Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бессменный сенат России. Губернские игры: Самара, Иркутск,Оренбург. Серегй Глазьев: референдум - против путинской монетизации


Михаил Соколов: Государственная Дума России проголосовала за правительственный пакет законопроектов, скромно названных "монетизацией льгот". На самом деле началась реструктуризация всей социальной системы страны, происходит принципиальный выбор пути. И, по мнению многих экспертов, не в пользу детища зрелой цивилизации, постепенного прогресса - европейского социального капитализма.

Депутаты, отмечают политологи, голосовали за капитализм роста, то ли дорузельтовский, то ли "азиатских тигров", то ли назарбаевский, - с высокими темпами потенциальной индустриализации, но весьма коррумпированный, где авторитарная клановая власть сбрасывает с себя груз забот об аутсайдерах. Такой казахстанский путь, как замечают наблюдатели, отрицается, к примеру, Григорием Явлинским, но неизменно вызывает восторг у помощника президента Путина Андрея Илларионова.

Политические последствия социальной реформы мы обсудим во второй части программы "Выборы" с депутатом Государственной Думы России экономистом Сергеем Глазьевым.

А сейчас о новостях федеральной политики по отношению к регионам. Государственная Дума России приняла в первом чтении поправки в закон о Совете Федерации, и теперь его члены могут стать безотзывными. Назначив своего представителя в Совет Федерации, губернаторы или Законодательное собрание фактически лишаются на весь срок его полномочий права отозвать сенатора, даже если член Совета Федерации игнорирует волю пославших его.

Политологи уверены, что Кремль решил пресечь не столько торговлю сенаторскими креслами, сколько назначение неугодных. Но секретарь "Единой России" Валерий Богомолов обещает наведение порядка.

Валерий Богомолов: От настроения, от того, с какой ноги встал губернатор, или от настроения того или иного законодательного органа зависит, будет тот или иной сенатор дальше работать. Поэтому сенаторы ощущали и ощущают до сих пор себя во многом временщиками. Я считаю, что нужно решать эту проблему.

Михаил Соколов: Без выборности?

Валерий Богомолов: Идеально было бы, наверное, через выборность это сделать. Но до выборности пока дело, видимо, не дойдет. Поэтому, наверное, нужно оставить все как есть, только ограничить: должны быть весомые основания человека убрать с должности.

Михаил Соколов: Координатор фракции Компартии в Думе Сергей Решульский заметил: закон неслучайно приняли лишь в первом чтении, поманив членов Совета Федерации.

Сергей Решульский: Это элементарный подкуп Совета Федерации к 8 августа, когда законопроект о социальных льготах рассматривается. Всех выстроят и скажут: "Вот, видите, мы вашу инициативу, вашу независимость от субъектов Федерации приняли - вы должны за это проголосовать без всяких тут рассуждений и обсуждений, указаний губернаторов и законодательных собраний, в поддержку этого закона". На крючок взяли Кремль, Путин, администрация, правительство и вся нынешняя власть. Закончится осенью тем, что этот закон будет полностью изменен.

Михаил Соколов: Кто прав и для чего сенаторам обещают сделать Совет Федерации чуть ли не палатой лордов, покажет осеннее, второе чтение закона.

* * *

Выборы главы Самарской области были областным судом назначены на 19 сентября, но Верховный суд России пока, до рассмотрения жалобы Центризбиркома, желающего, чтобы кампания прошла несколько позже, формально заморозил ход выборов. Что не мешает кампании, на самом деле, идти весьма активно. Из Самары сообщает Сергей Хазов.

Сергей Хазов: Выборы губернатора Самарской области откладываются на неопределенный срок. Ожидается, что окончательное решение Верховный суд России примет на своем заседании 15 сентября. Однако член ЦИК Евгений Калюшин уточнил.

Евгений Калюшин: Только надзорная жалоба будет рассматриваться. А когда будут выборы - этот вопрос уже суд решает. Либо сам Верховный суд установит дату, либо он поручит это областному суду сделать.

Сергей Хазов: Пока суд да дело, 3 августа в самарской прессе было распространено решение Бюро высшего совета партии "Единая Россия". 29 июля бюро решило поддержать на выборах кандидатуру действующего губернатора Самарской области Константина Титова.

При этом глава Генерального совета "Единой России" Валерий Богомолов пояснил.

Валерий Богомолов: По Самаре мы приняли решение - мы решили, что, видимо, будет поддерживать Титова, но при соблюдении определенных условий и обязательств Титова следовать в определенной степени в фарватере "Единой России". Чтобы он только не говорил, что это "Социал-демократическую партию" поддержала "Единую Россию", а наоборот, "Единая Россия" поддержала Титова, но не как лидера "Социал-демократической партии", а как просто хозяйственника, человека, который имеет достаточно устойчивый рейтинг в Самарской области.

Сергей Хазов: Исполнительным органам партии, в том числе и самарскому региональному отделению, предписано осуществить необходимые политические и организационные мероприятия по поддержке Титова. Эту информацию подтвердил исполняющий обязанности губернатора Самарской области, глава регионального отделения "Единой России" Сергей Сычев.

Сергей Сычев: "Единая Россия" ведь не ставит своей целью абы кого избирать. "Единая Россия" ставит своей целью процветание страны. А процветание страны возможно только благодаря процветанию региона. Поэтому такой эффективный губернатор, как Титов, абсолютно точно должен занимать свой пост.

Сергей Хазов: Сейчас, формально находясь в отпуске, Константин Титов активно участвует практически во всех мало-мальски значимых губернских публичных мероприятиях, будь то приезд министра Михаила Зурабова или праздничный концерт по случаю Дня железнодорожника. В выпусках новостей самарские телекомпании неизменно дают Константину Титову слово, подчеркивая, что он появляется на официальных мероприятиях как обычный самарец. Время присутствия Титова на телеэкранах губернии уже превышает все мыслимые нормы.

Уже сегодня на центральных улицах Самары появились недвусмысленные плакаты с надписью "Надоел!". Горожане склонны считать их мишенью именно Константина Титова.

О своем намерении побороться с Константином Титовым за власть, поначалу заявили четыре известных в регионе политика - это вице-спикер губернской Думы Наталья Боброва, ее коллега по областному парламенту Виктор Тархов (бывший председатель Куйбышевского облсовета, известный левоцентристскими взглядами), а также депутат Государственной Думы России Виктор Казаков.

20 июля о намерении избираться заявил спикер областного парламента Виктор Сазонов. Губернаторские амбиции Виктора Сазонова известны уже давно. Сразу после того, как он возглавил губернскую Думу, началась планомерная кампания по "раскрутке" председателя областного парламента. С 2001 года Сазонов вел себя лояльно по отношению к Константину Титову. Вероятно, поэтому пока его заявку большинство независимых экспертов все же оценивают как выдвижение "дублера" Титова, подстраховывающего главу области на первом этапе кампании. Однако есть и другое мнение - что после консультаций с руководителями крупных финансово-промышленных групп Виктор Сазонов мог начать самостоятельную игру.

Какие шансы имеют кандидаты в губернаторы? Мнение политолога Валерия Павлюкевича.

Валерий Павлюкевич: Наиболее известен Виктор Тархов, бывший топ-менеджер "Юкоса", а еще ранее - глава администрации Самарской области. При сегодняшнем раскладе сил Наталья Боброва не станет губернатором. В нашей российской политике, фигура женщины-политика достаточно непопулярна, хотя с точки зрения потенциала, с точки зрения своей подкованности как юриста это, конечно, достаточно серьезная фигура. Трудно сказать, что Боброва - человек команды Титова, но это человек из его ближнего круга.

Сергей Хазов: Кого больше всего Титов опасается из своих коллег-политиков?

Валерий Павлюкевич: Титов опасается не соперников, а опасается второго тура. По мнению многих обозревателей, второй тур, если он будет, принесет поражение ныне действующему губернатору. Поскольку, если первый тур провалится, это будет выражение вотума недоверия со стороны населения действующему губернатору. Если второй тур состоится, его соперник может чуть выйти вперед, а он наберет процентов 40 голосов.

Сергей Хазов: А этим соперником, скорее всего, кто будет во втором туре?

Валерий Павлюкевич: Возможно, Виктор Тархов.

Сергей Хазов: Мэр Самары Георгий Лиманский, заявлявший о желании участвовать в губернаторских выборах составе коалиции с Виктором Казаковым и Виктором Тарховым, сегодня более осторожен в заявлениях. Потенциальный союз распался: и Казаков, и Тархов приняли решение участвовать в выборах как независимые кандидаты.

А избрание 4 июля новой Самарской городской Думы, которая оказалась оппозиционной к курсу мэрии, и вовсе изменило планы градоначальника, ранее намеревавшегося осенью всецело посвятить себя губернаторским выборам. Уже первое заседание Думы, прошедшее 20 июля, закончилось скандалом: депутаты выразили недоверие Георгию Лиманскому, после чего он покинул зал заседаний Думы, пообещав лишить полномочий депутатов-оппозиционеров. Пользуясь закрепленными за мэром в уставе Самары полномочиями главы городской Думы, Георгий Лиманский перенес заседание на 29 июля, однако остальные депутаты во главе с временно избранным главой городского собрания Виталием Ильиным приняли решение провести экстренное заседание 23 июля. Им удалось собрать кворум, и в отсутствии Георгия Лиманского они проголосовали за кандидатуры заместителя председателя Думы (им стал все тот же Виталий Ильин) и председателей комитетов. Депутаты-оппозиционеры проводили свое экстренное заседание в помещении губернской Думы, поскольку мэр 28 июля принял решение закрыть здание Думы на реконструкцию. 30 июля Георгий Лиманский оспорил решения большинства самарских депутатов в Ленинском районном суде.

Георгий Лиманский: До окончательного рассмотрения дела федеральным судом по существу я вынужден продлить перерыв в проведении первого внеочередного заседания.

Сергей Хазов: Виталий Ильин попытался уведомить Георгия Лиманского о решениях, принятых депутатами в его отсутствие. Мэр отказывается принять документы.

Виталий Ильин: Подобное поведение председателя Самарской городской Думы всего-навсего лишь затягивает необходимость принятия тех решений, которые избиратели нам поручали.

Сергей Хазов: Сложившееся в самарском парламенте двоевластие обещает дать поводы для новых судебных разбирательств. Точка зрения политолога Валерия Павлюкевича.

Валерий Павлюкевич: И вновь избранная Городская Дума, и председатель Думы (он же мэр города) Георгий Лиманский не правы по сути. Первые стараются постоянно напрягать мэра и готовятся к изменениям в уставе города - в конечном итоге это может привести к досрочному прекращению его полномочий. Создается такое впечатление, что это новое Законодательное собрание собрано из совершенно разнородных сил, и нет консолидированных решений. А впереди - зима, впереди - принятие бюджета на будущий год. Горожане могут оказаться заложниками нового городского парламента.

Сергей Хазов: Губернские чиновники готовятся к выборам главы региона. Работники аппарата мэрии пытаются сговориться с оппозиционной городской Думой, чья фронда может лишить Георгия Лиманского возможности участвовать в губернаторских выборах. Дата выборов не назначена. В общем, как пишет газета "Будни", "ситуация политического безвременья" повисла над Самарой до середины сентября.

Михаил Соколов: Из Самары сообщал корреспондент Радио Свобода Сергей Хазов.

10 октября в Иркутской области пройдут выборы Законодательного собрания, и уже началось выдвижение партийных списков. Из Иркутска сообщает Виталий Камышев.

Виталий Камышев: Выборы, которые состоятся 10 октября, были назначены - это достаточно редкий случай - областной избирательной комиссией, а не Законодательным собранием. Дело в том, что две последние сессии регионального парламента, июньская и июльская, не состоялись по вине лояльных губернатору Борису Говорину депутатов: они дважды просто не являлись на сессию, срывая тем самым кворум. Причина подобных экстраординарных действий в том, что в последнее время у губернатора ухудшились отношения с областным отделением партии "Единая Россия", которое возглавляет президент авиастроительной компании "Иркутск" Алексей Федоров, он же - номер первый в партийном списке "единороссов".

Более того, после исключения весной этого года из партийных рядов доверенного лица Говорина, бывшего лидера прогубернаторской фракции "Деловой союз" в Законодательном собрании Валерия Соколова (он был одним из заместителей Федорова по партии), заговорили об открытом конфликте иркутского губернатора с "Единой Россией". Таким образом, возможность провести свой список в региональный парламент через партию власти губернатор утратил, а для создания иных возможностей ему требовалось время - отсюда и попытка администрации "подвесить" ситуацию с назначением выборов.

Сегодня ясно, что Говорин сделал все, что в его силах, чтобы взять под контроль другие сколько-нибудь значимые партийные организации региона, в том числе и те, которые по привычке относятся к демократическому лагерю. Так региональное отделение "Союза правых сил" вступило в достаточно странный блок с "Народной партией России", чье иркутское отделение возглавляет давний соратник губернатора, депутат Государственной Думы Сергей Колесников. Блок будет называться "За родное Приангарье". Лояльность губернатору - после недавней встречи Бориса Говорина с Григорием Явлинским в Москве - демонстрирует и вчера еще оппозиционное иркутское "Яблоко". "Яблочный" список возглавил недавний москвич, бывший руководитель аппарата Явлинского Тимофей Нижегородцев. В первой тройке партийного списка "Родины" из иркутского отделения, из которого старательно вычищены приверженцы Сергея Глазьева, вице-губернатор Татьяна Рютина.

Не зависимая ни от федеральной, ни от региональной власти оппозиция представлена только в лице КПРФ. Список коммунистов возглавляет их региональный лидер - главный соперник Говорина на последних губернаторских выборах Сергей Левченко. Следующие строчки занимают его заместитель Евгений Рульков и руководитель крупного агропромышленного комплекса Илья Сумароков. Любопытно, что четвертым в списке стоит последний первый секретарь обкома КПСС Владимир Потапов; в последние годы он занимался бизнесом, в частности работал в компании "Лензолото".

В одномандатных округах, количество избирателей в которых значительно возросло, ожидается ожесточенная борьба кандидатов "Единой России" с выдвиженцами областной администрации. В эту схватку расколовшегося надвое административного ресурса с самим собой вряд ли серьезно вмешается третья сила. Коммунисты выдвинули только пятерых одномандатников, "Яблоко", СПС и "Родина" не выдвинули ни одного.

Михаил Соколов: Прозвучал аналитический репортаж из Иркутска Виталия Камышева.

Выборы мэра Оренбурга, в которых намерены участвовать 10 кандидатов, пройдут 5 сентября. Из Оренбурга сообщает Татьяна Морозова.

Татьяна Морозова: На сегодня зарегистрировано 11 кандидатов на должность мэра Оренбурга. Среди них действующий - Юрий Мищеряков и предыдущий - Геннадий Донковцев. И тот, и другой, как и остальные кандидаты, - самовыдвиженцы, кроме депутата Госдумы Елены Афанасьевой, выдвинутой ЛДПР. Есть среди кандидатов и еще одна женщина - Ольга Ведерникова, редактор газеты "Оренбургское время". Остальные - мужчины - предприниматели, руководители предприятий.

Искушенные оренбуржцы еще в начале лета недоверчиво посматривали на огромные красочные плакаты, рекламирующие телешоу с участием генерального директора холдинговой группы "Ликос", выходца из комсомола конца 80-х, Александра Куниловского. Просто так не совершаются трюки на мотоцикле перед телекамерой и не создаются строительные отряды. Потом вдруг появилось общественное объединение с названием "Наш Оренбург" и одноименная бесплатная газета. Было и шествие по городу, организованное этим движением в поддержку независимой экспертизы стоимости коммунальных услуг, - идея Куниловского.

Возможно, в ответ на активные действия Куниловского издавать газету "Оренбург 2000-2004", заявленную скромно как информационный листок, начал и действующий мэр. Он не прячется за спину какого-то движения, а выступает от первого лица. В газете мэр перечисляет достижения своего четырехлетнего правления и публикует данные опроса оренбуржцев, по которому именно он, Юрий Мищеряков, намного опережает ближайших соперников.

Самым же весомым аргументом в споре Мищеряков - Куниловский может стать "партийный" фактор. Совершенно неожиданно для оренбургских сторонников "Единой России" Генеральный совет этой партии решил поддержать на выборах мэра Оренбурга не второе лицо областного отделения - Александра Куниловского, а действующего мэра, который вообще не член этой партии.

Если верить рейтингу, опубликованному в информационном листке Юрия Мищерякова, Куниловский имеет очень мало шансов пройти во второй тур голосования, так как сегодня на втором месте после действующего - бывший мэр Геннадий Донковцев. Пока, кроме двух газетных интервью, информирующих оренбуржцев о возвращении в политику, бывший хозяин города никак не участвует в агитации за себя. Но на фоне того, что сделал с Оренбургом сегодняшний мэр, бывший может оказаться более привлекательным. Старожилы говорят, что город теряет свое лицо, все меньше становится Оренбургом, все больше - пародией на Москву. До возвращения четыре года назад в Оренбург Мищеряков около десяти лет работал в Москве, и это чувствуется. Оренбуржцы также вряд ли простят Мищерякову строительство "Атриума" (торгово-развлекательного комплекса, для которого разрыт огромный котлован в историческом центре города), обилие уличных кафе с громкой музыкой и заброшенный пляж. Да, нынешний мэр уделяет много внимания веселым и шумным молодежным праздникам, но такая "молодежная" политика может и не оправдать себя. Как показывают все предыдущие свободные выборы, молодые - не самая активная часть электората, все решает старший и зрелый возраст. Коммунисты же решили поддерживать бывшего мэра - Геннадия Донковцева.

Доктор политологических наук, руководитель Центра по исследованию общественного мнения Галина Шешукова четыре года назад, опираясь на данные своих опросов, довольно точно предсказала результаты выборов мэра. За кого сегодня собираются голосовать оренбуржцы?

Галина Шешукова: Мищеряков в мае имел 42 процента по активным избирателям, сейчас - 48 процентов. Донковцев имел 18 процентов, сейчас - 14 процентов. И Куниловский имел 2 процента, сейчас - 7 процентов. Никогда не будут голосовать за Донковцева в конце мая - 28 процентов, а в июле - только 18 процентов, антирейтинг снизился. У Куниловского в мае - 6 процентов антирейтинг, а в конце июля - уже 13 процентов. То есть он практически в два раза вырос. У Мищерякова был 19 процентов, и в конце июля - 11 процентов.

Второй по рейтингу кандидат - Донковцев - практически избирательную кампанию не ведет. По-видимому, он рассчитывает на то, что первый и третий конкуренты передерутся между собой - и за счет этого он, в общем-то, может набрать и рейтинг, и благополучно выйти во второй тур.

Татьяна Морозова: 5 сентября оренбуржцы будут выбирать также и 39 депутатов Горсовета.

Михаил Соколов: Это был репортаж из Оренбурга корреспондента Радио Свобода Татьяны Морозовой.

Выборы президента Чечни назначены на 29 августа. О ходе этой кампании из Грозного сообщает Муса Хасанов.

Муса Хасанов: 24 июля избирком Чечни обнародовал список кандидатов. Как и на предыдущих выборах, претендентов на кресло главы Чечни 7: один - главный герой, и 6 - малоизвестные сопровождающие, призванные обеспечить видимость справедливой борьбы за голоса. Вместе с руководителем МВД Чеченской республики Алу Алхановым, которого неофициально уже считают победителем на предстоящих выборах, в список претендентов на пост главы Чечни вошли: предприниматель Магомед Айдамиров, начальник одного из отделов Управления ФСБ по Чечне Мовсар Хамидов, советник президента Чечни Ваха Висаев, сотрудник аппарата чеченского Госсовета Мухмуд-Хасан Асаков, генеральный директор государственного унитарного предприятия "Чеченнефтехимпром" Умар Абуев и директор одного из филиалов Современной Гуманитарной академии Абдула Бугаев. Большинство имен совершенно неизвестно чеченскому электорату, что порождает пассивность избирателей и создает почву для пересудов об отсутствии выбора.

Буквально в самый последний момент сотрудники республиканского ЦИКа сняли с предвыборной гонки четырех кандидатов на пост президента Чечни - бывшего вице-премьера Ичкерии Яраги Мамадаева(?), юриста Адама Айзилова и бизнесменов Зуру Магомадову и Малика Сайдуллаева. Снятие Сайдуллаева, одного из основных кандидатов на лидерство в Чечне, вызвало немало разговоров. Одним из аргументов в пользу его снятия было признание Центризбиркомом Чечни недействительным российского паспорта Сайдуллаева, то есть выявление ошибки в графе, где указано, что Малик родился в селении Алхан-Юрт в Чечне, а должно было вместо Чечни быть написано Чечено-Ингушская автономная советская социалистическая республика. Впрочем, есть версия, что Сайдуллаев сам не хотел участвовать в выборах, однако демонстративный отказ от участия в борьбе за кресло чеченского президента мог обернуться для него потерей народного доверия. Сейчас же получается, что чеченский бизнесмен пострадал от действий властей и тем самым укрепил свой имидж человека, неугодного команде Рамзана Кадырова.

Уже в самом начале предвыборной гонки среди претендентов на пост президента Чечни лидирует Алу Алханов. Для поднятия рейтинга Алханова на него работает очень много сил и ресурсов как в Чечне, так и в Москве. Всем остальным кандидатам даже близко не подобраться к его авторитету. Каждый кандидат до 27 августа получил право на 4 минуты 15 секунд бесплатного времени для ежедневного выхода в эфир государственной чеченской телерадиокомпании. Кроме того, материалы кандидатов бесплатно публикуются государственными печатными изданиями Чеченской республики. Но из-за предопределенности итогов голосования у жителей Чечни нет никакой надежды, что предстоящие выборы президента в республике принесут стабильность и покончат с многолетним кризисом на чеченской земли.

На этот раз Кремль и клановая группа Кадыровых предлагают народу Алу Алханова. А если бы лидер определился благодаря волеизъявлению большинства населения, а не воле московских чиновников, возможно, что это объединило бы расколотое сегодня чеченское общество. И такой глава республики имел бы, наверное, полное право говорить от имени народа - считают многие эксперты и правозащитные организации. В настоящее время к власти, которая не в силах положить конец похищениям людей, не говоря о других тяготах и лишениях, испытываемых жителями республики, о бесчинствах российских силовиков, - ни о каком доверии к ней и речи быть не может. Масса вооруженных людей, заполнивших Грозный, море нерешенных проблем с обустройством быта, и жизнь, наполненная тревогой за судьбу своих родных и близких, - в этих условиях вынуждено пребывать сегодня население Чечни. И кто бы ни стал президентом республики, он окажется перед сложным узлом проблем, и решить их - во всяком случае, за год или два - не представляется реальным.

Михаил Соколов: Ход кампании в Чечне анализировал корреспондент Радио Свобода в Грозном Муса Хасанов.

* * *

Михаил Соколов: Гость московской студии Радио Свобода - лидер движения "За достойную жизнь", депутат Государственной Думы России Сергей Глазьев.

Первый мой вопрос, собственно, такой процедурный. За долгие годы в Думе и я, и мои коллеги никогда не видели такой путаницы, - нарушения регламента, разнообразных мелких манипуляций, - как это было во время принятия вот этого социального пакета во втором чтении. Как вы объясняете, собственно, то, что происходило?

Сергей Глазьев: Действительно, с такой спешкой пробивали "единороссы" этот закон, что не обращали внимания ни на регламент, ни на закон "О статусе депутата", позволяли себе "потерять" изрядное количество поправок. Ну, это, к сожалению, не первый случай, фактически все законы такого рода, которые вызывали большое сопротивление со стороны общественности, пробивались "Единой Россией" как можно быстрее. Видимо, для того чтобы минимизировать внимание к себе. Господа из партии власти старались неприятную процедуру провести как можно быстрее.

Фактически у нас есть все основания подавать в Конституционный суд против принятия данного антисоциального пакета. И не только в связи с тем, что он нарушает конституционные права граждан, ухудшает условия жизни 20 миллионов человек, вводит фактическую дискриминацию людей по территории проживания (потому что после принятия этого закона уровень жизни в России на многие годы будет зависеть от того, где человек живет, в каком регионе, поскольку все социальные обязательства переносятся из федерального центра на региональный уровень), но и по процедурным вопросам: в связи с нарушениями регламента голосование можно признать нелегитимным. Я, собственно говоря, именно поэтому Грызлова и обвинил в том, что он втягивает Думу в преступление.

Само по себе принятие этого антисоциального закона является преступлением, потому что фактически это антиконституционный переворот, поскольку демонтируется механизм социального государства, провозглашенного в Конституции, нарушаются прямо две конституционные нормы, и государство сбрасывает с себя большую часть социальных обязательств, обманывая граждан. Это, можно сказать, такой социальный дефолт российского государства, которое просто грубо отказывается выполнять установленные законом обязательства. Но то, что само принятие закона сопровождалось грубыми нарушениями, как раз и есть втягивание в преступление.

Михаил Соколов: Ваши оппоненты в Думе из "Единой России" утверждают, что они скорректировали первоначальный, жесткий правительственный вариант - сохранили льготы Героям, оставили детские пособия за федеральным уровнем. Вот что объяснял глава Комитета по труду и социальным вопросам Андрей Исаев.

Андрей Исаев: В законе восстанавливается, по всему тексту Трудового кодекса, положение о минимальном размере оплаты труда, что он не может быть ниже прожиточного минимума, и должен быть принят закон о поэтапном приближении МРОТа к величине прожиточного минимума. Речь идет о гарантиях заработной платы работникам бюджетной сферы. Речь идет о записи, о том, что никому ни заработная плата, включая доплаты и надбавки, ни существующие льготы, компенсации и выплаты пособий не могут быть ниже, чем те, которые будут существовать у людей на 31 декабря 2004 года. Речь идет о социальном пакете, который будет предоставлен всем категориям льготников федеральных. И предоставляется возможность субъектам Федерации предоставить подобный же пакет для своих льготников. Речь идет о серьезных подвижках по чернобыльскому закону. Восстановлены государственные гарантии по заработной плате тем, кто работал на Крайнем Севере.

Михаил Соколов: Ну, вот Андрей Исаев высказал свое мнение, а какова ваша позиция?

Сергей Глазьев: Первое, что приходит в голову, - известный принцип организованной преступности: создайте проблему кому-нибудь, а потом помогите ее решить. Мы сначала вас ставим в абсолютно невыносимые условия, а затем помогаем выпутаться за определенные уступки или плату. К сожалению, партия власти прибегает к такого рода приему, потому что никто не мешал господину Исаеву еще до внесения закона добиться принятия нужных решений. Действительно, поправки были внесены, нам удалось отстоять принцип минимальной зарплаты и прожиточного минимума как основы для ее установления в рамках всей страны, - это большое достижение. Но это не благодаря господину Исаеву, а это потому, что общественное сопротивление принятию этого закона требовало от власти уступок. Власть сделала уступки, естественно, за счет других. То есть выдвинули заведомо неприемлемые для общества нормы, разрушили механизм социальной защиты не только со стороны государства, но и со стороны социальных обязательств бизнеса; и поскольку бизнес обязан выполнять свои социальные функции, платя достойную зарплату, в соответствии с прожиточным минимумом, не обременяя бюджет, то и уступка в этом плане была очевидной. То есть правительство отказалось от ранее сделанного предложения прекратить регулирование минимальной зарплаты в пользу бизнеса, чтобы бизнес сам ее регулировал. Но эта уступка не обременяет бюджет, поэтому она была легкой для правительства.

Все, что касается обязательств собственно правительства, то здесь подвижки очень слабенькие, я бы сказал, несущественные. Небольшая часть наиболее активных и наиболее заслуженных людей, которых Кремль вынужден принимать в своих кабинетах, добились льгот - героям, ветеранам Великой Отечественной войны их во многом удалось отбить. И это не такие дорогостоящие вещи, но эти уступки носят локальный характер, они не касаются подавляющей части 30 миллионов человек, которые лишаются части свои прав. И прежде всего это касается прав на получение услуг в сфере образования, здравоохранения и культуры, в отношении которых федеральный центр сбрасывает с себя всю ответственность.

Ведь мы должны понимать, что данный закон касается не только льгот. Льготы - это даже не самое главное в этом законе. Самое главное - это отказ федерального центра брать на себя сколько-нибудь конкретные обязательства в социальной сфере.

Михаил Соколов: Кстати, говоря об этих обязательствах, многие как раз обязательства (например, выплаты репрессированным и еще много-много всего, тут и не перечислишь) действительно брошены на региональные и муниципальные власти. Если мы говорим о федеративном государстве, то, наверное, люди, которые хотели бы федерализма, они должны были бы это поддержать, если бы у местных властей не изымались, собственно, налоговые источники. Вот на днях водный налог изъят, по-моему, 95 процентов налога на добычу нефти. Тем не менее, представители "Единой России" предлагают следующее решение, о котором говорит Андрей Исаев.

Андрей Исаев: Налоговые источники, налоговая база, которую получают регионы, достаточны для того, чтобы позаботиться о тех категориях льготников, которые остаются на субъектах Федерации. Но на всякий случай мы будем настаивать на формировании фонда выравнивания регионов с суммой этого фонда не менее 15 миллиардов рублей. Этот фонд будет существовать на тот случай, если в каких-то регионах возникнут проблемы по реализации данного закона.

Михаил Соколов: Это эффективное экономическое решение?

Сергей Глазьев: Ну, во-первых, это типичная демагогия, потому что фонд выравнивания давно есть, он уже существует практически 10 лет, и господин Исаев просто выдает за достижение "Единой России" то, что было сделано еще до ее появления. И 15 миллиардов рублей в этом фонде давно есть, по сути, здесь просто обман общественности в этих словах я вижу, не более того. В действительности, в реальной жизни большинство субъектов Федерации не смогут профинансировать те социальные обязательства, которые федеральный центр с себя сбрасывает.

Среднее расхождение по уровню бюджетных доходов на душу населения в наших регионах составляет 7 раз, то есть в среднем наши регионы различаются в 7 раз по количеству денег, которые бюджет может потратить на каждого человека. Если брать крайние примеры - скажем, относительно процветающая Москва и Северная Осетия, у которой очень узкий бюджетный базис, - различие достигает десятков раз. И Северная Осетия - это еще не Крайний Север, где еще хуже. Этот закон взрывает социальное пространство страны, передавая большую часть социальных обязательств на субъекты Федерации.

Михаил Соколов: Может быть, миграции будут достаточно активные тогда происходить по России, такие в американском стиле, когда люди переезжают из штата в штат?

Михаил Соколов: Для этого нужно иметь рынок жилья и высокие доходы, чтобы люди могли покупать жилье. Для подавляющей части наших граждан это совершенно нереальная вещь, и вряд ли при той политике, которая ведется, что-либо изменится. Ведь вся логика этой реформы заключается в том, чтобы сбросить с себя обязательства конкретные и заменить их обязательствами абстрактными, выражаемыми в денежной форме, в мере наличия бюджетных доходов: сколько есть денег - столько мы вам их и выделим, что останется от других обязательств государства.

И если смысл социального государства заключается в том, что человек в социальном государстве чувствует себя защищенным в обеспечении своих фундаментальных, жизненно важных интересов (скажем, больному диабетом важно знать, что он завтра получит инсулин, а не то, что он получит 100 рублей вместо этого инсулина, который неизвестно сколько стоит; ветерану важно понимать, что он сумеет раз в год выехать на лечение; инвалидам важно знать, что они сумеют воспользоваться телефоном), и социальное государство гарантирует социальные права в натуральной, вещественной форме, что людям и важно, то нынешняя реформа разворачивает все в пользу фактически коммерческих посредников. Люди превращаются в получателей денежных подачек, которых заведомо не хватает на выполнение этих социальных обязательств государства.

На этом также строится большой бизнес. Скажем, что такое этот социальный пакет в медицине? Это означает, что вместо конкретного набора лекарств вам предложат медицинскую страховку со стороны страховой компании, которая по сути ни за что не отвечает.

Михаил Соколов: Да, об этом говорил, кстати, Сергей Решульский.

Сергей Решульский: Я готов бутылку хорошего коньяка поставить любому депутату, который мне даст разъяснения, - из "Единой России", из других фракций, - что такое "социальный пакет". Говорят о каких-то там льготах на пригородные поезда. Покажите картину, что из этих огромных, миллионных и миллионных масс населения, льготников, живет рядом с этим пригородным сообщением и будет ездить на этих электричках! А что делать тем, кто живет далеко от железной дороги?

Самое страшное, что в этом социальном пакете есть, - 450 рублей с каждого. Независимо от того, нужно это тебе или не нужно, из суммы денежных компенсаций заберут 450 рублей. И пусть автор - я не знаю, Зурабов, или Жуков, или Кудрин - объяснит, куда эти 450 рублей с каждого пойдут? По нашим подсчетам, это не менее 50 миллиардов рублей из 170 с чем-то. То есть одна треть будет отправлена куда-то, кому-то, каким-то структурам. Я многим задавал, в том числе и бизнесменам, вроде бы порядочным людям, вопрос: "Ну, скажите, если у вас есть такая возможность, вы куда направите эти деньги?" Они улыбаются и говорят: "Конечно, тем, кого мы хорошо знаем и кто с нами работает".

Михаил Соколов: Это был коммунист Сергей Решульский. Сергей Юрьевич, вам не кажется, что за этим социальным пакетом стоит просто конкретный экономический интерес - например, создать такую монополию по продаже лекарств?

Сергей Глазьев: Авторы этой социальной реформы, с которой связывают фамилию господина Зурабова, четко реализуют свои частные интересы. Те деньги, которые раньше шли напрямую из бюджета гражданам через субсидию - аптекам при покупке лекарств, передаются коммерческим посредникам. При этом важно понять, что количество денег увеличивается. Граждане лишаются права на получение набора лекарств в натуральном выражении, вместо этого им предлагают страховку, по которой они смогут якобы при необходимости эти лекарства оплачивать, что по сути означает, что физические деньги передаются в руки коммерческого посредника, который их получает из бюджета и затем доводит до аптек под страховые полисы, которые сам же распределяет.

Я не буду занимать время на объяснение, что такое страховая медицина сегодня в России. Я думаю, что большинство наших слушателей понимает, что никакой страховой медицины у нас нет, а есть система коммерческих посредников, которые проводят государственные деньги для государственных же медицинских учреждений, при этом никакой конкуренции, никакого качества услуг, никаких реальных гарантий по медицинским рискам они на себя фактически не берут. Они выступают просто как прилипалы, которые прилипли к бюджетным деньгам, пропускают их через себя и получают изрядный процент. Так вот, этот самый медицинский социальный пакет будет означать, что в правительстве проведут псевдотендер на тему: какая страховая медицинская компания лучше предложит условия. Я думаю, что знающие люди уже точно знают, какая именно компания получит этот подарок.

Михаил Соколов: Да, напомню, что господин Зурабов пришел из страхового бизнеса.

Сергей Глазьев: Да, и десятки миллиардов рублей будут переданы в руки частной коммерческой структуре, которая распространит полисы среди нуждающихся граждан, а затем с этими полисами эти граждане будут пытаться получить лекарства - бесплатно или по льготной цене. Что из этого получится, сказать трудно, но ясно, что эта частная медицинская страховая компания никакой реально ответственности на себя не возьмет - кто-то получит, кто-то не получит...

Михаил Соколов: Но она сядет зато на хороший финансовый поток.

Сергей Глазьев: Я скажу, что это не просто финансовый поток, а это способ монополизировать рынок медицинских услуг. Та компания, которая получит в свои руки медицинский пакет для всех нуждающихся групп граждан, она сумеет в свою пользу перераспределить весь российский рынок. Это по сути построение частной монополии за государственный счет - вот что кроется за этим медицинским социальным пакетом.

Михаил Соколов: Сергей Юрьевич, знаете, что еще удивляет. Вот действительно была, может быть, не очень высокая, но волна народного недовольства: были митинги, были разные демонстрации, было общественное давление. Ответственность за эти решения берет на себя партия "Единая Россия". Тем не менее, ее представители не опасаются никаких серьезных политических последствий от тех решений, которые принимаются на этой неделе. Вот что, например, говорил глава Генерального совета партии Валерий Богомолов.

Валерий Богомолов: По большому счету, эти льготы никто не отменял. Льготы просто превращаются в более адресные и, может быть, даже более значимые вещи. У нас две трети населения все-таки проживает или в провинции, или в мелких и средних городах. В мелких и средних городах давным-давно нет муниципального транспорта, фактически не существует никаких обеспеченных льгот ни по лекарствам, ни по телефону, ни по земле, ни по чему. Я думаю, что рейтинг наш может пошатнуться, но жизнь покажет, кто был прав. Если же мы проголосуем, закон начнет работать, появятся какие-то огрехи, а мы эти огрехи не будем устранять - вот тогда можно сказать, что мы не выполняем своих обязательств.

Мы не обещали кисельные берега и молочные реки. Мы говорили, что реформу необходимо завершить. Есть еще такая хорошая русская пословица: по одежке протягивай ножки. Поэтому нельзя придумывать социальные обязательства, которые неисполнимы. Мы об этом говорили, когда шли на выборы. Народ в нас поверил, и я надеюсь, что народ поверит в нас и дальше.

Михаил Соколов: Сергей Юрьевич, а как вы видите политические последствия принятых решений для власти?

Сергей Глазьев: Рассуждения господина Богомолова лишь подтверждают мысль о том, что власть слишком далека от народа, и "Единая Россия" живет в виртуальной реальности, которую сама для себя придумывает. Ничего удивительного в этом нет, депутаты "Единой России" назначены фактически администрацией президента, поэтому для них начальник - не народ, не избиратели, а именно чиновники, которые принимали решение о назначении людей в список "Единой России". Поэтому они не чувствуют своих обязательств перед обществом, они фактически демонтируют социальное государство.

Когда мы добивались принятия законов о ветеранах, об инвалидах, о культуре, об образовании, о науке, мы говорили о том, что государство обязано дать людям необходимые условия, для того чтобы они могли вырастить детей, дать им высшее образование, защитить свое здоровье, инвалидам - получить жизненно необходимые лекарства. А когда эти натуральные, вещественные обязательства заменяются денежными подачками, и никого не волнует, куда эти деньги пойдут - на бутылку водки с закуской или на лекарства, - это и есть подмена фундаментальных понятий. Если мы хотим просто поднять денежные доходы населения - необходимо защищать право на труд, на зарплату и принимать законы, которые защищают наемных работников в реализации их интересов на достойную оплату труда. Таких, кстати, людей у нас 90 процентов населения. 90 процентов населения получает сегодня зарплату, которая существенно ниже того уровня, который определяется и мировыми стандартами оплаты труда, и вкладом труда в национальный доход, причем ниже в разы. Поэтому, если мы хотим поднять денежные доходы населения, давайте поднимать зарплаты, пенсии.

Михаил Соколов: Сергей Юрьевич, есть мнение такое экспертов, что как раз этими решениями Россия именно в эти дни проходит мимо варианта такого европейского развития, европейского социального капитализма и уходит в жесткий азиатский вариант.

Сергей Глазьев: Вместо того чтобы строить государство социального партнерства и сотрудничества, образец которого дает современная Европа, прошедшая через целую серию революций за последние два столетия и выработавшая некий механизм гармоничных социальных взаимоотношений, мы под руководством путинского правительства и "Единой России" сползаем в XIX век. То есть в России создается общество не социального сотрудничества и партнерства XXI века, а общество социального неравенства, социальных конфликтов и антагонизма, когда небольшая часть наживается на всех остальных, образца XVIII-XIX века.

Михаил Соколов: Зато ВВП растет...

Сергей Глазьев: Растет опять же номинально, а реально в карманах примерно от 15 процентов, не более того. То есть у Путина был выбор - строить у нас социальное государство образца XXI века или пустить дело на самотек. Он пустил дело на самотек. Это означает, что те, у кого деньги, в общем-то, и отстаивают свои интересы. Сильный побеждает слабого - это то, что сегодня происходит на наших глазах с антисоциальной реформой. Рассуждения господина Богомолова о том, что "по одежке протягивай ножки", вызывают просто возмущение, потому что Россия сегодня объективно самая богатая страна Европы, по меньшей мере, у которой больше всего миллиардеров, которая позволяет себе вывозить из страны больше всех денег. В прошлом году из России было вывезено более 50 миллиардов долларов, причем 25 миллиардов из них незаконно, то есть деньги из России текут рекой. Мы самая богатая страна в Европе, сомнений нет, но у нас самое бедное население, именно потому, что власть у нас коррумпированная, продажная, работает на свои личные шкурные интересы.

Поэтому, если уж говорить о возможностях финансирования социальных обязательств, я могу сказать, что только принятие одного закона, который уже два года мы пробиваем через структуры Думы и правительства, а именно - закона "О налоге на сверхприбыль у недропользователей месторождений нефти и газа", позволяет получить 240 миллиардов рублей, что наполняет реальным финансированием большую часть тех льгот, которые фактически отменяются даже без компенсации. Когда говорят, что льготы монетизируются, то есть переводятся в денежную форму, - это означает не только отказ от их натуральной привязки, но и неадекватную замену. Из 30 миллионов людей, перед которыми у государства есть социальные обязательства, реально денежную компенсацию, частичную, получат не более 3 миллионов.

То, что делает сегодня "Единая Россия", - это цинизм, лицемерие и обман, поскольку деньги есть. В отличие от того, что эта "Единая Россия" говорила на выборах (он говорит, что "мы не обещали кисельные берега", но обещали, между прочим, восстановить справедливость и вернуть те источники дохода, которые государству принадлежат, в распоряжение общества), выборы прошли - и "Единая Россия" об этом забыла.

Михаил Соколов: Сергей Юрьевич, а что тогда собирается делать оппозиция, которая, я так понимают, до сих пор достаточно раздробленна, - и левая, и коммунистическая, которая сейчас выступала против этого пакета?

Сергей Глазьев: Наша организация "За достойную жизнь" является правопреемником блока "Родина" по программе, по обязательствам перед обществом...

Михаил Соколов: Но не по названию.

Сергей Глазьев: ... да, не по названию, которое у нас было украдено людьми, оказавшими услугу нынешнему президенту на президентских выборах и получившими в качестве приза название "Родина".

Михаил Соколов: А сейчас с коммунистами объединяются, между прочим.

Сергей Глазьев: Я скажу, что это опять же фраза. Потому что, являясь автором программных документов блока "Родина" и экономической программы КПРФ, я могу сказать, что нас с нынешним составом депутатского корпуса КПРФ разделяет лишь "сектантская" позиция Геннадия Андреевича Зюганова, который не захотел объединиться в единый блок, из-за чего нам пришлось идти на выборы самостоятельно. В итоге этой "сектантской" позиции сегодня у "Единой России" 302 голоса, потому что оппозиция действительно, как вы говорите, оказалась раздробленной.

Но единственный ответ на эти антисоциальные и антиконституционные реформы - это проведение общероссийского референдума, другого пути нет. У нас нет доверия к правительству, к президенту, нет надежды, что думское большинство образумится. Единственный выход - проведение референдума. Мы объявили о развертывании подготовительной работы по проведению референдума "За достойную жизнь", сформулированы 10 вопросов, они пока обсуждаются среди специалистов. Это не только вопросы о восстановлении социальных обязательств государства, не только по льготам, но и по минимальной зарплате и по сбережениям граждан, дореформенным, право на бесплатное использование земли. И самое важно, что мы на этом референдуме хотим увязать социальные обязательства государства с источниками доходов - это, прежде всего, природная рента. Сверхприбыль от эксплуатации недр должна быть обложена прогрессивным налогом, как это сделано в большинстве стран, что позволило бы поднять доходы бюджета в полтора раза.

Михаил Соколов: Сергей Юрьевич, а как все-таки практически вы добьетесь реализации этого права на референдум?

Сергей Глазьев: Я не вижу, почему бы не провести референдум (если, конечно, не бегать согласовывать свои действия с Кремлем, как это делают некоторые наши псевдооппозиционеры), добиваясь в рамках тяжелого, но, в общем-то, проходного порядка проведения референдума, опираясь на здравый смысл?

Михаил Соколов: То есть создавать инициативные группы снизу и такое движение за референдум?

Сергей Глазьев: Вы знаете, нашу общественную организацию "За достойную жизнь" Минюст не зарегистрировал, потому что власть считает нас опасными для себя: мы не подчиняемся всеобщему правилу ходить и спрашивать разрешения на все свои политические действия у кремлевских чиновников. Поэтому мы теперь можем без всяких опасений нашу общественную организацию объявить инициативной группой по проведению референдума. Такое решение мы приняли на исполкоме, общероссийская организация "За достойную жизнь" берет на себя роль инициативной группы по проведению референдума. Мы сформулировали 10 вопросов, из которых оставим, наверное, 5 в более обобщенном виде по итогам дискуссии в ближайшие два месяца. С осени, с ноября, я думаю, мы приступим к официальной процедуре формирования инициативных групп и оформления нужных документов.

Я уверен, что нам удастся собрать без труда 2 миллиона подписей, потому что люди будут защищать свои интересы, и активность, я думаю, будет очень высокая. Я уверен, что мы не 2 миллиона соберем, а 5 миллионов в течение двух недель. Вопрос заключается только в том, насколько Центризбирком сможет устоять под давлением администрации президента. Если нам будут блокировать проведение референдума путем чисто административного давления, будем обращаться в суд. Но мы будем отстаивать это право, потому что это единственная форма, которая у нас юридически есть.

У "Единой России" 302 голоса в Думе, и объективно, даже если мы будем говорить прописные истины, мы эти 302 голоса не получим. Обращения к президенту успеха не имели. Правительство сегодня несамостоятельно. Поэтому у нас только один путь защиты своих интересов - это общенародное волеизъявление.

Михаил Соколов: Гостем нашей студии был Сергей Глазьев, лидер движения "За достойную жизнь", депутат Государственной Думы России.

Анализируя географический аспект реформы льгот, специалисты заметили любопытное совпадение: в выигрыше от нее оказываются жители сел и райцентров - территорий с жестко управляемым голосованием, как раз и обеспечившие переизбрание Владимира Путина президентом России; в проигрыше - не вполне лояльное население средних и крупных городов. Так что эксперты успокаивают Кремль: социальная база путинского режима не сужается.

XS
SM
MD
LG