Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новосибирск без Лондона. Артист на воеводство: покорение Алтая Михаилом Евдокимовым


Михаил Соколов: Михаил Ходорковский покаялся в истинных и мнимых грехах за весь русский либерализм, возложив на него и вины врагов реформ, и преступления бюрократии, воздав хвалу Владимиру Путину, обуздавшему национальных бесов.

Теперь одни комментаторы сомневаются в авторстве олигарха, другие списывают все на несвободу воли заключенного олигарха, возвращаясь к временам, описанным в романе "Слепящая тьма". Каменев и Зиновьев, Рыков и Бухарин каялись в выдуманных заговорах и реальных ошибках, чередой публичных признаний утверждая непогрешимого вождя, монопольно владеющего знанием истинного пути к светлому будущему.

Вот и заключенный Ходорковский объявляет Владимира Путина в той же эстетике принужденного покаяния самым лучшим либералом всех времен и народов. По страницам лояльных власти газет восторженно скачет мелкий бесенок от "политтехно" Станислав Белковский. З аказ выполнен. Образ мученика-олигарха был да сплыл. Ходорковский уже не может сказать...

Михаил Ходорковский: Моя позиция неторгуемая.

Михаил Соколов: Для того чтобы изжить альтернативы власти, ее оппоненты не обязательно должны быть устранены, замечают наблюдатели.

Достаточно, чтобы, спасаясь, они уничтожали себя морально, прошли через знаковое, знакомое по советским временам, унизительное, раскалывающее ряды критиков и разрушающее личность липкое покаяние.

* * *

Во втором туре выборов главы Архангельской области ее теперь уже бывший руководитель Анатолий Ефремов был буквально разгромлен бизнесменом Николаем Киселевым, которого поддержали три четверти голосовавших.

Из Архангельска сообщает Владимир Ануфриев.

Владимир Ануфриев: За генерального директора Архангельского молочного комбината Николая Киселева проголосовали 75 процентов избирателей, участвовавших в выборах. Анатолия Ефремова, баллотировавшегося на третий срок, поддержали 17,5 процента проголосовавших. Наибольшую поддержку претенденту оказали сельские избиратели, обычно консервативные и голосующие за кандидата от власти. Так в аграрных Вельском или Лешуконском районах Николай Киселев набрал более 90 процентов голосов.

Не помогли действующему губернатору ни расклеенные повсюду плакаты с "Ефремовым за Путина", ни попытки публично повиниться перед вторым туром за то, что за 8 лет правления сделано меньше, чем могло бы быть, ни жесткий прессинг конкурента подневольной прессой, ни усилия сразу нескольких групп столичных политтехнологов. Власть, как оказалось, уже выпала из рук правящей элиты, ее нужно было только подобрать. Иначе как объяснить феномен, когда не известный широкому кругу людей директор молокозавода, до этого не замеченный в политике, за 3-4 месяца поднимает свой рейтинг до небес.

Политологи полагают, что губернатор и его команда сами ковали свое поражение. Они оторвались от земли и даже не заметили этого. Их оппонентам не нужно было что-то изобретать, достаточно выпустить листовки с указание зарплаты губернатора (135 тысяч рублей в месяц) и пенсии его заместителя (44 тысячи). Местная пресса писала, что главным спонсором избирательной кампании Киселева выступил "ЛУКойл", и судя по обилию изданных листовок и рекламных щитов на улицах Архангельска, недостатка в средствах не было.

Любопытная коллизия с депутатом Госдумы от Архангельской области, местным олигархом Владимиром Крупчаком, который перед первым туром имел практически равный рейтинг с Анатолием Ефремовым и считался его главным соперником. Естественно, что именно на борьбу с ним были брошены все силы губернаторского штаба. А тем временем Николай Киселев, находясь в тени, спокойно повышал свой рейтинг. Перед самым первым туром, после вызова в Москву, Крупчак снял свою кандидатуру: Раскрученный политик, но с неоднозначной, скандальной репутацией уступил дорогу более проходной, незапятнанной фигуре. Анатолий Ефремов еще до полуночи в день голосования, когда все стало ясно, позвонил Николаю Киселеву и поздравил того с победой.

Николай Киселев: Он меня попросил сохранить часть команды, которая может работать. Я думаю, что это правильно.

Владимир Ануфриев: Однако оставлять все как есть новоизбранный губернатор не намерен. Он собирается внести изменения в структуру областной администрации при этом провести сокращение аппарата.

Николай Киселев: Постараемся очень быстро закончить срок принятия полномочий и с первого дня изменим структуру управления, приведем новых людей и начнем осуществлять программные речи.

Владимир Ануфриев: Николай Киселев родился в Северодвинске, в рабочей семье. Ему 53 года. Прошел путь от военного инженера до заместителя генерального директора Северодвинского завода радиоэлектронной аппаратуры "Полярная звезда". С 1990 года работает в бизнес-структурах, с 2000 - генеральный директор Архангельского молочного комбината. Женат, у него две дочери. Увлекается лыжными прогулками и рыбалкой.

Михаил Соколов: Прозвучал репортаж из Архангельска Владимира Ануфриева.

Выборы в Рязани завершились победой представителя фракции "Родина" в Государственной Думе Георгия Шпака над депутатом-"единороссом" Игорем Морозовым. Генерал-полковника Воздушно-десантных войск, скорее, символизировал наведение порядка и пресечение казнокрадства, а полковник разведки, ставший реформистом-бизнесменом, - проведение в застойном Рязанском регионе давно назревших преобразований. Рязанский избиратель, отдавший в первом туре губернаторских выборов коммунистам Любимову и Маматову треть голосов, пошел под твердую руку Георгия Шпака и обеспечил ему 10-процентный перевес.

В Новосибирске во втором туре борьбу за пост главы города вели мэр Владимир Городецкий и медиа-магнат Яков Лондон. Из Новосибирска сообщает Андрей Костьянов.

Андрей Костьянов: Ни массированное использование печатной прессы, ни поддержка административного ресурса не позволили Владимиру Городецкому победить в первом туре 14 марта. Мэру Новосибирска не хватило менее 2-х процентов. Медиа-магнат Яков Лондон получил поддержку 24 процентов голосовавших.

У Лондона, по его словам, не было возможности использовать даже те печатные средства массовой информации, которые были зарегистрированы в избиркоме как имеющие право на публикацию предвыборной агитации. В последний момент по тем или иным причинам снимались официально оплаченные с избирательного счета материалы. Впрочем, он отыгрался в телеэфире. Новости одного из подконтрольных ему каналов - НТН-4 - в этот период практически целиком были посвящены негативному освещению деятельности городской администрации. Справедливости ради стоит отметить правдивость слов Лондона, утверждающего, что редакция новостей "четверки" свою позицию по отношению к действующей власти не меняла уже в течение 10 лет. Вовсю была обыграна и фамилия кандидата от медиа-бизнеса. Из изысков можно отметить косвенную рекламу - проведение декады фильмов по Джеку Лондону. В ход пошла и массированная реклама бывшей жены бизнесмена, Марии Лондон, в качестве самого независимого и справедливого из журналистов.

Конкуренты по одному из дециметровых каналов, которым владеют бывшие партнеры Лондона, демонстрировали сериал "Лондон против Новосибирска", повествующий о незамысловатом житие как самого Якова, так и его брата Александра - Алика Лондона, владельца казино "777". Была запущена и серия роликов на радио с общей схемой:

Вопрос: "Что вы знаете о Новосибирске?"

Ответ - набор дифирамбов:

"А о Лондоне?" - вариации ответов, например, такой: "Лондон? Это же Джек-Потрошитель... Зачем нам Лондон?"

Губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский, ставленником, и бывшим заместителем которого является Владимир Городецкий, осознал, что столь серьезное дело, как выборы своего "зама по городу" на самотек пускать нельзя. Он срочно укрепил предвыборный штаб Городецкого своими "вице". В частности - матерым политтехнологом, первым вице-губернатором Алексеем Беспаликовым. Представитель штаба Александр Моисеев был уверен в победе Городецкого.

Александр Моисеев: У меня нет задачи анализировать ошибки господина Лондона, хотя я мог бы это сделать. Первая его ошибка была в том, что он подходил к этой кампании как к кампании чисто медийной. Выборы, во-первых, - это договоренность с политическими силами, структурами, это в первую очередь огромное количество встреч с избирателями. На выборах нужна мобильность, помимо медийного ресурса, нужно встречаться с людьми, нужно разговаривать. Никто, кроме Городецкого, не предлагал реального конструктива, не предлагал, собственно, стройной программы. Был набор неких обещаний, набор неких мифов. У Городецкого есть солидный наработанный багаж хороших, нормальных дел, и он шел в первую очередь с отчетом: вот это я сделал, а вот это я буду делать. Он сегодня выиграет - в этом у меня нет сомнений. Я думаю, он наберет около 60 процентов, а господин Лондон - около 30.

Андрей Костьянов: Якову Лондону не помогло и обещание создать мэрию народного доверия с участием занявшего в первом туре 3-е место депутата областного совета Сергея Кибирева. Владимир Городецкий выиграл второй тур выборов мэра с двукратным перевесом. А Яков Лондону пришлось начать свою прощальную пресс-конференцию словами.

Яков Лондон: Ну и самое радостное событие, что у нас с сегодняшнего дня в городе новый мэр - Виктор Александрович Толоконский.

Андрей Костьянов: Эксперты уверены: на выборах новосибирского мэра победил губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский.

Михаил Соколов: Рассказывал корреспондент Радио Свобода в Новосибирске Андрей Костьянов.

Крупный новосибирский бизнесмен Яков Лондон - совладелец телеканалов НТН-4 и НТН 12 - до недавнего времени возглавлял государственную Новосибирскую телерадиокомпанию. Яков Лондон после покушения на него передвигается в инвалидной коляске.

С господином Лондоном я побеседовал в тот момент, когда исход борьбы за пост мэра Новосибирска еще не был известен.

А что вам не нравится, в городе происходящее, что заставило вас идти на выборы?

Яков Лондон: Город как объект управления мало чем отличается от любого другого объекта управления. Хуже власти в городе, чем была когда-то раньше, ее не было. Во главе такого города, как Новосибирск, всегда стояли - как к ним ни относись - яркие личности. Новосибирск даже попадал в Книгу рекордов Гиннеса как город, набравший быстрее всех миллион, полтора миллиона жителей. За последние 12 лет власть в городе передавалась по наследству: мэр уходил в губернаторы, ставил своего первого зама... Не всегда было неудачно.

Последние четыре года показали, что власть в городе вообще неадекватно воспринимает то, что происходит. Она стала заложником очень многих проблем, связанных с круговой порукой, не способна кардинально мыслить, тормозятся инвестиции. Мне, как человеку, который прожил в этом городе всю жизнь, просто обидно и больно смотреть на то, что они делают. Если предыдущая власть отвечала на критику, реагировала, соглашалась или переубеждала, то есть объясняла свою логику и действия, то такого хамства чиновничьего, как сегодня, не было никогда.

Михаил Соколов: Ваши оппоненты всю кампанию обвиняли вас в таком популизме, скажем - обещания снизить тарифы жилищно-коммунального хозяйства, программа построить много жилья, - что все это абсолютно нереализуемо.

Яков Лондон: Для этой власти это нереально. Сегодня бюджет города Новосибирска составляет чуть меньше 12 миллиардов рублей. Я считаю, это преступно мало для бюджета и для тех возможностей, которыми обладает город, потому что в течение года бюджет может быть удвоен или утроен. Я с цифрами в руках доказывал, какие деньги доходят до города - это примерно 30-50 процентов бюджета. Я уже не говорю про Гусинобродскую барахолку, которую в шутку уже называют "градообразующим предприятием". Я говорил об этом и действующему мэру.

Поскольку медиа-бизнес связан с рекламой, я очень хорошо разбираюсь в рекламе. Рекламный рынок города Новосибирска оценивается в 15 миллионов долларов в год, а в бюджете - меньше 100 миллионов рублей. И они это считают заслугой, потому что раньше было 20 или 40. А где остальные деньги? Второе - это неэффективное управление муниципальной собственностью. Что они делают? Они либо сдают в аренду, либо продают. Я им предлагал варианты трастового управления имуществом, когда и собственность приносит прибыль, и городу с этого платятся налоги. Я конкретно объяснял, за счет чего можно получить еще 12 миллиардов рублей.

Чтобы выплатить надбавки пенсионерам по 1000 рублей... У нас 380 тысяч пенсионеров, половина из них живет за чертой бедности, средняя пенсия - 1500 рублей, а средняя по стране - 2800. Где-то около 150 тысячам пенсионеров нужно доплачивать 1000 рублей, для того чтобы они хотя бы могли как-то существовать. Легко посчитать, что эта сумма составляет всего около 3 миллиардов рублей. Мы только на жилищном строительстве теряем (мы же все знаем, какие взятки платятся за землеотвод) около 3 миллиардов рублей, что я тоже готов цифрами доказать: 350 тысяч квадратных метров они строят в год, 10 процентов теневого оборота - это 3 миллиарда в год. Достаточно этих денег, чтобы заплатить.

По поводу жилья. То они делают? Они ведут точечную застройку - строят жилья для богатых, которое никогда не решит проблемы остальных. Давайте возьмем город Сан-Франциско - стоимость металла, стоимость земли и заработную плату в 19-20 долларов в час у рабочего в Соединенных Штатах. Почему же тогда 1 квадратный метр в Сан-Франциско стоит чуть ли не на 30 процентов дешевле, чем в Новосибирске? Со мной согласились очень многие эксперты, что при определенном подходе к массовой застройке микрорайонов и так далее, современных технологиях и борьбе с коррупцией можно снизить стоимость квадратного метра чуть ли не в два раза. Разница между 12 тысячами - себестоимость квадратного метра, и 5-ю существенна. При этом рыночная цена намного больше. Сегодня они стоят 300 тысяч, а надо строить миллион. Серьезный бизнес прозрачен, он не буде ходить по кабинетам и раздавать взятки. Посмотрите, за 5 лет ни одной пятизвездочной гостиницы в городе.

И вообще, все сложные проблемы решаются достаточно просто. Еще налогооблагаемая база должна быть увеличена. И вместо того, чтобы покупать в Швейцарии снегоуборочные машины, их можно было бы на заводе "Сибсельмаш" делать - вот неэффективное использование городских возможностей. Зарплаты платятся "по черному". Ну, так не допускайте до конкурса ни одну фирму, в которой средняя заработная плата... Это же простые ходы. Каждый год зарывают деньги в землю по ремонту дорог. Ребята, а где гарантийное обслуживание? Вы просто объявите конкурс, и 3-5 лет фирма несет гарантии, - тогда у фирмы отпадает желание зарывать деньги и она начинает делать работу качественно.

Ничего популистского в этом нет. Почему такая истерика? У нас по Конституции любой житель города Новосибирска может быть... Именно потому, что они знают, что я говорю правду.

Михаил Соколов: Как быть тогда с корпоративным интересом сохранить все как есть? Вот здесь два вице-мэра пытались на этом крупнейшем в Сибири рынке что-то такое сделать - сделать его прозрачнее, деньги какие-то получить - и оба были убиты.

Яков Лондон: Было покушение и на третьего вице-мэра. К счастью, он остался жив. Я сразу заявил и сейчас могу повторить, что моральную ответственность за это несет действующая власть. Во-первых, когда происходят покушения на трех твоих замов, это говорит о том, что у тебя неправильно построено - либо ты принимаешь решения, либо замы. Как раз непрозрачность мэрии, непрозрачность теневых потоков и является основной причиной. Ведь когда люди убивают человека? Когда возникают некие неучтенные обязательства. Нет человека - нет обязательств. Причем не важно, в какую сторону.

Если бы все было прозрачно - стрелять чиновников бессмысленно. Именно вот эти неограниченные теневые потоки и являются причиной этих покушений. Как подбираются сейчас кадры? Ставятся свои люди, для того чтобы контролировать теневые потоки. А когда нужен свой человек? Когда юридически вы контролировать ситуацию не можете. Вы понимаете, что там какие-то деньги, их заносят... Когда вы собираетесь работать прозрачно, то вы можете взять любого профессионала, который будет работать, он воровать не будет.

Михаил Соколов: Вы чуть раньше сказали о причинах, почему в людей стреляют. Но в вас самого, собственно, стреляли. Вот вы разобрались со всем этим?

Яков Лондон: Да, конечно. По причинам покушения на меня ведь есть решение суда. Готовили его на меня бывшие компаньоны, и причина как раз была в том, что были неучтенные, не прописанные по глупости когда-то вещи. Именно наличие непроговоренных, непрописанных обязательств и послужило причиной покушения на меня, потому что только я был представителем, который знал об этих обязательствах. Если бы это было по закону все прописано... Ну, это была ошибка молодости, когда мы создавали телекомпанию. Разделиться на две телекомпании мы не могли, потому что мы теряли лицензию, - и вот это, собственно говоря, и послужило причиной покушения.

Михаил Соколов: Вас сразу же обвинили в том, что вы способствовали еще на посту руководителя ГТРК приходу в Думу двух, по-моему, депутатов-коммунистов, боролись с "Единой Россией".

Яков Лондон: То, что действительно было, на самом деле, - на одном из округов мы действительно поддерживали Святослава Насташевского, я лично, тележурналист из независимой телекомпании. И это была правда, он выиграл у "единоросса". Что касается общей ситуации в области, видимо, так власть работает, что если в четырех округах побеждают коммунисты, то недостаточно удачно выбрали кандидатуры. Безусловно, была договоренность между губернатором и коммунистами о том, что они не ввязываются в губернаторские выборы, а он не противодействует их приходу в Думу. И крайне неудачный подбор кадров по "Единой России", и слабое руководство.

Михаил Соколов: А как объяснить то, что прокуратура пытается аннулировать лицензии двух телекомпаний, где вы, согласно вашей версии, являетесь меноритарным акционером, - НТН-4 и НТН-12?

Яков Лондон: Во время предвыборной кампании шло большое давление. Кроме того, местная власть объединилась с теми бандитами, которые совершили покушение. Я не боюсь того слова, потому что есть решение суда о том, что они его, по крайней мере, готовили. А следствие о самом покушении до сих пор не закончено. Я написал жалобу в Генпрокуратуру, оно приостановлено было, и сейчас вроде как расследуется.

За последние несколько лет никаких претензий ко мне не было. И как только я объявляю, что иду на выборы, - сразу 6 или 8 жалоб, дел возбуждается, следственные органы работают, проверки. Ни одно из этих дел в результате проверки не вынесло ни одного определения в адрес ни одного должностного лица, ни одной телекомпании. Таким образом, все, что прокуратура смогла высосать из пальца, так это - с ее точки зрения - спорный момент в выдаче министерством лицензии. Как председатель экспертного совета я вам могу сказать, что Министерство выдало законно лицензию. Это очередная попытка давления, которая, думаю, будет снята. Я воспринимаю это как давление на коллектив журналистов и телекомпанию. По моим данным, в ближайшее время они постараются ее выключить. Они не рискнули это делать до выборов, но постараются выключить телекомпанию из эфира.

Михаил Соколов: Каковы ваши политические симпатии?

Яков Лондон: Я все-таки менеджер. А менеджер - это человек достаточно аполитичный. Безусловно, я считаю, что либеральные ценности имеют очень важное значение, и в этом плане, наверное, принадлежу к правому спектру. Но я и за социальную справедливость, которую явно выражает и левый спектр. Это, считаю, аморально, когда 40 процентов населения живет за чертой бедности. Кто сколько денег зарабатывает - меня никогда жаба не душила. Безусловно, я человек, который придерживается либеральных ценностей, но я категорически не приемлю, когда этим прикрываются совершенно бандитские какие-то механизмы. Знаете, воруют - ну ладно, всегда воровали. Но хоть воруйте с прибылей, а не с убытков.

Михаил Соколов: Я беседовал с главой "Сибирь-ТВ", новосибирским медиа-магнатом Яковом Лондоном. Он претендовал на пост руководителя Новосибирска и проиграл главе города Владимиру Городецкому. Изрядно, правда, заставив понервничать областную власть.

В Корякии 4 апреля пройдет второй тур губернаторских выборов. О яростной борьбе за власть в этом автономном округе сообщает из Петропавловска-Камчатского Гузель Латыпова.

Гузель Латыпова: Во втором туре борются два претендента - действующий глава региона Владимир Логинов и прокурор округа Борис Чуев. В первом туре по количеству набранных голосов лидировал Владимир Логинов с 37 процентами голосов избирателей, Борис Чуев шел с большим отрывом - 17,98 процента голосов.

30 марта в населенных пунктах Корякии, даже в отдаленных оленеводческих табунах, был распространен фальшивый номер регионального приложения к еженедельнику "Аргументы и Факты", содержащий компрометирующие материалы в отношении действующего губернатора Владимира Логинова и членов его семьи. Как заявила генеральный директор издания Елена Добробаба, редакция "АиФ" не имеет никакого отношения к содержанию газеты, которая вышла в автономном округе. Представители штаба Владимира Логинова заявили, что расценивают эти материалы как умышленную предвыборную провокацию со стороны противников губернатора. В среду вечером состоялось экстренное заседание избирательной комиссии Корякского автономного округа, где единогласно было принято решение признать материалы, опубликованные в поддельном издании, незаконными. Избирком обратился в УВД Камчатской области с требованием провести расследование и привлечь граждан, которые изготовили фальсифицированную газету, к ответственности. Уже изъято около тысячи экземпляров газеты с компроматом. Но на изготовителей и заказчиков правоохранительные органы пока не вышли.

На корякского избирателя было сброшено много противоречивой информации. Один кандидат - Борис Чуев, окружной прокурор, - возбудил уголовные дела в отношении двух других кандидатов - губернатора Владимира Логинова и Юрия Хнаева, бывшего мэра Паланы, а также инициировал многочисленные обыски в администрации. В малонаселенных корякских поселках и даже в окружном центре, Палане, многочисленные бригады заезжих журналистов и политтехнологов взбудоражили привычное течение жизни.

Михаил Соколов: Из Петропавловска-Камчатского сообщала корреспондент Радио Свобода Гузель Латыпова.

В Алтайском крае второй тур губернаторских выборов пройдет 4 апреля.

Диктор: Вновь появляются силы, желающие экспериментов. Немудрено заблудиться в мелкой, худосочной поросли человеческих амбиций и не разглядеть за ней реальных помыслов финансовых монополий, олигархического капитала, рвущегося в регионы за спиной очередного кандидата.

Михаил Соколов: Этот душераздирающий фильм - как олигархи готовят захват Алтая - своего рода приложение к новой панораме Барнаула, украшенного красными броскими щитами, чуть ли не на каждом крупном перекрестке: "Останови вторжение, приди и проголосуй за Родной Алтай!" А наряду с леденящими душу призывами и рассказами о коварных планах тут же присутствует и позитивная альтернатива - ОН.

Диктор: Мы выбираем - он делает!

Михаил Соколов: На монументальной картине с таким патерналистским лозунгом губернатор - отец родной, управляющий Алтаем с 1996 года. А неподалеку - еще плакат: все тот же губернатор Александр Суриков уже вместе с кемеровским коллегой Аманом Тулеевым под лозунгом "Вместе - на благо Сибири!" В общем, народу показывают: не надо валять дурака, как в Америке со своими Шварценеггерами, а надо правильно проголосовать во втором туре, 4 апреля.

Дело в том, что Александр Суриков 14 марта не смог победить сразу, набрал 47 процентов. А второе место с почти 40 процентами занял заслуженный артист России Михаил Евдокимов. Сегодня актер, сатирик, певец и юморист, решивший, что экономическое образование поможет ему поднять родной Алтай, - главная мишень, его считают наемником олигархии.

А 15 марта алтайское начальство было в шоке. Оно догадалось о том, что предполагает профессор Юрий Чернышев.

Юрий Чернышев: Такая операция - хорошо продуманная, спланированная. На первом туре у Евдокимова были помощники и огромные деньги - все это не могло произойти без молчаливой поддержки или одобрения Кремля. Суриков все-таки не вполне вписывается в систему нынешнего режима, то есть он пытается проводить свою политику "красного" или "розового пояса", он пытается тормозить реформы, а Путин не будет терпеть вот такой оппозиции.

Михаил Соколов: Никто не ожидал в первом туре губернаторского позора. Рассказывает один из членов штаба Михаила Евдокимова - политолог Михаил Малютин.

Михаил Малютин: Господин Суриков довел, по крайней мере, местного горожанина по большей части до состояния полной, тотальной ненависти. Вообще, когда мы проанализировали, кто его избиратели и кто избиратели Евдокимова, то мужик до 50-ти - избиратель Евдокимова, бабка старше 60-ти - избиратель Сурикова. Здесь мелкая сельская номенклатура на общей волне анти-ельцинизма 1996 года пришла к власти и действительно создала ситуацию, описываемую уже другим анекдотом, что "наш самолет приземляется в городе Барнаул - переведите стрелки ваших часов на 20 лет назад". То есть, в общем, такой поздний Леонид Ильич с некоторым переходом к Константину Устиновичу - как некоторый стиль правления, с одной принципиальной разницей: тогдашняя бюрократия, хорошая или плохая, она действительно знала, что надо заботиться о людях, в противном случае она потеряет портфели. Эта совершенно цинично избавилась от каких бы то ни было ограничений.

Приведу элементарный пример. Проходит газификация, но с дома надо собрать 40 тысяч рублей, чтобы ее сделать. Здесь вот с одной этой несчастной алтайской шкуры, находящейся на 87-ом месте по интегрированным показателям, по-прежнему пытаются продолжать снимать три шкуры. При этом он усвоил одну старую добрую большевистскую истину, что надо избавиться от конкурентов. Ну, в трех губерниях, действительно, господин Суриков от конкурентов избавился полностью и целиком. И вот Михаил Евдокимов выступил в роли своего рода "бешеной бабуси" или знаменитого земляка, потому что вся дальнейшая кампания напоминала небезызвестные кампании Бориса Ельцина на рубеже 80-90-х годов.

Его инициативы поддерживают "внучка, Жучка и мышка", он опирается на действительно массовое неприятие, основная форма общения - личные встречи, никому не верит, абсолютно неуправляем. А у него в штабе сидят 4-5 нормальных технолога, которые совершают по три подвига в день. И в результате этого вся кампания состоит из своего рода мелких чудес. То есть привезли откуда-то 10 тысяч долларов - кампания жива еще полтора дня.

Михаил Соколов: Губернатор Суриков объявил успех Михаила Евдокимова торжеством политтехнологий. И алтайская власть нанесла ответный удар: за дело взялись имиджмейкеры из фирмы "Никола ЭМ". Вдобавок несколько газет предположили, что губернатор Александр Суриков воспримет уроки первого тура и почистит свою команду от надоевших народу персон. В момент явной слабости губернатора Александра Сурикова поддержала и вся деловая и политическая элита Алтая. Видимо, решили, что за помощь в трудный час им сторицей воздастся.

Почему никто из местных статусных политиков не захотел спорить с губернатором? Объясняет политолог Михаил Малютин.

Михаил Малютин: Миша для них представляется неуправляемым - "актеришка" в стиле "я играю на гармошке". То есть для него позиция местных элит была совершенно ясна и понятна. Для него очень большим шрамом на сердце оказалось поведение его "друганов детства", которые его трусливо и тотально кинули. В общем-то, единственная структура, которая здесь относится пофигистски к итогам выборов, а на уровне вторых-третьих лиц скорее помогает, - это, безусловно, "Алтайэнерго". Плюс к этому полетело полтора десятка старых глав администраций разного уровня на последних выборах.

Наиболее чувствительным является для Сурикова поражение в Бийске. В общем, сейчас действительно вопрос выглядит просто: хватит ли у Евдокимова денег на такую элементарную мелочь, как контроль над участками?

Михаил Соколов: Сам Александр Суриков - седовласый, крупный мужчина, лицо чуть одутловатое, холеное, с округлыми чертами, не лишено аристократизма, или ему такое выражение придает тщательно спрятанная, но иногда прорывающаяся снисходительная, если не презрительная улыбка бывалого, все повидавшего. А может быть, дело в том, что в беседе с губернатором Суриковым видишь, что собеседник никогда не смотрит тебе в глаза, куда-то в сторону и сквозь тебя глядит. Может быть, за это Сурикова недруги прозвали "барином".

Перед встречей с жителями рабочего поселка Вагоноремонтного завода губернатор Алтайского края Александр Суриков не отказал в любезности ответить на несколько вопросов.

Вот вы в своем обращении про новую команду говорите. Что это значит для жителей?

Александр Суриков: Первое - то, что все-таки прошла реформа правительства. По Конституции, исполнительные органы - федеральные, областные и краевые - в России образуют одну вертикаль. И мы в любом случае подстраиваться под эту вертикаль должны - вот эти блоки и так далее. Это первая часть, она определена законодательством российским. И вторая часть - наверное, все-таки есть вопросы бюрократизации управления, и они естественны, в общем-то, в России с давних времен. Видимо, надо подумать, как выстроить это управление, которое быстрее бы доходило до нужд конкретного человека. У нас все управление до сих пор в России, в краях и областях, строилось как быстрее доходящее до нужд соответствующих отраслей - это не совсем правильно. До нужд человека никто практически не доходил, кроме социальных министерств - здравоохранения и так далее. В принципе, управление должно быть ориентировано на человека в первую очередь.

Михаил Соколов: Новые люди появятся у вас?

Александр Суриков: Да, конечно, они у нас все время появляются. У нас председатель Комитета по финансам пришел к нам, когда ему было 27 лет, выдающийся, хороший человек, грамотный очень.

Михаил Соколов: Скажите, а как вы восприняли то, что достаточно много глав районов сменилось по итогам выборов? Это все-таки форма такого недоверия, наверное, власти.

Александр Суриков: Не думаю, что недоверия. У нас это первая кампания за всю историю Алтайского края, где начали использоваться политтехнологии. Раньше они просто в крае никогда не использовались. Что такое политтехнологии в обычном понимании этого - деньги, наем людей, которые принимают участие в этом деле за деньги. Раньше никогда этого не было. И часть глав городов и районов... Мы ждали смены 18-ти человек - есть там обычные недоработки, жалобы населения, - а получилось 28. Остальные вписывались в концепцию. То есть вот политтехнологии тоже решили много проблем. Это первый раз за всю историю.

Михаил Соколов: А сейчас вы чувствуете тоже политтехнологии?

Александр Суриков: А как же, ну, это тематика первого тура. Мы не занимались политтехнологиями никогда, честно говоря. А приехали ребята, совершенно подготовленные, знающие этот вопрос - политтехнологий, поставили в рамки нормального финансирования весь этот процесс, и конечно, тут нас...

Михаил Соколов: А кто за этим стоит?

Александр Суриков: Я могу сказать, что в России не все поделено. Мы поделили ниши нефтяные, газовые, алюминиевые ниши, частично - цветные металлы, а все остальное не поделено. Народ бумаги имеет много (я имею в виду деньги). Они как бы явными олигархами сейчас не являются, но надо же эти деньги поставить таким образом, чтобы они приносили прибыль, как Михаилу Ходорковскому, - удваивали каждый год состояние. Как можно поставить? Через реальную экономику, имеющую хороший потенциал: цветные металлы алтайские, зерно алтайское и так далее. Вот это надо - занять ниши.

Михаил Соколов: То есть на подготовленную вами почву?

Александр Суриков: Ну конечно, рвутся люди, которым надо удваивать, утраивать свое состояние. Вот в этом вопрос.

Михаил Соколов: Губернатор Суриков проходит сразу на трибуну рабочего клуба, не удостаивая народ демократичными рукопожатиями. Губернатор уверен, что под его руководством бизнес глубоко дотационного Алтая добился серьезных успехов, поднялось производство аж в полтора раза.

Александр Суриков: За четыре года мы в 2,5 раза подняли зарплату на работающих предприятиях.

Михаил Соколов: Обещания Александра Сурикова следуют за обещаниями. Тут и увеличение детских пособий, и ипотека, и дешевое жилье, и борьба с бедностью. Да и пенсии, за которые отвечает Москва, по воле Александра Сурикова тоже вырастут...

Александр Суриков: Сегодня пенсия средняя для работающего человека со стажем, как положено, до повышения апрельского в крае - 1863 рубля. Не много территорий, где средняя пенсия равна прожиточному минимуму. И мы считаем, что пенсия к исходу четырехлетия де-факто должна тоже вырасти примерно в 2 раза.

Михаил Соколов: Несмотря на усилия наемных маккиавелли, клиент так и не смог побороть себя советского и начальственные замашки. Главное - слушаться старших, не надо втягиваться в аферы - отечески поучает рабочих, как недоразвитых, Александр Суриков.

Александр Суриков: Если бы нас спросили, мы бы сказали: "Не надо туда деньги нести, потому что жулик только обещает жилье за полцены". Они же за полцены обещают, а вы верите.

Михаил Соколов: Ну а чтобы избиратели не забывали о его исторической роли, Александр Суриков напоминает о своей борьбе с Ельциным.

Александр Суриков: Мы с Ельциным встречались первый раз в 1992 году, и я сказал, что "ты врешь, Борис Николаевич, обманываешь нас, ты нас приведешь к большим неприятностям и беде". - "Да ну, Александр Александрович..." Чем кончилось? Я же оказался прав-то.

Михаил Соколов: И обращается к залу: "Признайте, вы сами во всем виноваты - не за тех в 90-е годы голосовали..." Впереди хлопают, в середине толпа глухо молчит, а многие, особенно на задах, злобятся: что тебе, губернатор, Ельцин, ныне путинское время на дворе! Далее - непечатное...

Но что у Александра Сурикова не отнимешь, так это самоуверенного спокойствия. Ему злоба людская - внешне по барабану. Вечный алтайский губернатор Суриков уже не человек - бронза, памятник самому себе.

Диктор: Михаил Евдокимов - кандидат на должность главы администрации Алтайского края.

- Миша, веруй и твори!

Михаил Соколов: Это единственный клип кандидата Михаила Евдокимова, замеченный мной на экране Алтайского телевидения. Соперник губернатора Александра Сурикова - артист, сатирик и, как он подчеркивает, экономист по образованию - Михаил Евдокимов на джипе носится из деревни в деревню, произнося перед дверьми запертых клубов где-нибудь в Кулунде на морозе речи о том, что так жить нельзя. Знаменитый актер практически лишен доступа на экран и на страницы местной прессы. В команде его царит энтузиастический беспорядок: денег не было, да и нет. Политолог Михаил Малютин призван был наводить порядок в этой художественной самодеятельности. Чувство отчаянья сменяется у ветерана пиара приступами веселья.

Михаил Малютин: Первое, что для меня было шоком, когда я сюда приехал, когда я задал вопрос: "Из кого будет состоять правительство и в чем реально стратегия того, что предполагается делать?" - мне было честно сказано: "Раз задаешь такие умственные вопросы, изволь сам этой темой и заниматься". То есть он съездил в Москву, пообщался с ребятами из администрации президента и прежде всего с Виктором Ивановым(?), секретов больших нет, было сказано, что "мы тебя любим и даже всей душой уважаем, и это не только я как таковой, но и любимец народа с рейтингом, а поскольку мы великие демократы и живем в жутко правовом государстве, то, ясное дело, вмешиваться в ваши выборы мы не будем..." На простые, дурацкие вопросы - не пришлют ли они хотя бы наблюдателей по линии Вешнякова из породы чудаков для наведения демократии в здешние места? - что-то было обещано.

Михаил Соколов: Но Кремль, я так понимаю, эта ситуация устраивает, поскольку если власть не сменится, то, по крайней мере, сильно напугается и будет еще более управляемой.

Михаил Малютин: А если сменится, то человек, пришедший к власти в результате вот этого полного чуда, он оказывается в достаточной степени, сильно зависим.

Михаил Соколов: Весь день понедельника проходит в ожидании. Евдокимов общается с очень важными людьми. Он на съемке. Евдокимов на переговорах. Михаил Сергеевич поехали в храм, еще не приехали-с. К вечеру понедельника спешащий в какое-то далекое село Михаил Евдокимов все же объявляется в штабе.

Евдокимов не похож на своих киногероев. Среди мечущихся штабистов он выглядит как-то потеряно, в странном кургузом черном пальтишке и кепарике. Знакомая по плакатам окладистая рыжая борода нынче пострижена то ли клином, то ли острой лопатой. Физиономия - в самом деле красная, не после бани - обветрена, если и не обморожена. Из-под восточного прищура еле видны хитрые зоркие глазки.

Перед разговором вспомнилось, как глава Управления сельского хозяйства Алтая Александр Куфаев рассказывал, что в крае на селе жизнь налаживается, вот и зарплата крестьянина уже полторы тысячи рублей. "А доход?" - спросил я.

Александр Куфаев: Слушай, мы сейчас занялись этим делом. Вообще, он хороший. Если грубо сказать, я думаю, что за 3000 тысячи - это точно. Есть у нас достаточно много среди населения, которые держат и по 10 свиней, и по 15 свиней. А каждый поросеночек откормленный, он же до одного центнера, меньше 3 тысяч он с него не возьмет.

Михаил Соколов: Вот разговор с Михаилом Евдокимовым после этого я и начал с деревни.

Михаил Сергеевич, как деревня живет.

Михаил Евдокимов: Деревня... Я думаю, как в том анекдоте: "Я думал, ты плохо играешь, а ты вообще не умеешь..." Так и это. Живут... Они не живут, там практически выживают и доживают. Я из своей деревни практически не уезжаю, поэтому для меня эта ситуация всегда перед глазами. Но, честно говоря, еще как-то в Верховском у меня более-менее обстоят дела, нет такой разрухи, то есть не так ярко она выражена, как в других деревнях, полузаброшенных, то есть по крайним вот этим районам - ни дорог, ничего. Это знают все, и мне просто удивительно, как люди... Люди сдерживают себя - и то уже идут такие интонации, такие честные и открытие интонации, люди выражают свою мысль, люди выражают свою боль, свое негодование на предмет действительно очень серьезных неудобств.

Михаил Соколов: Что делать собираетесь?

Михаил Евдокимов: Кто, я?

Михаил Соколов: Да.

Михаил Евдокимов: Ну, как что? Менять все это дело в корне.

Михаил Соколов: А команда есть у вас - по селу, например?

Михаил Евдокимов: И по селу есть команда, конечно есть. Я без команды не пошел бы. А потом, все специалисты, стоящие специалисты, обязательно, не важно даже здесь... Хотя для меня, честно говоря, очень важен человеческий фактор, качества человека как человека. Но, тем не менее, в этой ситуации будут привлечены настоящие профессионалы.

Михаил Соколов: Местные?

Михаил Евдокимов: Местные, конечно. У меня нет никаких олигархов и нет никаких членов команды откуда-то извне. Это все ерунда, что там сочиняют, это же умышленно. Я не знаю, кому это еще непонятно.

Михаил Соколов: Ну, так они играют на том, что вы не говорите, кто вам деньги дает.

Михаил Евдокимов: Мне дают деньги друзья мои, нормальные люди. Среди них даже банкиров-то нет никого. Просто отличные ребята, отличные парни, красивые, умные люди, боже мой.

Михаил Соколов: А как вы объясните, что самые разные политики - от Рыжкова до Назарчука - вдруг выступили сейчас против вас?

Михаил Евдокимов: Ну, как я это оцениваю... Да никак не оцениваю. Это дело каждого. Каждый в меру своих сил и в силу своих принципов... как воспитала жизнь человека - таков он. Можно сказать даже - с молоком матери, что называется. Потому что я, сколько себя помню, друг в тяжелом положении - я прихожу на помощь обязательно, и в драках участвовал, и где угодно. Но так чтобы взять и просто близкого подставить, то есть предать - конкретно такого, конечно, у меня никогда не было. И даже когда это было во вред мне, я все равно оставался верен своим принципам, своим позициям, своей философии и внутреннему миру, который во мне есть с рождения.

Михаил Соколов: А вот в краевом Совете большинство тоже поддержало Сурикова, а не вас. А вы хотите налоги снижать - вас с ними же придется договариваться...

Михаил Евдокимов: Договоримся, куда мы денемся. Все будет нормально, я больше чем уверен.

Михаил Соколов: А "Единая Россия" тоже, вроде, партия власти - и тоже на вас.

Михаил Евдокимов: Партия не на меня, нет такого, просто отдельные члены партии... Я вам скажу, что на местах, в других регионах нашего края и здесь тоже, и в Барнауле, в Бийске нет никакого нападничества. Отдельные люди, представители партии и на той стороне, и на нашей стороне. Они, в общем-то, даже и не делились. Просто каждый идет по собственной совести, по собственным взглядам, по собственной оценке. Я этого совершенно нигде не ощущал, не наблюдал. Мало того, ко мне просто в отдельных поселках приходили представители партий конкретно, допустим, ЛДПР. Я говорю: "Ну а ваш шеф прилетал в поддержку Александра Александровича, как вы-то?.." - "А нам все равно, мало ли этот шеф, это его проблемы. А мы пойдем за вас..."

Михаил Соколов: А Москва? Вот вы в Москву съездили, говорят, в администрации президента были.

Михаил Евдокимов: Конечно, был. Меня же приглашали, поэтому я и съездил. Удачно.

Михаил Соколов: Не возражают?

Михаил Евдокимов: Нет.

Михаил Соколов: С кем встречались, не скажете?

Михаил Евдокимов: Нет, не скажу.

Михаил Соколов: Но серьезные люди?

Михаил Евдокимов: Конечно, серьезные. Как не серьезные...

Михаил Соколов: А Суриков действительно их утомил, скажем так?

Михаил Евдокимов: Нет, ну, там есть просто... ну, были такие разговоры, что человек старается во что бы то ни стало где-то там появиться, увидеться, встретиться...

Михаил Соколов: Давление чувствуете сейчас?

Михаил Евдокимов: Плакатов нет. Конечно, чувствую, особенно команда. Команда вообще, бедный штаб... Ну, у нас все в порядке, в принципе, настроение хорошее, боевое. Никто, как говорится, никуда не ушел, все на местах, все работают, все прекрасно. Конечно, ресурс есть ресурс, но я думал, что это будет не в таком масштабе. Я думал, это будет как-то более снисходительно. Нет, происходит такое, что я себе представить раньше не мог, действительно.

Михаил Соколов: Михаил Сергеевич, а вот вы сказали, что вы Сурикову найдете достойное место потом, после выборов. Это что за место?

Михаил Евдокимов: Ну, я не могу всего сейчас сказать. Это тайна.

Михаил Соколов: А вы считаете, в его деятельности есть хорошее? Вы его жестко критикуете, все. А хорошее найдете?

Михаил Евдокимов: А я его и не критиковал никогда. Я ничего не говорил в его адрес абсолютно.

Михаил Соколов: Лично. А системы?

Михаил Евдокимов: Ну, система - это, конечно, просто инерция и молчание народа, которое и порождает такое инерционное отношение, никакое, что там говорить. Нигде они не бывали, ни в каких районах, - везде же мне об этом говорят люди, везде абсолютно, - а тут вдруг любовь проснулась. Так же тоже не бывает. Любовь - она или есть или нет, правильно? Поэтому как-то не все справедливо.

Ну, зачем клеветать, что я не имею никакого отношения к Алтайскому краю? С 1870 года мой дед Василий жил в деревне Солоновка Смоленского района. В 1916 году родился там отец мой, Сергей Васильевич. В 1939 году ушел оттуда в армию, автоматически ушел на фронт в 1941. Вернулся сюда же. Ну, я родился в Новокузнецке, потому что строили металлургический комбинат в 1957 году. Но в 1959 мы уже опять приехали в деревню. И я еще и не земляк! То есть это же... я не знаю, как так можно говорить о таких вещах?! Существуют же архивы, существую все факты. Зачем, зачем это нужно? Кому это нужно?

Михаил Соколов: Михаил Сергеевич, вы же в политику пришли - дело грязное.

Михаил Евдокимов: Ну, мне говорили, что грязно, но люди-то серьезные, взрослые. Я никак не рассчитывал на такие обороты. Это же просто какой-то ужас!

Михаил Соколов: Михаил Сергеевич, а все-таки с чего начнете-то? Вот вы пришли, кабинет, губернаторство - и гора бумаг...

Михаил Евдокимов: Ну что, с работы и начнем. Что первое подвернется, с того и начнем.

Михаил Соколов: Профессию потеряете ведь, деквалификация на 4 года...

Михаил Евдокимов: За 4 года, я думаю, я не забуду то, что умел, что делал. Конечно, жалко. Жалковато - так скажем. Но я иду на серьезную работу, я иду действительно творить добро, и мне не стыдно об этом говорить. Я это делал и раньше, всю жизнь, делаю и сейчас, и буду делать.

Я любил и люблю свою родину. Я с ней никогда и не прощался. Я построил дом не для того, чтобы из него делать дачу. Я просто его построил, чтобы вернуться сюда, и я это обязательно сделают в любом случае. Просто Всевышнему угодно, видимо, так, чтобы я это сделал раньше. Я уверен в том, что это именно так. И поднимемся мы, и все будет нормально.

Михаил Соколов: Вера помогает?

Михаил Евдокимов: Все будет лучше, да, помогает очень даже.

Михаил Соколов: Михаил Евдокимов - играючи, вроде шукшинского чудика, что за все хорошее, - ушел от ответов на вопросы Радио Свобода. Но его штабист Михаил Малютин считает, что положительная программа преобразований у Михаила Евдокимова все же имеется.

Михаил Малютин: Очень редкий случай, что "господин Журден не подозревал, что он говорит прозой". Оказывается вся его цель - это проведение административной реформы "по Путину Владимиру Владимировичу". Это в области администрации. И второе - что "я и есть главный инвестиционный ресурс Алтая, потому что под меня при определенных условиях, естественно, когда я станут властью, а не буду претендентом, может быть, что-нибудь и дадут, а ни под кого другого никогда ничего не дадут безусловно". Как ни странно, он действительно абсолютно прав в этом вопросе.

Тут действительно полная негативная конвергенция худших времен брежневизма и худших черт путинской стабилизации.

Михаил Соколов: Профессор Юрий Чернышев разводит руками, - серьезной публике не понять, за кого 4 апреля голосовать, а ведь Алтайскому краю действительно нужно обновление.

Юрий Чернышев: Нужен относительно молодой человек. Должен быть энергичный человек, современный человек, компетентный человек, не коррумпированный человек, обладающий в то же время командой, то есть имеющий практический опыт и знакомый с людьми. Вот такой человек нужен сейчас Алтайскому краю, для того чтобы он вырвался из разряда депрессивных регионов, чтобы он перестал жить на дотации, чтобы он перестал быть местом, откуда уезжают. Насколько реформируем Суриков, я сомневаюсь, потому что он все-таки уже пожилой человек, и команда его еще более инерционна. То есть он, вообще-то, лучше своей команды, но то, что его окружает, давно пора менять. Что касается Евдокимова, то я не могу судить, пока я не увижу конкретно, кто за ним стоит, какие люди, какая команда.

Михаил Соколов: На улицах Барнаула люди говорят осторожно. Но разномыслие и разномнение безусловно есть.

- Я решил за Сурикова. Не знаю. Я так думаю, что он в курсе всех дел.

- За Евдокимова. Суриков за 8 лет ничего не сделал. В принципе, есть сдвиги, но, в принципе, лучшего хотелось.

- За Евдокимова. А пусть перейдет власть. Может, лучше будем.

- За Сурикова, потому что он наш президент.

- За Сурикова. Это наш человек, мы ему доверяем.

-За Сурикова. Справедливый, по-моему.

- Кто такой Евдокимов? Клоун и откуда-то из деревни.

- Я за Александра Александровича Сурикова.

- За Евдокимова пойдем.

- Ну а зачем Евдокимов? Он никогда не был, во-первых, никаким руководителем. Артист. Имя заработал себе, свою популярность как артист. Ну и пускай он занимается своим делом.

- Суриков уже 8 лет у власти - и ничего хорошего, не меняется ничего. Может, что-то новое будет.

- Суриков. Не знаю.

- За Евдокимова. Евдокимов - человек новый. На мой взгляд, Суриков как бы здесь давно сидит. Одним словом, заворовался и к себе хочет притянуть тех людей, которые нечисты на руку.

Михаил Соколов: Рассказ о том, что заслуженный артист России Михаил Евдокимов губернатора Александра Сурикова срезал, безусловно, вне зависимости от результата второго тура войдет в российскую политическую историю.

Приходилось слышать такой прогноз: единственной реальной альтернативой Путину или его наследнику может стать харизматический популист, по взглядам непонятно какой - вроде вот умеренно левый, явно христианский, - так считает и политолог Михаил Малютин.

Михаил Малютин: Америка, которая избрала Рейгана и Шварценеггера, она все-таки, с моей точки зрения, была немного другой страной. Хотя еще раз подчеркиваю, что на настоящий момент я сталкиваюсь с ситуацией каких-то непрерывных чудес, каких-то неадекватных событий. И в этом смысле, если побеждает Евдокимов, действительно, а не Суриков (когда вроде бы и административно, и финансово, и как угодно все на стороне Сурикова), то тогда действительно применительно к 2007-2008 году можно допускать самые разнообразные и странные чудеса.

Михаил Соколов: Выйдет ведь кто-нибудь, такой вот воистину народный и заслуженный, которого вся Россия знает и которому запросто вот рот не заткнуть, и скажет: "А король-то, голый..." И тогда все завертится, как на Алтае, и в избирательном зале будет полный аншлаг.

В следующей нашей передаче, 8 апреля, подведем итоги последних весенних губернаторских выборов сезона.

XS
SM
MD
LG