, я вам скажу, в любой партии при нашей российской многопартийности... По-моему, у одних затухнет, у других разгорается - то же самое происходит и в Компартии Российской Федерации. Просто люди немножко поспешили, те, которые пытаются сегодня приватизировать, в данном случае, Компартию Российской Федерации. Они перепрыгнули, если так можно выразиться, время, мало что сделав для организации, партии. Если говорить о Семигине... я не хочу говорить, потому что этот человек, по сути дела, должен быть благодарен Компартии Российской Федерации, что из никому не известного гражданина, человека сделали, в общем-то, известного, в большинстве своем через внутрипартийные скандалы. Он должен быть благодарен, Семигин, Компартии Российской Федерации, лично Геннадию Андреевичу Зюганову. Кстати, от нашей, Агропромышленной депутатской группы он стал замом председателя Государственной Думы. Кстати, ни разу никакого бурного, кипучего выступления за четыре года не услышали, не увидели.

Поэтому я считаю, что избирательная кампания скоротечная, и Компартия Российской Федерации через мою кандидатуру имеет возможность создать такой объединительный образ. Геннадию Андреевичу Зюганову выиграть выборы в нынешней, современной России не дадут.

Михаил Соколов: Почему?

Николай Харитонов: А потому что мы убедились и на выборах 1996 года, и 1999 года, ну а выборы думские 2003 года показали, что практически боятся феномена и Зюганова, и феномена Компартии Российской Федерации. Я буду об этом говорить. Мы же прямо говорим: один из главных вопросов - это природные ресурсы. Таблица Менделеева должна работать на государственную казну, должна работать на весь народ.

Михаил Соколов: Вы более мягкий кандидат.

Николай Харитонов: Я не хотел бы сказать, что я мягкий, кому-то собираюсь подыгрывать. Нет, я кандидат абсолютно узнаваемый, потому что сегодня, наверное, из соратников оппозиционных я остался последний, который не убежал и не покинул по каким-либо соображениям Геннадия Андреевича Зюганова. Начиная с Рыбкина и кончая Глазьевым, до тех пор, пока выгодно было присутствовать на партийной политической груди Компартии, эти ребята все присутствовали. Как только появляется какая-то личная конъюнктура, моментально отскакивают и пытаются раскручивать себя как самостоятельных политиков.

Но что стало с этими самостоятельными политиками, мы помним и знаем: и проценты, и многое другое... Вот сегодня мы видим: Селезнев Геннадий Николаевич, перспективный политик, абсолютно в рамках КПРФ, позволил себе отскочить, пошел с Мироновым на выборы. Ну, что мы видим, и что мы получили? Ну, депутат. А где та партия, где идеология, где 6-8 тысяч рублей бюджетникам, которые они обещали вместе с Мироновым. В одиночку делать нечего. Сегодня, кстати, многим политикам в самой Компартии и тем, кто отскочили от Компартии не хватало и не хватило идейной убежденности, которая была присуща основателю партии Владимиру Ильичу Ленину.

Михаил Соколов: Как вы считаете, сколько все-таки останется кандидатов?

Николай Харитонов: Мне думается, останутся кандидаты, по крайней мере, которые показывают мировому, европейскому сообществу... и слева и справа. Правые - Хакамада, левые - Харитонов. Глазьев - насколько будет он удобен Кремлю, настолько они ему позволять собрать подписи и быть зарегистрированным. От ЛДПР, безусловно, "чего изволите" в исполнении охранника Жириновского будет сделано. Я думаю, что 5-6 останется.

Михаил Соколов: А с кем бы вы могли координировать свою кампанию?

Николай Харитонов: Я координировать могу только с теми, кто сегодня об этом заявляет. Кстати, об этом сегодня заявляет и Хакамада - о честных выборах, - об этом говорит и Рыбкин. Это люди, которые изначально не подыгрывают ныне действующему президенту, ныне действующей власти. Они не подыгрывают, они прямо заявляют о своих намерениях. Они прямо заявляют о своей позиции. Поэтому те кандидаты в президенты, которые гарантируют проведение честных, конституционных, законных выборов, безусловно, для общего дела будут использовать координацию своих действий.

Михаил Соколов: Вы сказали о своей четкой позиции. В чем главный критерий вашей оппозиционности? В чем ваша претензия к президенту Владимиру Путину и его власти?

Николай Харитонов: Во-первых, нынешний курс экономических преобразований, который бесконечно длится уже много лет, малопонятен нашему населению. Мне бы хотелось настаивать на изменении экономического курса, потому что, не секрет, сегодня государство из экономики уходит. Наоборот, когда идут преобразования в народнохозяйственном комплексе, присутствие государства необходимо. Нельзя бесконтрольно пускать по инерции и приватизацию, и использование природных ресурсов. И налоговая система - непонятно, в чью пользу и кого. Во главе угла, фундаментом служить должны интересы государства, а значит, и интересы наших избирателей, то есть народа.

В Конституции, кстати, прописано, что единственным носителем власти в многонациональной России является ее народ. И сегодня президент - слуга народа, и парламент - слуга народа, и Совет Федерации, и правительство. А у нас получается вроде как наоборот: все над народом, и народ на какое-то время служит только промежуточным, может быть, каким-то этапом для прихода к власти. Мы забываем про народ, когда приходит во власть, поэтому я хотел бы вернуть страну из царства лжи в царство справедливости, социальной справедливости - я бы добавил.

Михаил Соколов: Все поделить или как?

Николай Харитонов: Нет, дать возможность дать произвести. Вы помните ленинский завет... кстати, его практически мы не исполняли и тогда, и сегодня. Речь идет: от каждого - по способностям, но каждому - по труду. Вот как раз поделили в начале 90-х годов при огромном содействии Бориса Николаевича Ельцина, как раз без народа поделили, без учета мнения народа.

Михаил Соколов: Вот ЮКОС грабят...

Николай Харитонов: Нет, нет. Та приватизация, которая привели к обнищанию народа, необходимо пересмотреть ее. Я вам скажу другое: сегодня наши избиратели настаивают на национализации природных ресурсов. Не дачного приусадебного участка, не дачного домика или еще чего-либо, а именно таблицы Менделеева. Мы сегодня видим, что ее растащили в личных, в частных интересах, забыв про государство. И Путин на протяжении нескольких лет пытается заигрывать с олигархами, уговорить их хотя бы социальные проблемы государства, хоть что-нибудь дайте... Мы кто - государство или попрошайки?

Михаил Соколов: Предприятия-то оставите собственникам?

Николай Харитонов: Я как раз и говорил и в моем обращении, и в моей программе... Я, кстати говоря, уже пять раз избран. Я, может быть, об этом лишний раз говорю. Я, в общем-то, сегодня один из тех, кто стоял у истоков российского парламентаризма, и я со своими товарищами изначально пытался создать законодательно, чтобы у нас была смешанная экономика, любая форма собственности, любая форма организации труда имела право на жизнь, но, безусловно, при государственном регулировании и при государственной поддержке.

Михаил Соколов: Николай Михайлович, многие уверены, что вы проведет свою кампанию, действительно прорекламируете левые силы, Компартию, то крыло Аграрной партии, которое с вами, - и в конце концов все-таки все вернется в силу обстоятельств, в силу того, что в России невозможны честные выборы, опять к идее бойкота. То есть те кандидаты, которые оппозиционны власти, они, в конце концов, выйдут из кампании, оставив Владимира Путина с господином Мироновым, например, или с охранником Жириновского. Это реальная возможность, вы держите это где-то у себя такой вариант?

Николай Харитонов: Я думаю, что из избирательного процесса, из избирательной кампании наше избирательное объединение - коммунисты, патриоты, аграрии - не выйдет из этой схемы. Я прекрасно понимаю, с какими силами столкнулся уже, я все это на себе испытал в период избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы. Я не оставляю такой шаг, или, как говорится, форточку открытой. Мы будем идти до конца. Пусть еще раз наши избиратели убедятся, какие на самом деле выборы могут быть в современной России.

Но я бы сказал другое. Путин мог бы поставить себе "нерукотворный памятник" при одном условии: если бы он на самом деле провел бы на стыке двух веков абсолютно честную, с теледебатами, со своими активным участием избирательную кампанию. Он бы во 100 раз вырос бы как политик и вошел бы в историю, используя весь свой административный, финансовый, информационный ресурс, по крайней мере, на развитие основ демократии, о чем порой на словах мы говорим, а на деле - нет.

Михаил Соколов: Я беседовал с кандидатом на пост президента России от Компартии Российской Федерации Николаем Харитоновым.

Другой претендент на президентство - Иван Рыбкин - объявил на прошедшей неделе проект своей программы: тут и прекращение войны в Чечне, и весьма здравые рассуждения о необходимости в России "пакта Монклоа".

Иван Рыбкин составил свой потенциальный кабинет министров во главе с Эдуардом Росселем. Думаю, что эта интеллектуальная забава оппозиционера уже заставила многих попавших в "список Рыбкина" вздрогнуть и поспешить в Кремль с очередными изъявлениями в лояльности. Ведь в правительстве президента Рыбкина нашлось место и Геннадию Зюганову, и Григорию Явлинскому, и Михаилу Ходорковскому, и Юрию Лужкову, и массе нынешних губернаторов. Правда, кто об этом узнает? Печатаясь лишь в "Независимой газете", Иван Рыбкин сталкивается с информационной диктатурой и не исключает поэтому возвращения к идее бойкота выборов.

Иван Рыбкин: Никого из претендентов, кандидатов в президенты не видно, кроме господина Малышкина, который, обливаясь потом, надсадно лупит "грушу", и бьет, и бьет - на всех каналах и показывают, и показывают... И поэтому очень большой соблазн у всех кандидатов в президенты, с кем я беседовал, оставить господина Путина не с "грушей", а с господином Малышкиным наедине. Пусть он с ним и дискутирует о судьбе России.

Михаил Соколов: Есть высокая вероятность, что Ивана Рыбкина - чтобы народ его не услышал - не зарегистрируют или снимут через суд. Тогда бывший председатель Государственной Думы готов поддержать Ирину Хакамаду. Выступающий с критикой режима с позиций левоцентристских, Иван Рыбкин высказался и о перспективах либералов.

Иван Рыбкин: Беда оппозиции в том, что и Михаил Горбачев, и Борис Ельцин ее уважали и почитали, особенно правую оппозицию. И она выросла в тепличных условиях. Иногда только щелкали, и то указательным пальчиком по носику, а сейчас первый раз ударили кулаком. Это не нокаут, но нокдаун. От нокдауна надо оправляться побыстрее.

Михаил Соколов: Судьбу правых и либералов решал съезд "Союза правых сил". В жесткой дискуссии претендент на пост президента России Ирина Хакамада часть своей партии на съезде "Союза правых сил" выиграла: она добилась права опираться хотя на бы тех членов СПС, которые хотят поддерживать ее в качестве кандидата на пост главы Российского государства.

С другой стороны, формально Хакамада, конечно, проиграла: большинство (76 делегатов против 61-го) выбрало вариант свободного голосования 14 марта, а не прямую поддержку неожиданно для партии выдвинувшегося кандидата. Настроение зала переломил Анатолий Чубайс, смоделировавший амальгаму. Раз Хакамада, обвиняет лично Путина в гибели людей на Дубровке - значит, она "перепевает" клеветы Березовского.

Борис Немцов доказывал необходимость поддерживать Ирину Хакамаду, поскольку она указывает на созданную Владимиром Путиным застойную диктатуру бюрократии, внятно осуждает чеченскую бойню. Теперь бывший лидер СПС утешает сторонников.

Борис Немцов: Число людей, поддерживающих Путина на съезде, было ничтожно мало - всего 2 человека выступили с прямой поддержкой президента. Это очень важно, то есть ясно, что эта партия не за Путина. Хотя что касается остального, то сформулировать внятную позиции партии не удалось.

Михаил Соколов: "Союз правых сил" очевидно расколот: есть сильная прокремлевская правая часть во главе с Анатолием Чубайсом и есть плохо организованные либералы.

Ирина Хакамада так отвечает на вопрос, будет ли она как-то консолидировать своих сторонников.

Ирина Хакамада: Около 20 региональных отделений "Союза правых сил" организовали неформальную фракцию, хотят поддерживать меня как во время президентской кампании, если меня зарегистрируют, так и двигаться дальше в четком позиционировании по отношению к власти. Я думаю, это неплохая основа для того, чтобы начать переговорный процесс и организационный по созданию объединенной партии, - включая, кстати, и представителей "Яблока", - наконец общие слова о том, что необходимо объединять "Союз правых сил" и "Яблоко", превратить все-таки в реальный проект.

Михаил Соколов: Союз с еще не вступившей на путь сделок с Кремлем частью "Яблока", как представляется, дает шанс на сохранение в политике России либерально-демократической платформы, оформившейся внутри "Союза правых сил".

Сегодня гостем московской студии Радио Свобода в программе "Выборы-2004" будет член Политсовета "Союза правых сил" Борис Надеждин.

24-25 января прошел съезд "Союза правых сил". На этом съезде партия приняла отставку всех своих сопредседателей, в том числе и лидера (этот пост занимал Борис Немцов), похоже, оказалась без спонсоров, создала временный Политсовет из 25 человек, многие дела оставила на потом, пообещав новый съезд весной, предположительно в апреле. Партия не поддержала на выборах Ирину Хакамаду, она предложила своим членам свободное голосование на мартовских президентских выборах.

Итак, сегодня у нас в гостях член Политсовета СПС Борис Надеждин.

Борис Борисович, прошел съезда вашей партии, такой закрытый съезд от прессы. Тем не менее, просочилась масса всего. И конечно, главное решение съезда: Ирина Хакамада как кандидат в президенты России не получила поддержки вашей партии на выборах.

Борис Надеждин: Честно говоря, я не считаю, что это главное решение съезда. Конечно, сейчас все говорят только о выборах президента, и тактически это очень важный вопрос. Но все-таки я считаю, что главным результатом съезда является то, что партия сохранилась и даже укрепилась в каком-то смысле. Конечно, были риски раскола, кто-то публично выйдет, хлопнет дверью - это не произошло, и это самое главное. Мы избрали новый руководящий орган.

Что касается трактовки, что партия не поддержала Хакамаду, - это неточная трактовка. На самом деле, на голосование ставилось два вопроса, два варианта позиции партии. Позиция первая - поддержать Хакамаду, жестко, безоговорочно поддержать, и все. Позиция вторая - объявить свободное голосование для партийного актива. Это означает, что кто-то может проголосовать и за Хакамаду, между прочим. Сразу скажу, что тема - поддержать кого-то еще, в частности Путина, - даже не обсуждалась, даже такой темы вообще не было.

Михаил Соколов: Ну как, там два человека, по-моему, выступали за это.

Борис Надеждин: На голосование это не ставилось. Действительно, кто-то из зала кричал: "А может, еще и Путина поддержим!" - но это не было официальным вопросом, официальным продолжением.

Михаил Соколов: Ну, я подозреваю, просто Кремль вас об этом не попросил, потому что ему поддержка проигравшей партии на этих выборах и не нужна.

Борис Надеждин: Да никто нас не просил. Но просто нужно ясно понимать, что центр тяжести такой партийной позиции - скорее, все-таки за Хакамаду.

Михаил Соколов: Я вот посмотрел, как бы вы отказали администрации президента, если бы вас действительно попросили. Трудно было бы. А если бы Чубайс попросил - тем более.

Борис Надеждин: Через съезд СПС невозможно было провести никаким образом, даже если бы Путин к нам приехал на съезд, его поддержку, я вас уверяю. Партия все-таки по-другому устроена. Просто важен еще ведь результат. Очень близко было, где-то 61 голос был за то, чтобы поддержать Хакамаду. А свободная позиция набрала 76 голосов. То есть нет такого, что уж совсем отказали в поддержке. Более того, ряд региональных организаций и партийных лидеров, поскольку позиция свободная, официально заявили, что они будут поддерживать Ирину в регионах на выборах.

Михаил Соколов: Ну, многие же и поддерживают фактически - и подписи собирали, потому что им деньги платили. Надо же им как-то выживать, правда?

Борис Надеждин: Подписи... Знаете, история такая: если уж за деньги, так могли собирать и за Путина, и за Анзора... забыл, как его зовут, не важно.

Михаил Соколов: Он не собирал.

Борис Надеждин: Тем не менее, реально собирали только за Иру. Конечно, деятельность агитаторов оплачивалась, это естественно, это законно и общепринято. Но деятельность партийного руководства конечно не оплачивалась.

Михаил Соколов: Знаете, все-таки версия, которую выдвинул первым Егор Гайдар, она возобладала на съезде - о голосовании сердцем и принятии решения в последний день, - выглядит достаточно самоубийственно для СПС. Зачем такая партия, у которой нет позиции?

Борис Надеждин: Я считаю, что это абсолютно не так надо интерпретировать. Дело в том, что вопрос о том, кого мы поддерживаем на этих президентских выборах, он актуален, ну, 2,5 месяца. Партия будет жить гораздо дольше. По этому конкретному вопросу по большому количеству обстоятельств (и по позиции Чубайса, и по другим ситуациям) мы сегодня не приняли жесткого решения поддерживать Хакамаду. Тем не менее, решение партии не запрещает ее членам и активу голосовать за Ирину и работать на ее кампанию.

Михаил Соколов: Борис Борисович, но поддержка или не поддержка Хакамады - это индикатор отношения к режиму, который создан сейчас в стране, режиму, который создал такие условия, при которых в ваших услугах, скажем так, власть не очень нуждается. И это значит, что у вашей партии есть, как минимум, две платформы: одна - на работу с властью, на ее воспитание, скажем так, в либеральном, правом духе, и другая - демократическая, оппозиционная. Эти две платформы... многие считают, что они просто не совместимы, в конце концов, в одной структуре.

Борис Надеждин: Вы знаете, я даже вам еще более страшную вещь скажу: эти платформы есть не только в партии, но и во многих отдельных людях, скажем, во мне лично. Знаете, вот у меня тоже такое раздвоение происходит.

Михаил Соколов: Шизофрения политическая...

Борис Надеждин: Да, с одной стороны, я последние два годы занимался публичной политикой, критиковал достаточно резко иногда режим.

Михаил Соколов: Да, вы же сказали: "Валить президента..."

Борис Надеждин: Да, была такая фраза. Из контекста ее тоже вырывать не нужно. Суть ее была такая, что, если режим пойдет в сторону сюжета "отнять и поделить", всю власть захватят чекисты - вот тогда нужно ставить вопрос о том, чтобы президента, разумеется в рамках конституционной процедуры... Боже упаси, я не к баррикадам призывал, пока не так вот. С другой стороны, я человек интеллигентный, неплохой вроде бы юрист, специалист, умеют писать хорошие законы - рыночные, демократические, либеральные. Для того чтобы сейчас реализовать это, нет другого пути (его реально не существует), кроме того как пойти работать в правительство или в Кремль и там свою точку зрения пытаться отстаивать.

Михаил Соколов: Это как раньше вступали в КПСС, да, хорошие дела делать?

Борис Надеждин: Ну, не совсем так. Все-таки раньше базовые основы режима были очевидны, а сейчас ситуация более запутанная. В той же администрации президента и в том же правительстве есть абсолютно вменяемые либеральные люди - Кудрин, Греф, Козак, можно фамилии продолжить перечислять, они там есть.

Михаил Соколов: Была еще одна такая неприятность с моральной точки зрения. Борис Немцов ведь подписывал некую бумагу о том, чтобы бойкотировать выборы, а в результате "Яблоко" осталось в одиночестве вместе, по-моему, с правозащитниками. Вы как-то не сможете теперь рассчитывать на понимание.

Борис Надеждин: Я вам больше скажу, я эту бумагу тоже подписал. Просто когда прошли выборы и мы с Григорием Алексеевичем Явлинским оказались вне парламента, - это был тяжелый удар. Кроме того, "Яблоко" особенно интенсивно, и СПС тоже, стало проверять, как шли выборы, мы нашли там массу нарушений, неправильный подсчет и так далее. Кроме того, мы прекрасно понимали, что выдвижение кандидата от СПС или от "Яблока" - это 2-3, максимум 5 процентов - все равно плохо. В этой ситуации мы приняли общее решение руководства СПС и "Яблока", создали объединенный демократический совет и центр тяжести перенесли на 2007 год. И в этой ситуации было решение в выборах не участвовать. Оно реально было, и оно жило до конца декабря.

Потом совершенно неожиданно для нас Ирина Хакамада решила выдвигаться. Я подчеркну, что это ее личное решение было, она с нами не советовалась. Точнее так: советы были, но не было ни санкции, ни поддержки, ничего. Но факт произошел - она выдвинулась. Поэтому идея бойкота просто умерла, умерла и все. Нельзя бойкотировать выборы, когда Хакамада выдвигается в президенты.

Михаил Соколов: А "Яблоко" бойкотирует, тем не менее.

Борис Надеждин: Я считаю, что электорат, избиратели Григория Алексеевича проголосуют за Хакамаду, как, кстати, и достаточно много избирателей "Союза правых сил".

Михаил Соколов: А что вы ответите на такую версию, что "Союз правых сил" сейчас просто потерял всех спонсоров и теперь манипулируется исключительно структурами, близкими к Анатолию Чубайсу? Кстати говоря, ко мне подходили некоторые участники вашего съезда и говорили, что "я бы проголосовал, конечно, за Хакамаду, но я же знаю, у кого я деньги буду получать, поэтому не могу никак".

Борис Надеждин: Это не так. Я, не раскрывая деталей, могу сказать, что, поскольку мы... скажем так, слухи о воровстве в ходе избирательной кампании - это просто наглая ложь, мы оказались даже очень экономными. И в результате партийных денег хватит, чтобы по меньшей мере год-полтора существовать вполне нормально. А дальше посмотрим. Ну, я, например, тоже спонсор партии. Конечно, не такой уж большой, но тоже участвую в финансировании и считаю, что таких, как я, довольно много.

Михаил Соколов: Борис Борисович, а вот 25 членов нового Политсовета - я так понимаю, что это временный орган. Подсчитывают специалисты и говорят, что 4 или 5 человек находятся на позиции критики режима, а остальные хотят с ним активно сотрудничать в той или иной мере. Это точные подсчеты?

Борис Надеждин: Нет. У меня другие подсчеты.

Михаил Соколов: А как вы соотношение сил сейчас между правой и либеральной платформами в СПС оцениваете?

Борис Надеждин: Вы знаете, я так скажу. Это история-то простая. СПС все-таки заметно отличается, скажем, от "Единой России", даже от "Яблока" по стилю принятия решений. Конечно, в СПС есть определенная часть и делегатов съезда, а членов Политсовета, которых меньше волнует суть дела, а больше волнует, за кого они внутри партии, расклад там: кто-то ближе к Немцову, кто-то ближе к Чубайсу и так далее.

Михаил Соколов: А кем-то манипулирует Кириенко издалека.

Борис Надеждин: Ну, Кириенко... там уж совсем мало осталось людей, которые с ним связаны до сих пор. В этих терминах там ни у кого нет большинства. Все-таки в Политсовете есть несколько людей, я могу назвать их фамилии - скажем, Евгений Григорьевич Ясин, Иван Стариков (сенатор, известный человек), я уже не говорю про Хакамаду и Немцова, - которые меньше ориентируются на какие-то конъюнктурные вещи, а больше - на суть дела. В этом смысле состав Политсовета достаточно разумный.

Михаил Соколов: Но есть же и господин Александр Шубин, который, насколько я понимаю, входит в предвыборный штаб путинский.

Борис Надеждин: Ну, это странно по меньшей мере, но, тем не менее... Ну, так получилось. Я думаю, что Саша Шубин просто исторически связан с Кириенко, и поскольку партия исторически возникала, в том числе, из окружения Кириенко, то он вошел в Политсовет. Но я, кроме него, не могу назвать в Политсовете людей, которые жестко ориентируются, скажем, на позицию полпреда.

Михаил Соколов: Кстати говоря, еще о дискуссиях на вашем съезде. Вот Анатолий Чубайс фактически переломил, насколько я понимаю, ход дискуссии вокруг Ирины Хакамады, обвинив ее в использовании разных таких вот версий Березовского о заговорах, взрывах... Вам не кажется, что здесь налицо было такое эмоциональное передергивание. По-моему, это было очень некорректно.

Борис Надеждин: Я не готов обсуждать морально-этическую сторону. Она меньше всего, к сожалению, имеет значение, когда вы принимаете политическое решение. Но этот аргумент безусловно сработал.

Михаил Соколов: А с другой стороны, я так понимаю, что некоторые ходы некоторых политиков тоже не получили такого, 100-процентного одобрения. Павел Крашенинников, который вошел во фракцию "Единая Россия", не был ведь избран в Политсовет.

Борис Надеждин: Не был, хотя Алексей Лихачев избран. Лихачев менее известен, чем Крашенинников, тем не менее, он тоже член фракции "Единая Россия". Он профессионал, занимается финансовыми рынками. Ведь среди руководства СПС есть чистые политики, как Немцов и Хакамада, а есть люди, которые, хотя абсолютно честно либералы, демократы, как хотите их называйте, но они в значительной степени профессионалы. Вот Павел Крашенинников - ему нужно сделать рыночный, либеральный жилищный кодекс, Гражданский кодекс и так далее, и если он будет просто в партии, не будет занимать позицию в Думе, то он ничего сделать не сможет, это правда. И поэтому он согласился войти в "Единую Россию" (хотя не вошел в партию, между прочим, остался в СПС) и возглавил Комитет по законодательству Госдумы.

Михаил Соколов: Знаете, люди все-таки не понимают такого раздвоения, когда она половина партийной структуры за курс Путина, а другая против этого курса, и в очень жесткой форме - как сейчас высказывается Ирина Хакамада, в общем, считая, что в стране диктатура. То есть получается, что одна половина партии говорит, что в стране идет прогрессивное развитие, а другая говорит: "Нет, мы уже давно ушли от демократии..."

Борис Надеждин: С одной стороны, я действительно считаю, что режим в стране авторитарный и демократия сворачиваться. Я не пытаюсь заигрывать с Кремлем и говорить: "Ребята, все хорошо. Дело ЮКОСа - это частный случай..." и так далее. Я прекрасно все понимаю. С другой стороны, если я хочу эту ситуацию изменить, то у меня есть два способа это сделать. Путь первый - митинги, баррикады... ну, я условно говорю, критическая ситуация. Путь второй - попытаться повлиять на принятие решений этой системой. Вот человек выбирает один или второй путь, я вас уверяю, оставаясь порядочным и демократом, и либералом, и кем угодно. Так вот, человек выбирает этот путь, исходя из своего характера, из своего жизненного опыта.

Михаил Соколов: А вы не считаете, что старые политики были в этом смысле прямее и откровеннее? Если у них возникало какое-то расхождение, они, собственно, создавали другую партию расходились - те же большевики и меньшевики, эсеры левые и правые. У них было политическое разногласие в оценке текущего момента - и они не пытались сожительствовать на один кошт или внутри одной структуры.

Борис Надеждин: По-разному люди решали этот вопрос.

Михаил Соколов: То есть сейчас это неактуально?

Борис Надеждин: Ну, сейчас все-таки не 1917 год и не 1937-ой. Можно проводить какие-то параллели, но все-таки ситуация абсолютно другая. Я считаю, что сейчас так вопрос не стоит. Кроме того, вот вы говорите, что кто-то вошел во фракцию "Единая Россия", а это другая партия. Но нет такой партии - "Единая Россия".

Михаил Соколов: Как же? Там и дисциплина есть, оттуда исключают, принимать туда, руководят, направляют...

Борис Надеждин: Понимаете, это фантом, созданный для задачи - установить контроль над парламентом в рамках демократической процедуры. По этой причине говорить о том, что в этой партии есть своя идеология, свое обсуждение и так далее, - это несерьезно. Это инструмент администрации президента.

Михаил Соколов: А я бы все-таки сказал, что там есть идеология - сохранение статус-кво с определенными коррективами. С этим согласно большое количество людей.

Борис Надеждин: У меня очень много знакомых и даже друзей в партии "Единая Россия". Некоторых я знаю много лет. В этой партии находятся люди, если их с точки зрения идеологии классифицировать, и абсолютно либеральные (такие, как, например, Слава Резник), и находятся люди абсолютно социал-демократические (такие, как Андрей Исаев, например). Это другого типа организация. Она создавалась не по принципу идеологии, идейной близости, обсуждения и принятия стратегии развития страны. Это организация имени Кремля.

Михаил Соколов: И Владимира Путина.

Борис Надеждин: И Владимира Путина, да. Ну, сегодня - Владимира Путина, через четыре года что будет - я не знаю.

Михаил Соколов: Борис Борисович, если говорить уже не об интригах и политике, а все-таки о вопросе, ради чего все это делается - создаются партии, действует тот же "Союз правых сил". Вот ваш коллега Борис Немцов обвинил в своем письме "Об угрозе путинизма" власть в провале армейской реформы, реформы правоохранительной системы, ограблении провинции, преследовании предпринимателей и создании неустойчивой пенсионной системы. Вот что с этим делать? Что будет происходить в ближайшие четыре года вот с этими принципиальными системными вопросами?

Борис Надеждин: Первое, абсолютно необходимо, чтобы в стране были публичные политики, открыто, прямо говорящие об этих проблемах. И Борис Немцов - один из них. Он мой друг уже много лет, и я прекрасно понимаю, что это правильно, это нужно, и молодец, что он так делает. С другой стороны, система принятия решений в стране такова сегодня, что если вы всерьез хотите... Допустим, у вас есть задача реальная - сделать так, чтобы была военная реформа, не было дедовщины, перешли бы быстрее к контрактной армии и так далее. Единственно разумное поведение человека, который профессионал, - это соглашаться на занятие каких-то должностей на условиях определенной политической свободы: делаю то, что хочу. Вот я считаю, что это нужно делать, и для этого я готов войти в правительство или в администрацию президента.

Михаил Соколов: Так же, как и Артемьев собирается идти в Министерство экономики Грефа от "Яблока".

Борис Надеждин: Да, да. Это нормальное поведение. Я не вижу здесь какого-то элемента предательства или чего-то еще, просто не вижу. Потому что каждый должен эффективно работать там, где он эффективен. Мы же не критикуем журналистов за то, что они не организуют партии, не идут на баррикады и не поднимают в провинциях народ на митинги.

Михаил Соколов: Ну а некоторые идут в "Комитет-2008". Это не запасная площадка для тех, кого выпрут из СПС?

Борис Надеждин: Нет-нет, абсолютно не так. Я могу сказать, что идея создания этого комитета абсолютно не СПС и не Немцова. Автором этой идею являются Гарри Каспаров, Сергей Пархоменко, известный журналист, и Виктор Шендерович, собственно. И потом там мы подсоединились как-то, я помогал бумаги готовить. Но там сразу возникло понимание (кстати, и я его разделяю, и Борис Немцов), что там не должны быть именно политики на первых ролях. Вот идеальная фигура - именно Гарри Каспаров, уважаемый человек, мало зависящий от внутрироссийских раскладов и так далее.

Михаил Соколов: Ну и что, главная задача - бороться за республику против самодержавия?

Борис Надеждин: Да, это достойная задача, и люди, которые там собрались, безусловно, смогут ее реально выполнять, без всяких задних мыслей. Вы считаете реальной ту идею, которую предложил Немцов, - перенести пока центр тяжести в деятельности правых и "Яблоко" в регионы?

Борис Надеждин: Это абсолютно естественное решение. Дело в том, что политические партии существуют в режиме избирательных кампаний. Никаких избирательных кампаний федеральных после марта два года не будет. Третий год - начало кампании в Госдуму. А в регионах вовсю идут выборы, в том числе по партийным спискам, поэтому это естественное и абсолютно правильное решение, другого, собственно, нельзя было представить.

Михаил Соколов: И вы можете что-то там выиграть?

Борис Надеждин: А мы и выиграем, вы увидите в марте. В Питере, думаю, в Свердловске. Может быть, даже на Алтае. Посмотрим.

Михаил Соколов: Гостем программы "Выборы-2004" был член Политсовета "Союза правых сил" Борис Надеждин.

К делам региональным. В Воронеже 25 марта прошли выборы мэра города. Их результат может существенно повлиять на начавшуюся кампанию по выборам губернатора Воронежской области.

Из Воронежа сообщает Михаил Жеребятьев.

Михаил Жеребятьев: 25 января треть избирателей Воронежа досрочно выбрала мэра города. Им должен теперь стать вице-спикер областной Думы Борис Скрынников, набравший 23 процента голосов. Всего на 0,7 процента отстал от него зам главы Воронежской городской Думы, в прошлом антикризисный управляющий, Виктор Витиник. Он уже обратился в суд с требованием признать его победителем на том основании, что в день голосования Скрынников как вице-спикер по телевидению поздравлял ветеранов с Днем освобождения Воронежа. 3-е место с 17 процентами занял Иван Образцов - кандидат, которого открыто поддержал губернатор Владимир Кулаков, а четвёртое - коммунист Григорий Федоров.

Вопреки официальным прогнозам, только десятая часть голосовавших воронежцев высказалась "против всех". Такого результата руководство Воронежской области явно не ожидало. До самого конца кампании "губернаторские" держали "против всех" за соперника номер 1. Замешательство было таково, что горожане утром 26-го узнали об итогах выборов мэра из сообщения "Радио России", информационное сообщение по местным каналам прошло в эфире лишь в полдень.

За кресло мэра Воронежа боролись три реальные силы: областная исполнительная власть, городское чиновничество и

депутатский корпус. Действующие городские управленцы среднего звена были заинтересованы в победе вице-мэра Сергея Королева или депутата Облдумы, официального кандидата КПРФ Григория Федорова. Ставленником депутатского корпуса Воронежской городской Думы, в первую очередь - ее руководства (и формально, и неформально весьма влиятельной силы на городском уровне) стал вице-спикер Гордумы Виктор Витиник. Областная власть делала ставку на Ивана Образцова, отказав другому претенденту - исполняющему обязанности градоначальника Евгению Севергину.

Прогубернаторская команда еще до новогодних праздников задала тон мэрской кампании, подключив все имеющиеся рекламные ресурсы. Реальные же городские проблемы оказались исключены из контекста выборов. Наружная реклама призывала при поддержке Кулакова избрать мэром Образцова. С рекламных щитов за Образцова призывали голосовать медработницы в масках и спецназовец в камуфляже с автоматом Калашникова, нацеленным на прохожих. В теле- и радиоэфире повсюду звучала фамилия прогубернаторского претендента. Она то обнаруживалась в словосочетании "ОБРАЗЦОВый город", то становилась "ОБРАЗЦОВЫМым мэром", то звучала как девиз: "ОБРАЗ жизни - служить людям". Даже губернатор был вынужден откликнуться на упреки в использовании в кампании Образцова административного ресурса. В своем выступлении перед сотрудниками НИИ связи он заявил: "Вот, говорят, административный ресурс... Ну как я могу вас заставить голосовать? Что, вы быдло?" Но после столь массированной кампании социологический замер начала второй декады января показал, что Образцов набирает порядка 20 процентов, а вровень с ним иднт кандидат "против всех".

Оба лидера - и Борис Скрынников, и Виктор Витиник - смогли выйти вперед не только за счет умело подобранного компромата на официозного противника, но и потому, что противопоставили виртуальной пропаганде удобной для Кулакова личности свое, хотя и во многом популистское, видение будущего города и его отношений с областным начальством.

Ведь результаты выборов 25-го января предопределили события прошедшего полугодия. Хотя конфликтовавший из-за кризиса межбюджетных отношений с губернатором прежний градоначальник Александр Ковалев был принужден к добровольной отставке, причина раздоров осталась: за 2 года областная власть наполовину сократила налоговые поступления в бюджет Воронежа, который является крупнейшим донором региональной казны. Действия областной власти сопровождались раздражающими горожан пропагандистскими доводами, что "надо делиться с бедным селом", что "все мы живем в одном государстве", что, наконец, "городу необходимо расширять налогооблагаемую базу". Обиженные городские политики смогли опереться на недовольных. Это стало явной неожиданностью для губернатора Владимира Кулакова. Отставной генерал госбезопасности называет своих противников "разъяренными зверьми", которые "еще долго будут в состоянии борьбы".

Выдвинувшегося на второй срок действующего губернатора Владимира Кулаков и его дублера - проректора Института компьютерных технологий Сергея Попова - ожидают теперь неожиданности и на губернаторских выборах 14 марта. Узнав об итогах голосования в Воронеже, в понедельник 26 января о своем выдвижении в качестве кандидата на пост губернатора заявил спикер Областной Думы Алексей Наквасин. В числе претендентов на губернаторство оказались и московский бизнесмен Александр Гусев, и лидер местных коммунистов Сергей Рудаков, и депутат Воронежской Городской Думы Галина Кудрявцева.

Поражение Образцова на мэрских выборах, как и персональный состав претендентов на пост главы исполнительной власти региона, подсказывают: нынешняя губернаторская кампании в Воронежской области может не ограничиться одним туром.

Михаил Соколов: Это был репортаж из Воронежа корреспондента Радио Свобода Михаила Жеребятьева.

В Новосибирске ожидают, что у действующего мэра города на мартовских выборах может появиться сильный конкурент.

Из Новосибирска сообщает Андрей Костьянов.

Андрей Костьянов: Реальных претендентов на власть пока только двое - это действующий мэр Новосибирска Владимир Городецкий и депутат Областного Совета Сергей Кибирев, достаточно известный новосибирский политик. Его шансы на победу невелики, это вторая его попытка занять кресло руководителя городской администрации. На прошлых выборах депутат занял лишь четвертое место, набрав в 5 раз меньше голосов, чем победитель. Горожанам Кибирев известен не только как депутат и руководитель движения "Мы - сибиряки!", но и как директор Фонда жилищного строительства Новосибирской области. В частности, им активно продвигается программа льготного ипотечного кредитования бюджетников.

Но, учитывая то, что о поддержке кандидатуры Владимира Городецкого уже успел объявить только что избранный на второй срок губернатор Виктор Толоконский, вероятность победы Кибирева столь же мала, как и в прошлый раз. Именно ровные отношения с губернатором - а Городецкий и бытность Толоконского мэром был его замом - и считаются основным плюсом сегодняшнего городского главы, по крайней мере, трения между руководством города и области последние 4 года были минимальны. Зато именно при нем были значительно повышены коммунальные платежи, распродана часть муниципальных магазинов и отдано немало места в центре города под так называемую точечную застройку.

Уже третью неделю с подачи заместителя председателя новосибирского ГТРК по радиовещанию Амира Нагуманова ходят упорные разговоры об участии в выборах местного телемагната Якова Лондона. Впрочем, сам Лондон утверждает, что на сегодняшний день он является лишь высокооплачиваемым менеджером, занимающим пост руководителя ГТРК-Новосибирск и акций учрежденных им в свое время телекомпаний НТН и НТИС у него уже нет. С другой стороны, учитывая ясно пролондоновскую позицию четырех новосибирских метровых каналов, верится в это с трудом. В Новосибирском горизбиркоме утверждают, что никаких документов от Лондона не поступало. Но как многие считают, после его соучастия в думских выборах подобный поступок был бы вполне логичен. Ведь основной сенсацией декабрьских выборов в Госдуму по Новосибирской области стала победа в Заводском округе телеведушего Святослава Насташевского. Этот бывший актер никогда ранее к политике отношения не имел, но с большим отрывом победил своих соперников благодаря мощной рекламной раскрутке на подконтрольных Лондону телеканалах.

Существует еще одна причина, по которой участие Лондона в выборах представляет вполне вероятным. Кроме того, что у него и так заканчивается срок контракта в качестве руководителя ГТРК, его поддержка во время думских выборов коммунистов и,напротив, открыты прессинг кандидатов от "Единой России" явно не добавили ему авторитета у действующей власти. Следовательно, ему не помешает подготовить для себя запасной вариант. Так что, если Яков Лондон и в самом деле пойдет на выборы мэра, основным конкурентом для Владимира Городецкого станет именно этот телемагнат, а не депутат Сергей Кибирев.

Михаил Соколов: Из Новосибирска сообщал Андрей Костьянов, Новосибирск.

В России создалась монополия на федеральную власть, а в регионах все же пробиваются какие-то ростки реальной конкурентности, несмотря на то, что путинские соратники упорно морозят политическую почву страны. Хотя слабый, но повод для оптимизма.

В следующей нашей передаче, 4 февраля, продолжим разговор с потенциальными соперниками Владимира Путина на президентских выборах, расскажем о губернаторских выборах в Архангельской области.

XS
SM
MD
LG