Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приморский "Винни-Пух" и голосующие за пятачки. Судят мэра Миасса. Полураспад "Родины". Опасные льготы - беседа с Михаилом Задорновым


Михаил Соколов: Предвыборная драма во Владивостоке развивается по законам криминального детектива: сначала - покушение на кандидата в мэры города Виктора Черепкова; затем - отстранение Черепкова от участия во втором туре выборов. Приморские краевые власти введут к победе своего ставленника Владимира Николаева, авторитетного депутата краевого Законодательного собрания, несколько лет назад получившего срок в 3,5 года за избиение и угрозу убийством.

Их Владивостока сообщает Марина Лобода.

Марина Лобода: Один за другим кандидаты на пост мэра Владивостока отказываются участвовать в выборах. Заявления о снятии с регистрации принесли в городскую комиссию занявший третьей место в первом туре голосования мэр города Юрий Копылов и следующий за ним кандидат, предприниматель Александр Передня. Своеобразная забастовка кандидатов на пост мэра спровоцирована скандалами, разгоревшимися перед вторым туром голосования. Напомню, во второй тур вышли депутат Государственной Думы Виктор Черепков и депутат краевого Законодательного собрания бизнесмен Владимир Николаев, больше известный в определенных кругах под кличкой "Винни-Пух".

Однако в конце прошлой недели в горизбирком поступила жалоба от избирателей: якобы Черепков использует в предвыборной кампании свои депутатские полномочия, в частности - бланки депутата Госдумы, на которых рассылает запросы в инстанции. Горизбирком передал эти жалобы в Ленинский суд, с тем чтобы аннулировать регистрацию. Но за день до заседания суда произошло происшествие с Виктором Черепковым: когда он покидал свой предвыборный штаб, у входной двери прогремел взрыв. Сам кандидат пострадал от взрывной волны и был доставлен в больницу, первоначальный диагноз - констатирована черепно-мозговая травма и ушиб мозга. Милиция с самого начала квалифицировала происшествие с депутатом Государственной Думы как хулиганство.

Тем не менее, процесс начался, суд не счел уважительной причину, по которой отсутствовал Черепков, поскольку представители Департамента здравоохранения администрации края заверили судью: Черепков почти здоров и может давать показания. Правда, на следующий день Валерий Семенцов, начальник госпиталя Тихоокеанского флота, где проходит лечение пострадавший, сделал официальное заявление: представители Крайздрава на суде лжесвидетельствовали. Специальный медицинский консилиум подтвердил взрывную травму, контузию и все ранее поставленные диагнозы, а также то, что больной нуждается в особом постельном режиме и не может давать показания. Но было поздно - суд уже вынес свое решение о снятии Виктора Черепкова с регистрации.

Вышедший после снятия Черепкова во второй тур Юрий Копылов в знак протеста против дискриминации своего недавнего соперника заявил о том, что не будет участвовать в выборах. Он также призвал федеральный центр еще раз обратить внимание на откровенное посягательство криминала на власть во Владивостоке и на связанное с криминалом прошлое кандидата на пост мэра Владимира Николаева.

Юрий Копылов: Я не хочу верить, что продана правоохранительная система, подкуплены все? Я не хочу думать, что федеральные структуры куплены сегодня. Как могут позволить сегодня федеральные структуры, зная уголовное прошлое, допустить до выборов в мэры уголовника бывшего? Как такое может быть в Российской Федерации?!

Марина Лобода: После отмены регистрации Юрия Копылова в избирательный бюллетень был внесен следующий по списку кандидат - Александр Передня. Но и он, обозвав все происходящее фарсом, отказался от чести баллотироваться во втором туре - в знак протеста против грубых нарушений в ходе предвыборной кампании и попрания демократии. Теперь в избирательном бюллетене будет два имени - Владимира Николаева и его коллеги, депутата Николая Марковцева. В первом туре Марковцев занял шестое место с 2 процентами голосов избирателей. Главным лозунгом его предвыборной кампании был призыв... не пропустить криминал во власть.

Юрий Копылов: Я хочу посмотреть, все-таки как народ у нас будет голосовать. Вот с одной стороны - чекист, с другой - бандит. Все знают, что Николаев - бандит, и все об этом говорят. Даже те, кто за него собираются голосовать, они говорят: "Ну и что, что бандит? Во власти все бандиты сидят!" Может быть, они и правы, бандитов много у нас во власти. И вот мне интересно, кого выберет народ - того, кто боролся с бандитами, чекиста Марковцева, или того, кто у них с битой забирал, у их сыновей, автомашины, которые они себе из Японии привозили, и копил свой первоначальный капитал.

Марина Лобода: Николай Марковцев не будет снимать свою кандидатуру с выборов. "Отступать дальше некуда, - заявил кандидат. - За мной в списке идут подставные двойники Копылова и Черепкова. Моя же задача, - подчеркнул Николай Марковцев, - в качестве кандидата обеспечить контроль за ходом голосования и итоговым подсчетом голосов. Причем, делает это Марковцев по поручению выбывших из гонки Черепкова, Копылова и Передни. Бывшие кандидаты-соперники нынче объединились и все вместе призывают своих избирателей голосовать против грязных предвыборных технологий, административного давления и судебного произвола на выборах, призывают голосовать "против всех". Местные политологи прогнозируют: так и будет.

Михаил Соколов: Это был репортаж из Владивостока корреспондента Радио Свобода Марины Лободы. Все реальные кандидаты и противники Владимира Николаева на владивостокских выборах призывают жителей города идти и голосовать "против всех".

Я попросил прокомментировать ситуацию известного владивостокского журналиста Андрея Калачинского и профессора Наталью Меньшенину.

Можно ли говорить о том, что краевая власть, поддерживающая господина Николаева на этих выборах, своими действиями создала против него этакий народный фронт, объединяющий самые разнородные политические и экономические силы?

Андрей Калачинский: Дело в том, что ни для кого не секрет (и это сейчас активно озвучивается политологами и сами кандидатами), что выборы мэра - это всего лишь первый шаг к выборам губернатора, которые должны пройти в следующем году, в мае-июне. И от того, чей союзник или какие политические силы командуют во Владивостоке, во многом зависит и кто будет возглавлять администрацию Приморского края. Говорить сейчас, что краевая администрация однозначно поддерживает господина Николаева и в связи с этим против нее кто-то объединился, - я бы так вот категорически не стал. Я думаю, что, во-первых, не вся краевая администрация кого-то поддерживает. Более того, судя по некоторым мифам, слухам, сплетням, она уже даже и не поддерживает, и далеко не рада, что когда-то поддерживала кого-то, но в данный момент, конечно, люди там тоже взвешивают и начинают думать, что произойдет, если в ближайшее воскресенье публика Владивостока проголосует "против всех". Это резко ударит по одному или по всем кандидатам, кто сегодня выдвинут, в том числе и по тем, которых, якобы, поддерживала краевая администрация.

Михаил Соколов: Наталья Меньшенина, каков ваш взгляд на эту ситуацию?

Наталья Меньшенина: Действительно, сейчас, может быть, это уже не первый шаг, а второй или третий, но это действительно те шаги к выборам губернатора Приморского края, которые совершает администрация Приморского края. И естественно, что господин Николаев - по крайней мере, по моему мнению и по мнению тех людей, которых мы опросили в процессе нашего социологического исследования, - является именно ставленником интересов краевой администрации. И именно этого кандидата хочет как раз администрация Приморского края видеть на посту мэра города Владивостока.

Но мы еще с вами знает, что сейчас готовятся точно такие же шаги (может быть, это предупреждающая информация, но я думаю, что народ должен знать все) по городу Находке и городу Уссурийску. Это три города-донора - Владивосток, Уссурийск и Находка. Планируются примерно такие же операции по поводу "взятия" этих городов.

Народ у нас - вплоть до покушения на Виктора Ивановича Черепкова - я бы могла назвать позитивной массой, но аморфной. А вот после покушения на Виктора Ивановича, особенно после пресс-конференции медиков госпиталя Тихоокеанского флота ситуация из этой аморфной перешла в мощную позитивную ситуацию. То есть мы позавчера буквально провели экспресс-исследование, и у нас получилось, что 74 процента пойдут на выборы и практически из них 70 процентов будут голосовать "против всех". Люди сейчас начинают говорить о том, что "мы не хотим быть быдлом, мы будем стоять около каждого избирательного участка, мы будем следить за всем, что будем там делаться". Вот некий народный фронт действительно начал получаться в последние дни. Это закономерный результат непрофессиональных и неграмотных действий консультантов, политологов краевой администрации.

Михаил Соколов: Какие могут быть политические последствия у протестного голосования, которое вполне вероятно в ближайшее воскресенье, Андрей Калачинский?

Андрей Калачинский: Первые последствия, о чем говорила политолог Меньшенина, что, скорее всего, администрация края должна будет подумать, а кто ведет пиар-кампанию от имени администрации края и ее сторонников. Причем это будет именно политическим решением, если на это пойдут, потому что продолжать проводить кампанию в ущерб себе, своему имиджу за год до выборов губернатора - это будет уже чревато.

Второй момент, конечно же, я думаю, главное, что будет определяться, - кто будет вождем восставшего народа. И если уж тогда переходить на терминологию политологов (чего я не люблю) кто будет та фигура, вокруг которой будут сплачиваться избиратели (а не народ) и какие-то отдельные политические группы, которых сейчас множество, но они очень мелкие и не влиятельные. Пока такой крупной фигуры, заметной фигуры я не вижу. Это будет главный момент, то есть все люди, которые сейчас против, должны понять, кто их лидер, чего он хочет, куда он поведет.

Михаил Соколов: Наталья Меньшенина, ваш прогноз?

Наталья Меньшенина: Мне кажется, что политические последствия я бы оценила, может быть, гораздо скромнее, чем Андрей Владимирович. Мне очень нравится ситуация тем, что сейчас начали считаться с мнением народным, гражданская позиция народа все-таки начала немного просвечиваться. И я оцениваю все это как такие первые, может быть, шаги, первые победы вот этих субъектов гражданской ответственности, и вот это мне очень нравится. Я не знаю, кто там возьмется за власть, но я думаю, что вся созданная ситуация с таким потоком информационным со всех сторон, она все-таки людей поставила в ситуацию мысли и переживания за судьбу края.

Я думаю, что это не совсем плохое решение - голосовать "против всех". По крайней мере, или нам на 4-6 месяцев посадить человека или посадить его на все 5 лет плюс с той командой, которую они потом приведут уже не только в город Владивосток, но и в рядом лежащие города Приморского края.

Михаил Соколов: Это были мнения профессора Тихоокеанского института политики и права Натальи Меньшениной и журналиста Андрея Калачинского.

Можно обвинять ельцинскую власть во многих грехах, в том числе и в неуважении к праву. Это, кстати, выразилось в признанном Верховным судом незаконным указе о смещении Виктора Черепкова с поста мэра, а затем - в его повторном силовом выносе из мэрии.

Но статистка подобных случаев говорит, что, употребляя закон что дышло, Кремль тогда пытался бороться и с одиозными фигурами. Персоны абсолютно криминальные с близких к власти подступов изгонялись. Так произошло с главой Ленинска-Кузнецкого Коняхиным, с претендентом на пост нижегородского мэра и губернатора Климентьевым.

Сегодня ситуация изменилась. Амнистированному уголовнику, другу губернатора Сергея Дарькина была открыта дорога к политической карьере: он стал депутатом Законодательного собрания края, а теперь - реальным кандидатом в мэры Владивостока. Пусть к власти криминальному активисту "Единой России" расчищает приморская милиция.

Да, президент Путин брезгливо отказался подняться на борт траулера, принадлежащего Владимиру Николаеву, а полпредство президента на Дальнем Востоке вяло призвало бороться с криминалом. Вот и все...

15 июля во Владивостоке прошел митинг. Призывали голосовать против всех кандидатов на пост мэра города. А 16 депутатов Законодательного собрания Приморского края обратилась к президенту России с просьбой "взять под особый контроль" ситуацию вокруг выборов мэра Владивостока. Ответа нет. Что это значит? Похоже, нынешней власти, как раньше и сталинской, как тогда говорили, ссучившийся бандит, криминальный элемент уголовник социально ближе, да и полезней явного политического оппонента. Перековавшийся авторитет, сотрудничающий с активом "Единой России", нужней отвергающего преступные правила игры правозащитника.

Остается надеяться только на самих граждан. Фактически сейчас во Владивостоке мы видим необычный для смирившейся с произволом России сценарий: гражданское общество - против потерявшей всякие нравственные критерии и нормы приличия Приморской краевой власти.

Подписанием договора о разграничении полномочий между Ханты-Мансийским и Ямало-Ненецким округами и Тюменской областью завершился спор трех губернаторов. Из Тюмени сообщает Алекс Неймиров.

Алекс Неймиров: Губернаторы Сергей Собянин, Юрий Неелов и Александр Филиппенко сумели сохранить максимум региональных интересов, соблюдая при этом букву федерального закона номер 95. Согласно достигнутой договоренности, с 1 января 2005 года руководство Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов будет осуществлять на своих территориях полномочия органов госвласти по предметам совместного ведения. Причем, все полномочия, осуществляемые северными округами до вступления в силу "поправок Козака", сохранятся в ведении автономий. Областные власти отказались от первоначальной идеи контролировать каждый шаг северян. Губернатор Тюменской области Сергей Собянин оставил под своим управлением только общеобластные программы.

Сергей Собянин: В соответствии с этим договором, органы государственной власти Тюменской области выполняют такие функции, как оказание социальной защиты всего населения, особенно той части, которая касается миграции северян, переезда в южные районы, это проблемы и вопросы, связанные с развитием общей дорожной сети, строительством дорог, коммуникаций, линий связи, развитием транспорта, авиации и другие инфраструктурные вопросы. Это вопросы оказания всему населению, не только юга Тюменской области, областными учреждениями специализированной медицинской помощи.

Алекс Неймиров: Этот комментарий, пожалуй, единственный, сделанный после подписания договора. Более конкретная информация о том, чего добились в результате полугодовых переговоров округа, а чего область, стало известно из сообщений губернаторских пресс-служб. В бюджетах двух автономных округов останутся практически все доходы от налогов, собираемых на территории Ямала и Югры. Также Тюменская область оставила округам доходы от федеральных налогов. В областной бюджет перейдет налог на прибыль в размере 29,5 процента и 100 процентов налога на добычу полезных ископаемых.



Эти средства, добытые буквально из-под земли, стали своего рода "откупной". Она дала северянам шансы на "самостийность" в рамках федерального закона номер 95. Без этих денег областной бюджет не смог бы залатать брешь, появившуюся после внесения поправок по налогу на добычу полезных ископаемых в Бюджетный и Налоговый кодексы Российской Федерации. В начале июня заместитель председателя Югорской окружной Думы, сопредседатель рабочей группы по подготовке проекта договора Любовь Чистова назвала цифры.

ЛюбовьЧистова: Этот проект закона договора предусматривает также предложение ямальской и югорской сторон о передаче налога на НДПИ Тюмени для улучшения своих бюджетных дел. Цена вопрос - порядка 10 миллиардов 300 тысяч рублей.

Алекс Неймиров: Губернаторы "тюменской матрешки" успели договориться и принять взвешенное решение. Этому предшествовали и встречи в Кремле, и переговоры с участием полномочного представителя президента в Уральском федеральном округе. Так что намеренное на август утверждение подписанного договора Думами Югры, Ямала и Тюменской области - не более чем соблюдение формальностей.

Михаил Соколов: Это был репортаж корреспондента Радио Свобода в Тюмени Алекса Неймирова.

В Красноярском крае процесс интеграции в единый субъект Федерации Эвенкии и Таймыра зашел так далеко, что уже всерьез обсуждается, кто будет губернатором нового региона. Из Красноярского края сообщает Александр Макаров.

Александр Макаров: Процесс создания нового субъекта Российской Федерации, в состав которого должны войти Красноярский край, Таймырский и Эвенкийский автономные округа, еще толком и не начинался, а желающие поруководить им уже заявили о своих властных амбициях. Первым это сделал красноярский губернатор Александр Хлопонин.

Александр Хлопонин: В случае если на референдуме люди поддержат идею объединения, я буду участвовать в выборах.

Александр Макаров: В Красноярске некоторые политические обозреватели назвали это заявление фальстартом. А вот депутат Государственной Думы Валерий Зубов считает, что Александр Хлопонин поступил абсолютно правильно.

Следом за Александром Хлопониным - как всегда то ли в шутку, то ли всерьез - заявил о своем намерении баллотироваться на пост губернатора единого Красноярского края его давний соперник - Александр Усс, председатель местного законодательного собрания. "А почему бы нет?" - ответил на прямой вопрос журналистов спикер краевого парламента.

Губернатор Эвенкии Борис Золотарев, которого ряд экспертов считают одним из реальных претендентов на пост главы нового субъекта Федерации, лишь отшучивается, когда его спрашивают о планах на будущем. "Мы с Александром Уссом уже договорились - он будет губернатором, а я председателем краевого парламента", - смеется Борис Золотарев.

Политически несамостоятельный глава Таймыра Олег Бударгин отмалчивается, однако то, что он не конкурент Борису Золотареву, а уж тем более Александру Хлопонину, понятно. В итоге получается, что нынешний красноярский губернатор, который сейчас де-факто взял на себя руководство процессом объединения, на самом деле единственный реальный претендент. Кремль вряд ли позволит Борису Золотареву, столь многим обязанному опальной нефтяной компании "Юкос", победить на выборах. Впрочем, член Совета Федерации от Красноярского края Вячеслав Новиков считает, что местные политологи слишком узко мыслят.

Вячеслав Новиков: Почему мы не рассматриваем других политиков Таймыра, Эвенкии, Красноярского края? Очень многие люди демонстрировали свои возможности. Почему вы думаете, что они не заявятся в очередной раз? Это во-первых. Во-вторых, я думаю, что под такую территорию возможно появление федеральных политиков, которые могут поучаствовать в этом процессе. Возьмите пример того же Алтая: кто думал, что вот так все вдруг повернется?

Александр Макаров: И действительно, в Красноярске одно время всерьез обсуждали возможность участия в выборах на пост губернатора единого Красноярского края бессменного министра МЧС России Сергея Шойгу. Однако после того, как руководители и Хакасии, и республики Тува, вежливо, но твердо заявили о своем нежелании объединяться с Красноярским краем, эти разговоры поутихли. Зато неожиданно - гораздо раньше, чем это предполагалось, - активизировались противники объединения. В самых разных изданиях - красноярских, таймырских, эвенкийских, московских - появились эмоциональные материалы о преимуществах суверенитета. Больше всех досталось Александру Хлопонину. Однако красноярский губернатор, судя по всему, чувствует себя уверенно.

Александр Хлопонин: С Хакасией объединяться мы не собираемся. Если они так агрессивно воспринимают позицию объединения, то, я думаю, когда мы доведем до конца наш процесс объединения в Красноярском крае, Хакасия еще долго будет у нас проситься войти в состав, а мы еще будем смотреть, брать ее или нет. Есть ряд чиновников, которые очень не хотят расставаться со своими личными амбициями и местами, нагретыми, вкусными, интересными. Я думаю, что у нормальных людей нет сомнений в необходимости объединения, и мы будем двигаться в этом направлении. Мы закончили все наши экономические расчеты. Пока - тьфу-тьфу-тьфу, надо постучать по дереву - все складывается удачно.

Александр Макаров: Красноярский губернатор уже готов к проведению референдума.

Александр Хлопонин: Мне бы очень хотелось, чтобы мы смогли завершить процессы, связанные с обоснованием, согласованием, уже летом этого года. Дальше надо будет встречаться, объяснять, согласовывать. Я думаю, что референдум должен пройти весной 2005 года.

Михаил Соколов: О проводимом Александром Хлопониным при поддержке Кремля воссоединении Красноярского края рассказывал корреспондент Радио Свобода Александр Макаров.

В Челябинске 16 июля начинается суд над обвиняемым в получении взятки мэром Миасса Владимиром Григориади. Результаты процесс могут повлиять и на исход губернаторских выборов 2005 года в Челябинской области.

Рассказывает Сергей Крапивин.

Сергей Крапивин: Как сообщила агентству "Новый регион" пресс-секретарь Челябинского областного суда Алена Верига, в ходе закрытого слушания предстоит назначить дату первого заседания суда, определить меру пресечения, а также вынести решение по ходатайству Григориади о рассмотрении его дела судом присяжных. Уже на предварительном слушании обвиняемый должен присутствовать лично, поэтому Владимир Григориади этапирован из следственного изолятора Екатеринбурга в один из СИЗО Челябинска. Глава Миасса обвиняется в получении взятки в крупном размере, сопряженном с ее вымогательством. Это преступление относится к категории особо тяжких. Материалы дела составляют 4 тома.

На прошлой неделе заместитель генерального прокурора России по Уральскому федеральному округу Юрий Золотов утвердил обвинительное заключение. У следователей на руках серьезные аргументы. Мэра Миасса задержали в его рабочем кабинете с поличным. Взятку в размере 140 тысяч рублей ему переда один из предпринимателей города, имя бизнесмен, давшего взятку, пока держится в тайне. Однако стало известно, что раньше этот предприниматель уже передал мэру 600 тысяч рублей.

По мнению креативного директора Челябинского аналитического агентства "Нью-имидж" Алексея Баранова, дело Григориади - первый показательный процесс на Южном Урале. "Не секрет, что наверху многие воруют, - заметил он, - однако большинство делает это с умом". Арест Григориади, безусловно, лишний раз заставит чиновников крепко задуматься о своих действиях, власть дает им сигнал: имейте чувство меры, работайте, а не создавайте благоприятную для себя коррупционную среду. В то же время, по словам Алексея Баранова, процесс Григориади не ослабил ни одну из политических элит области. Практически все сейчас заняли выжидательную позицию и ждут решения суда. Губернатор Петр Сумин заявил о том, что всецело доверяет правоохранительным органам, и при встрече с исполняющей обязанности главы Миасса Ириной Серко настроил ее на длительную работу.

В самом Миассе арест Владимира Григориади ситуацию изменил. Городу в "золотой долине" в этом году предстоит выбирать депутатов Законодательного собрания области от Автозаводского избирательного округа, а в следующем году - городского главу. Одним из претендентов на этот пост считается экс-глава Миасса Михаил Жмаев. Последнее время в городе говорят, что на мэрское кресло метит и один из крупнейших предпринимателей Миасса, совладелец ЗАО "Кедр" и завода "Миассэлктроаппарат" Виктор Ардабьевский.

Михаил Жмаев недавно заявил, что о происходящем в Миассе были осведомлены и губернатор Петр Сумин, и прокурор области Анатолий Брагин. Он рассказал, что к нему, как к практикующему юристу, в последнее время обращалось много предпринимателей с жалобами на сложившуюся в городе ситуацию. На Григориади, по словам Жмаева, жаловались во все властные и правоохранительные структур, но безрезультатно. "И те, - подчеркнул экс-глава, - кто предпочитал не слышать жалоб, виноваты в том, что Миасс в своем социальном развитии оказался откинутым на несколько лет назад. Михаил Жмаев считает, что городскому совету надо самораспуститься, поскольку именно с его молчаливого согласия Владимир Григориади сконцентрировал в своих руках слишком много власти, что и дало возможность для злоупотреблений.

Михаил Соколов: Из Челябинска сообщал Сергей Крапивин. Интересно, что от трудов миасского мэра Владимира Григориади мгновенно отмежевалась "Партия пенсионеров", где он состоял членом политсовета.

***

Партийная жизнь. Послесъездовская чистка в Коммунистической партии России продолжается. Пленум Московского горкома КПРФ освободил от должности первого секретаря МГК КПРФ - депутата Государственной Думы Александра Куваева. Из партии Куваева, правда, не исключили как бывшего лидера карельского обкома Бориса Тюкова.

В Самаре генерала Альберта Макашова вывели из руководства обкома КПРФ. В Ростове исключен из партии бывший местный лидер, теперь уже бывший зампред ЦК КПРФ депутат Леонид Иванченко.

А в Татарии реском фактически не подчинился Зюганову, в Казани решили, что первый секретарь Татарстанского рескома КПРФ Александр Салий и секретарь по идеологии Роберт Садыков добровольно сложат с себя полномочия только в случае признания Минюстом России легитимности съезда под руководством Геннадия Зюганова. Роберт Садыкова, заявил, что самым справедливым было бы признание нелегитимными обоих съездов - сторонников Зюганова и сторонников ивановского губернатора Владимира Тихонова.

Вот этот сценарий - начинай все сначала - может и показаться Кремлю самым веселым. Тогда Компартии придется провести пленум ЦК с участием невинно исключенных, потом выборы на новый съезд, а потом всех будут мотать по инстанциям так, чтобы революционный дух из большевиков что зюгановского, что тихоновского крыла Компартии выветрился, наконец, начисто.

Последствие съезда партии "Родина", единоличным лидером которой по согласованию с Кремлем стал Дмитрий Рогозин, - это потрясение в блоке "Родина" и в одноименной фракции. В ней давно, как кошки с собаками, "дружно" живут рогозинцы и глазьевцы.

Ссора между Дмитрием Рогозиным и лидером партии "Народная воля" Сергеем Бабуриным выплеснулась на страницы газет. Идея Рогозина о том, что все должны вступать в его партию "Родина", не понравилась вождю "Народной воли" Сергею Бабурину.

Сергей Бабурин: У нас есть сложности между партией "Родина" и нашей партией, Партией национального возрождения "Народная воля", в связи с тем, что разные подходы к объединению. Но это не значит, что у нас хлопают двери.

Михаил Соколов: Сергей Николаевич, скажите, пожалуйста, ваша партия сейчас ведет ли переговоры с "Народной партией" о создании какой-то другой левоцентристской коалиции без участия "Партии российских регионов" и "Родины" Дмитрия Рогозина?

Сергей Бабурин: Могу откровенно сказать, такие переговоры идут. Но это не значит, что мы уже разорвали с партией "Родина". Партия "Родина" заняла позицию, несколько странно, я бы сказал, эгоистическую. Если она изменит точку зрения на объединение, мы к вопросу объединения вернемся.

Михаил Соколов: А эгоистическая позиция - это значит, что они требуют, чтобы вы распустили свою партию и вступали в их партию?

Сергей Бабурин: И да и нет, потому что вопрос об объединении изначально предполагал два варианта. Первый - объединительный съезд всех партий, которые хотят объединиться - это нелегко, и юридически есть проблемы. И второй - объединение на базе одной из партий - и мы не исключали, что возьмем за основу партию "Родина". Но у нас была два предложения принципиального характера. Первое - это согласование между партиями, желающими объединиться, проекта устава. Если бы это было сделано в мае-июне, то устав, принятый на съезде партии "Родина", был бы уставом уже объединенной партии. И второе - это согласование регионов, где речь идет о присутствии наиболее влиятельных организаций той или другой партии. Если бы мы распределение таких регионов произвели, то это был бы огромный шаг вперед.

Михаил Соколов: Сейчас, в новой какой-то конфигурации есть место для Сергея Глазьева и его сторонников?

Сергей Бабурин: Все покажут переговоры. Я веду переговоры за партию "Народная воля", Глазьев в ней не состоит.

Михаил Соколов: Но вы с ним ведете переговоры?

Сергей Бабурин: Нет.

Михаил Соколов: Как вы рассчитываете, в какие сроки может быть создана какая-то левопатриотическая партия или коалиция?

Сергей Бабурин: Я бы только сразу нас не красил в левопатриотическую тональность. Патриотическую - да. А может быть, чуть правее, может быть, и левее - посмотрим. Сроки... Я уверен, что завершение всех ремонтных, восстановительных и реставрационных для блока работ должно быть осенью.

Михаил Соколов: Это был Сергей Бабурин. Впрочем, Дмитрий Рогозин скрылся в отпуске, а его соратники уверены, что все идет по плану, согласованному с Кремлем.

Для другого родителя думской "Родины" - Сергея Глазьева, которого вожди националистов обвиняют в недоговороспособности, - места в новой конфигурации патриотов нет. Левый экономист, которого Кремль продолжает политически уничтожать, надеется на кампанию по проведению своего социального референдума. Сергей Глазьев так видит место своего движения на политической карте России.

Сергей Глазьев: Я убежден в том, что никакие попытки кремлевской администрации вырастить манипулируемую, управляемую ею левую оппозицию успеха иметь не будут. "Народная партия", как известно, была выращена в Кремле, именно поэтому избиратели ее не поддержали. И претензии разных партий на какую-то оппозиционность мне кажутся просто смешными. Бабурин идет по тому же пути, он пытается, по сути, участвовать в тендере у Путина и Суркова на тему, кто из лояльных Путину политиков получит право у администрации президента создать манипулируемую из Кремля левую оппозицию.

Но народ у нас все-таки поумнел очень сильно за последние годы. Не надо людей держать за баранов. Мы не будем участвовать ни в каких организованных администрацией президента псевдооппозиционных конструкциях не левом фланге. Мы будем заниматься организацией референдума и создавать максимальные возможности для людей защищать свои интересы.

Михаил Соколов: Но тогда вашим союзником скорее будет зюгановское крыло Компартии, точнее - большинство Компартии.

Сергей Глазьев: Это было бы так, и, мы надеялись, еще до парламентских выборов. Но после того, как в КПРФ произошел фактически раскол и Зюганов должен был идти на поклон к Путину с просьбой, чтобы Минюст поддержал именно Зюганова, а не Тихонова в качестве главы КПРФ, - по сути, он обрек КПРФ на роль служанки администрации президента. Насколько мне известно, Путин согласился поддержать Зюганова в обмен на его полную политическую лояльность. Поэтому КПРФ сегодня во главе с Зюгановым, вот это крыло КПРФ, фактически превращается в марионеточную структуру, которой администрация президента будет при необходимости давать красный свет или зеленый, в зависимости от текущей конъюнктуры политической.

Михаил Соколов: Но и тихоновское крыло в таком же положении.

Сергей Глазьев: И тихоновское крыло очень уязвимо, потому что возможностей давления на губернаторов у администрации довольно много, поэтому мы, честно говоря, сейчас занимаемся не попытками создать какие-то коалиции, тем более - со структурами, подконтрольными администрации президента, а будем вести работу непосредственно с людьми.

Михаил Соколов: Это было мнение Сергея Глазьева. Приятная картина того, что в товарищах - коммунистах, националистах и социалистах - нет согласья, внушает оптимизм многим, той же "Единой России". Что бы ни выделывало на социальном поле правительство, поднять знамя народного гнева ни КПРФ, ни кто-то другой не в состоянии. В это время зюгановцы и тихоновцы вынуждены класть ритуальные поклоны Кремлю, стоя в очереди на узаконение в Минюсте. А деятели впопыхах испеченной на декабрьские выборы "Родины" уподоблены лебедю, раку и щуке, и все пытаются рассесться по-новому...

Государственная Дума России в своей работе объявила перерыв до конца июля, когда парламент вернется к так называемому правительственному социальному пакету. Сегодня мой собеседник - независимый депутат Государственной Думы России Михаил Задорнов.

Михаил Михайлович, у вас в Думе была создана такая неформальная группа независимых депутатов. Что, собственно, вам удалось сделать?

Михаил Задорнов: Ну, во-первых, нам удалось заставить считаться с нами. То есть мы могли бы тихо сидеть в зале заседаний или вообще заниматься своими делами, как делают многие из наших коллег, а мы заставили с собой считаться. В чем это выражается? Выражает в том, что практически по всем ключевым вопросам повестки дня мы объявляем политическую позицию - при определении повестки, при голосовании тех ли иных законов. Мы подготовили фронтальные поправки к целому ряду ключевых законов, именно наши поправки голосовались при принятии Закона о референдуме, Закона о митингах. И, кстати говоря, часть этих поправок, например - около 10 поправок в Закон о митингах, прошли, именно тех, которые подготовили независимые депутаты, и даже несколько поправок в Закон о референдуме прошли.

Сейчас мы готовим фронтальные поправки к Закону о разграничении полномочий, или монетизации льгот, как это сейчас принято называть. Около 250 поправок Галина Хованская подготовила к Жилищному кодексу, который, уверяю вас, не менее важен, чем Закон о монетизации льгот, не менее влияет на положение миллионов граждан страны. Также все независимые депутаты присоединились к этим поправкам. Так что политическая позиция, поправки и отстаивание их на Государственной Думе и, наконец, третье - это политическая позиция при обсуждении любого вопроса - внешнеполитического, обсуждение вопросов внутренней жизни страны.

То есть мы обозначаем демократическую, если хотите, правую позицию в парламенте. С моей точки зрения, это достаточно важно. И конечно, я думаю, что эта позиция влияет и на ощущение, позицию большинства думского, и на позицию исполнительной власти.

Михаил Соколов: Как удалось вам так расширить что ли этот круг в споре о льготах? Насколько я понимаю, среди независимых есть и люди достаточно левых убеждений, как Геннадий Селезнев, тем не менее, они были на общей платформе с вами.

Михаил Задорнов: Да, по вопросу о льготах произошла впервые консолидация позиций и левых, и правых независимых депутатов. Кстати говоря, не только нас, но и ко многим нашим поправкам сейчас коммунисты и "Родина" присоединяются, потому что этот вопрос имеет не только экономический, но и политический характер, который я бы мог обозначить так: власть может просто игнорировать общество, в том числе парламент, при принятии решений, а может вести диалог и считаться с позицией общества, с позицией парламента. И я бы сейчас не переоценивал возможности вот такого диалога, весь ход работы над законом о льготах пока не внушает оптимизма, но, тем не менее, я уверен, что определенные поправки нам провести удастся. Здесь просто сама форма проведения закона сплотила оппозицию в Государственной Думе.

Михаил Соколов: То есть это вопрос скорее профессионализма действий правительства в данном вопросе?

Михаил Задорнов: Да, профессионализма или непрофессионализма.

Михаил Соколов: А как это объяснить? Все-таки в правительстве есть люди весьма опытные, такие как Александр Жуков, например, с парламентским опытом, и, тем не менее, есть желание просто навязать все в не доведенной до идеального состояния форме, вот этот закон.

Михаил Задорнов: Три причины в этом. Во-первых, с принятием этого законодательства правительство опоздало. Дело в том, что, в принципе, сами законы о разграничении полномочий, о регионах, о местном самоуправлении были приняты еще летом 2003 года. Вместо поэтапной работы, постепенной подготовки - как всегда это бывает в России, аврал в последние месяцы. Почему в последние? Потому что закон вступает в силу с 2005 года, бюджет - август, то есть надо иметь к августу уже позицию. Поэтому, как всегда, то, что делается быстро, редко делается хорошо, и это первая причина.

Вторая причина также очевидна. Правительство реорганизовано, и хотя реорганизация прошла в феврале-марте, уверяю вас, что бардака внутри правительства, неорганизованности (да просто зарплату еще не все ведомства получают) еще навалом. Правительство в таком состоянии не способно адекватно обсуждать такие масштабные изменения, и обсуждения ведутся на уровне как бы головки правительства, без тщательной проработки в ведомствах.

Михаил Соколов: То есть аппарат не работает.

Михаил Задорнов: Не только аппарат, ведь надо согласовывать этот же закона, например, с Министерством образования, с ректорами, с вузовской общественностью, и на это просто нет ни времени, ни соответствующих инструментов, потому что само ведомство - Минобразования - подверглось реорганизации. То есть содержательная работа вытесняется именно вот такой вот организационной деятельностью или организационной неразберихой - это вторая причина.

Третья, я думаю, что вот та вот сама формула не вызывает уверенности у самих членов правительства. Я сужу по одной простой причине: если вы обратили внимание, само правительство не идет с разъяснениями, члены правительства избегают каких-либо дискуссий, избегают публичных комментариев по этому закону. Если человек уверен, он всегда выступит и объяснит свою позицию. Ну, может быть, за исключением того же самого Жукова, все остальные просто бегут от объяснений, уходя от любого публичного общения и диалога с оппонентами, со страной. И конечно, это для меня признак слабости позиции.

Видимо, сами члены правительства не уверены в правильности той схемы, которую они предлагают. Еще эту мысль подтверждает то, что уже три раза правительство меня подготовленный пакет. Напомню, сначала все льготники - федеральный бюджет, компенсация - 250-900 рублей. Это вариант, который докладывался на правительстве 29 апреля. Следующая схема: компенсация в два раза больше, но только 12 миллионов льготников - на федеральном бюджете, две трети, 20 миллионов (ветераны труда, труженики тыла), - это на регионы сбрасывается без денежного обеспечения. Теперь третий виток: компенсацию вы полностью не получите, 440 рублей мы у вас возьмем и дадим вам некий социальный пакет (что это такое - непонятно). Это уже как бы третий зигзаг в позиции правительства, и это тоже свидетельство, конечно, непродуманности, неподготовленности решения.

Михаил Соколов: Просто получается так, что "Единая Россия" не берет на себя ответственность за эти законы, как парламентская фракция...

Михаил Задорнов: Как не берет? "Единая Россия" берет на себя полностью ответственность.

Михаил Соколов: "Единая Россия" критикует изнутри.

Михаил Задорнов: Она проголосовала за этот пакет, не вся (22 депутата не голосовали в первом чтении), но все-таки подавляющая часть "Единой России" проголосовала за этот закон. Голосование - это и есть политическая ответственность.

Михаил Соколов: Просто это выглядит очень странно: изнутри "Единой России" идет мощная критика этого документа, после чего идет голосование - и как бы такое раздвоение этой партии власти, она говорит одно, а делает другое.

Михаил Задорнов: Я не вижу мощной критики. Я вижу, что есть действительно неготовность брать на себя ответственность. Но все определяет голосование, и это и есть твое политическое действие: проголосовал - взял ответственность.

Михаил Соколов: Михаил Михайлович, по опыту вашей работы сейчас в Думе, получается, что диалог вам надо вести не с "Единой Россией", которая такой вот тупой инструмент, а с людьми в правительстве, людьми в Кремле?

Михаил Задорнов: Нет, диалог нужно вести со всеми, и мы ведем диалог с депутатами "Единой России". Я думаю, что позиция независимых депутатов влияет на обстановку в зале, на позицию "Единой России", и мы с коллегами диалог ведем. Надо вести диалог с другими оппозиционными фракциями, мы также работаем с ними, и наши позиции, я это могу откровенно сказать, и с коммунистами, и с "Родиной" по целому ряду вопросов близки. И в политике надо, если позиции совпадают, формировать какие-то союзы, если ты можешь повлиять на принятие решения. Ну и, конечно, с правительством, безусловно, во время работы в комитетах мы ведем свой диалог.

Михаил Соколов: Согласны ли вы с тем, что кризисные явления и в социальной сфере, связанные с этим законом, финансовый кризис банковский - они дают шансы на такое возрождение оппозиции, если она сможет защищать реальные гражданские интересы людей?

Михаил Задорнов: Вы знаете, я сейчас даже не могут прогнозировать политические и социальные последствия принятия всех этих законов. Потому что там не только социальный пакет, ведь все жилищные льготы пересматриваются (не по оплате, а именно по предоставлению жилья, по правам на получение бесплатного жилья от государства) со следующего года. Потом, собственно, жилищно-коммунальные льготы сейчас не затрагиваются, но будут полностью затронуты в 2006 году, это достаточно скоро.

Последствия сейчас оценить, поверьте, достаточно сложно. Но думаю, что часть людей, конечно, будет разочарована. Кто-то, может быть, и выиграет от монетизации льгот. Я не исключаю, что треть населения в итоге окажется...

Михаил Соколов: Сельское население.

Михаил Задорнов: И сельское, и небольшие города, может быть, кто-то, кто не пользуется лекарствами и активно бесплатным проездом. Поэтому будут и те, кто выиграл. Сейчас рано оценивать последствия, но очевидно, что сейчас очень важно, чтобы интересы людей были представлены. Я как раз опасаюсь другого - что люди просто разочаруются в целом не просто во власти, а в политической системе. То есть люди почувствовали в начале этого тысячелетия определенную надежду, и если эта надежда будет обманута, апатия и разочарование - это не самый благоприятный фон для жизни страны, - меня вот это беспокоит больше. И поэтому, конечно, задача политиков, задача депутатов в том, чтобы отстаивать, представлять интересы людей, которые тебе доверили, которые живут у тебя в округе, которые к тебе обращаются, доводить эту точку зрения до принятых решений.

Михаил Соколов: Просто, насколько я понимаю, какая-то часть избирателей голосовала за "Единую Россию" не как за крайне правую, такую вот консервативную, либеральную партию, а как за что-то такое центристское, собирающее "плюсы" и справа, и слева. А, в общем, сейчас эта партия встала совсем на другие позиции.

Михаил Задорнов: Я не знаю, на какие позиции встала "Единая Россия", "Единая Россия" не имеет идеологической позиции, это партия власти, объединяющая в себе очень противоречивые идеологические взгляды. Конечно, многие люди, голосовавшие за "Единую Россию", видимо, не ожидали - ведь голосовали многие люди старших возрастов - такого подвоха в первые же месяцы работы Госдумы в виде таких, скажем так, антисоциальных законопроектов. И конечно, для них это, видимо, разочарование, хотя вся логика политической и экономической работы заставляла все-таки предполагать, что именно так это и будет сделано.

Михаил Соколов: У вас нет ощущения, что есть такая идея момента - в том центре принятия решений, который руководит "Единой Россией" да и страной, - в каком-то смысле такой "китаизации" России или возвращения, наоборот, к НЭПу? То есть однопартийная почти система, там строен небольшой селективный механизм репрессий, контролируемое информационное пространство и относительная свобода в экономике.

Михаил Задорнов: Я думаю, что нет какой-то единой модели, нет конструкции, которой следует сегодня Кремль. Он, скорее, действует по наитию, руководствуясь какими-то конкретными интересами. То есть вот не нужна активная позиция - давайте мы ее расколем, подавим, минимизируем ее влияние. Это делается не через призму какой-то общей политической конструкции, которую должна страна иметь через 3-4 года, а это сиюминутное решение. Вот надо ответить Ходорковскому на его завышенные политические претензии - вот удар, который наносится по "Юкосу", который служит примером всем другим бизнесменам. И они, кстати говоря, этот сигнал очень хорошо поняли, что следует из их поведения. То есть это скорее тактика, а не стратегия.

При этом не думаю, что пример Китая берется здесь, Россия все-таки не Китай по очень многим соображениям, не только по уровню развития, но и потому, что Россия экономически полностью интегрирована, по сути, в мировую экономику, в отличие от Китая, который защищается фиксированным курсом юаня, границами и еще целым рядом инструментов от мировой экономики.

Михаил Соколов: То есть это скорее "петровская дубинка", которой загоняют в светлое будущее?

Михаил Задорнов: Нет. Скорее, скажем, опыт Казахстана некоторыми инициаторами всех этих шагов используется, который именно в авторитарном политическом режиме Назарбаева провел целый ряд достаточно непопулярных реформ, сформировав и накопительную пенсионную систему, и отменив огромное количество льгот, доведя цены на электричество и другие сырьевые товары до рыночных значений, и, в общем, развиваясь темпами 9-10 процентов в год, то есть более быстрыми, чем мы.

Михаил Соколов: И оппозиция в тюрьме частично.

Михаил Задорнов: Сейчас и Назарбаев, я отмечу, провозгласил новую не экономическую, а новую политическую позицию НПП, новый курс, который сводится к тому, что надо демократию развивать в Казахстане.

Михаил Соколов: Ну, следов, правда, не заметил еще демократии.

Михаил Задорнов: Нет, следов не заметили, но политическая система меняется, и, в общем-то, выборы приведут, видимо, все-таки к формированию, конечно (как Назарбаев, видимо, хочет), управляемой оппозиции. Но, по всей видимости, не вся она будет управляемой.

Михаил Соколов: А России сколько, как вы думаете, отводится на управляемый период?

Михаил Задорнов: Посмотрим. Зачем забегать вперед? Ясно, что 2006-1007 годы - это будет время, когда будет выбираться преемник, как это говорил наш президент, и вообще политическая конструкция на следующий политический срок. Поэтому 2006-2007 годы будут являться временем, когда будет выбираться модель.

Михаил Соколов: Михаил Михайлович, вас не видели на последнем съезде "Яблока". Это значит, что вы теряете связь со своей партией и ставите на какую-то новую структуру? Вообще, как вы видите будущее демократических сил?

Михаил Задорнов: Вы знаете, я ведь не являюсь членом "Яблока" с 1997 года, поэтому на часть мероприятий коллеги меня приглашают, на часть не приглашают.

Но я не верю в изолированный успех "Яблока" или СПС как политических партий. Я считаю, что нет никаких оснований абсолютно рассчитывать, что партии, находясь, тем более, вне парламента, смогут преодолеть 7-процентный барьер (больший, чем он был в 2003 году) на следующих выборах. Я верю в единственную форму - это объединенная демократическая партия, объединенный блок, который бы собрал под лозунгами, - не абстрактными, а под повесткой дня, которая реально волнует людей и дает ответы на жизненные вопросы наших граждан, - собрал бы правый демократический фланг.

Коалиция может быть достаточно широкая, но только она имеет шансы на успех. Это сделать очень сложно, но изолированно ни "Яблоку", ни СПС добиться успеха будет невозможно, к сожалению. Те рейтинги, которые мы видим сегодня, - 1,5-2 процента - они так и останутся. Поэтому я думаю, что единственный правильный путь - это объединенная именно коалиция демократических правых сил.

Михаил Соколов: Моим собеседником был независимый депутат Государственной Думы России Михаил Задорнов.

И напоследок - о совсем печальном... Убийство редактора русского издания "Форбс" Пола Хлебникова потрясло его коллег. Говорят, бывало, погибший вольно обращался с фактами - так считает Борис Березовский, выигравший у журналиста процесс в британском суде. Возможно, что это так. Известно, что Хлебникова для слива информации использовали спецслужбы или, к примеру, люди Александра Коржакова. Но на сегодня есть информация, что погибший незадолго до смерти рассказывал: он интересуется питерской группой Ковальчуков - Тимченко, той самой, которую враги президента России связывают с его именем, утверждая, что именно эти господа, имеющие долю в "Сургутнефтегазе", управляют и некими активами, к которым неравнодушен Владимир Путин.

Кому бы ни помешал Пол Хлебников, его гибель стала предупреждением прессе, чтоб в конкретную русскую политэкономику неповадно соваться. А западным авторам, готовым объяснить любые деяния Кремля чуть ли не петровским реформаторством Владимира Путина, пора бы понять, - уверены иные эксперты в России, что они имеют дело не с режимом переходным к демократии, а наоборот - сталинизируемым.

Идет политический регресс в область вечно развивающихся стран, к азиатским кастовым авторитарным обществам, вроде Индии и Китая. - считают авторы "Газеты Ру", - Свободы слова кремлевским не надо. И даже давно на язык кастрированным телесвиньям "Красной стрелы", Хрюну со Степаном, только что на НТВ потушили свет, - пишут в прессе.

В политической тьме чувствуют себя уютно лишь фольклорные персонажи нынешней действительности, вроде дальневосточного Винни-Пуха. - замечают наблюдатели.

Приморский "единоросс" с криминальным прошлым, с медвежьей помощью пытается усесться на владивостокском воеводстве не без помощи власти, заткнувшей рот местной прессе, но своим хамством, верят обозреватели, к счастью, как будто пробуждает у народонаселения гражданские чувства...

XS
SM
MD
LG