Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Глазьев и его "друзья" по "Родине". Иван Рыбкин перед "поездочкой в Киев" раскрыл карты "питерских". Ирина Хакамада отмежевалась от Анатолия Чубайса


Михаил Соколов: Президент России Владимир Путин получил от Центризбиркома регистрацию в качестве кандидата в президенты на второй срок. Создан его предвыборный штаб. В провинции, как грибы после дождя, появляются общественные приемные.

Ну а главы регионов пытаются всеми силами принять участие в кампании Путина, придумывая поводы, чтобы отличиться в лояльности и заполучить главу государства к себе.

К примеру, в Пензенской губернии, где правит Василий Бочкарев, как сообщает Наталья Котова, Владимира Путина наградили местным Орденом Доброты.

Наталья Котова: Пензенская награда представляет собой хрустальный колокол размером с трехлитровую банку с весьма замысловатым рисунком. Как утверждает еженедельник "Улица Московская", возглавляемый близким к губернатору человеком Валентином Мануйловым, очень даже скоро, в феврале, в Пензу приедет президент, чтобы лично поблагодарить губернатора Василия Бочкарева за успешное решение проблем "красного пояса". Вот тогда, видимо, будет самое время заговорить о колоколе, который выдается вовсе даже не всякому, а именно добрейшему в мире человеку.

Но приедет ли в Пензу Путин? Горнолыжный курорт, который обещали построить в селе Ива, что на родине пензенского губернатора, пока не открыт. К тому же мало ли чем еще могут придумать наградить главу государства его верноподданные.

О ходе президентской кампании в России - далее. А сначала - о региональных выборах. Начну с рассказа о региональных выборах, которые пройдут в России 14 марта, одновременно с президентскими.

Рязанская область. Здесь долгие годы правит губернатор Вячеслав Любимов, но он сейчас столкнулся с серьезной конкуренцией. Из Рязани сообщает Татьяна Богачева.

Татьяна Богачева: В выборах губернатора Рязанской области, по данным областной избирательной комиссии, собирается участвовать не менее десяти человек. Но общепризнанных, солидных фигур - четыре. Ныне действующий губернатор Вячеслав Любимов выдвигается на этот пост уже в третий раз. Шансы на победу у действующего главы области имеются, считает независимый политолог Анастасия Коренева.

Анастасия Коренева: Представитель президента поддержал Любимова, так что я думаю, что основным нашим фаворитом и будущим губернатором в очередной раз станет Любимов.

Татьяна Богачева: Конкурировать с Вячеславом Любимовым готов мэр Рязани Павел Маматов. Эти два кандидата - ветераны рязанской политической сцены. Оба являются членами одной компартии, но находятся в конфронтации по поводу принципов формирования и распределения областного бюджета. Несмотря на то, что местная ячейка КПРФ большинством голосов выдвинула кандидатуру Любимова, оба пошли на выборы как самовыдвиженцы. Каждый из них располагает определенным административным ресурсом, и весь вопрос в том, чей ресурс перевесит.

Решил участвовать в выборах рязанского губернатора и член Совета Федерации Игорь Морозов. В Сенате он представляет рязанских законодателей. Игоря Морозова должна была поддержать партия "Единая Россия", членом которой он является, но 13 января на конференции рязанского отделения партии после долгих дебатов единый кандидат на губернаторские выборы так и не был выдвинут. Поэтому Игорь Морозов решил пойти на выборы как независимый кандидат.

Аналитик Анастасия Коренева отмечает.

Анастасия Коренева: Морозов очень, кстати, неплохо раскручен по области. Но поскольку он идет как самовыдвиженец - это значит, что у него не будет определенных финансовых и административных ресурсов поддержки.

Татьяна Богачева: Генерал-полковник Георгий Шпак в Государственной Думе представляет блок "Родина", но на выборы он идет как независимый кандидат. Бывшего командующего воздушно-десантными войсками могут поддержать весьма влиятельные в области выходцы из Рязанского училища (ныне института) ВДВ, да и сами курсанты. Представители областной избирательной комиссии предупредили о том, что сбор подписей у военнослужащих должен производится только на улице и без какого-либо принуждения.

Георгий Шпак так мотивирует свое решение.

Георгий Шпак: У нас имеется и исторический опыт, и современный опыт, когда генералы идут в политику и довольно успешно управляются. Это Монтгомери, это Де Голль, это Эйзенхауэр. Возьмем сегодняшний день - Израиль, где правительство состоит сплошь из бывших военных, и ты никогда не добьешься успеха в этом государстве до тех пор, пока ты не достигнешь определенных высот в армии. Мы можем взять и историю России. XIX век, когда Россией, губерниями России управляли генералы, - это "золотой век" считается для России.

И сегодня мы тоже имеем опыт, когда военные довольно успешно руководят губерниями. Это адмирал Егоров в Калининграде, когда губерния с 58-го места за четыре года перешла на 31-ое. Я считаю, это очень большой успех. Это и генерал Громов Борис Всеволодович, который с 48-го места Московскую область сегодня на 3-е место вывел за 5 лет. И область ежегодно почему-то удваивает свой бюджет. Вот эти положительные качества военных, наверное, надо использовать во всю мощь и не стесняться этого.

Татьяна Богачева: Сейчас по мнению политолога Анастасии Кореневой ситуация складывается следующим образом.

Анастасия Коренева: Блок "Родина" оттянул на себя ряд электората от КПРФ. Если сложить вот эти прокоммунистические партии, в том числе и "Родину", то получится тот же самый процент, который коммунисты получали на прошлых выборах. Ничего, по сути, не изменилось. Но "Родина" у нас набирает больше, чем КПРФ.

Татьяна Богачева: Пока не очень понятно, какую позицию займет Кремль. Но, судя по выдвижению четырех реальных претендентов на победу, раскол в рядах рязанской элиты затрудняет выбор федеральной власти.

Михаил Соколов: Это был репортаж из Рязани Татьяны Богачевой.

В Архангельске на губернаторских выборах против главы региона Анатолия Ефремова выдвинулся серьезный кандидат - бизнесмен, депутат Государственной Думы Владимир Крупчак.

Из Архангельска сообщает Владимир Ануфриев.

Владимир Ануфриев: Среди возможных кандидатов реальных претендентов на Архангельское губернаторство всего двое. Это действующий глава области 51-летний Анатолий Ефремов, баллотирующийся на третий срок, и 46-летний депутат Государственной Думы от Архангельской области Владимир Крупчак. Противоборство главы областной администрации и местного олигарха с думским мандатом (владельца бумажных заводов, гостиниц, магазинов и ресторанов), обещает стать главной интригой губернаторских выборов.

Анатолий Ефремов на выборы - вероятно по примеру президента - идет как "независимый кандидат". Впрочем, и поддержка структур правящей партии ему также обеспечена не на словах, а на деле, поскольку политсовет "единороссов" области возглавляет бывший руководитель его избирательного штаба Евгений Шевчук.

У Владимира Крупчака с "Единой Россией" отношения сложные: он постоянно боролся за власть внутри партии на областном уровне. Накануне думских выборов Крупчака исключили из партийных рядов за самовольное выдвижение, но не раскаялся, кандидатуру свою не снял и почти на 17 процентов опередил вице-губернатора по социальным вопросам Тамару Румянцеву, баллотировавшуюся от "Единой России". Уже после победы Владимир Крупчак не раз давал понять, что в Госдуме будет работать вместе с парламентским большинством.

Такая политическая гибкость основного соперника губернатора дает политологам основание предполагать два возможных варианта развязки выборов. Первый вариант - мягкий. Это когда Крупчак лишь обозначит губернаторские амбиции, чтобы замириться с властью на более выгодных для себя условиях. Второй - жесткий, но менее вероятный. Это когда на гребне декабрьского успеха, имея думские тылы, финансовые возможности и собственные, пусть и небольшие, информационные ресурсы, Владимир Крупчак вдруг поставил на победу. Тогда предстоит бескомпромиссная предвыборная борьба.

Ставки велики, ведь в случае успеха опального предпринимателя произойдет неизбежное перераспределение влияния, а значит - и денежных потоков. При этом риск проиграть губернаторскую гонку и поставить под угрозу свой разветвленный бизнес у Крупчака выше, чем шансы победить. Если на Севере области - в Архангельске, Северодвинске и Новодвинске, от которых прошел в Госдуму, - он еще может рассчитывать на поддержку своих избирателей, то в южных районах, где живет вторая половина избирателей, такое маловероятно. Там, помимо административного ресурса, Владимиру Крупчаку будет противостоять еще и конкурентный. Дело в том, что экономика этих территорий почти полностью замыкается на Котласский ЦБК, собственники которого давно имеют виды на контролируемый компаниями Крупчака Архангельский ЦБК.

Любопытно взглянуть на остальных 11 кандидатов в губернаторы Архангельской области. Сергея Эммануилова, аналитики считают "дублером" Владимира Крупчака. Наличие такого дублера позволяет фактически легально удвоить размеры избирательного фонда основного кандидата. В подобной же связке с действующим губернатором Анатолием Ефремовым, вероятно, будет действовать и глава администрации Холмогорского района Владимир Ющенко.

Еще один кандидат - Павел Ножнин, член "Народно-республиканской партии России" - на думских выборах запомнился тем, что инициировал обращение в суд с требованием снять Крупчака с регистрации, и лишь за сутки до начала голосования Верховный суд России восстановил право Крупчака баллотироваться. Возможно, что юридический опыт Ножнина будет вновь востребован.

Заместитель председателя областного отделения "Народно-патриотического союза России" Евгений Гурьев и депутат областного Собрания Михаил Силантьев баллотируются от партий, прошедших в Государственную Думу. Поэтому и Гурьев (КПРФ), и Силантьев (ЛДПР) освобождены от сбора подписей или внесения избирательного залога для регистрации.

Целой группой новых имен на избирательном поле представлен бизнес. Это генеральные директора: торговой сети "Сезон" - Александр Донской, Мясоперерабатывающего комбината "Плесецкий" - Александр Аксюта, фирмы "Лесозавод" - Николай Кириков и компании "Молоко" - Николай Киселев. У них у всех, по мнению политологов, одна задача - как можно громче заявить о себе с прицелом на выборы в Архангельское областное Собрание депутатов, которые пройдут в декабре.

Михаил Соколов: На выборах в Законодательное собрание Свердловской области избирательная комиссия, затянув время, сорвала регистрацию оппозиционных властям блоков - СПС и "Яблоко", "Союз бюджетников Урала", "Наш дом - Урал", "Союз новых правых" и "Партии возрождения России". Из Екатеринбурга сообщает Евгения Назарец.

Евгения Назарец: Первоначально на выборы в областную Думу собирались 17 партий и блоков, но 2 февраля, в день окончания приема документов на регистрацию, областной избирком заявил, что сразу четыре блока просто не успели зарегистрироваться. Среди них оказались свердловское региональное отделение "Партии возрождения России", его представляет известный оппозиционер свердловской областной власти Антон Баков, и блок "Союз бюджетников Урала", созданный его политическими единомышленниками. Один из них - депутат областной Думы Сергей Бессонов - предлагает такую трактовку произошедшего.

Сергей Бессонов: Мостовщикову было поставлено условие со стороны так называемого "желтого дома", то есть это администрация губернатора и сам губернатор. Эти конкретные люди и эти конкретные блоки и партии не должны участвовать в выборах. После этого у Мостовщикова есть шанс либо их вообще не зарегистрировать и после этого проиграть суд, либо зарегистрировать эти партии, но таким образом, чтобы они по каким-то формальным причинам не успели подать документы. Мостовщиков выбрал второй вариант, он затянул заседание с 10 утра до 5 вечера с тем намерением, что он в 6 часов вынесет решение о регистрации, банки закрываются еще в 5 часов, поэтому партии не успеют открыть избирательный счет и внести избирательный залог.

Но в планы закралась ошибка: партии успели открыть счет и успели произвести оплату избирательного залога и пришли с этими документами. И когда в 19:00 два блока - "Союз бюджетников Урала" и "Партия возрождения России" представили все документы, то Владимир Дмитриевич Мостовщиков и его секретарь не то что не приняли, а они просто сбежали, прикрывшись охраной правительственной. Это все заснято на камеры, был нотариус, который засвидетельствовал отказ в принятии документов.

Евгений Назарец: Пострадавшие от действий областной избирательной комиссии намерены доказывать в суде, что 2 февраля продолжалось до 24 часов, и подкреплять все это жалобами в Центральную избирательную комиссию. Ранее областная избирательная комиссия не зарегистрировала и обе свердловских "Родины". Между тем, за обоими блоками стоят финансово-промышленные группировки: одна "Родина" создана при участии уральских промышленников братьев Сергея и Константина Капчуков; второй блок с названием "Родина" организовала Анна Кочетова, пресс-секретарь генерального директора группы предприятий "Финпромко", заместителя председателя свердловского отделения "Единой России" Анатолия Павлова.

Торг партий с финансово-промышленными группировками на этих выборах в областную Думу скрывать не принято. Пример столь прогрессивных отношений со спонсорами показало свердловское отделение СПС. Все руководство местной ячейки написало заявления об отставке - это, в первую очередь, руководитель свердловского политсовета СПС Олег Мошкарев и его заместитель Владимир Белоглазов. Все ушедшие принадлежали к известной на Урале Горно-металлургической компании. Через день руководителем свердловского СПС уже представился Тимур Горяев, владелец парфюмерно-косметического концерна "Калина". Он давал объяснения свершившемуся "разводу".

Тимур Горяев: О расколе в партии говорить не приходится. Есть неудовлетворение ряда бывших членов политического совета политикой части федерального руководства партии, прежде всего господина Немцова. Люди не согласны с деятельностью Немцова. Это все лица, представляющие УГМК. Поскольку это произошло накануне выборов, политсовет, те, кто из него не выходил, посчитали своим долгом быстро отреагировать, взять ситуацию в свои руки, чтобы партия могла так или иначе продолжить политическую работу и поучаствовать в выборах.

Евгения Назарец: Об истинных причинах несогласия с Немцовым сами ушедшие не говорят. Но политологи настоятельно предлагают такую версию. Конфликт был инициирован лидером партии Борисом Немцовым после того, как он увидел предложенный свердловским политсоветом список кандидатов в депутаты областной Думы - все ключевые позиции в нем занимали представители УГМК. Немцов был против присутствия в партийных списках бизнес-элиты и прислал в региональную организацию свой вариант списка. В ответ руководство УГМК прекратило финансирование партийной ячейки и принудило всех подконтрольных членов регионального политсовета покинуть руководящий орган. Однако Тимур Горяев тоже представитель крупного бизнеса.

Тимур Горяев: Нормальная, здоровая политическая партия не должна быть в кармане даже у очень богатых и могущественных финансовых групп. Концерн "Калина" партии СПС спонсорской помощи никогда не оказывал. Участие в политической жизни - это личная затея господина Горяева, генерального директора. Это отвечает моим личным убеждениям, личным взглядам. Финансового участия в деятельности СПС концерн "Калина" никогда не принимал, потому что концерн "Калина" является акционерной компанией, в отличие от частной компании господина Козицына.

Евгения Назарец: Все перестановки в руководстве свердловского СПС не повредили заключенному еще при прежнем политсовете союзу с региональным отделением "Яблока". Новый список возглавили председатель регионального отделения "Яблоко", экс-кандидат в губернаторы Юрий Кузнецов и генеральный директор концерна "Калина" Тимур Горяев. Но пока судьба этого союза в руках областного избиркома, а не избирателей: блок СПС-"Яблоко" оказался среди тех, кто, по версии председателя избирательной комиссии Владимира Мостовщикова, 2 февраля не успел зарегистрироваться.

Михаил Соколов: Это был репортаж из Екатеринбурга Евгении Назарец.

Партия "Яблоко" уже обратилась к главе Центральной избирательной комиссии России Александру Вешнякову с требованием применить санкции к избиркому Свердловской области, который сознательно не зарегистрировал блок с СПС как участника местных парламентских выборах.

Подготовка к выборам в Госсовет Татарстана проходит пока вполне спокойно. Из Казани сообщает Олег Павлов.

Олег Павлов: Из всех идущих на выборы в Госсовет Татарстана оппозиционных власти организаций Компартия России выдвинула самый солидный и многочисленный список из 41 кандидата. В него включены и 26 из 27-ми одномандатников-коммунистов.

Второй номер Роберт Садыков весьма оригинально объясняет, почему коммунисты стремятся попасть в парламент республики.

Роберт Садыков: Надо посмотреть на тот, еще текущий госсовет. Из 130 депутатов там только 1 представлял по-настоящему интересы народа. Такой Госсовет никому не нужен. Они два года принимали законы, не нужные никому, два года потом их отменяли. А главы администраций, которых вы там видели, они приходили туда, чтобы поспать, поковыряться там в носу и так далее, и так далее.

Олег Павлов: Одним словом, помимо привычного набора обещаний, КПРФ желает создать оппозицию. При этом шансы всех остальных партий пройти в Госсовет левые оценивают крайне низко. Они считают основным соперником "Единую Россию".

Партия власти, как и предполагали наблюдатели, оказалась наиболее предсказуемой. Первую тройку возглавил нынешний спикер Госсовета республики Фарид Мухаметшин. За ним в списке - председатель Федерации профсоюзов Татьяна Водопьянова и ректор Казанского госуниверситета Макзюм Салихов.

Почти все кандидаты "Единой России" - руководители различного ранга. И только у одиннадцати в графе "профессия" записано: "Народный депутат Республики Татарстан". В Казани мало кто сомневается, что многие "единороссы" в скором времени станут депутатами.

"Союз правых сил" готов поспорить с КПРФ. Председатель исполкома регионального отделения СПС Павел Сигал утверждает, что ему удалось создать коалицию демократических сил.

Павел Сигал: Провели переговоры и заручились поддержкой и регионального отделения партии "Яблоко" - это неформальная поддержка. Также вели переговоры о совместной деятельности, договорились с "Развитием предпринимательства". Наш список охватывает более широкие слои интеллигенции и предпринимательства, чем на выборах в Госдуму.

Олег Павлов: По словам Павла Сигала, правые намерены получить 10-15 процентов голосов избирателей и создать в Госсовете Татарстана свою фракцию.

"Партия Жизни" свою предвыборную кампанию строит на тех же принципах что и КПРФ: нет однопартийной системе. Все остальное можно найти в программах остальных партий и блоков. Возглавляет партийный список известный в Татарстане писатель Ренат Мухамадиев. Благодаря фигуре своего регионального лидера - экс-мэра Набережных Челнов Рафгата Алтынбаева, - "Партия Жизни" в Татарстане находится в оппозиции действующей власти. Но бывший член Совета Федерации Алтынбаев, как и прогнозировалось, не вошел ни в партийный список, ни в число одномандатников. Возможно, что он не хочет рисковать - бережет силы для следующих выборов президента Татарстана.

Михаил Соколов: Это был репортаж из Казани Олега Павлова.

Итак, Владимир Путин стал кандидатом в президенты России. В отпуск в связи с выборами, как и его дублер Сергей Миронов, он не собирается.

Деятельность на своем посту - лучшая пропаганда: не зря же вдруг Владимир Путин озаботился удержанием цен на хлеб, хотя о невыдающемся урожае было известно уже с полгода и время для зерновых интервенций на рынке упущено. Предвыборный штаб кандидата возглавил первый зам главы администрации Дмитрий Козак. Возвышение этого питерского юриста трактуется "кремленологами" как добрый знак для реформистов либерального крыла.

А чтобы общественность не расслаблялась, штатный придворный говорун Глеб Павловский ее попугивает.

Глеб Павловский: Всегда существует возможность разрушения политического контекста с использованием насилия. И эта угроза в той или иной степени Путину.

Михаил Соколов: Президентская кампания в России рушит старые и новые союзы. Не успели правые размежеваться на фракции Анатолия Чубайс и Ирины Хакамады, а тут вот и история о том, как ссорились, а потом мирились Дмитрий Рогозин с Сергеем Глазьевым. Дмитрий Рогозин и его сторонники в блоке "Родина" вели с коллегой тайную войну с декабря - препятствовали выдвижению Сергея Глазьева кандидатом в президенты от блока. Рогозин не дал ему возможности выступать от блока, называл его поход на Кремль ошибкой, доказывал, что три четверти избирателей блока - сторонники Путина. На этих позициях Дмитрий Рогозин стоит и сейчас.

Дмитрий Рогозин: Я - и возможно, меня поддержит значительная часть фракции - буду поддерживать в данном случае не Глазьева, а буду поддерживать президента России.

Михаил Соколов: Если посмотреть на Дмитрия Рогозина как бы в политическое зеркало, вы увидите Анатолия Чубайса, точнее - его позицию. Так и должно быть с отражением, только стороны меняются: если для Чубайса хороша экономическая деятельность президента, но есть проблемы с политикой, то Рогозин в восторге от растущего антидемократизма и мечтает лишь о том, чтобы победить остаточный экономический либерализм. На самом деле Дмитрий Рогозин хочет обменять поддержку президента на весомые посты в правительстве - вот ради чего "Родина" и выдвинула Виктора Геращенко кандидатом в президенты, заявляет Дмитрий Рогозин.

Дмитрий Рогозин: В принципе, полагал, что, сохраняя определенные мосты отношений с президентом России, с нынешним президентом России, Глазьев мог бы участвовать в кампании как доверенное лицо Геращенко (как и я, собственно говоря). И мы надеялись на то, что наша критика, которая могла бы быть сосредоточена на экономическом - подчеркиваю, не на политическом, а на экономическом - курсе президента Путина, могла бы подвинуть его в сторону смены этого экономического курса и формирования нового правительства, в том числе с участием и Глазьева, и Геращенко.

Михаил Соколов: Ответный ход Сергей Глазьев сделал в прошлую пятницу: под названием "Родина" он создал организацию своих сторонников. В интервью программе "Выборы" Радио Свобода Сергей Глазьев объяснял.

Сергей Глазьев: Кто-то - а я даже знаю кто - очень хочет раскола в нашем блоке. Я надеюсь, что этого не произойдет. И создание общественного движения - это как раз необходимый шаг для того, чтобы наша политическая коалиция приобрела основу. Ведь избирательный блок "Родина" сегодня существует только юридически, он не существует в виде массового общественного движения или организации людей, интересы которых мы обязаны представлять. И такая организация сегодня создана - это общественная организация "Родина - Народно-патриотический союз", которая дает возможность каждому нашему стороннику лично, непосредственно принять участие в совместной работе. Без этого наш избирательный блок и фракция висели бы в воздухе.

Михаил Соколов: Решение Сергея Глазьева создавать свою организацию под флагом "Родины" Сергей Бабурин, сопредседатель Высшего совета блока "Родина", посчитал попыткой увести модный брэнд, а Дмитрий Рогозин обвинял Глазьева в обмане и партизанщине.

Правда, на Высшем совете блока все же удалось умять скандал. И лидер партии "Народная воля" Сергей Бабурин утихомиривал конфликт, предлагая собрать всех национал-патриотов в феврале на съезд блока "Родина", оформиться в единую партию. Для этого и была создана специальная согласительная комиссия. Стороны выжидают, каково будет решение Верховного суда - будет зарегистрирован Виктор Геращенко в качестве кандидата в президенты или нет.

Для Кремля же все более нетерпима ситуация, когда популистский кандидат левых, приемлемый и для националистов, и для целого постсоветского слоя городской ИТР, создает свое движение, раскручивается на фоне неживых Геращенко, Харитонова, Малышкина да и официозного Владимира Путина, покушается на его рейтинг - словом, делает заявку на 2008 год.

Надо заметить, что Сергей Глазьев прекрасно знает себе цену. Он очень аккуратно работает с электоратом коммунистов.

Сергей Глазьев: Программа, которую я предлагаю, это программа социальной ответственности, программа социальной справедливости, социальных гарантий. Это те цели и задачи, которые всегда разделяла с нами КПРФ. Наш Народно-патриотический союз "Родина" открыт для всех.

Михаил Соколов: Придворный политолог Кремля Глеб Павловский уверен, что Сергей Глазьев реально замахнулся на наследство Геннадия Зюганова.

Глеб Павловский: Конечно, его интересует не создать маленькую личную партию, а перехватить у коммунистов. Потому что у него реальный есть шанс стать, вопреки сопротивлению бюрократии КПРФ партийной, признанным лидером фактически членов КПРФ. Просто если он становится признанным лидером, то вопрос о превращении его уже в секретаря партии - это вопрос времени и техники. Он, во-первых, противник путинского курса по большинству позиций и, в общем, реальный противник самого Путина. Электорат блока "Родина", часть его - я бы сказал, очень определившиеся противники Путина. Они не временные, они видят Путина как своего временного попутчика, временного, не вполне желательного, но того, на ком они должны въехать во власть. Ну, естественно, Путин не может приветствовать такого наездника.

Михаил Соколов: Кремлю надо решать, что делать с Сергеем Глазьевым. Один вариант: вопреки всем мнению Центризбиркома заставить Верховный суд России дать Виктору Геращенко регистрацию то ли от одной из трех партий блока "Родина", то ли признав, что съезды всех трех партий созывать не надо, а можно решать вопрос на общей сходке коалиции. Этот вариант - с Геращенко-кандидатом - позволит Дмитрию Рогозину и его соратникам требовать от Сергея Глазьева: надо держать слово - снимать свою кандидатуру в пользу бывшего главы Центробанка. Но не факт, что Глазьев их послушает.

Второй вариант можно реализовать после первого: использовать материалы о - якобы - подкупе при сборе подписей за Глазьева и отказать ему либо через Центральную избирательную комиссию, или через суд в регистрации. Собственно, для этого, как считает Сергей Глазьев, против него и организуются провокации.

Сергей Глазьев: Это грязная технология дискредитации меня и подготовки общественного мнения к отрицательному решению Центризбиркома по регистрации моей кандидатуры. Я думаю, что Центризбирком будет действовать в строгом соответствии с законом, а клеветники будут строго наказаны. Я уже обратился в Генпрокуратуру с просьбой возбудить уголовные дела по фактам клеветы, которые были обнародованы через первый и второй государственные телеканалы.

Михаил Соколов: В том, что Сергея Глазьева к президентским выборам не допустят, уверен политолог Андрей Пионтковский.

Андрей Пионтковский: У власти сложная дилемма. С одной стороны, надо обеспечить явку, поэтому надо как бы бросить более-менее для кого-то интересных кандидатов, как Хакамада или Глазьев. А с другой стороны ведь надо обеспечивать триумфальную победу в первом туре. Вот Хакамада этой задаче не угрожает, а Глазьев может привлечь весь традиционный коммунистический электорат и получить процентов 20, и вообще, это смажет блестящую картину заоблачного рейтинга. Мне кажется, что фамилии Глазьев не будет в окончательном списке претендентов на пост президента Российской Федерации.

Михаил Соколов: Как отмечает политолог Сергей Марков, желающие помочь Владимиру Путину могут переусердствовать.

Сергей Марков: Ряд людей склоняются к тому, чтобы минимизировать серьезное противостояние Владимиру Путину на выборах, чтобы дать ему избраться в первом туре. Но мне представляется, что это ошибка политическая. Сегодня главная угроза президенту не в том, что у него сильные соперники, а в том, что у него маленькая явка и вообще слабая легитимность. Выборы могут рассматриваться общественным мнением как некие квазивыборы, как некие выборы понарошку.

Михаил Соколов: Снятие Сергея Глазьева может нанести очередной удар по мифу о свободных выборах в России, снизить интерес к ним, подорвать явку. Но ведь действовать вопреки всему Кремлю не впервой. Президентскую кампанию ставшего плохо управляемым Глазьева пока не удалось удушить внутри едва живого от национально-освободительной (друг от друга) борьбы вождей блока "Родина".

Известный российский политик Иван Рыбкин, все еще ожидающий регистрации в качестве кандидата на пост президента, заявляет, что государственные структуры начали кампанию против него после публикации им открытого письма "Путин не имеет права на власть в России". С Иваном Рыбкиным я побеседовал по телефону.

Иван Петрович, вы выступили с заявлением: "Путин не имеет права на власть в России". Многие считают, что это преждевременная агитация.

Иван Рыбкин: Я не считаю, что это преждевременная агитация. Я заявляю свою точку зрения как гражданин России, никак не связывая это с выборами. Я заявлял эту точку зрения в открытом письме президенту 28 июня 2002 года, говорил постоянно об этом. Я считаю государственным преступлением войну в Чечне, которая развязана во многом президентом и его окружением, на гребне которой он влетел вверх, в высшую власть. И, такое ощущение, не знает теперь, что сделать. Хотя мы его предупреждали, я лично, что силового решения национальные проблемы в многонациональной России не имеют.

Президент действует, грубо попирая основной закон. Он создал 7 федеральных округов с громадной чиновной челядью, где море просто чиновников высокооплачиваемых, которые в нарушение, прямое, вопиющее, не имея противовеса в виде судебной, парламентской ветвей власти, громят этим кулаком исполнительной власти всех и вся. Если говорить об избирательных законах, то попирается и закон об обеспечении основных избирательных прав граждан.

Все прекрасно понимают, что шесть каналов телевизионных огосударствлены, и это используется в полной мере. Президент проводит встречи, ужины с руководителями телевизионных каналов, а в итоге потом все возможные кандидаты в кандидаты исчезают с избирательного поля. Более того, под его водительством тот же руководитель четвертого канала Николай Сенкевич вдруг говорит: "Мы это показывать не будем. Это противоречит взглядам президентам, интересам государства, а мы - государственное телевидение, поэтому показывать не будем". А мы что, не налогоплательщики? Не на наши ли деньги это все содержится? Почему только один единственный человек - это вопреки опять же Конституции - попирает грубо свободу слова, свободу говорить, думать и показывать, что считают нужным журналисты, что считают люди?

Михаил Соколов: Иван Петрович, скажите, пожалуйста, вот вы пишите в этом заявлении, что обладаете множеством конкретных свидетельств участия Владимира Путина в бизнесе, что он самый крупный в России олигарх. Вы считаете, что он владелец личного состояния или он просто управляет всем и вся?

Иван Рыбкин: Он управляет всем и вся, а в данной ситуации я веду речь о бизнесе его ближайших друзей и сподвижников. И все в Санкт-Петербурге и в Москве знают: и Геннадий Тимченко, и Михаил и Юрий Ковальчуки - это ближайшие друзья, с которыми он отмечает и дни рождения, и встречается постоянно, и даже один из братьев имеет формальный статус советника президента.

Я могу сказать открыто, что в данной ситуации просто-напросто эта группа подмяла многие финансовые потоки в России. Вот просто подход: отобрали, разрушили каналы - первый, четвертый, шестой. Где все оказалось? 49 процентов акций ОРТ лежат в "Еврофинансе". 49 процентов акций "Газпром-медиа" лежат в "Еврофинансе". Господин Столяренко там формальный руководитель, а все это принадлежит тоже братьям Ковальчукам, и они реально выстраивают кадровую политику на первом и четвертом каналах, прямо об этом говорю. И многие об этом знают, но просто боялись до последнего времени говорить. Более того, скажу, уже готова сделка, уже подминают под себя полностью "Газпром-медиа", забирая все 100 процентов акций. Разве это правильно?

Хорошо. Говорят о равноудаленности крупного капитала. Но я вижу, что одни - как тот же Ходорковский - буквально раздавливаются с их высокоэффективными компаниями, с их прозрачными компаниями (и об этом известно во всем мире и в бизнес-сообществе в России в том числе), а другие просто "тузеют" на глазах, захлебываясь от этих финансовых потоков. Банк России имеет "Санкт-Петербург", один из самых крупнейших. Под контролем многие счета многих министерств - и Минатома, и Министерства путей сообщения, и прочее, и прочее. Можно говорить и многое другое. "Сургутнефтегаз" этой группировкой взят под контроль, и господин Богданов там просто как бы исполнительное лицо.

Михаил Соколов: Кем взят под контроль?

Иван Рыбкин: Этим же сообществом.

Михаил Соколов: Иван Петрович, все-таки я хочу уточнить вот такую вещь. Опубликована декларация господина Путина о том, что ему принадлежит: несколько счетов в банках, квартира в Петербурге, дачу он продал, доходы получил, и немного акций банка "Санкт-Петербург" - вот это все. Вы хотите сказать, что эта декларация не соответствует действительности, что он владеет гораздо большим состоянием? Или нет?

Иван Рыбкин: Я хочу сказать, Михаил, что олигархия во всем мире формулируется как сращивание крупного капитала с высшей властью в стране. А здесь срастание самое прямое, поэтому Путин - самый крупный олигарх. И орудуют, ворочают этим капиталом его люди, от них он равноудаляется. Смотрите, тот же Михаил Ковальчук - кто он такой? Советник президента Российской Федерации по разработке современных технологий в военно-промышленном комплексе, до последнего времени с Ильей Клебановым работал.

Михаил Соколов: А одновременно он что, управляет какими-то капиталами?

Иван Рыбкин: Михаил и Юрий Ковальчуки управляют реальными громадными капиталами и через посредство банка "Еврофинанс" управляют и первым каналом, и "Газпром-медиа" (то есть НТВ), и многими другими вещами, финансовыми потоками двух пароходств - "Сомкомфлот" и "Новороссийское пароходство", 50 процентов коммерческого флота России.

Я говорю многие вещи, о которых бизнес-сообщество знает, но, напуганное и затюканное, молчит. То, что я говорю, должны были бы говорить и Евгений Примаков, и Аркадий Вольский, если они на склоне лет решили руководить бизнес-сообществом и представлять его интересы. Почему так происходит: раз за разом проходит съезд Российского Союза промышленников и предпринимателей - и все тишь, гладь да божья благодать, аплодисменты переходящие в овации?

И после того, как я заявил, могу сказать дальше. Тут же звонок и говорят: "Это вас беспокоят от тамбовского представительства в Москве..." От господина Кумарина что ли?

Михаил Соколов: Иван Петрович, скажите, пожалуйста, вот после этих обвинений и разоблачений вы рассчитываете на регистрацию вашу в качестве кандидата в президенты?

Иван Рыбкин: Проверяли по случайной выборке 600 тысяч подписей. Из 600 тысяч подписей проверили 580 тысяч к началу дня в понедельник и сказали: "Фотографии, пожалуйста, фотографии на плакат предвыборный - все, пожалуйста, несите. Все у вас хорошо, у вас очень хорошие подписи, выбраковка минимальнейшая..." Как только письмо было опубликовано, помимо звонков из так называемого "тамбовского представительства", ФСБ, МВД сборщиков находит: "Почему вы собирали (причем без представителя нашего предвыборного штаба) под Рыбкина?.." Прессинг! Студенты многих под страхом исключения из института по сути дела заставляют отказываться от того, что они собирали подписи. В Кабардино-Балкарии это происходит - можно в мой штаб позвонить.

Михаил Соколов: Но это только в Кабардино-Балкарии или еще где-то?

Иван Рыбкин: Не только.

Михаил Соколов: То есть эта кампания идет, вы хотите сказать, по всей стране против вас?

Иван Рыбкин: По всей стране. Их понуждают к тому, чтобы сказать: "Мы не собирали..." Хотя их же почерком написано, они подписались, они собирали, и за каждой подписью стоит реальный человек. Мы сами, собрав 4 миллиона 200 тысяч, я не говорю уже о браке... Еще раз отодвинули, отбраковали то, что вызывало сомнение, с Центризбиркомом вместе занимались, потом отсортировали и еще 253 тысячи отбросили, и 2 миллиона 500 тысяч отнесли в Центризбирком. Свой тройной контроль был.

Поэтому мы будем идти в этой борьбе, конечно же, до конца.

Михаил Соколов: Я беседовал с возможным кандидатом в президенты России Иваном Рыбкиным.

Другой кандидат - Ирина Хакамада - также ожидает регистрации. С ней мы беседовали в студии Радио Свобода.

Ирина, вы что ожидаете в ближайшие несколько дней со своей регистрацией?

Ирина Хакамада: Я думаю, что меня зарегистрируют, потому что подписи честные и их очень много.

Михаил Соколов: Ну, вы знаете, все же решает Кремль, все считают. При чем тут честные подписи? Одни считают, что Кремлю выгодно ваше участие, поскольку привлекает внимание. А другие считают, что невыгодно, поскольку вы резко критикуете президента, ему неприятно.

Ирина Хакамада: Ну и спрашивайте Кремль, я не специалист по сознанию кремлевскому.

Михаил Соколов: Вы считаете, что это такая вот лотерея, да?

Ирина Хакамада: Да, мне кажется, это лотерея. У нас же все лотерейно, потому что реальные институты демократические не работают.

Михаил Соколов: Сейчас, когда ваша кампания еще вне агитационной фазе, вы чувствуете, что есть люди, которые могут вам дать средства, не боясь Кремля?

Ирина Хакамада: Ой, пока что средства не готовы. Есть люди, отдельные люди, да, - это, кстати, очень симпатично и здорово, - они готовы помогать, собирать деньги и так далее. А крупные компании все боятся, все испугались. Ну а многие готовы - я не буду называть - помогать не финансами, а структурными, организационными возможностями, предоставлять площади, чтобы я могла там раздавать свои документы, листовки и так далее.

Михаил Соколов: А как быть с партийной поддержкой? Партия "Союз правых сил" вас ведь не поддержала.

Ирина Хакамада: Да, "Союз правых сил" не поддержал, но поддержали 62 делегата съезда и около 25 регионов хотят со мной работать дальше. Кучеренко Петр об этом заявил, ну и дай бог.

Михаил Соколов: Это что, либеральная фракция внутри "Союза правых сил"?

Ирина Хакамада: Я думаю, что да. Фактически "Союз правых сил" всегда был такой двухголовый - и оппозиционный, и лояльный. Поэтому проиграли выборы, а теперь поэтому и раздваиваемся при голосовании. Я, кстати, поняла, что я правильно сделала, что пошла как независимый кандидат. Я бы не смогла получить, идя с оппозиционной программой, поддержку партии. И я в этом уверилась во время съезда.

Михаил Соколов: Ну и что, теперь в партии будет руководить Анатолий Чубайс?

Ирина Хакамада: Ну, по сути да. Если партия захочет остаться с гарантированной поддержкой со стороны Путина и его власти, ей нужно будет быть с главным лидером - с Анатолием Чубайсом.

Михаил Соколов: То есть судьба СПС - это младший партнер "Единой России"?

Ирина Хакамада: Ну да, такой не младший, а правый партнер.

Михаил Соколов: А вы что будете делать? Будете служить, извините, состоять в этом партнере?

Ирина Хакамада: Нет, я будут создавать или либеральный проект, оппозиционный, или объединяться с другими.

Михаил Соколов: А с кем объединяться? "Яблоко" же не хочет с вами объединяться, они сами по себе. Их партия должна выжить, а "Союз правых сил" - уйти к власти.

Ирина Хакамада: "Союз правых сил", если уйдет к власти - это да. А я - это отдельная проблема, так же как и еще другие демократические движения, тот же "Комитет восьми" и так далее. Не нужно сейчас ничего прогнозировать. Нужно собрать всех вместе и, может быть, дать какое-то время даже развиваться всем самостоятельно, но к 2006 году объединиться в большой демократический фронт.

Михаил Соколов: А как вы будете объединяться? Вот "Яблоко" идет во власть, Артемьев уже утвержден замминистра экономики, Лукин тоже собирается... Сильные политики, насколько я знаю, - и Борис Надеждин это признает, - собираются в "спецы" к Кремлю наниматься.

Ирина Хакамада: Вот и пусть идут. Пусть все уйдут, кто хочет. А те, кто останутся, они и объединятся.

Михаил Соколов: Так никого не останется.

Ирина Хакамада: Останется. Людей много, новых и разных. Вы сами говорили о том, что демократы должны обновляться и запустить молодую кровь. Те, кто сейчас меня регистрировали и собирали подписи, - это вот та самая новая, молодая кровь. Пусть одни уйдут - их место быстро будет занято. Потому что новое поколение хочет жить в условиях реальной свободы, а не виртуальной. И не только в Интернете хотят быть свободными, а еще и находясь у себя дома, на улицах, и когда учатся, и когда будут пытаться найти работу, и когда будут пытаться открывать свое дело, и так далее.

Михаил Соколов: Понимаете, вас пытаются сейчас совсем вытолкнуть с политического поля. Вот Борис Немцов на съезде говорил о перспективах деятельности СПС на выборах в регионах. А вот в Свердловской области блок СПС - "Яблоко" просто не допущен к выборам.

Ирина Хакамада: Об этом и речь. Бесполезно пытаться договариваться с властью - она давит любую политическую оппозицию. Поэтому нужно сейчас думать и объединять правозащитников, различные политологические самостоятельные группы, "Комитет восьми", Комитет по борьбе с коррупцией.

Михаил Соколов: А вот есть еще движение "Россия без Путина" во главе с Лимоновым. Вы с ним тоже будете сотрудничать?

Ирина Хакамада: Знаете, я против его большевистских выходок. Мне не нравится, даже когда это мои враги, когда торты и яйца кидают в лицо. Я либерал, и для меня священное право человека на то, чтобы не быть оскорбленным другим человеком, является очень важным. Я против унижения достоинства личности. Поэтому если Лимонов хочет бороться за свободу, то он должен бороться политическими методами, а не заниматься физическим терроризмом. Ведь ему же может тоже кто-нибудь в морду что-нибудь кинуть.

Михаил Соколов: Ну, он посидел в тюрьме, а теперь он за демократию выступает, между прочим.

Ирина Хакамада: Ну, вот если за демократию, надо еще посмотреть. Если реально - тогда можно разговаривать, а если это опять революционные замашки насилием, пусть даже мелким, - для меня это неприемлемо.

Михаил Соколов: Знаете, есть такое мнение, что те, кто был, собственно, либералами, демократами, должны несколько переориентироваться, они должны создавать какое-то леволиберальное движение, очень социально озабоченное, то есть заняться тем, чем они не занимались предыдущие 10 лет.

Ирина Хакамада: Правильно. Потому что все правое возьмет Путин. Владимир Путин будет двигать проект без демократии, но с рынком.

Михаил Соколов: То есть консерватизм.

Ирина Хакамада: Да.

Михаил Соколов: Дуче, Франко, Пиночет...

Ирина Хакамада: Ну, не знаю. Не будем мы... Ну, что-то такое более мягкое, как все у Владимира Путина. Все помягче, помягче, но такое, гибкое...

Михаил Соколов: Но не лучше ли действовать как Иван Рыбкин, который просто правду-матку о всяких заявлениях лепит: олигархия, Путин - главный олигарх, разоблачает тех людей, которые якобы управляют капиталами президента, и так далее. Это же понятно общественности, а вы от этого уклоняетесь.

Ирина Хакамада: А у меня нет никаких доказательств, и я принципиально хочу заниматься политическим проектом, а не разоблачительным. Разоблачительный проект должно осуществлять общество, а политик должен двигать альтернативный проект власти.

Михаил Соколов: Но вас же никто не услышит. Вас же не пускают к ведущим средствам массовой информации.

Ирина Хакамада: А вы думаете, Рыбкина что ли пустят?

Михаил Соколов: Ну, Рыбкин, тем не менее, по крайней мере, предлагает такое вкусное блюдо, которое будет привлекать ищущих.

Ирина Хакамада: Я не повар, я не хочу маргинализироваться. Это фактически уже маргинализация. Если есть доказательства, то должно быть расследование, нужно подавать в суд. А то, что власть олигархична по большому счету, я с этим согласна: она создала правила, при которых выросли олигархи.

Михаил Соколов: Ну, она не только создала правила, она еще начала использовать спецслужбы в политике все больше и больше.

Ирина Хакамада: Вот это серьезная опасность, потому что спецслужбы, на самом деле, должны заниматься своим делом. И если при Ельцине они были уничтожены и огромное количество профессионалов ушло на улицу...

Михаил Соколов: Они в бизнес ушли. На какую улицу? Я не видел гэбэшников на улице.

Ирина Хакамада: Так это и называется - на улицу. Вы не понимаете, что такое военная элита. Они, когда получают большую зарплату, даже в бизнесе, они не чувствуют себя реализованными людьми. Поэтому реформатор всегда поддерживает военную элиту, но он ставит ей другие задачи и держит ее в рамках. Это всегда люди, обслуживающие власть, но никак не инструмент власти.

Михаил Соколов: Ирина, но нельзя же трудоустроить столько чекистов, генералов и офицеров, сколько было в Советском Союзе, по специальности, да еще по специфической специальности борьбы с антикоммунистами.

Ирина Хакамада: Так сами же военные говорят о том, что необходимо сокращение. Другое дело, что тех, кого сокращают, нужно обустраивать на другом рынке. А вот здесь вот - те самые малые предприятия, которых не хватает, потому что коррупция, потому что давление бюрократов и неэффективная налоговая система.

Михаил Соколов: На мой взгляд, нынешняя идея власти - это подморозить Россию и что-то такое сделать, может быть, даже хорошее они собираются. Вот эта идея "подморозки" - она будет реализована реально? И даст ли это результат в экономическом развитии? Ведь были такие примеры.

Ирина Хакамада: Я согласна с Делягиным, который недавно сказал, что такие примеры возможны только в том случае, если элита имеет хоть какой-то определенный кодекс чести. Сегодня этого кодекса чести нет у элиты, она намного более безнравственна, чем сам народ. Поэтому я не надеюсь на эту элиту. Это может произойти только со сменой элиты, а смена элиты может произойти, если мы меняем вообще сам механизм власти и мотивации, при которых она действует. Это отдельный проект. Поэтому то, что делает Владимир Путин, - это ошибка.

Михаил Соколов: А вам не напоминает это Россию 1907-1914 года, - экономический рост, несмотря на самодержавие, господство бюрократии, ручную Думу, половинчатые решения, - когда что-то делалось и одновременно накапливалась ненависть?

Ирина Хакамада: Да, да, согласна.

Михаил Соколов: Но значит, это опять повторяющийся кризис, опять ловушка истории.

Ирина Хакамада: Правильно, я согласна, что эта стабильность может обернуться серьезнейшим кризисом, как только, например, изменится конъюнктура цен на нефть на мировом рынке.

Михаил Соколов: Можно ли это предотвратить?

Ирина Хакамада: Правительство решило это предотвращать за счет того, что закачало 270 миллиардов рублей в резервный фонд и будет его тянуть на тот случай, если все грохнется, на эти деньги потихонечку, экономя, доживать. Вот так наши пенсионеры и врачи доживают. В случае падения цен два-три года будут доживать, по крохам забирая из этого резервного фонда. Это неправильно. Поэтому, на самом деле, ничего реального в экономике не было сделано за 4 года. Просто накоплен резерв на случай экономического кризиса, никакого ноу-хау в этом нет.

Михаил Соколов: Получается тогда, что Россия не имеет реальных перспектив на политическое развитие, на сохранение республиканского де-факто строя на ближайшее десятилетие, если цены на нефть будут все те же?

Ирина Хакамада: Да. Как это ни странно, если цены будут помогать, то власть станет все более авторитарной, демократия будет сворачиваться, народ, имея небольшие подачки, будет все больше поддерживать вот эту стабильность, протест исчезнет окончательно, средства информации будут заманипулированы и превратятся просто в советскую пропаганду. А потом конъюнктура рынка изменится - и все это упадет в пропасть. И все это может вылиться в очень серьезный кризис, и придется начинать все заново. Именно поэтому я и выступаю и пытаюсь - используя, в том числе, и предвыборную кампанию - предупредить власть о том, что она тащит Россию в никуда.

Михаил Соколов: А вас не слышат.

Ирина Хакамада: Я думаю, что слышат, но не согласны, потому что признавать свои ошибки можно, только признавая, что, может быть, вообще я реальный оппонент. А пока что у меня создается впечатление, что и президент, и его окружение все-таки не хотят никакой реальной конкуренции - она их обижает.

Михаил Соколов: Моим собеседником в программе "Выборы-2004" была Ирина Хакамада.

Сказать о кандидате в президенты от ЛДПР как-то и нечего.

Что касается кандидата от коммунистов, Николая Харитонова, то лидер Компартии Геннадий Зюганов отметил: могут возникнуть условия, при которых аграрий может снять свою кандидатуру. Думаю, коммунисты будут справедливо жаловаться на информационную блокаду, на давление властей. Но истинной причиной возможного выхода Николай Харитонова из кампании станет его низкий рейтинг.

В следующей передаче, 12 февраля, - специальный репортаж Владимира Долина о политической ситуации на Кубани перед мартовскими выборами губернатора Краснодарского края.

XS
SM
MD
LG