Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы мэра Владивостока завершены, но борьба продолжается. Прокуратура расчищает политическое поле в Саратовской области. Дискуссия о замене смешанной системы выборов в Государственную Думу пропорциональной


Михаил Соколов: Выборы мэра Владивостока формально завершены, но борьба продолжается. Авторитетный бизнесмен Владимир Николаев получил 53 процента голосов и уже вступил в должность. "Против всех" голосовали 37 процентов избирателей.

Но потенциальный участник второго тура Виктор Черепков был снят районным судом с выборов и теперь обещает судиться за признание выборов главы Владивостока незаконными. А пока друзья бизнесмена Николаева (а теперь и мэра по кличке "Винни-Пух") празднуют победу. Из Владивостока сообщает - Марина Лобода.

Марина Лобода: Вступление в должность нового мэра Владивостока прошло достаточно скромно. Владимир Николаев обещал свято следовать Конституции и исполнять законы России. Острословы в зале добавили: и чтить Уголовный кодекс. Ремарка лишней не кажется - шесть лет назад новый мэр города был осужден за хулиганство и нанесение тяжких телесных повреждений, по приговору получил три года и даже отсидел полтора в следственном изоляторе. Однако в зале на острослова зашикали. Нового мэра поздравлял губернатор.

Через 15 минут все собравшиеся на торжественное мероприятия разошлись. Столь скоростное вхождение в должность Владимир Николаев объяснил просто: работать надо, на торжества нет времени, на фуршеты и банкеты нет денег. Деньги есть у сторонников Владимира Николаева. В ночь с воскресенья на понедельник владивостокские пацаны славно отметили победу своего товарища. По сообщениям местных газет и более информированных компетентных источников, в результате этой гульбы ряду заведений общественного питания нанесен имущественный ущерб.

В летний дворик "Кафе-Студио" загнали "Ленд Краузер"; напившиеся пацаны разогнали всех посетителей, приставали к официанткам, а охрану вообще чуть не уложили лицом на пол. Звучали тосты: "Вован - победитель!" Настоящий погром был устроен в ресторане итальянской кухни "Муаро Джованни". Как утверждают администратор и официантки заведения (они уже дали показания), якобы пьяные охранники "Винни-Пуха" (это старая кличка нового мэра в определенных кругах) орали: "Мы отмечаем победу!" и обещали: "Теперь весь город поставим..." - я скажу мягко - в неприличную позу. Девушки утверждают, что пацаны швырялись бутылками, тарелками, таскали подружек за волосы и обещали всех изнасиловать, если что. Руководство ресторана направило жалобы в прокуратуру, в милицию и почему-то в администрацию президента России.

Сам Владимир Николаев об этих бесчинствах ничего не слышал. Как заявил он журналистам сразу после вступления в должность, он в рестораны не ходит. Но если сигналы о безобразиях в общественных заведениях подтвердятся, все виновные будут строго наказаны, заявил новый мэр. Журналисты спросили, не тревожит ли градоначальника криминальная ситуация в городе. Оказалось - тревожит. Новый мэр обещал помочь милиции материально. "Но за это буду и спрашивать строго", - пригрозил мэр. Но сначала он все-таки займется делами мирными - подготовкой города к отопительному сезону, а школ города - к новому учебному году. Если, конечно, не остановит Приморский краевой суд - Виктор Черепков, по-прежнему находящийся в госпитале, обещает бороться до конца. Его жалоба на решение о снятии его с регистрации кандидатом мэра Владивостока на днях поступила в краевой суд. Предположительно в пятницу начнется ее рассмотрение.

Михаил Соколов: Это был репортаж из Владивостока корреспондента Радио Свобода Марины Лободы.

Борьба за власть в Приморье идет уже десятилетие, но на абсолютно не правовом поле. По официальным данным, во втором туре выборов "против всех" голосовали 37 процентов избирателей, за Владимира Николаева - 53. Доверять этим данным трудно, с результатами опросов социологов они не совпадают. Но поверим, что нарушений нет, подсчеты честны, и посчитаем, что владивостокский электорат предпочел - на безчерепковье - бизнес-авторитетета сохранению кресла на полгода надоевшим мэром Юрием Копыловым.

Все равно победа кикбоксера Николаева - в силу удаления Черепкова - остается под большим вопросом. Решение суда о снятии Черепкова уже обжаловано, вердикт Приморского краевого суда ясно каким будет, а вот как поведет себя суд Верховный - неизвестно. Тонко чувствующий конъюнктуру председатель Центризбиркома Александр Вешняков уже назвал отстранение Виктора Черепкова "злоупотреблением правом". Обычно глава ЦИК произносит такие "приговоры" не случайно и лишь тогда, когда мнение это в верхах распространенное.

Гражданское общество не может в России побеждать на выборах, если механизмы демократии в руках у манипуляторов. Вы играете в политические шахматы, а фигуры смахивают с доски - считают эксперты. Во Владивостоке, по данным наблюдателей, нужный краевым властям результат дали даже не хитрые технологии управления сознанием масс, а банальный вброс бюллетеней под прикрытием милиции.

Но выиграть все же можно, считают эксперты, если против одной из властей - к примеру, краевой - играет федеральная. Вполне реальна перспектива того, что центр может и не захотеть мешать судить в Москве приморские безобразия по закону. И не столько из-за нежелания утверждать в далеком городе власть "по понятиям", сколько из желания показать губернатору Приморья Сергею Дарькину, что хозяин может быть недоволен непрофессиональным выходом за рамки приятых сейчас приличий при проведении выборных спецопераций. Москве вряд ли хотелось бы, чтобы опыт Владивостока, где одна часть общества годами готова сопротивляться власти, а другая - голосовать хоть бы и за "крутого", лишь бы он всех "построил", распространялся по России, уверены политологи.

Эксперты предупреждают Кремль: у манипулятивной демократии есть пределы, можно случайно и пережать - и тогда ответом на обман станет стихия возмущенной обманом толпы. Пока в России такое было лишь раз - в Воронеже, где массовые протесты спровоцировал коммунальный кризис.

Саратовская область. Дело губернатора Дмитрия Аяцкова превращается в дело жены Аяцкова, а за ним появляется и дело мэра Саратова Юрия Аксененко. Прокуратура расчищает политическое поле.

Репортаж из Саратова Ольги Бакуткиной.

Ольга Бакуткина: Бороться за отставку губернатора Дмитрия Аяцкова жители Саратова теперь будут в Москве. 26 июля на Старой площади столицы пройдет митинг, организованный общественным Фондом борьбы с Аяцковым. В этот день закончится марафон протеста - семь бегунов из Саратова доставят в администрацию президента 30 тысяч подписей саратовцев, требующих отставки губернатора.

Марафон стартовал 14 июля во время митинга, на котором создатель фонда депутат областной Думы Вячеслав Мальцев заявил о намерении перейти к более действенным формам борьбы.

Вячеслав Мальцев: 26 июля предупредить власти Российской Федерации о начале активных протестных действий и актов гражданского неповиновения до отрешения Аяцкова от должности и привлечения к ответственности. Подготовить и передать в Министерство Российской Федерации по налогам и сборам материалы о собственности гражданина Аяцкова и его родственников для возбуждения уголовного дела.

Ольга Бакуткина: Генеральный прокурор Владимир Устинов заявил об отсутствии состава преступления в деятельности Дмитрия Аяцкова. Но это не значит, что у прокуратуры нет вопросов к его ближайшему окружению. Ситуация, в которой оказался губернатор, напоминает охоту на волка - сжимается кольцо красных флажков.

Основанием для возбуждения уголовных дел стала передача в собственность гражданской жене губернатора, Ольге Сергеевой, гостиничного комплекса правительства области стоимостью около 5 миллионов долларов. Управляющему делами областного правительства Станиславу Бойко и директору гостиничного комплекса Ольге Сергеевой предъявлены обвинения по двум статьям - "Злоупотребление должностными полномочиями" и "Мошенничество".

19 июля суд Волжского района Саратова вынес решение об отстранении Станислава Бойко от занимаемой должности. Поспешное заявление Сергеевой о приобретении особняка исключительно в благотворительных целях, для передачи сиротам, явно запоздало: на имущество наложен арест. Положение Ольги Сергеевой и Станислава Бойко хуже губернаторского. В Саратове поговаривают, что расследование уголовного дела в отношении Аяцкова было приостановлено после вмешательства некоей высокой персоны. А вот хлопотать за подчиненных саратовского губернатора будет нелегко. Следователи явно рассчитывают, что в ходе допросов чиновников может всплыть новая информация, которая вновь позволит прокуратуре вернуться к делу Аяцкова.

По мнению претендента на губернаторское кресло бывшего мэра Балашова и депутата Госдумы прошлого созыва, а сейчас заместителя председателя ЦК "Народной партии" Олега Коргунова, пока у Дмитрия Аяцкова еще есть шанс достойно выйти из игры.

Олег Коргунов: Чем дольше сегодня губернатор остается у власти, тем хуже становится населению области. И все это прекрасно понимают. Его время подъема ушло. Он должен просто принять для себя такое решение, как принял когда-то Ельцин, и уйти. Народ у нас сердобольный, он всегда прощает. Но он должен сам для себя принять такое решение. Если у него хватит на это мужества, то я думаю, что у него будет политическое будущее.

Ольга Бакуткина: Проблемы в отношениях с правоохранительными органами возникли и у мэра Саратова Юрия Аксененко. На недавней пресс-конференции областной прокурор Анатолий Бондар заявил, что изучается возможность обобщения и анализа должностных нарушений мэра, с тем чтобы выйти в Саратовскую городскую Думу с представлением об освобождении его от занимаемой должности.

Уже отработавший два срока мэр обеспокоен грядущими выборами, которые должны пройти не позднее декабря 2005 года. Юрий Аксененко избран из числа депутатов городской Думы. Эта форма выборов сегодня не соответствует федеральным нормам. Городская Дума должна внести в устав положение о прямых выборах мэра - над этим несложным законодательным актом работа ведется уже больше полугода. Требует проведения референдума среди горожан о введении прямых выборов и основной претендент на кресло мэра Саратова - депутат областной Думы Алексей Полещиков.

Юрию Аксененко надо принять трудное решение. Откладывать выборы до отопительного сезона при растущих долгах энергетикам - безумие. А избираться после губернаторских выборов марта 2005 года можно лишь при гарантированной поддержке губернатора. Остается рискнуть и пойти на прямые выборы осенью. Впрочем, по мнению местного аналитика Алексея Колобродова, Юрий Аксененко, скорее, займет выжидательную позицию и попробует договориться с основным претендентом на губернаторское кресло.

Вот только время в губернии неспокойное. Областной прокурор Анатолий Бондар уже продемонстрировал свои возможности. Да и на наследство Аяцкова претендует целая группа саратовских и федеральных политиков. Например, только что заявил о своем интересе к посту саратовского губернатора Сергей Глазьев.

Михаил Соколов: Прозвучал репортаж корреспондента Радио Свобода в Саратове Ольги Бакуткиной.

Рязань. Здесь весной на губернаторских выборах одержал победу генерал-десантник Георгий Шпак. А теперь с помощью уголовного дела сделана попытка сместить с должности мэра Рязани Павла Маматова.

Рассказывает заместитель главного редактора Рязанской "Новой газеты" Михаил Комаров.

Михаил Комаров: Мэру Рязани предъявлено обвинение. Уголовное дело тянулось более года. Еще при прежнем главе области Вячеславе Любимове под подозрение попал президент женского футбольного клуба "Рязань-ТНК" и владелец строительной фирмы "Марсель" Владимир Сапунов. Известный в городе коммерсант входил в ближайшее окружение мэра Рязани Павла Маматова. Через Сапунова хотели выйти на Маматова. Вражда между губернатором и мэром была хорошо общеизвестна.

После 14 марта 2004 года у Рязанской области стал иной руководитель - Георгий Шпак. Но вражда между губернатором и мэром осталась. Дело в том, что Павел Маматов во втором туре выборов главы региона поддержал не десантного генерала Георгия Шпака, а контрразведчика Игоря Морозова.

14 июля 2004 года Маматову предъявили обвинение в совершение уголовного преступления. Мэра Рязани на данный момент обвиняют в злоупотребление служебными полномочиями и превышение должностных полномочий. Вину пытаются доказать с помощью двух ключевых моментов. Первая схема - это получение квартиры сыном Маматова за услуги, оказанные городу. Проще говоря, работа коммерческой фирмы была оплачена муниципальным жильем, тем самым жильем, которое должны выдавать очередникам. Вторая претензия правоохранительных органов - муниципальный бюджет из резервного фонда профинансировал строительство по сообщению одних источников - 12 квартир, по информации других источник - 5 квартир. И еще следователи считают, что в 1997 году не все было чисто с выделением кредита на сумму более миллиона рублей одной коммерческой структуре.

Оперативные данные, собранные рязанским УБОПом еще при прежнем руководителе региона, оказались актуальными и по сей день. Недавнюю губернаторскую кампанию Георгия Шпака в основном финансировал глава группы "Плаза" Умар Джабраилов. Теперь, когда вопрос с новым губернатором решен, на очереди оставался мэр Рязани Павел Маматов. В смещении главы Рязани была очень заинтересована местная ФСБ.

Маматову предложили добровольно покинуть свой пост, взамен предлагалась почетная должность - советника при губернаторе. Маматов отказался - и получил обвинительное заключение. В тот же день, когда Маматов заявил, что дело в отношении него сфабриковано, глава Рязанского правительства Андрей Яринов распространил сообщение, что Маматову никаких компромиссов не предлагалось и никаких предложений от лица Георгия Шпака не делалось. В тот же день, 15 июля 2004 года, Горсоветом было принято решение, что теперь на должность главы муниципального образования станут избирать не всенародным голосованием, а из числа депутатов Горсовета. Таким образом, Павел Маматов вряд ли когда-нибудь снова станет мэром Рязани. А новый мэр города будет избран, скорее всего, удобный Георгию Шпаку.

Михаил Соколов: Это был репортаж из Рязани Михаила Комарова.

На страницы питерской прессы вернулась не только тема передачи Санкт-Петербургу федеральных функций, переезда Верховного, Конституционного и Арбитражного судов в здания Сената и Синода. Утечек о том, что вопрос Кремлем почти решен, полно. А официальные опровержения, считают эксперты, показывают: власти выжидают удачного момента.

Сейчас же активизировались и дискуссии об объединении Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Сообщает корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Депутат Законодательного собрания Петербурга Юрий Гладков считает, что прорабатывать детали возможного объединения Петербурга и Ленинградской области в единый субъект Российской Федерации под названием Балтийский край нужно начинать уже сейчас, чтобы не раньше чем через полтора года, но и не позже чем через три идея эта стала реальностью.

Юрий Гладков: Элиты будут иметь сложное отношение к этому вопросу. Но есть политическая воля, есть политики федерального масштаба, которые могут выйти на оценку, на высказывания по поводу этого процесса, я думаю, уже в ближайший месяц. А делать это надо, конечно, за три года, не позже. Когда изберутся в 2007 году новые губернаторы и представительные органы, конечно, никто не захочет на начальной стадии снова отдавать свои полномочия. Поэтому медлить особо нельзя.

Дмитрий Казнин: Губернатор Ленинградской области Валерий Сердюков резко против даже обсуждения этого вопроса. Остальные региональные политики проявляют сдержанный, ничего не значащий интерес. Ведь понятно, что без политической воли центра разговоры об объединении так и останутся разговорами.

Юрий Гладков надеется, что когда дело дойдет до конкретных действий, пригодится и уже написанный им устав Балтийского края. Как считает депутат, объединение регионов позволит России - в частности, северо-западу страны - идти по европейскому пути развития. В будущем Балтийском крае в Петербурге, по мнению Юрия Гладкова, будет править мэр и городская Дума, причем решать они будут только хозяйственные вопросы. Политикой - и внешней, и внутренней - будут заниматься новые объединенные власти Балтийского края. Пока Юрий Гладков собирается инициировать обсуждение проблемы среди петербуржских ученых, чтобы получить научное обоснование идеи объединения Петербурга и Ленинградской области.

14 июля на заседании Американской Торговой палаты в Петербурге губернатор города Валентина Матвиенко заявила, что вопрос об объединении Петербурга и Ленинградской области не стоит. Также губернатор заявила, что некоторые политики, по ее мнению, излишне подогревают эту тему, при этом никаких команд из федерального центра о подготовке к объединению регионов нет. "В ближайшие несколько лет мы будем не готовы к принятию такого решения", - добавила Валентина Матвиенко.

20 июля эту же тему прокомментировал губернатор Ленинградской области Валерий Сердюков, заявив, что вопрос об объединении Петербурга и Ленинградской области ставится только в Петербурге и что с президентом он эту проблему не обсуждал, так как Владимир Путин сам попросил его ранее больше этого вопроса не касаться. Валерий Сердюков уже не раз заявлял, что не против самой идеи объединения области и города, однако сейчас в этом нет социально-экономической необходимости.

Михаил Соколов: Это был репортаж корреспондента Радио Свобода в Санкт-Петербурге Дмитрия Казнина.

По новому закону Ставрополья девять самостоятельных городов края должны были лишиться своего статуса и стать районными поселениями. Зачем власти края хотели сломать привычную систему? Рассказывает корреспондент Радио Свобода Лада Леденева.

Лада Леденева: 24 июня Ставропольской краевой Думой был принят в первом чтении законопроект "О некоторых принципах организации местного самоуправления на территории районов Ставропольского края". Суть законопроекта, внесенного губернатором края Александром Черногоровым, заключается в том, что он упраздняет понятие "город краевого значения". Девять самостоятельных городов - Ставрополь, Пятигорск, Невинномысск, Ессентуки, Железноводск, Кисловодск, Буденновск, Георгиевск и Лермонтов - лишаются краевого статуса и становятся районными поселениями со всеми вытекающими отсюда последствиями. При этом согласия жителей края - традиционно - никто не спросил.

- Самое удивительное, что я вообще первый раз об этом слышу. Не только я, а думаю, что вообще никто не слышал, потому что это все делается втихую. Делается просто во благо себе, вот и все.

- Если бы это объяснили, референдум провели бы, тогда каждый бы знал.

- Конечно, в первую очередь у людей надо спросить, а потом уже решать выше.

- А кто нас спрашивает? По-моему, у нас сейчас уже ничего не спрашивают, власти решают все сами по себе.

Лада Леденева: По новому закону, районы должны сформировать свои представительные органы, в состав которых войдут по три делегата от каждого поселения - два депутата и мэр города. Управлять новой властью будет муниципальный районный глава, которого предлагается не выбирать, а назначать представительным органом по контракту после проведения открытого конкурса среди всех претендентов на это место.

Из-за способа реализации этих положений, четко не прописанного в федеральном законодательстве (он отдается на откуп регионам), и возник основной спор. Противники законопроекта настаивают: нововведение лишает граждан конституционного права избирать и быть избранным, в районах при формировании муниципальной власти должны пройти прямые выборы депутатов и глав. Разработчики же закона говорят о том, что прямые выборы - слишком затратный механизм.

"Новая система самоуправления не что иное, как уравниловка. "Красное Ставрополье" возвращается к коммунистической идее - все отнять и поделить", - считают радикальные противники нового закона. "Власть аграрного Ставрополья хочет поддержать селян и несколько умерить запросы городского населения, уровень жизни которого выше", - возражают сторонники законопроекта.

Первые полагают, что, настаивая на своей редакции закона, правительство края во главе с Александром Черногоровым намерено сформировать подконтрольную себе муниципальную власть. Что в свою очередь позволит добиться желаемого результата в 2005 году, когда должны состояться очередные выборы губернатора. Вторые же называют Александра Черногорова экспериментатором и новатором: федеральным законом "О местном самоуправлении" предполагается, что его нормы станут действовать на территории России с 1 января 2006 года, Ставрополье же решило опередить ход событий и начать реформу на год раньше.

Говорит депутат городской Думы Пятигорска Виктор Лукашонок.

Виктор Лукашонок: Это определенный статус - город краевого значения. Может быть что-то образовано иное, но только по голосованию. Если жители согласны, тогда они могут войти в состав этого района, а не просто так.

Лада Леденева: В конце июня баталии вокруг нововведения переместились из кулуаров власти на страницы газет и телеэкраны. По радио зазвучали сообщения об обращении противников законопроекта к президенту России Владимиру Путину, глав шести "пострадавших" городов.

Говорит глава Пятигорска Владимир Шестопалов.

Владимир Шестопалов: Эти города лишают статуса городов краевого значения, а эти города сегодня - федеральные курорты. Город Пятигорск и второе название - поселение Пятигорск Предгорного района - как вам это нравится? Сколько бизнесменов, сколько инвесторов сюда вложат деньги?

Лада Леденева: Сторонники закона выступили с многочисленными разъяснениями своей позиции в государственных средствах массовой информации. Говорит автор открытого письма депутатам муниципальных образований края, координатор депутатской группы по поддержке губернаторских инициатив Анатолий Голец.

Анатолий Голец: После того как началась перестройка, и когда промышленный потенциал вообще не работает, о каком статусе городов краевого значения можно вести речь? Дело в том, что Невинномысск с натяжкой можно признать краевого значения, а многие города сидят на дотации - какие они города краевого значения, если они из бюджета берут больше, чем отдают? Не будет государственной власти, все полномочия передают муниципальным районам. И за что его критиковать? За то, что он отдает собственность?

Когда в 1997 году в том же Георгиевске кричали, что "мы хотим местное самоуправление, хотим город Георгиевск", - они его получили. Потом кричали: "Вы отдайте нам деньги под местное самоуправление, бюджет, и дайте нам собственность, без этого местное самоуправление не может существовать и исполнять свои функции", - губернатор тоже им все отдал, они получили собственность. Теперь губернатор отдает вообще всю госсобственность безвозмездно новым муниципальным образованиям. В принципе, где это еще делается?

Лада Леденева: Глав городов немало возмутило, что пакет законопроектов готовился "в обстановке секретности". О нем не знали не только жители края, но и ряд представителей местной власти. Подготовленный пакет документов не направлялся в города, которых он касается непосредственно, для изучения и внесения предложений.

Через неделю после принятия законопроекта в первом чтении под давлением общественности, а главное - федерального центра, власти края пошли на попятную. В проект закона решили внести ряд поправок, согласно которым, по словам спикера Госдумы края Юрия Гонтаря, города Ставрополь, Пятигорск, Невинномысск, Кисловодск, Ессентуки, Железноводск и Лермонтов получат статус городских округов, то есть, в отличие от других городов, не войдут в состав муниципальных районов, а значит, не утратят самостоятельность. По оставшимся двум - Георгиевску и Буденновску - вопрос остается открытым.

В ответ на это 6 июля около 200 жителей Георгиевска и Буденновска в Ставрополе у здания Госдумы края провели митинг протеста против принятия законопроекта. Власти Георгиевска подготовили подписные листы, вооружившись которыми, сторонники главы территориальной администрации района Александра Манакова собирают подписи горожан "за", а команда мэра города Виктора Губанова - "против" нашумевшего законопроекта.

Тем не менее, уже в течение ближайших месяцев должен быть принят весь пакет законов. Как запланировано, районные муниципалитеты приступят к работе уже с 1 января будущего года.

Михаил Соколов: Из Ставропольского края сообщала Лада Леденева.

Псковская область. Перед осенними выборами главы региона, команда губернатора Евгения Михайлов решила взять под контроль областной парламент.

Из Пскова сообщает Анна Липина.

Анна Липина: Конфликт начался еще в марте, когда группа депутатов во главе с заместителем председателя Псковского областного собрания депутатов Михаилом Гавунасом инициировала внесение поправок в регламент собрания, позволяющих отправить в отставку председателя законодательного органа областной власти простым большинством голосов. В Псковском собрании это "простое большинство" имеет фракция "Единой России" и депутаты, близкие к губернатору Евгению Михайлову.

Поправки в регламент были внесены. 24 депутата, часть из которых составили депутаты, работающие районными руководителями в системе Облпотребсоюза, проголосовали за освобождение Юрия Шматова от должности спикера. Временно исполняющим полномочия председателя был назначен депутат Валентин Каленский, председатель Совета псковского Облпотребсоюза.

Свержение Юрия Шматова было организовано весьма сомнительным с точки зрения закона образом, а единственным реальным мотивом для принудительной отставки председателя был сугубо политический: накануне губернаторских выборов, в которых примет участие и действующий псковский губернатор Евгений Михайлов, он решил взять областное собрание под полный контроль. Юрий Шматов обратился в Псковский городской суд с просьбой признать решение собрания незаконным. Суд рассмотрел иск и вынес решение о восстановлении в должности председателя собрания Юрия Шматова.

После этого Юрий Шматов получил приглашение председателя Совета Федерации Сергея Миронова прибыть в Москву для участия в заседании Совета законодателей при президенте Российской Федерации Владимире Путине. Сразу же вслед за ним в Москву по тому же адресу отправился Валентин Каленский. Результативность поездок двух соперников оказалась очень разной: Шматов присутствовал на встрече с президентом Путиным, Каленский туда допущен не был; Шматов встретился с Мироновым, Каленскому в приеме было отказано.

Вернувшись на следующий день на работу, Юрий Шматов не был допущен в собственный кабинет. Личная охрана вице-спикера Михаила Гавунаса блокировала кабинет Шматова и препятствовала его проходу на рабочее место. Появилась информация о том, что Шматову предъявлен ультиматум: или он сам добровольно уходит в отставку на очередной сессии, или работа собрания будет парализована, то есть сторонники группы Гавунаса-Каленского будут бойкотировать сессию. Юрий Шматов расценил все эти действия как попытку психологического давления на него. И, видимо, удачную: вечером того же дня спикер оказался в больнице с обширным инфарктом миокарда.

Между тем областное собрание депутатов обратилось с кассационной жалобой в Псковский областной суд. Говорит Валентин Каленский.

Валентин Каленский: Мы все-таки постараемся ситуацию, которая возникла с решением суда, постановлением собрания, ввести в правовое русло.

Анна Липина: Депутат Государственной Думы от Псковской области Алексей Сигуткин также назвал решение городского суда о восстановлении Юрия Шматова в должности спикера непонятным и нелогичным.

Алексей Сигуткин: Я совершенно однозначно разделяю мнение Законодательного собрания о том, что это право депутатов - избирать своего руководителя.

Анна Липина: По мнению псковских политологов, навязанное Юрию Шматову противостояние с наиболее влиятельной - губернаторской - группировкой в региональной политической элите очень быстро сделало его заметной фигурой на псковской политической сцене. Заговорили даже о возможности участия Юрия Шматова в выборах губернатора в качестве объединенного кандидата от оппозиции.

Говорит политолог Максим Андреев.

Максим Андреев: Юрий Шматов - фигура в политической жизни Псковщины фундаментальная. Более 10 лет он возглавляет главный орган законодательной власти области и удерживает планку народного доверия на весьма приличном уровне. С ним не просто считаются, к нему относятся с почтением, как к человеку авторитетному и мудром, поэтому его фигура в областном собрании до некоторых пор устраивала губернаторскую команду.

Открытая борьба со Шматовым началась после того, как Юрий Шматов инициировал федеральную проверку областных дотаций производителям алкогольной продукции. Сейчас в Псковской области сталкиваются интересы двух политэкономических групп. Первая группа - это водочное лобби, успешно решающее свои вопросы и с губернатором, и с депутатами различных уровней. Вторая группа - это политическая оппозиция, выросшая из представителей различных отраслей экономики, понимающих, что область устанет ждать, пока водочное лобби вырастет до осознания геополитических преимуществ Псковщины.

Анна Липина: Псковское региональное отделение Российской демократической партии "Яблоко" распространило заявление о кризисе законодательной власти в Псковской области, в котором призвало региональный парламент объявить о самороспуске. Псковские "яблочники" считают необходимым проведение досрочных выборов в областное собрание одновременно с выборами главы исполнительной власти области, которые должны пройти 14 ноября.

Михаил Соколов: Прозвучала репортаж корреспондента Радио Свобода в Пскове Анны Липиной.

Бурно начавшаяся в мае-июне с подачи председателя Центризбиркома Александра Вешнякова дискуссия о замене смешанной системы выборов в Государственную Думу пропорциональной (выборами только по партийным спискам) пока затихла. Между тем, это не значит, что Кремль снял вопрос с повестки дня.

Сегодня мой собеседник - президент Фонда "Индем" Георгий Сатаров.

Георгий Александрович, идея изменить избирательную систему и перейти на пропорциональные выборы - об этом много говорил этим летом Александр Вешняков - это все всерьез? Или вот немножко поговорили политики, избиркомовцы - и на этом все заканчивается?

Георгий Сатаров: По моим данным, такие варианты достаточно серьезно рассматриваются в администрации. Насколько я знаю, в августе должно приниматься принципиальное решение о том, будут ли изменения, и если будут, то какие.

Михаил Соколов: Можно ли сказать, что власть готовит какое-то очередное спецмероприятие, которым пытается оградить существуют систему и существующую элиту?

Георгий Сатаров: В принципе, да, такая возможность достаточно реальна. Имеется в виду следующее. В нашей нынешней смешанной системе пропорциональная часть отличается тем, что она легко поддается централизованному бюрократическому управлению. Что такое избирательная кампания в борьбе между партиями? Это прежде всего контроль над информационными ресурсами. Если партия имеет хороший доступ к централизованным средствам массовой информации, то это ключевой ресурс в борьбе за голоса. А если власть контролирует центральные СМИ, то, значит, она контролирует и избирательную кампанию, и ее результат (помимо других, экзотических способов, естественно).

Теперь поставим себя на место неких "кукловодов" на Старой площади, которые рассуждают примерно так: ну ладно, вот по спискам борьбу мы контролируем, по мажоритарным последний раз вроде бы тоже получилось неплохо, губернаторов мы "построили" (а понятно, что выборы по округам в большей степени зависят от региональных властей), но что будет с региональными властями за год до окончания полномочий президента - абсолютно непредсказуемо.

Михаил Соколов: Вдобавок, кстати говоря, многие губернаторы досиживают как раз к 2007-2008 году последние сроки.

Георгий Сатаров: И могут начать хулиганить, и это неприятно. Значит, надо контролировать все. Простейший способ - превратить нынешнюю избирательную систему в следующий вариант: просто ликвидируются мажоритарные округа, и нынешняя пропорциональная система охватывает все 100 процентов мест в Думе. Это значит, что теперь уже 100-процентный контроль будет над избирательной кампанией, над распределением мест, а заодно и над рынком торговли этими местами тоже (как минимум в два раза увеличивается возможность торговать местами в списках) и так далее.

Михаил Соколов: Вот Вешняков как раз говорит, что это - способ борьбы с коррупцией, с продажей мест в партсписках.

Георгий Сатаров: Это тут уже речь идет о несколько другом варианте пропорциональной системы, и он тоже обсуждался. Потому что тот, который у нас реализован, - это абсолютная патология.

Михаил Соколов: То есть нигде такого нет?

Георгий Сатаров: Практически нет. Везде в том или ином виде пропорциональная система реализована следующим образом: избиратель, приходя на участок, голосует не за абстрактный список, представленный, скажем, тремя лидерами и, может быть, каким-то человеком во главе региональной части списка, а он голосует за кандидатов, которых партии выдвигают в округах. И это совсем другая игра.

Михаил Соколов: То есть это германская система.

Георгий Сатаров: Она не только в Германии, она и в Прибалтике реализована, с теми или иными модификациями она в разных местах реализована.

Михаил Соколов: Ну, Вешняков предлагает выборы по спискам очень странные, когда избиратель как бы передвигает по списку кандидатов от партий, голосуя за них.

Георгий Сатаров: Это абсолютно бессмысленная вещь. Достаточно сделать следующим образом: есть, допустим, те же 225 округов, как у нас сейчас, и в этих округах партии выдвигают своих кандидатов. Должно обязательно сохраниться выдвижение независимых кандидатов, для того чтобы сохранялась конкуренция для партий. И избиратель получает один единственный бюллетень, где он ставит одну галочку против того кандидата, - будь он независимый или от партии - который ему нравится, и все. А дальше суммируются по партиям голоса, которые набраны за их представителей, и определяется их квота в Думе. Порог может быть какой-то - это уже детали.

Михаил Соколов: Такая система ведь, мне кажется, никем официально из "Единой России", которая контролирует большинство, и из Кремля, по-моему, не предлагается.

Георгий Сатаров: Предлагалась, Морозов об этом говорил.

Михаил Соколов: То, что говорит Морозов, обычно не реализуется.

Георгий Сатаров: Ну, это уже, конечно, его проблемы. Просто факт такой был, он об этом говорил.

Михаил Соколов: Господин Вешняков сказал, что должно быть поле для общественной дискуссии по этому вопросу. Собственно, состоялась ли эта дискуссия, на ваш взгляд? И может ли тот разговор, который был в средствах массовой информации, в политологических кругах, как-то повлиять на принятие, собственно, решения?

Георгий Сатаров: Нельзя сказать, что большая, но некая дискуссия была. Было там три или четыре площадки, на которых это обсуждалось, включая внутреннюю площадку "Единой России", где было экспертное обсуждение. Были общественные слушания, организованные коалицией "За право выбора", еще пара таких маленьких обсуждений. И если подводить какое-то резюме, общий знаменатель экспертных оценок, то большинство говорит, что лучше не трогать избирательную систему. Есть что совершенствовать, да, закон можно трогать, конечно.

Михаил Соколов: То есть сохранить соотношение 50 на 50...

Георгий Сатаров: 50 на 50 и нынешний вот этот убогий вариант пропорциональной системы.

Михаил Соколов: А барьер 7-процентный?

Георгий Сатаров: Большинство говорит, что это плохо.

Михаил Соколов: Но останется, скорее всего, так же, как есть?

Георгий Сатаров: Похоже, да.

Михаил Соколов: Ваш коллега господин Бунин предлагает активно отменить графу голосования "против всех". И после скандальных выборов во Владивостоке, где "против всех" (то есть против "авторитетного" кандидата от "Единой России") голосовало 37 процентов, реальна ли отмена этой статьи?

Георгий Сатаров: Есть прецедентные основания, что действительно это достаточно уникально для выборного законодательства. С другой стороны, вот этот барьер "против всех" - я знаю несколько примеров, когда он работал против продвижения заведомого криминалитета на выборах. Мне кажется, что пока нам это не помешало бы.

Михаил Соколов: На ваш взгляд, разговоры о реформе Совета Федерации останутся разговорами? Потому что ведомство господина Вешнякова как раз формулировало, что переход на полностью пропорциональную систему должен компенсироваться вот некоей квази-выборностью Совета Федерации.

Георгий Сатаров: Я не вижу, зачем это нужно связывать. Нет никаких логических оснований. Нынешний способ формирования Совета Федерации - это просто... ну, я просто не знаю адекватных слов в русском языке и в нормативной лексике, чтобы это описать, и это, конечно, нужно менять, бесспорно. Но совершенно не обязательно это увязывать с реформой выборов в Государственную Думу.

Михаил Соколов: Там есть запрет в Конституции, то есть он должен формироваться, а не избираться.

Георгий Сатаров: Этот запрет легко обходится, если, скажем, в выдвижении кандидатов, за которых могут голосовать граждане, будут участвовать соответствующие органы власти субъектов Федерации. Это старая идея, давно обсуждавшаяся и вполне приемлемая.

Михаил Соколов: Георгий Александрович, вот ваша логика при обсуждении этого вопроса такая: как сделать лучше. А какова логика действующей власти - "как сделать так, чтобы мы были у власти"?

Георгий Сатаров: Конечно! Это тоже "как лучше", на самом деле, просто лучше для разных субъектов. Часть людей, часть экспертов рассуждают, как лучше с точки зрения граждан, - ну, хотя бы потому, что эксперты не находятся при власти, и им плевать в этом смысле, что будет с этой точки зрения. Это нормальный инстинкт властный, когда ты находишься у власти и тебе хочется создать такие правила игры, которые тебе помогают сохраниться.

Михаил Соколов: Если исходить из этой логики, сегодня, в 2004 году, власть уже должна иметь план, что делать в 2007-2008 - условно говоря, определиться, что проводить стратегически - операцию "Наследник", план продления полномочий или какой-нибудь проект "Парламентская Россия"?

Георгий Сатаров: Я думаю, да, готовиться нужно сейчас, конечно, по уму. Это очень серьезные вещи, и с кондачка они не делаются.

Михаил Соколов: Когда последний, на ваш взгляд как эксперта, дид-лайн для принятия такого решения, чтобы развивать стратегию власти с прицелом на 2007 год?

Георгий Сатаров: Ну, не случайно сейчас Старая площадь забеспокоилась об этом сюжете, о том, как устроена избирательная система у нас. Но я думаю, что если это произойдет годом позже, то это тоже не будет совсем поздно. Дид-лайн - это вот следующая осень.

Михаил Соколов: А оппозиция, которая хочет сменить власть или, по крайней мере, активно повлиять на то, что происходит, что она должна делать, какие проекты поддерживать?

Георгий Сатаров: Это прежде всего проекты, связанные с честной политической конкуренцией. Все-таки надо признать (и об этом большинство экспертов говорит), что проблем с исполнением нашего выборного законодательства гораздо больше, чем с самим выборным законодательством. Главное - это честность политической конкуренции.

Михаил Соколов: Ну, значит, власть не заинтересована в честности?

Георгий Сатаров: Это видно по прошедшим выборам. Вопрос риторический.

Михаил Соколов: Моим собеседником был президент Фонда "Индем" Георгий Сатаров.

Внедумские демократы и либералы сегодня удостаиваются со стороны управляющих телеэфиром деятелей информационной госбезопасности кличек "маргиналов и неудачников" и лишаются последних дискуссионных площадок на телевидении. Эксперты недоумевают: никаких реальных действий, которые стали бы ответом либералов на гонения со стороны власти, на выталкивание с политического поля, до последнего времени не было видно. И это в политически выгодной ситуации!

Один из ветеранов либерального движения 90-х профессор Леонид Баткин отметил, что беспардонные и малоквалифицированные действия правительства и "Единой России" предоставляют либеральным силам сегодня немало поводов реально побороться за социальные права граждан

Леонид Баткин: С началом второго президентского срока, хоть и слегка спотыкаясь, слегка осторожничая, власть стала безумно для себя, для своих интересов посягать на уже десятки миллионов людей - будь то грядущая отмена льгот, рост тарифов ЖСК, бессрочное продолжение рекрутчины, насильственных призывов в армию вопреки недавним посулам, будь то отмена права на референдумы, будь то нескончаемые жертвы в Чечне, конечно, будь то готовящиеся законы о ликвидации независимой адвокатуры или даже о контроле над Интернетом, будь то экологический цинизм, запредельные цены на качественную современную медицину и многое другое, общеизвестное. Поэтому не стоит особенно зацикливаться на кризисе либерализма. Будем все-таки уповать на его истинное, второе пришествие и в меру нашей политической воли, ума и смелости готовить его.

Ельцинско-путинская эпоха, пожалуй (и я не один так думаю), таит в себе отложенные на неясный срок потрясения. Я был и остаюсь радикальным либералом и демократом, но я вовсе не хочу революции, если только не понимать под революцией быструю и глубочайшую перемену устройства жизни и общественных институций. Дай бог, чтобы это была бархатная революция.

Михаил Соколов: Это было мнение профессора Леонида Баткина.

Либеральные круги, проигравшие борьбу за военную реформу и перевод армии на профессиональную основу, все же сделали выводы. Комитет-2008 посчитал, что его участники обязаны возглавить кампанию против намеченной властями отмены отсрочек от призыва в армию студентов, возможно - в форме инициирования референдума.

Об этом я беседовал с членом Комитета-2008 Борисом Немцовым.

Борис Ефимович, вот Леонид Михайлович Баткин, собственно, фиксирует такую ситуацию, что власть посягает на интересы десятков миллионов людей. Значит ли это, что нечто угрожает власти? Вот Григорий Явлинский, ваш давний оппонент, считает, что все нынешнее всерьез и надолго, поскольку ресурсы манипуляции безграничны.

Борис Немцов: Во-первых, я читал статью Баткина в "Новом времени", где, собственно, он излагает эти мысли, может быть, даже более подробно, и я во многом с ним согласен. Теперь по поводу угроз власти. Я считаю, что пока цена на нефть выше 25 долларов за баррель, власти ничего не угрожает. А угроза реальная властям - в условиях цензуры, в условиях манипуляции общественным мнением, усиления спецслужб, в условиях, когда убиваются журналисты, - угроза возникнет только тогда, когда люди на своих кошельках почувствуют проблемы. Когда не будут платить вовремя пенсии, зарплаты, когда будут останавливаться предприятия и вышвыриваться десятки тысяч рабочих без прав и возможностей к существованию, - тогда будут угрозы. Сейчас, пока нам так сильно повезло - я имею в виду мировой рынок нефти, - никаких угроз нет. А в условиях полного контроля за электронными средствами массовой информации любое даже недовольство народа полностью скрывается, и никто ничего не знает ни о чем.

Нет в стране оппозиции такой серьезной, которая бы могла публично, с трибун критиковать власть. Кстати, по поводу льгот, льготы касаются 33 миллионов россиян, в первую очередь это пенсионеры, ветераны, это многодетные семьи, инвалиды. Казалось бы, предлагаются этим людям деньги вместо мифических льгот, сумму можно обсуждать, но предлагаются деньги. Мало их предлагается или много, можно спорить о суммах, но предлагаются деньги, а народ, тем не менее, возмущен. Я народ понимаю и поддерживаю. Почему? Если они хотят отменить льготы, пусть себе отменят льготы.

Михаил Соколов: Вы имеете в виду чиновников?

Борис Немцов: Вот пусть конкретно... Они отдыхают в санаториях за 2 тысячи рублей в месяц, они снимают дачи в Подмосковье, в том числе и на Рублево-Успенском шоссе, за 3 тысячи рублей в месяц. Их жены бесплатно рожают в Центральной клинической больнице детей, а потом имеют бесплатный уход за детьми со стороны квалифицированных врачей. Они хотят льготы отменить? Годится, но начните с себя, Владимир Владимирович, Михаил Ефимович, товарищ Грызлов, а также вся Государственная Дума, все министры и так далее. А потом, после того, как Четвертое Управление Минздрава вы упраздните, после того, как будете платить за медицинскую помощь, за образование, за курортно-санаторное лечение, - после этого уже переходите к экспериментам над миллионами.

Вот эта очевидная, казалось бы, мысль подвергается цензуре на центральных каналах. Я это говорил 10 раз, и только на Радио Свобода могу это, видимо, сказать свободно.

Михаил Соколов: Ну, так свободу слова закрыли...

Борис Немцов: Так вот, могу вам сказать, что власти мало что угрожает сейчас. Власть довольно труслива и нерешительна. Я убежден, что как только они увидят какие-то подвижки в общественном мнении (а они смотрят только на опросы общественного мнения, больше ни на что), они тут же остановят любые преобразования, какие только есть. Почему я и говорю, что, например, тема отмены отсрочек может объединить нацию всерьез, и власть может "отъехать". Но для того чтобы объединить нацию, нужна гигантская, но такая малозаметная политическая и организационная работа.

Михаил Соколов: А как вести, собственно, эту работу, если средств массовой информации нет?

Борис Немцов: Я считаю так. Если удастся организовать референдум, то есть собрать не менее 2 миллионов подписей, и эти подписи собрать повсеместно в России, а не только, допустим, в Москве, в Питере, на Урале и в Поволжье, если в это движение будут вовлечены десятки тысяч людей...

Михаил Соколов: То есть референдум по сохранению отсрочек от службы в армии...

Борис Немцов: Да, и если в этот процесс вовлекутся студенты и преподаватели университетов, если в этот процесс вовлекутся молодежные организации - разного толка, кстати, не обязательно либеральные, могут быть и левые организации, не имеет значения, - я убежден, что власть испугается. Потому что эта власть очень нерешительна и труслива, то есть с ельцинской, например, ее не сравнить. Ельцин был гораздо более человеком жестким и решительным. Я не даю оценки - "плюс" или "минус", а просто говорю, что это факт. А эта - она такая вечно сомневающаяся. Поэтому я считаю, что сейчас очень многое зависит от гражданской позиции миллионов людей.

Михаил Соколов: Сергей Глазьев слева собирается устраивать референдум "За достойную жизнь", в частности - ставить вопрос и о том, чтобы национализировать ренту и восстановить право бесплатного пользования земельными участками. Я подозреваю, что этот референдум будет более популярным, чем ваш.

Борис Немцов: Я считаю, что все его предложения смысла не имеют, потому что даже те, кто выступает за это, не верят в то, что это произойдет. А вот предложение сохранить отсрочки для студентов - это настолько очевидно, настолько зримо и настолько популярно, что люди могут поверить, что они что-то могут. Кстати, у меня есть определенный опыт подобного рода действий. Вот когда была первая чеченская война, то мы в Нижнем собрали миллион подписей против войны в Чечне, и, собственно, эти подписи я отвез президенту Ельцину. И через несколько месяцев буквально мы уже с ним были в Чечне, и там он объявил, что будет мир. Так что общественное мнение и вот такие действия, гражданские, в которые вовлечены массы, миллионы людей, они достаточно эффективны.

Что касается референдума "имени Глазьева", то уже Зюганов же предлагал эти все референдумы. Все это, может быть, кому-то и нравится, только этого никогда не будет.

Михаил Соколов: Но если в глазах Запада, да и в наших собственных тоже, Россия постепенно превращается в нечто похожее на Индию или Китай (то есть в развивающуюся страну третьего мира), то с общественным мнением, похоже, считаться не будут.

Борис Немцов: Это не так. Дело в том, что у нас такая плебисцитарная демократия: Путин смотрит на свой рейтинг и говорит, в том числе и в своих посланиях, ровно то, что хочет услышать народ. Он в этом смысле такой довольно стандартный популист. Да, а рейтинг - это и есть его власть, собственно говоря, у него просто никаких иных нет инструментов. Если он увидит, что его рейтинг начинает радикально падать, он остановит подобного рода вещи - я просто уверен в этом. Потому что я знаю, как они мыслят - они мыслят только в терминах рейтинга. Вообще только так, с этого начинается день, этим и заканчивается день, и это единственный критерий всевластия нынешнего президента. Если будет устойчивое падение этого показателя, гарантирую, что отсрочки будут сохранены, просто гарантирую, он остановит тут же это все.

Михаил Соколов: Свет клином на отсрочках-то не сошелся, есть и другие процессы.

Борис Немцов: Понимаете в чем дело, по поводу отмены льгот и замены их на деньги можно еще дискутировать. Можно пригласить Героя Советского Союза и сказать, что 3,5 тысячи рублей, которые он получит, - это, в принципе, солидные деньги. Или можно вызвать бабушку из деревни и сказать: "У тебя не было бесплатного транспорта, а теперь ты получишь компенсацию в виде денег".

А по поводу отмены отсрочек дискуссии нет, ее невозможно организовать. Если официозное телевидение будет с утра до вечера врать, что в армии нет дедовщины, там классная служба, то это еще только больше консолидирует народ против. Поэтому у них безвыходное в этом смысле положение, понимаете, безвыходное! И главное сейчас, чем они воспользовались, - что нет организованной силы, которая могла бы эту работу на себя взять. Им кажется, что ни Комитет солдатских матерей, ни проигравшие "Союз правых сил" вместе с "Яблоком", ни какие-то иные организации, в том числе и левого толка, не способны организационно и финансово обеспечить эту работу.

Я почему считаю, что это, может быть, тот редкий момент, когда мне надо будет больше общественной деятельностью заняться? Я считаю, что есть определенный опыт и есть определенный навык, как это дело организовать. И я уверен, что если осенью мы предъявим миллионы подписей, причем не сфальсифицированные, на коленке написанные, а реальное движение, материализованное в виде обращения к властям, - никуда они не денутся. А главное, они никуда не денутся, когда посмотрят на опросы Александра Ослона, фонда "Общественное мнение", или опросы Левады, или кремлевского ВЦИОМа, не важно. Они "отъедут", но для этого нужно движение.

Кстати, при советской власти не было у оппозиции никаких средств массовой информации, тем не менее, она была популярной. Поэтому говорить, что нам нужны средства массовой информации электронные, - дело, конечно, благое, но, видимо, нереализуемое. Значит, надо по-другому действовать - идти на улицы.

Михаил Соколов: Вот Баткин говорит, что нужно создавать снизу все-таки демократическую партию, даже не имея денег...

Борис Немцов: Вы знаете, мне кажется, нужно другое. Есть тема, которая может объединить народ.

Михаил Соколов: Но это одна тема разве?

Борис Немцов: Достаточно. Вы будете смеяться, но одной темы достаточно, чтобы, в том числе, и партия возникла. Я не считаю, что должно быть таких тем много. И этой темы одной достаточно, чтобы всколыхнуть студенчество, всколыхнуть родителей студентов, тех, у кого растут сыновья, а это десятки миллионов людей. Действительно так, их десятки миллионов!

Михаил Соколов: Гостем московской студии Радио Свобода был член Комитета-2008 Борис Немцов.

XS
SM
MD
LG