Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

СПС: сегодня - партия Чубайса, завтра - правый фланг "Единой России"? Конец сибирских "матрешек": унификация Тюмени и Красноярского края


Михаил Соколов: От магии телеэкрана - сериалов, юмористов, футбола, наблюдающего морской десант мудрого президента, персон в камуфляже с генеральскими погонами, все рассказывавших, как они извели почти всех террористов, - среднестатистический российский обыватель не в состоянии оторваться. Не отрезвляет даже ингушское позорище. Хотя инсургенты, откуда ни возьмись, пришли в Назрань, проводя адресную зачистку силовиков не хуже бравого спецназа на ротных учениях в Приморье и положив до сотни невинных людей.

Но в контексте бесконечного спецрепортажа о том, как там все у них ужасно в Ираке, явный распад кадыровского мифа о стабилизации в Чечне не воспринимается как провал путинского режима - замечают эксперты.

Вообще, вопрос об ответственности власти, судя по социологическим данным, не стоит: в целом нынешний курс так или иначе одобряет до двух третей опрашиваемых тем же Всероссийским Центром изучения общественного мнения.

Так что не увидим мы и чаемого коммунистами сопротивления реализации даже бездарно реализуемых планов, с которыми "Единая Россия" отнюдь не шла на декабрьские выборы, вроде бестолково исполняемой замены льгот денежными компенсациями или лишения новым Жилищным кодексом бедных - дешевого жилья, а богатых - права распоряжаться своим жильем. Одних за неуплаты предложат трущобы. Других по воле чиновника продавшего землю под домом или объявившего здание аварийным, можно будет выкинуть из апартаментов к "Кузькиной матери", расплатившись по ставке жалкой.

Бюрократические боссы разгулялись потому, что на нынешнем политическое поле почти не осталось места для независимых от Кремля партий или сил. И не в заговорах политтехнологов Кремля, а в запросе общества - такой вывод на круглом столе в агентстве "Росбалт" сделал социолог ВЦИОМа Леонтий Бызов.

Леонтий Бызов: У нас магистральный политический запрос - на первое место всюду выдвинулись идеи: порядок, справедливость, нация, стабильность. Даже электорат, казалось бы, противоположных политических сил, таких как коммунисты или "Союз правых сил", отличается деталями. Мы сделали вывод о том, что существует вот такой общий запрос, который можно назвать запросом на установление национального порядка. Это включает идею общественной консолидации, идею справедливых социальных отношений и в определенной степени включает в себя ценности свободы. То, что осталось от дискредитированных ценностей либерализма, - это очень высокая ценность, даже, можно сказать, сверхценность свободы частной жизни, неприкосновенность частной жизни.

Экономические реформы породили последние 5-6 лет средний класс, который стал сам носителем идеи порядка. И это очень существенная вещь, которая осталась незамеченной предыдущим руководством "Союза правых сил". Требование порядка, исходящее уже не только от не адаптировавшихся социальных низов, но и от ядра нового среднего класса, становится все более жестким.

Михаил Соколов: Нарастающий буржуазным мясом на советские кости, средний класс России патриотично готов передоверять ответственности бюрократии госбезопасности, ставить на порядок, ценить свободу лишь в частной жизни, и воздыхать по социальной справедливости.

Справа от партии власти продолжается процесс разделения на технологичных, прозападных правых консерваторов и социально озабоченных левых либералов, на партнеров режима и его оппозицию. 26 июня пройдет съезд "Союза правых сил", который должен обсудить программу партии. Основным докладчиком на съезде СПС 26 июня буде член федерального политсовета Григорий Томчин, с которым я и побеседовал.

Что вы ждете от съезда и считаете ли вы, что партия сейчас находится в кризисе послевыборном, который она еще не преодолела.

Григорий Томчин: Преодоление кризиса в партии - это тогда, когда она возвращается в парламент. Поэтому я думаю, что это первый этап преодоления кризиса, это окончание дискуссии и самоопределение. У нас сейчас просто на разрыв, что, мол, идите в общедемократическую оппозицию. Да, для партии оппозиции преодоление кризиса - это объявление о своей оппозиции. Либо нам тут говорят: присоединяйтесь к правому крылу "Единой России". Оба этих случая означают просто распуститься, взять и распуститься. Потому что общедемократической оппозиции сегодня не нужны никакие идеологии, а нужен крик: "Долой!" Это не наша крик. А в "Единой России" - это, значит, все строем куда повели. Это тоже не наше.

Поэтому мы сейчас еще все-таки будем находиться для внешнего мира в кризисе, поскольку мы не определили, как мы будем двигаться во время выборов. Думаю, что съезд примет решение, что мы остаемся со своей идеологией, поскольку если вектор пока у России в реформы со всеми вывихами и колебаниями линий, то тогда мы нужны, потому что кому-то надо показывать, куда идти в реформу. Тем более что мы совершили одну крупнейшую ошибку: мы показывали только экономическую дорогу, а про все остальные виды дорог сказали: "Само придет". Мы должны это компенсировать и показать. Это не может сделать партия власти, какая бы умная она ни была, поскольку она связана именно властью. Это делает либо конструктивная партия левая, либо конструктивная партия правая, смотря куда идет вектор, то есть либо в авангарде, либо в арьергарде одна из них. Сегодня пока вектор туда - значит, мы должны быть впереди, мы должны это все показать.

В 2000 году мы, когда ушел Кириенко, потеряли ту нить, с которой шли на выборы, то есть нить единства правозащитной части и части движения в реформы. У нас начались метания, крены, переходы куда-то. Немцов не смог это сделать, он повел в оппозиционную часть сразу, и тогда начался кризис в партии. И следствием этого кризиса как раз и был проигрыш на выборах.

Михаил Соколов: А почему нельзя последовательно пойти в оппозицию, оплодотворить ее вашими идеями?

Григорий Томчин: А ей не нужны идеи сегодня. Оппозиция не может сегодня существовать с идеями, сегодня не тот момент. У нас авторитарное государство. Если бы у нас было не авторитарное государство, тогда мы должны были пойти вот в эту оппозицию, рассказывать, как идти, куда идти. А сегодня не надо рассказывать, как идти, сегодня оппозиция может существовать на крике: "Долой!", все на так, любое решение неверное (не показывая какое), неинтересно. И потом, она должна, для того чтобы ей выжить, объединить все оппозиционные части, у которых все разные идеи, она должна объединиться с левой, с правой, с какой угодно.

Михаил Соколов: На какой платформе?

Григорий Томчин: На платформе защиты демократии. Защита демократии - нас там не ждут. Нам же говорят: "Ребята, вы приходите к нам, объединяйтесь. Но откажитесь от Чубайса, откажитесь от Гайдара, откажитесь от того, что все, что вы делали в экономике, было правильно, откажитесь от приватизации, откажитесь от всех ваших идей, а потом к нам приходите". Тогда мы объявляем, что мы распускаемся и все.

Михаил Соколов: То есть де-факто вы будете продолжать в некоторым смысле обслуживать власть, надеясь на ее вменяемость.

Григорий Томчин: Я не думаю, что это так. Мы власти в том не нужны. Впрямую пытаться делать, как мы делаем, - мы им тоже не нужны. Поэтому у нас единственный путь - показывать людям, как надо делать, и власти и людям.

Михаил Соколов: А где вы будете показывать, где эти площадки?

Григорий Томчин: Ну, пока у нас площадок в прессе не уменьшилось. У нас есть региональные выборы...

Михаил Соколов: Которые вы проигрываете.

Григорий Томчин: Да, пока проигрываем, но они есть, они существуют. И мы в следующем полугодии начнем что-то на них делать. Нам надо настроиться на региональные выборы. У нас председатель региональной комиссии - Чубайс, он всего два месяца как стал председателем региональной комиссии. Посмотрим второе полугодие, примерно с октября. До октября все проиграем.

Михаил Соколов: Для народа, для будущего избирателя вы будете никакими - не оппозиционными, не властными...

Григорий Томчин: Подождите, будущий избиратель - это проблема 2005-2006 года. В том месте мы должны будем определиться, там самоопределение, а не сейчас.

Михаил Соколов: А сейчас можно быть в проруби, посередине?

Григорий Томчин: А сейчас можно быть со своей стратегией. Мы сказали, что надо льготы отменить, мы же сказали. А как сделано? А надо показать, как сделать, рассказать и показать, - что мы уже сейчас по всем регионам сделали, - как сделать, чтобы льготникам было хорошо.

Михаил Соколов: Но делается-то по-другому...

Григорий Томчин: А решение не принято. К отмене льгот мы не можем быть в оппозиции - мы ее придумали. К тому, как они отменяют льготы, мы обязаны быть в оппозиции, потому что это ничего не решает. Путь указан верный, а исполнение неверное. Сегодня обсуждается в Думе снижение единого социального налога. Это наша позиция всеми буквами, уже который год написанная. А так, как это сделано, так лучше бы они этого и не начинали. Вот здесь наш кусок.

Поэтому в общедемократическую оппозицию мы не можем, потому что они говорят: "Долой ваучер! Долой Чубайса! Долой все решения по льготам, льготы всем вернуть!" Мы не можем вернуть льготы.

Михаил Соколов: Вы не можете отказаться от самих себя.

Григорий Томчин: Да, не должны. Политическая партия умирает, если она отказывается от самой себя.

Михаил Соколов: Говорил Григорий Томчин.

Один из лидеров СПС Борис Надеждин потряс демократическую общественность идей блока партии с правым крылом "Единой России" В интервью программе "Россия вчера, сегодня завтра" - "Выборы-2004" Радио Свобода Борис Надеждин объяснил свою линию.

Борис Борисович, какова собственно задача съезда "Союза правых сил", который пройдет в субботу?

Борис Надеждин: Я не думаю, что будут приняты именно 26 июня какие-то такие эпохальные, взрывные решения, типа появления какой-то неизвестной фигуры в качестве лидера партии и так далее. Этого не будет. Будет нормальный, спокойный разговор о том, как нам жить дальше. Думаю, что будет объявлена дискуссия партийная по поводу будущего лидера и состава коалиции, но вряд ли будут поставлены какие-то исчерпывающие точки.

Михаил Соколов: Вы сказали о какой-то неизвестной фигуре, а что, партия так и останется с таким невнятным коллективным руководством?

Борис Надеждин: Естественным лидером "Союза правых сил" сегодня был бы Чубайс Анатолий Борисович. Другой фигуры такого масштаба у нас сегодня просто нет. Но он по ряду причин не готов занять эту должность. Все остальные фигуры, которые можно обсуждать, не являются знаковыми. Поэтому, думаю, преждевременно ставить точку. Но начать поиск новых фигур, в том числе запустить процедуру их раскручивания, выявления, возможно, стоит.

Михаил Соколов: А вы думаете, что Чубайс устроил не правое в прямом смысле этого слова, а либеральное крыло вашей партии?

Борис Надеждин: Думаю, что устроил бы, потому что это была бы внятная позиция. Но по большому количеству причин и Анатолий Борисович не готов это сейчас сделать, и я считаю, что нам, наверное, сейчас не следовало бы вот так внятно позиционироваться, четко. Потому что избрание Чубайса - это символическое мероприятие.

Михаил Соколов: Это закрыло бы всякий путь к взаимодействию с "Яблоком", например.

Борис Надеждин: На сегодняшнем этапе - да. Именно поэтому сегодня этого делать нельзя. Что будет еще через год, кто будет оплотом демократии и свободы мысли в стране, я даже не берусь предугадать.

Михаил Соколов: Ваша идея или заявление о том, что можно было бы сблокироваться с правым крылом "Единой России", она произвела такую бурную дискуссию в прессе. Вы что, верите, что в "Единой России", в этом бюрократическом механизме есть какое-то крыло, фракция?

Борис Надеждин: Я уже приводил такую метафору, что нельзя сблокировать с правым крылом "Единой России", потому что "Единая Россия" - это не птица, у нее нет крыльев, а это медведь, и он создан не для полета, а для того, чтобы демонстрировать, кто в лесу хозяин. Поэтому сегодня об этом говорить нельзя, и я об этом не говорил как о сегодняшнем проекте. Исключать на 2007 год я бы не стал абсолютно никакие сценарии блокирования политических сил в стране. Мы не знаем, какая будет повестка дня реальная в стране в этот момент. Но сегодня говорить о том, что у "Единой России" есть крылья, абсолютно бессмысленно.

Михаил Соколов: Взаимодействие с властью, вы считаете, возможно? Или партия должна уходить дальше в оппозицию, на линию Комитета-2008?

Борис Надеждин: Я считаю, что партия должна сохранить возможность этого выбора через два года. Я сам активно работаю в Комитете-2008, потому что считаю, что именно сегодня, в 2004 году, в стране есть серьезные проблемы с демократией, свободой слова и правами человека. Это так, действительно. Но какой будет реальный выбор в стране в 2007 году, предсказать невозможно. Можно рассматривать сценарии, при которых в нашу демократическую коалицию вступают те люди, которые сегодня в правительстве и в "Единой России". Если наследником объявляется очередной "боец невидимого фронта", страна откровенно идет в "туркмен-баши", в Туркмению, - и тогда эти люди приходят к нам. И это можно обсуждать. Поэтому нужно поддерживать нормальные отношения, в том числе, и с теми, кто сегодня в правительстве страны.

Михаил Соколов: А как вы собираетесь взаимодействовать или не взаимодействовать с критиками власти слева? Они тоже возмущаются разнообразными антидемократическими вещами.

Борис Надеждин: У "Союза правых сил" нет каких-то там вечных друзей или врагов, а у нас есть вечная позиция, абсолютно правильная, внятная, демократическая, либеральная правая позиция. Вот сегодня, только что мы тут были с Олегом Смолиным, коммунистом, и он сказал, что нужно сохранить социальные федеральные гарантии жертвам политических репрессий, - на 100 процентов согласен, абсолютно мне не важно, коммунист это говорит или кто, я считаю, что это правильно.

Михаил Соколов: Как все-таки будут строиться отношения с партией "Яблоко"?

Борис Надеждин: "Яблоко сохранится как партия, СПС сохранится как партия, и если центральной развилкой выборов 2007 года будет вопрос свободы и демократии, мы, очевидно, окажемся в одном лагере. Отличия, конечно, у нас есть. "Яблоко" более социальная партия, более левая, чем мы, но вопрос о том, какие будут развилки в стране. Кроме того, объединению с "Яблоком" объективно способствует наше поражение. Если мы не сумели преодолеть 5 процентов в прошлом году, то спрашивается, как мы по одиночке собирается преодолеть 7?

Михаил Соколов: А что делать конкретно? Вот Ирина Хакамада предлагает идти в разнообразные региональные инициативы, вот референдум, например, по жгучим вопросам московской жизни попыталась провести.

Борис Надеждин: Я только приветствую проведение референдумов - это прямая воля народа и прямая демократия. Я сомневаюсь, что Ирине дадут это сделать...

Михаил Соколов: А бороться надо?

Борис Надеждин: ... как не дали нам в 1999 году, "Союзу правых сил". Скорее всего, все будет остановлено. Но бороться, конечно, надо. И более того, сейчас СПС идет в регионы. Я вот возглавляю подмосковную организацию СПС, и мы осуществляем огромное количество проектов регионального уровня, связанных с развитием гражданского общества, с поддержкой молодых журналистов, предпринимателей, правозащитников. Мы все это делаем в регионах.

Михаил Соколов: То есть вам не кажется, как пишут некоторые аналитики, что партия полностью потеряла лицо, находится в депрессивном состоянии и маниакально мечется между Путиным и оппозицией?

Борис Надеждин: Вы знаете, существует некая такая задача, осуществляющаяся частью кремлевского руководства, чтобы нас вообще не было. Эта задача блестяще осуществляется, и это просто целенаправленная кампания.

Михаил Соколов: Но Кремлю же всегда удавалось то, что он задумывал, в последнее время. Значит, и вас не будет, действительно?

Борис Надеждин: Ну, поживем - увидим. Противопоставить, на мой взгляд, можно следующие вещи: первое, не дергаться, не сваливаться в истерическую какую-то критику, отстаивать свои интересы; второе, заниматься конкретными реальными проектами. В каком-то смысле "теория малых дел", которая владела русской интеллигенцией XIX века.

Михаил Соколов: Доктор Чехов...

Борис Надеждин: В каком-то смысле.

Михаил Соколов: Доктор Чубайс...

Борис Надеждин: Я очень много трачу времени на такого типа проекты - социальные, культурные, благотворительные, образовательные и так далее.

Михаил Соколов: Была такая версия, что вы хотели возглавить СПС как единоличный лидер, но Кремль с этим не согласился, и вам отказали.

Борис Надеждин: Я никаких переговоров с Кремлем, не только по этому вопросу, боже упаси, вообще ни по какому другому не веду. Я не хочу возглавить СПС, потому что сегодня это не такой, знаете, приз за победу в соревнованиях, а это огромная ответственность и головная боль - это очевидная вещь. Я не собираюсь бороться за эту должность, но в то же время, если сюжет съезда пойдет в такую сторону, что потребуется взять на себя ответственность за судьбу партии, я не исключаю такой возможности.

Михаил Соколов: Это было мнение Бориса Надеждина.

Лидер молодежного крыла "Союза правых сил" Андрей Вульф дал интервью программе Радио Свобода "Россия вчера, сегодня, завтра" - "Выборы-2004".

Андрей, в чем смысл съезда, который состоится в субботу? Ведь партия, насколько я понимаю, не будет там избирать своего лидера.

Андрей Вульф: По этому поводу, мне кажется, будет дискуссия на съезде. Поскольку, как мне кажется, вопрос избрания либо не избрания лидера, по сути дела, один из ключевых вопросов, мимо которых съезд просто не может пройти. Даже если будет принято решение о не избрании лидера партии, оно должно быть очень четко мотивировано, и я, честно говоря, такой мотивации не вижу.

Михаил Соколов: То есть вы за то, чтобы все-таки выдвинуть какую-то фигуру, хотя бы временную.

Андрей Вульф: Я на 100 процентов за то, чтобы выбрать какую-то фигуру. Партия без лидера - это нонсенс. Мы сейчас пожинаем плоды отсутствия лидера. Я знаю очень много людей демократических и либеральных убеждений, которые следят за политикой постольку поскольку, и у многих из этих людей есть четкое ощущение, что "Союз правых сил" распался.

Михаил Соколов: Но Хакамада же ушла.

Андрей Вульф: Уход Хакамады, сложение полномочий лидерских с Бориса Немцова, уход в день Анатолия Чубайса и Егора Гайдара... Фактически партия - это все равно люди, она все равно с ними персонифицируется. Когда в "Яблоке" отошел на второй план Явлинский, сейчас, по каким-то объективным, по всей видимости причинам, партия выдвинула тут же Митрохина и Иваненко, которые делают политические заявления от имени партии, постоянно появляются с логотипом "Яблока" во всех информационных программах - и они присутствуют в политической жизни.

Партия без лидера обречена на то, чтобы маргинализоваться. Боюсь, что, к сожалению, если сейчас провести реальный опрос общественного мнения, не ангажированный, то рейтинг "Союза правых сил" будет, как минимум, в два раза меньше, чем тот результат, который мы показали на выборах в декабре. Если еще полгода такая ситуация продлится, наш рейтинг будет приблизительно равен рейтингу партии СЛОН.

Михаил Соколов: Господин Вульф, а у вас есть конкретная кандидатура? Что должно случиться? Должен вернуться Немцов, должен выйти из тени Анатолий Чубайс или должны какие-то новые люди прийти?

Андрей Вульф: Я скажу сейчас кощунственную вещь. Лучше любой лидер, чем никакой, сейчас для "Союза правых сил". Я знаю, что есть идея объявить такую открытую внутрипартийную избирательную кампанию тех людей, кто потенциально претендует на пост лидера партии. В принципе, это здравая идея, я ее поддерживаю, мне она кажется достаточно интересной. Но на этот период - полгода, несколько месяцев, может быть, до года - обязательно должен быть человек, который (не в виду аморфного политсовета, а конкретный человек) будет у людей ассоциироваться с брэндом "Союз правых сил". Это абсолютная экономическая закономерность, законы брэндирования: не может партия ассоциироваться с пятью, шестью, семью и так далее людьми. Максимум, что нам удавалось, - это ассоциация с двумя людьми во время предвыборной кампании 1999 года. Я считаю, что кандидатуры есть, кандидатуры есть внутри партии. Я считаю, что неправильно сейчас приглашать человека со стороны.

Михаил Соколов: То есть с Касьяновым тема закрыта.

Андрей Вульф: Ну, по крайней мере, сейчас. Помимо нашего желания должно быть еще желание или нежелание Касьянова.

Михаил Соколов: Но называют Бориса Надеждина или Ивана Старикова.

Андрей Вульф: Мне кажется значительно более подходящей кандидатура Бориса Надеждина. Это единственная кандидатура, которая не вызовет вопросов или аллергии ни в самой партии, ни в средствах массовой информации. Она логична. Это человек, который является публичным политиком - безусловно. Это человек, которые имеет свое политическое лицо - безусловно, человек, который формально был вторым и по сути дела был руководителем фракции, поскольку именно он работал на всех пленарных заседаниях. По крайней мере, у людей не будет возникать вопрос, а почему он. Если сложил свои полномочия Борис Немцов, его первый заместитель логично может занять его место. Конечно, он не является таким политическим тяжеловесом, как Чубайс, Гайдар, Немцов или Хакамада. Но в данном случае не человек красит место, а место красит человека. Поверьте мне, полгода в статусе лидера "Союза правых сил" - и степень его, как сейчас говорят, раскрутки будет приблизительно равна нашим отцам-основателям.

Михаил Соколов: Господин Вульф, вот есть мнение социологов, что ваша партия все-таки обречена на размежевание - есть запрос на социально-либеральный тип поведения и такой технократический, чисто правый. Есть люди, которые просто уйдут за Хакамадой, - это неизбежно.

Андрей Вульф: Пока вслед за Хакамадой не ушел никто. В принципе, в любой европейской политической традиции либералы и консерваторы - это две разные партии, причем, как правило, как раз две главные противоборствующие партии. У нас несколько искаженная политическая система вообще, с исторически длительным присутствием коммунистов, очень сильной левой стороной политического спектра, а сейчас еще с таким странным сверхообразованием в виде партии власти, которая сложилась из многочисленных элит, крайне, кстати говоря, между собой противоречивых.

Есть еще один, прагматический момент, что через три года повышенный барьер до 7 процентов в одиночку - я говорю об этом абсолютно ответственно - гарантировано не преодолеет ни одна политическая партия, ни одна!

Михаил Соколов: Ну, Борис Надеждин сказал, что надо искать возможность блока с правым крылом "Единой России".

Андрей Вульф: Это крыло существует. Совершенно очевидно, мне кажется, именно это крыло сейчас питает экономический блок правительства. Такие люди, как Жуков, Плескачевский, Драганов, являются безусловно нашими идеологическими союзниками, и волею судьбы политической они оказались в другой партии. Да, в первую очередь это такой прагматический, консервативно-прогрессистский путь развития.

Михаил Соколов: Чубайсовский...

Андрей Вульф: Чубайсовский, можно его назвать как угодно. Но при всем приоритете рыночной экономики над какими-то другими принципами либерального общества, тем не менее, эти люди ни разу не выступили с позиций антидемократических или антилиберальных. Я понимаю оппозицию в Белоруссии, которая объединяет абсолютно разновекторные политические силы, но там стоит задача - победить законным путем абсолютного такого "жупела несвободы" - Александра Лукашенко. Я бы Путина с Лукашенко не сравнивал.

Михаил Соколов: Этой осенью, собственно, пройдут региональные выборы во многих территориях России - губернаторские, выборы в законодательные собрания. Предыдущий этап, весенний, "Союз правых сил", в общем, проиграл, даже блокируясь "Яблоком".

Андрей Вульф: Я убежденный сторонник необходимости демократических блоков. Могу сказать, что сильная надежда на хорошее отношение по энергетической линии с местной властью, на их административный ресурс, который будет не помогать, но, как минимум, не мешать в проведении кампании, - это иллюзия. В тех регионах, где у СПС (Чубайса) были прекрасные отношения с губернаторами, мы получили не больше голосов, чем в регионах, где отношений с губернаторами не было вообще никаких. Это значит, что на сегодняшний день губернаторы все равно достаточно четко политически позиционированы на поляне. Даже при желании сохранить хорошие отношения с РАО ЕЭС они не готовы жертвовать процентами "Единой России" (отношениями с администрацией (своим постом)). Надо надеяться исключительно на свои силы, на своих региональных лидеров.

Михаил Соколов: Вместе с "Яблоком"?

Андрей Вульф: В тех регионах, в которых это объединение возможно, это надо делать обязательно.

Михаил Соколов: Это было мнение лидера молодежного крыла "Союза правых сил" Андрея Вульфа.

Съезд "Союза правых сил" сохранит в партии обе фракции - лояльных Кремлю путинцев, находящихся в технократической фронде к методам проведения реформ "Единой Россией", и собственно оппозиционеров, считающих, что подавление свободы не способно привести дать России эффективную модернизацию.

***

Михаил Соколов: В рамках строительства вертикали власти в России постепенно реализуется план по уменьшению числа субъектов Федерации. Первыми провели объединительный референдум Пермская области и Коми-Пермяцкий округ. На очереди и другие. Процесс унификации идет наиболее интенсивно там, где есть "матрешечные" субъекты, где автономные округа являются и частью своей области, и самостоятельным субъектом Федерации. Объединение стимулируется тем, что с 2005 года изменяется порядок перечисления дотаций автономиям.

Но в случае с Тюменской областью Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа имеют свою экономическую базу, чтобы существовать как обычные области. Но это противоречит воле Кремля, требующего их растворения в Тюменской области.

О перипетиях процесса унификации репортаж из Тюмени Алекса Немирова.

Алекс Немиров: "Даешь ямальский газ, югорскую нефть и тюменскую власть!" - чем не юбилейный лозунг?! С двумя первыми его частями - полная ясность, а вот третья вызывает споры. В год 60-летия Тюменской области три субъекта Федерации, объединенные общей границей, вновь делят власть. Так того требует принятый год назад закон номер 95 "Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации". В соответствии со статьей 26.6 этого закона большинство полномочий автономных округов передаются в ведение областей. Делать это власти Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского округов пока не спешат.

В начале июня обе северные думы приняли проект договора между органами государственной власти Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов. Основной смысл предложенного Тюмени документа в том, что до 2007 года все полномочия по предметам совместного ведения округа исполняют на своих территориях самостоятельно. Единственным, кто проголосовал против этого, был депутат от Сургута Сергей Кандаков.

Сергей Кандаков: Я думаю, что еще согласительная комиссия не закончила свою работу, и спешить принимать такие решения еще рано. Нужны компромиссы, а не подобные действия.

Алекс Немиров: Поиском компромиссов последние полгода занимается специальная рабочая группа. В ее состав входят и представители окружных дум. Но они не стали мешать принятию упомянутого проекта договора. Тем более что текст документа был одобрен губернаторами Ямала и Югры. Таким образом, областные власти получили "по факту" не просто проект договора, а ультиматум, как его назвали некоторые средства массовой информации. Повестка дня последнего перед парламентскими каникулами заседания Тюменской областной думы, 30 июня, будет, вероятно, дополнена, считает заместитель председателя регионального парламента Николай Барышников.

Николай Барышников: Я думаю, что укрываться нам от этого дела не надо. Мы должны вынести это дело, рассмотреть. Ну, а каким будет принятое решение, я еще раз говорю, надо хорошо просчитать. В конце концов, речь идет о деньгах, о благосостоянии населения. Может, я человек осторожный стал, но я считаю, что ничего не надо сразу отвергать, надо все хорошо изучить, просчитать - и тогда уже взвешенное решение принять.

Алекс Немиров: Итак, в чем же заключается предмет спора? Согласно статье 26.6 федерального закона номер 95, автономным округам Тюменской области из 41 полномочия совместного ведения достается лишь 18. Самые "финансовоемкие" из них - строительство дорог, здравоохранение, социальное обеспечение - переходят в распоряжение области. Впрочем, так называемый "закон Козака" предусматривает, что выстраивание взаимоотношений в "матрешке" возможно и на основе взаимного соглашения ее субъектов.

Последние 4 года тюменский губернатор Сергей Собянин демонстрировал умение договориться с Ханты-Мансийском и Салехардом. Любопытно, что во время своей первой предвыборной кампании, избираясь на губернаторский пост в декабре 2000 года, Собянин декларировал не передел полномочий, а усиление интеграционных процессов.

Сергей Собянин: Те предложения о сотрудничестве, которые я внес и округам, и области, они основываются не на переделе полномочий, а на совместном решении целого ряда конкретных проектов.

Алекс Немиров: По сути, вопрос налаживания конструктивного диалога тюменского юга с северными автономиями был предвыборной картой нового губернатора Сергея Собянина.

Тогда избиратели предпочли кандидата, заключившего перемирие с севером. И вряд ли сегодня Собянин сможет конфликтовать с окружными губернаторами Филипенко и Нееловым, поддержавшими его на выборах в 2000 году. Тем более что Сергею Собянину надо думать о переизбрании в 2005 году.

14 июня в Ханты-Мансийске на рассмотрение трехсторонней рабочей группы был представлен принятый окружными думами проект договора. В нем сказано, что "стороны договорились до 2007 года осуществлять полномочия органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного (с Федерацией) ведения, на условиях и в пределах финансирования, существующих на день подписания настоящего договора". Иными словами, автономии остаются при своих властных интересах. Налоги (за исключением доходов от налога на добычу полезных ископаемых по углеводородному сырью), собираемые на территориях автономных округов, подлежат зачислению в бюджеты соответственно Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов.

Точку зрения Ямала и Югры прокомментировала заместитель председателя Югорской окружной Думы, сопредседатель рабочей группы по разграничению полномочий Любовь Чистова.

Любовь Чистова: Мы сейчас делаем все возможное, защищая, в частности, мы считаем, и свои интересы, окружные, для того чтобы на договорных этих началах все-таки оставить за собой полномочия, которые мы выполняли ранее и выполняем сейчас, в полном объеме.

Алекс Немиров: Тюменская сторона старается не вступать в публичные дискуссии и не комментирует действия северных политиков, ограничиваясь общими фразами о том, что "все точки зрения должны быть выслушаны".

Главной проблемой, по мнению экспертов, может стать работа над консолидированным бюджетом на 2005 год. Несогласованностью в действиях региональных политиков может воспользоваться центр, предостерегает тюменский профессор Владимир Бакштановский. Он напомнил, что только благодаря совместным усилиям округов и самой Тюменской области пару лет назад удалось отстоять право на значительную часть рентных платежей.

В дискуссию вмешался главный федеральный инспектор по Тюменской области Сергей Сметанюк. Он назвал инициативы северных политиков "творчеством, которое никак не повлияет на выполнение 95-го федерального закона".

Сергей Сметанюк: Статья 26.6, которая предполагает передачу полномочий, она на сегодняшний день довольно полно отвечает интересам жителей Тюменской области и автономных округов. Каждый, конечно, должен отстаивать интересы своих жителей, но при этом понимать, что есть некая грань, которую переходить невозможно, и она четко прописана в федеральном законе. Поэтому, если не будет достигнуто некое компромиссное решение в ходе этих переговоров, то, конечно, будут вступать в действие нормы федерального 95-го закона.

Алекс Немиров: Последним словом, сказанным по поводу переговорного процесса в тюменской "матрешке", стало выступление первого заместителя полпреда президента в Уральском Федеральном округе Сергея Вахрукова.

Сергей Вахруков: Нельзя одной из сторон, наверное, в этом отношении в процессе подготовки компромиссного документа вести себя так, как на сегодняшний день пытаются вести себя некоторые руководители. Я убежден, что процесс, который идет, он не безболезненный. Сегодня решаются слишком серьезные вопросы компетенции того или иного органа государственной власти, но движение в сторону нахождения компромисса в интересах обеспечения жизнедеятельности населения - это крайне важная стратегическая задача.

Алекс Немиров: При этом екатеринбургский чиновник не уточнил, кем из региональных политиков он недоволен. По словам Вахрукова, в договоре должны быть четко прописаны те полномочия, которые будут реализовываться тем или иным органом, а также будет определен объем финансовых ресурсов, либо собственных, либо переданных, которые будут необходимы для реализации этих полномочий.

Заместитель уральского полпреда заметил, что в рамках этого закона было бы целесообразным, если бы область делегировала часть полномочий автономным округам. На том же брифинге прозвучали заверения тюменского губернатора Сергея Собянина в том, что будет найден вариант договора, который устроит все три стороны, и, что самое главное, все население области.

И, наконец, тюменское региональное отделение партии "Единая Россия" пока никак не отреагировало на заявление политсовета югорских однопартийцев, которые 18 июня поддержали принятый Думами Ямала и Угры проект договора о разграничении полномочий между областью и округами. Как сообщил лидер тюменских "единороссов" Сергей Усольцев, тюменское региональное отделение партии определится со своей позицией по этому вопросу не раньше 30 июня.

Михаил Соколов: Рассказывал корреспондент Радио Свобода в Тюмени Алекс Немиров.

Губернатор Тюменской области Сергей Собянин 24 июня направил проект договора между исполнительными органами государственной власти Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов в Ханты-Мансийск и Салехард. Для сохранения уровня социальной защиты населения, углубления процесса интеграции предлагается делегировать автономным округам для исполнения 12 из 24-х полномочий, но какие - не сообщается. Переговоры в трехсторонней рабочей группе трех субъектов Федерации будут продолжены.

Красноярский край также стал объектом объединительной страсти. Из Красноярска сообщает Александр Макаров.

Александр Макаров: Создание единого субъекта Федерации, как показал опыт Пермской области, требует решения сразу нескольких задач. Необходимо заручиться поддержкой Кремля, выбирать дополнительное финансирование из Федерального бюджета, нейтрализовать, а еще лучше - привлечь на свою сторону местную элиту и финансово-промышленные группы, работающие на поглощаемой территории. И самое главное условие: нужно убедить так называемых "простых" людей в том, что от объединения выиграют все жители нового большого региона.

В случае в Красноярским краем пока решена только одна проблема - политическое решение о его объединении с Таймырским и Эвенкийским автономными округами, кажется, принято не самом высшем уровне. Формально все эти три региона всегда считались единым целым, однако с 1993 года у каждого из них был свой бюджет, свои органы власти и свои взаимоотношения с правительства страны. При этом даже самые осторожные рекомендации из Красноярска воспринимались в автономных округах исключительно как вмешательство во внутренние дела суверенного субъекта Федерации.

За 12 лет к такому положению дел все привыкли, и сейчас, если судить по данным последних социологических опросов, менять что-то никто не хочет. В Эвенкии 92 процента опрошенных категорически против объединения. На Таймыре таких чуть меньше - 81 процент. В Красноярском же крае около 60 процентов жителей либо против создания единого субъекта Федерации, либо им все равно, поэтому на референдум, на котором будет решаться вопрос об объединении, они идти не собираются.

Зато власти Красноярского края полны оптимизма. Заместитель губернатора Юрий Олейников заявил, что у них есть что предложить и северянам, и красноярцам.

Юрий Олейников: Мы можем предложить населению всех трех субъектов программу сближения, взаимодействия и целесообразности подобного процесса. На сегодня существует некий программный проект, который предусматривает разработка договора о разграничении полномочий по предметам ведения Федерации и субъектов Российской Федерации: заседание совета губернаторов, заседание совета законодателей выработка официальной позиции законодательных и исполнительных органов трех субъектов, обращение к президенту. Мы предполагаем, что будет создана межведомственная рабочая комиссия, в которой будут участвовать представители федеральных органов власти. Предварительное согласие на участие федерального центра в этих процессах получено, они готовы в дальнейшем приступить к разработке федерального конституционного закона, определить полномочия, сроки полномочий всех законодательных и исполнительных органов субъектов, гарантии бюджетного обеспечения, развития экономики региона. В нашем предварительном плане в апреле-марте следующего года предполагается референдум, который должен определить дальнейшую судьбу этого вопроса.

Александр Макаров: По словам Юрия Олейникова, в администрации президента России уже прошли переговоры с представителями всех финансово-промышленных групп, работающих на территории большого Красноярского края. Как утверждает заместитель губернатора, крупный бизнес согласился не мешать процессу объединения. Если это действительно так, полагает депутат Государственной Думы Валерий Зубов, то краевые власти добились действительно серьезного успеха. Ведь финансово-промышленные группы - главные противники объединения Красноярского края. Это серьезно ослабит их влияние в регионах, всегда считавшихся зоной их стратегических интересов, утверждает бывший красноярский губернатор Валерий Зубов.

Валерий Зубов: Выгодно было крупным компаниям получать субъект Федерации, который будет полностью управляем. Задача окружных администраций состояла в том, чтобы этому противодействовать. Но тогда была принята Конституция 1993 года, субъекты стали равноценными и попали в абсолютную зависимость от этих крупных предприятий. И поэтому руководители таких предприятий, собственники стоят в оппозиции объединению. Наиболее активно это видно в Тюменской области, ну и у нас тоже это заметно.

Александр Макаров: Самое любопытное, что в сложившейся ситуации финансово-промышленным группам, для того чтобы не допустить объединения Красноярского края, даже не придется особо тратиться. Владельцам горно-металлургической компании "Норильский Никель" или же нефтяной компании ЮКОС достаточно просто попросить своих губернаторов в автономных округах формально не противиться этому процессу, но при этом и не делать ничего из того, что могло бы убедить северян в необходимости объединения. При таком развитии событий результат референдума предопределен.

Отношения Таймыра с Красноярском до сих пор иначе, как вооруженным нейтралитетом, не назовешь. В Эвенкии же, где только в последние год-полтора жизнь стала более-менее сносной, люди вообще боятся любых перемен. В такой ситуации власти автономных округов могут выторговать себе существенные преференции. Насколько мне известно, и Эвенкия, и Таймыр уже добились от Александра Хлопонина согласия оставить за областными органами власти право самостоятельно распоряжаться субвенциями из федерального бюджета в течение трех лет. Правда, соответствующее соглашение еще не подписано, именно поэтому так горячится губернатор Эвенкии Борис Золотарев.

Борис Золотарев: Чтобы говорить с народом, надо понимать, о чем с ним говорить. Давайте создадим экономические предпосылки, давайте докажем, что мы живем большой дружной семьей, - давайте подпишем соглашение. Давайте договоримся о том, что не забираются доходы, трансферты идут. Давайте договоримся с правительством Российской Федерации об инвестициях. Попросту человек должен понять: чем мне объединяться с краем? - потому что мне плохо, мне денег не хватает, а в крае их достаточно. В Эвенкии сейчас хорошо, а нормативы в крае хуже. Вот мы сейчас присоединим Эвенкию и заставим жить по нормативам Красноярского края - это уже вызывает отрицательную реакцию совершенно, и говорить не о чем даже.

Мы, губернатора, озабочены будущим граждан, проживающих на территории трех субъектов Федерации, и ищем пути совместного развития для обеспечения благополучия граждан, проживающих на территории трех субъектов федерации. И если одним из путей будет являться интеграционный путь объединения трех субъектов Федерации, - несомненно, мы предложим людям этот путь, который гарантированно приведет их к благополучной жизни.

Но сегодня нас волнует другое: как мы будем жить с 1 января 2005 года. И уверяю вас, если нам не удастся договориться с администрацией Красноярского края, Законодательным собранием и явно жизнь в округе ухудшится, в связи с внедрением 95-го закона, - это отбросит на многие годы взаимоотношения, которые складываются достаточно неплохие. О каком объединении можно говорить, если сегодня нас не слышат, нас не понимают?

Александр Макаров: Судя по последним заявлениям председателя Законодательного собрания Красноярского края Александра Усса, команде Александра Хлопонина пока не удалось договориться и с региональной элитой. Более того, после появления в газете "Ведомости" сообщения о том, что губернатор намерен сместить спикера краевого парламента с его поста, ситуация только ухудшилась. По данным из достоверных источников, информационная война против Александра Хлопонина начнется уже в сентябре, в самый разгар объединительной кампании. Пока же Александр Усс настроен, скажем так, внешне благодушно.

Александр Усс: Пока процесса-то нет, скажем откровенно. Много разговоров и разных заявлений - решительных, менее решительных. На мой взгляд, мы должны уделить серьезное внимание не только походам по разным кабинетам, но прежде всего - подготовке людей к этому и созданию стимулов для объединения. В частности, на координационном совете на прошлой неделе докладывалась программа развития края. Мне, как одному из жителей края, хотелось бы, чтобы в этой программе появились разделы, касающиеся объединенного края в целом, появились какие-то перспективы, которые стимулируют наших соседей к этому шагу. Такого рода вещи, где будут видны какие-то позитивные последствия объединения, надо делать уже сейчас. Пока ничего такого рода я не наблюдаю, к сожалению.

Александр Макаров: Единственный аргумент, с помощью которого Александр Хлопонин сможет убедить жителей большого Красноярского край в необходимости объединения, - это деньги, много денег, которые новый субъект федерации может получить только их федерального бюджета. Судя по всему, красноярский губернатор это прекрасно понимает.

Александр Хлопонин: Вопрос, насколько будут сохранены трансферты в этих сложноподчиненных субъектах, насколько будет предусмотрена модель инвестиционной составляющей, для того чтобы впоследствии к процессу завершения укрупнения регион оставался регионом-донором. Мы сейчас готовим экономическое обоснование этого процесса.

Александр Макаров: Как мне стало известно, Александр Хлопонин уже успел кое-что выбить из центра под грядущее объединение. За единым Красноярским краем в течение трех лет обещают сохранит все трансферты, которые сейчас автономные округа получают из федерального бюджета, - это примерно 6 миллиардов рублей. Однако красноярский губернатор рассчитывает получить почти в 4 раза больше - примерно 9,5 миллиардов на оплату льгот и около 8 миллиардов на инвестиционные программы. И тут, судя по всему, Александр Хлопонин может рассчитывать даже на поддержку своих оппонентов, в частности - Бориса Золотарева.

Борис Золотарев: Надо отдать должное, Александр Геннадьевич "отпахивает" за троих. Он совершенно понятную идею обсуждает в правительстве: нужно сегодня дать инвестиции, дать возможности и округам, и краю сделать такую доходную составляющую, которая бы позволила жить людям не хуже. Не секрет, что сегодня в Красноярском крае не хватает финансовых ресурсов, доходной составляющей, не хватает эти ресурсов и в округах. Поэтому сегодня при объединении общее количество денежных ресурсов не увеличится. Если у нас не хватает, на Таймыре не хватает, в крае не хватает, откуда же их взять? Поэтому Александр Геннадьевич и разговаривает с правительством сегодня об экономической составляющей, чтобы при объединении хватило бы всем денег.

И в Эвенкии, и на Таймыре, и в Красноярском крае есть перечень объектов, которые на сегодняшний день, если их ввести в эксплуатацию, принесут доход. Ннапример, если построить Богучанскую ГРЭС, если сегодня освоить Ванкорское(?) месторождение, если сегодня Эвенкия обеспечит освоение месторождений нефти, будет иметь Эвенкия, а в целом и край тоже доход. В Красноярском крае увеличилась доходная составляющая, но в основном за счет подоходного налога, за счет налога на имущество незначительно, то есть реальных увеличений объемов промышленного производства не произошло, потому что нет базы, на основании которой можно это произвести. Соответственно, мы не имеем стабильной составляющей доходной, которая позволила бы нам обеспечить небедное существование. Мы говорим о Красноярском крае - доноре, и в то же время Красноярский край еле концы с концами сводит.

Александр Макаров: Все вышесказанное дает основания делать вывод, что пока Красноярский край не готов к объединению. По крайней мере, не в апреле 2005 года. У молодой, технологичной команды губернатора Александра Хлопонина при деятельной поддержке администрации президента есть шанс убедить жителей всех трех регионов в необходимости создать новый субъект Федерации. Однако реально он может появиться на карте России не раньше, чем через три года, когда в едином Красноярское крае будет один губернатор, одно Законодательное собрание и один бюджет.

Михаил Соколов: Прозвучал репортаж из Красноярска Александра Макарова.

Губернатор из олигархов Александр Хлопонин, так же как и его коллега из потанинского "Норникеля", управляющий Таймыром, Олег Бударгин и выходец из ЮКОСа Борис Золотарев, в нынешней антиолигархической обстановке оказались весьма удачными объектами для манипуляций. И по всей видимости, объединение Красноярского края все-таки состоится. И возможно, даже в 2005 году.

Явно слабые звенья в ряду субъектов Федерации могут быть втянуты в процесс унификации вопреки воле населения. Укрупнение, все менее осторожно навязываемое из Москвы полпредами и другими представителями правящей вертикали, находит поддержку у части региональных руководителей. Поддержку антифедералистского курса они обменивают на возможность карьерного роста в Москве. Успешный пермский губернатор Юрий Трутнев стал первым за долгие годы руководителем региона, получившим пост федерального министра. Руководители других, провальных, в виду неизбежного поражения на выборах, регионов привлекают не только синекуры. Некоторым нужен иммунитет от уголовного преследования, другим - закрепление не вполне законно приобретенной близкими собственности.

Мы еще увидим, как иные начальники ельцинской эпохи - что "красные" губернатора, что крепкие хозяйственники - будут сдавать Кремлю самостоятельный статус своих территорий, вопреки интересам населения, за разные индульгенции. Увидим, как Российская Федерация станет все более унитарной, что будет соответствовать реалиям победившего авторитарного строя.

И мы поговорим о текущих избирательных кампаниях. Выборы мэра Владивостока - о них рассказывает Марина Лобода.

Марина Лобода: Визит Владимира Путина пришелся на самый пик предвыборной кампании во Владивостоке. Так что всю политическую элиту интересовали не столько стратегические ориентиры, очерченные главой государства, сколько чисто предвыборная интрига: сумеет ли кандидат на пост мэра, бизнесмен Владимир Николаев, во-первых, пробиться на встречу с Путиным, во-вторых, на радость своим избирателям сфотографироваться с ним. По крайней мере, полгода назад Николаеву это удалось - он пробрался на встречу российского президента со своими доверенными лицами, хотя таковым не был. Видеозапись этого знаменательного события потом долго прокручивали все местные телеканалы.

А вот нынче сенсации не случилось. И хоть наш кандидат - один из влиятельных рыбацких начальников, на встречу Владимира Путина с представителями отрасли кандидата не пригласили. Компетентные источники утверждают: бизнесмены спецслужбы из списка вычеркнули в виду наличия непрозрачных периодов в биографии.

В целом же кампанию по выборам мэра Владивостока политологи называют вялой. Еще называют "слепой" и "немой", поскольку ни один из 12-ти кандидатов на пост мэра Владивостока не имеет возможности выступить на телевидении или в радиоэфире. Впервые за всю историю демократических выборов все приморские теле- и радиоканалы, как по команде, отказались от участия в агитационной кампании кандидатов. Знающие люди утверждают: команда действительно была - из администрации края. Именно губернатор Сергей Дарькин сегодня контролирует почти все местные электронные средства информации. Так что теперь никаких кандидатских теледебатов, никаких агитроликов от желающих стать мэром избиратели не увидят.

От этого телебойкота выиграл лишь один кандидат, которого поддерживает Сергей Дарькин, - это бывший партнер губернатора по рыбному бизнесу, депутат Законодательного собрания Владимир Николаев. Его раскрутку все губернаторские телеканалы активно вели весь последний год. Остальные кандидаты возмущены информационной блокадой. Александр Передня и Николай Марковцев написали жалобы в Центризбирком и генеральному прокурору России. А сенатор от Приморья Олег Кожемяка даже сделал специальный запрос в Центризбирком. Представитель Центризбиркома Людмила Демьянченко ответила: пресса у нас сводная. Хочет - участвует в выборах, хочет - нет. И только муниципальные средства массовой информации по закону обязаны предоставить кандидатам возможность для агитации. Из муниципальных во Владивостоке только одна газета, малотиражная и малопопулярная. Так что сейчас кандидаты выпускают листовки. Но и здесь не все гладко.

В штабе Виктора Черепкова уже неделю не могут выпустить предвыборный бюллетень, штабисты сидят и вручную ретушируют фотографии. Горизбирком потребовал заявление от каждого из участников съемок: мол, не возражаю, если мое изображение будет использовано в агитационных целях, - так положено по закону. Черепков же - большой любитель массовых акций. В его листовке с десяток фотографий митингов и многолюдных встреч с народом, причем десятилетней давности. И где теперь разыскать всех участников тех событий, Черепков не знает. Вот и сидят пиарщики, тень на лица митингующих наводят, надеются до конца недели управиться.

Даже если листовка готова, вовсе не значит, что она дойдет до избирателя. В последнее время во Владивостоке участились случаи ареста изданий, выпущенных кандидатами. Милиция проявляет завидную прыть. На днях арестована газета "Приморские вести" - она перепечатала статью из "Московского комсомольца" "Медвежий угол для Винни-Пуха - о криминальном прошлом Владимира Николаева. Газета задержана до судебного разбирательства. Когда будет суд - никому не известно.

Михаил Соколов: Прозвучал репортаж из Владивостока корреспондента Радио Свобода Марины Лободы.

XS
SM
MD
LG