Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вице-спикер Думы Олег Морозов: в защиту путинских реформ


Михаил Соколов: Последняя политическая неделя оказалась чередой законодательных ударов Владимира Путина по конституционному зданию Российской Федерации и попыток оппозиции хоть как-то апеллировать если не к народу, то к истории: застолбить место в анналах - они были против.

В понедельник в Верховный суд России поступила жалоба от Коммунистической партии, партии "Яблоко" и членов Комитета-2008 с требованием отмены итогов парламентских выборов. В ответ лидер партии-победителя - "Единой России", - Борис Грызлов заявил.

Борис Грызлов: Это просто трата времени для оппозиции. Представители тех партий, которые не прошли в Государственную Думу, не был видны. Сейчас они пользуются осложнением ситуации, которое было связано с террористическими актами.

Михаил Соколов: Замечу: решение о подаче иска партиями думским и внедумскими было принято до летне-осенней серии терактов. Авторы иска всерьез намерены бороться, - заявил депутат ГД Владимир Рыжков.

Владимир Рыжков: Власть раздражает сегодня любая правда и любое сопротивление. Тем более, рыльце в пушку. Они прекрасно знают, что творили беспредел на парламентских выборах на президентских выборах, и просто боятся за это когда-нибудь ответить.

Михаил Соколов: Некоторые воспринимают вот эти действия в Верховном суде лишь как акты гражданского сопротивления.

Владимир Рыжков: Ничего подобного. Это реальная юридическая процедура. Там доказана на тысячах страниц, что предпочтения в нарушение закона отдавались одной партии, над другой партией осуществлялось глумление и клевета на государственных СМИ. Там доказано, что некоторые мандаты получены партией-победительницей незаконно. Так что это не только политическое сопротивление, это и юридически доказательный акт.

Михаил Соколов: Сегодня из однотипных официозных комментариев видно, что Кремль более всего беспокоят попытки оппозиционных политиков воспользоваться обращенным к власти старым тезисом диссидентов: "Выполняйте вашу Конституцию!" и вынести сор из избы (дело о загадках выборов российского парламента в декабре 2003 года имеет шансы дойти до Европейского суде по правам человека).

Во вторник президентом Владимиром Путиным внесены в Государственную Думу законопроекты, по мнению оппозиции, вводящие в России унитаризм. Кремлю не надо лукавить: регионам навязывают не выборы губернаторов местными парламентами, а антиконституционное назначение глав президентом. Объясняет Владимир Рыжков.

Владимир Рыжков: Я поражен и шокирован предложениями президента. Прежде всего потому, что они вступают в открытое и грубое противоречие с Конституцией Российской Федерации, на которой президент клялся уже дважды. Ведь что в сущности предлагается? Президент вносит одну безальтернативную кандидатуру и предлагает региональным кандидатам за нее проголосовать. Допустим, они отказываются. Второй раз он вносит эту или другую кандидатуру. Они второй раз отказываются. Тогда президент назначает исполняющего обязанности своим указом, а депутатов распускает. Это все равно грубейшее нарушение Конституции, потому что тогда одна из ветвей власти - исполнительная власть - будет образована не самим субъектом федерации, а будет назначена из Кремля. Кроме того, есть целый ряд постановлений Конституционного суда (и прежде всего от 18 января 1996 года), где сказано, что не вправе считаться губернатором тот, кого избрало Законодательное собрание региона.

Михаил Соколов: Пряник губернаторам - отсутствие ограничений на право занимать должность и перспектива иметь под собой правоохранительные органы. Кнут - возможность по воле главы государства лишиться поста при возбуждении дела за любое, а не только тяжкое правонарушение. А также просто по причине утраты доверия:

Депутат Государственной Думы России Владимир Рыжков считает происходящее конституционным переворотом

Владимир Рыжков: Только что прошли выборы в парламент. И только что прошли выборы президента. И ничего подобного ни "Единая Россия", ни президент во время выборов не обещали. Они же не говорили о том, что они будут назначать губернаторов, отменят одномандатные округа и будут ограничивать права и свободы граждан, будут закрывать популярные ток-шоу и телепередачи и так далее. То есть все это сейчас является сюрпризом для нашего общества, и власть поступает просто как грабитель: она сама избралась, а теперь лишает всех остальных права избираться в будущем. То есть она просто присваивает себе власть.

Хочу напомнить всем сторонникам чрезвычайных мер статью 3-ю Конституции, где сказано, что присвоение и захват власти в Российской Федерации влечет за собой уголовную ответственность. Я просто хочу всем сказать, кто сегодня выходит из правового поля, что власть не вечна, удача не вечна, и за свои действия, если они войдут в противоречие с Конституцией и законами, каждому придется ответить.

Михаил Соколов: Группа депутатов Государственной Думы и видных российских политиков - Светлана Горячева, Сергей Глазьев, Олег Шеин, Оксана Дмитриева, Михаил Задорнов, Борис Немцов, Ирина Хакамада и другие - обратилась к председателю Конституционного суда России Валерию Зорькину с открытым письмом. Его суть объясняет Владимир Рыжков.

Владимир Рыжков: Мы надеемся на статью Конституции, которая до этого еще никогда не применялась. Речь идет о 100-ой статье нашей Конституции, где сказано, что Конституционный суд вправе обращаться с посланиями суда Федеральному собранию.

Михаил Соколов: Отлуп критикам режима дал зам главы администрации президента Владислав Сурков.

Главреж кремлевской сцены объявил, что враг у ворот. Главной задачей, как он выражается, "интервентов", "деятелей Запада", является уничтожение российской государственности, которой нужно (прямо по-сталински) в "осажденной крепости" - "единство власти и единство нации". Комментаторы сразу узрели знакомое: один рейх, один вождь, одна партия - сила народная: Призывы к переговорам с сепаратистами "смахивают на государственную измену".

Федерализм, для Суркова, только "неофеодальная раздробленность", а "парламент поражен родовой травмой оглядки на выборы". (Как ехидно заметила Наталья Геворкян, той же травмой поражен и президент).

Владислава Суркова пригрозил оппозиции:

"Есть люди, навсегда потерянные для партнерства. Фактически в осажденной стране возникла пятая колонна левых и правых радикалов. Лимоны и некоторые яблоки растут теперь на одной ветке. У фальшивых либералов и настоящих нацистов все больше общего. Общие спонсоры зарубежного происхождения. Общая ненависть. К путинской, как они говорят, России. А на самом деле - к России как таковой: Ничего удивительного, о таких писал еще Достоевский. И сегодня все эти Смердяковы и Лямшины приятно проводят время в разных комитетах по ожиданию восьмого года, где проповедуют целесообразность поражения собственной страны в войне с террористами:"

Михаил Соколов: Член Комитета-2008 Владимир Рыжков ответил "серому кардиналу" Кремля.

Владимир Рыжков: Это очередное возвращение "врагов народа", когда любой, кто требует от власти правды (например - по Беслану), когда любой, кто требует от власти ответственности (например - за беспрецедентную серию терактов летом и осенью), когда любой, кто пытается защитить Конституцию, как это происходит сейчас, объявляется фактически врагом народа.

Мы это все уже проходили, и мы знаем, чем эти вещи кончаются. Мы считаем себя не меньшими, а может быть, и большими патриотами, чем те, кто сегодня закручивает гайки и предлагает нам нарушить Конституцию.

Михаил Соколов: У Суркова отцеубийца Смердяков, видимо, за фамилию притянут. А с Лямшиным и вовсе смех: он упомянул провокатора из "Бесов", который к начальству бежал, ползал на коленях, рыдал, целовал пол, но его успокоили и обласкали: В общем, типичный сурковский гость.

В своем монологе выпускник Института культуры Сурков изрядно путает, к примеру, Фукуяму с Хантингтоном.

Да, и вообще, как отмечает директор Исследовательского центра "Панорама" Владимир Прибыловский, выступление Суркова - типичный примером официозной неправды.

Владимир Прибыловский: Россией ныне правят неисправимые лгуны. Ничего удивительно, они у нас теперь почти все - выходцы из структуры, КГБ называется, которой более-менее хорошо удавалась только одна задача - дезинформировать население.

Те немногие большие начальники, которые вроде и не из КГБ (как Владислав Юрьевич Сурков, например, из художественной самодеятельности), перенимают лучшие манеры у чекистов.

Сурков говорит, что Россия является единственной Федерацией в мире, субъекты которой могут иметь статус национальных республик, и обращается к США с призывом обратить на этот факт внимание. Видимо, Сурков хочет сказать, что Пуэрто-Рико, входящее в состав Североамериканской Федерации на особых правах, не национальная республика, а какая-нибудь антинациональная монархия. Американцы просто должны пожать плечами. Про югославские республики - Сербию и Черногорию - он, видимо, просто забыл. А есть еще Швейцарская конфедерация, в которой у субъектов более широкие права, включая право выхода из союза. Швейцарские кантоны - и немецкоязычные, и романоязычные - хоть и не называются республиками, но вряд ли монархии. И такого мелкого вранья в статье Суркова много.

А когда Сурков говорит о лимонах и яблоках, растущих на одной ветке, он подражает другому советскому институту - агитпропу. Тут и вранье, тут и пропаганда в духе советского идеолога Михаила Суслова. Российские правители ностальгируют по Советскому Союзу, но в экономике у них получается не Советский Союз, а Нигерия, в государственном строительстве - не Советский Союз, а что-то вроде Узбекистана. И только в пропаганде - Советский Союз.



Михаил Соколов: Выступление заместителя главы администрации президента Владислава Суркова комментировал директор исследовательского центра "Панорама" Владимир Прибыловский.

***

Михаил Соколов: Сегодня наш гость - вице-спикер Государственной Думы России, член Генерального совета партии "Единая Россия" Олег Морозов.

Олег Викторович, первое чтение в Думе законопроекта, отменяющего всенародное избрание губернаторов, состоится, по решению совета палаты, 29 октября. Я так понимаю, вы, как представитель "Единой России" всецело поддерживаете президентские инициативы отменить эти выборы.

Олег Морозов: Причина первая: это инициатива президента, который формулировал ее в нестандартной ситуации, которую он обозначил как антитеррористическая война. И президент, как высшее должностное лицо, как гарант Конституции, гарант прав и свобод граждан, говорит: "Мне нужен инструмент для того, чтобы скрепить страну, сделать ее более управляемой. И для этого предлагаю иную систему формирования исполнительных органов власти субъектов Федерации". Главный аргумент состоит в том, что президент просит у законодателей фактически дополнительных полномочий. Он просит создать систему большей управляемости. Он считает, что эта система поможет решить проблему скрепления федеративного государства и исключит дублирование в принятии управленческих и политических решений.

Михаил Соколов: И вы - федералист - готовы все это дать, несмотря на Конституцию, на статьи 71-ую и 72-ую, на вмешательство в дела субъектов Федерации, на слова об унитарном государстве, каким станет Россия?

Олег Морозов: Я не слышал ни от кого слов, что Россию собираются сделать унитарным государством, по крайней мере - из уст инициаторов этой идеи.

Михаил Соколов: Это - из уст критиков.

Олег Морозов: Знаете, есть такое федеративное государство под названием Федеративная Республика Германия.

Михаил Соколов: Там парламентская система управления.

Олег Морозов: И там есть институт федерального вмешательства, он никогда не применялся, но он есть. И он связан с тем, что если субъект или земля не подчиняется федеральному законодательству или законодательство, принятое на земельном уровне, входит в противоречие с федеральным, то федерация вмешивается в дела данного субъекта федерации.

Михаил Соколов: Ну, мы же не о Германии говорим, а о России. Кстати, Бавария не подписывала Конституцию Германии, тем не менее, существует в этой федерации.

Олег Морозов: Я просто хочу сказать, что федерации по-разному устроены, и я не думаю, что президент воспользуется правом роспуска собраний при новой системе назначения губернаторов.

Михаил Соколов: Ну, правда, действительно, губернаторов Путин ни одного так и не уволил, по-моему.

Олег Морозов: И не разогнал ни одно Законодательное собрание, хотя такое право у него есть и сегодня, кстати. Да, и насчет Конституции, вот убей меня Бог, я не понимаю, в чем здесь нарушение Конституции. Кто сказал, что в Конституции есть прямая норма о том, то губернаторов нужно избирать, а не назначать?

Михаил Соколов: Пишется, что такое совместное ведение федерального центра и субъектов Федерации, и там, в общем, достаточно понятно, что власть формируется субъектами Федерации самостоятельно.

Олег Морозов: На основе Федерального закона "Об общих принципах организации органов государственной власти субъектов Федерации".

Михаил Соколов: Но это не в Конституции записано.

Олег Морозов: Это написано в законе.

Михаил Соколов: Еще есть такой момент: решение Конституционного суда от 1996 года, которое прямо говорит, что избрание губернатора законодательным собранием неконституционно.

Олег Морозов: Дело в том, что, если Законодательное собрание самостоятельно избирает губернатора, вполне возможно, что это входит в какое-то противоречие с Конституцией. Та ситуация была иной, не рассматривался вариант внесения кандидатуры президентом. В данном случае в законе, который президентом внесен, использована другая формула - не избрание, а формирование органов исполнительной власти через решение Законодательного собрания. Фактически, давайте говорить откровенно, это действительно не выборы, это согласие или несогласие с предложением президента.

Михаил Соколов: В Конституции России это называется, когда речь идет о назначении премьер-министра, назначением.

Никаких выборов премьер-министра Государственной Думой не происходит.

Олег Морозов: Механизм очень похож. Я, кстати, готов с вами согласиться, что в данном случае это форма назначения.

Михаил Соколов: А не надо тогда, наверное, власти лицемерить, и вам надо прямо сказать: мы назначаем губернаторов. Давайте поменяем Конституцию - снимем все сомнения.

Олег Морозов: Я думаю, что Конституцию для этого менять не надо. А если угодно использовать этот термин, я готов с этим согласиться.

Михаил Соколов: Хорошо. Вот аргумент, который вы еще привели, - это аргумент о борьбе с террором. Честно говоря, не вижу прямой связи, поскольку Россия ведет войну в Чечне 10 лет, а Буденновск и любой штурм Грозного по числу погибших детей был не менее страшен, чем Беслан.

Вот этот процесс, который предлагается, - с 2005 по 2009 год постепенно менять губернаторов - это ведь не укрепление вертикали.

Если бы президент впрямую хотел такую жесткую, почти диктаторскую власть создать, он должен был бы сказать: "С 2005 года все губернаторы будут мною назначены, потому что я не доверяю народу и не доверяю избранным губернаторам; будьте любезны, Государственная Дума, Совет Федерации, согласитесь со мной или не согласитесь".

Олег Морозов: Я соглашусь с вами только в одном, что, действительно, нельзя увязывать предложение Путина исключительно только с ситуацией, связанной с терактами. Скорее всего, это, может быть, повод еще раз вернуться к этой теме. Эта тема обсуждалась не один год, и, кстати, Путин по-разному на этот счет высказывался. И я знаю высказывания, когда он говорил, что он не считает, что нужно менять систему выборов.

Михаил Соколов: Да, всего два года назад, 2002 год.

Олег Морозов: Совершенно верно. Здесь, конечно, нет прямо связи. И, кстати сказать, я бы вообще не рассматривал отдельно эту тему, в отрыве от других предложений президента - от выборов Думы по пропорциональной системе, от предложения о гражданском контроле, в отрыве от указа, связанного с мерами по укреплению правоохранительной системы. Все-таки это не отдельный вопрос, и, вы правы, он не имеет прямого отношения к борьбе с терроризмом. Но он имеет прямое отношение вопросу об эффективности власти. С точки зрения Путина и с точки зрения многих его сторонников предлагаемая система более эффективна при принятии решений, в том числе тех, которые касаются безопасности граждан, безопасности страны, эффективности деятельности правоохранительной системы.

Михаил Соколов: Но в чем же эта эффективность? Чем губернатор назначенный лучше губернатора избранного? Назначенного губернатора контролируют сверху, избранного губернатора контролируют и сверху, и снизу.

Олег Морозов: Я не знаю ни одного примера эффективного контроля за избранным губернатором ни сверху, ни снизу.

Михаил Соколов: И это плохо.

Олег Морозов: Это очень плохо. Я знаю другие примеры, когда губернаторы замораживали целые области, края, когда губернаторы слетали с должностей в последние месяцы своей работы в результате возбуждения против них уголовного дела, уголовного преследования, когда против многих действующих губернаторов возбуждаются уголовные дела, потом прекращаются, и федеральная власть не вмешивается. Возможно, в том числе и потому, что это достаточно (используя сленговый термин) стремно - вступать в конфликт с избранным губернатором. А вспомните историю с Удмуртией, четырехлетнюю борьбу между Верховным советом и избранным мэром столицы, у которого все ресурсы и полномочия.

Михаил Соколов: Борьба была достаточно полезной для развития демократии. Конституционный суд там разъяснял права муниципальных образований. Так что я не считаю, что это было плохо. Кстати, там люди сильно не страдали.

А что касается губернатора, замораживавшего свой регион, так этот губернатор был взят дальше, назначен в федеральную власть, на министерскую должность - Наздратенко.

Олег Морозов: Единственный способ был убрать его со своей позиции.

Михаил Соколов: А потом - в Совет Безопасности. Ну, это же катастрофа! Кадровая политика такая:

Олег Морозов: Чтобы кадровая политика была эффективной, пускай за нее отвечает президент. По крайней мере, с него-то можно точно спросить раз в четыре года.

Михаил Соколов: Я хочу вам привести один такой пример с картинкой - Калмыкия. Там произошли недавно печальные события. Давайте послушаем репортаж Валерия Улядурова.

Валерий Улядуров: Бессрочный митинг протеста оппозиции с требованием отставки президента Калмыкии Кирсана Илюмжинова закончился трагически. В ночь с 21 на 22 сентября милицейский спецназ и части внутренних войск применили силу против участников митинга.

Следует отметить, что оппозиция не совершала ничего противозаконного. Митинги с требованием отставки Илюмжинова периодически проводятся с конца прошлого года. Именно тогда сотни людей стихийно вышли на площадь в первый раз, возмущенные явной фальсификацией результатов выборов в Государственную Думу. Сегодня оппозиция обвиняет Илюмжинова в развале экономики республики, в массовых нарушения прав и свобод жителей Калмыкии, а также припоминает ему ряд коррупционных скандалов, связанных с калмыцкой зоной льготного налогообложения. Исполком Чрезвычайного съезда народа Калмыкии - координирующий орган оппозиции - считает, что публичные акции - единственный способ привлечь к республиканским проблемам уже внимание не местных властей, а федеральных. Одной из причин проведения последнего митинга стало назначение Дмитрия Козака на должность полномочного представителя президента в Южном федеральном округе. Лидеры оппозиции были уверены, что Дмитрий Козак приедет в Калмыкию, чтобы встретиться с митингующими. Но никто не ожидал, что власть решится применить силу против мирной демонстрации.

Калмыцкая оппозиция сегодня подсчитывает число жертв расправы, учиненной ОМОНом. Погиб 40-летний житель поселка Большой Царын Баатр Бембеев. У него было больное сердце, и оно не выдержало стресса. Хирург пригородной больницы и экс-депутат Народного Хурала Илья Бамбышев, а также врач-гинеколог Надежда Батырева доставлены в реанимацию со следами чудовищных побоев. Председателя движения "Родной край" Геннадия Батырова избивали дважды, и дважды соратники вытаскивали его из-под дубинок. Однако в больницу он обратиться не может: прокуратура и МВД устроили на него настоящую охоту, он объявлен в розыск, хотя формальных обвинений против него до сих пор не выдвинуто. Правозащитник, региональный координатор Московской Хельсинкской группы Семен Атеев был доставлен в кардиологическое отделение больницы уже из милиции. Он вел видеосъемку происходящего на площади, и ему чудом удалось сохранить камеру: люди в штатском целенаправленно преследовали людей с видео и фотокамерами. Член Исполкома Чрезвычайного съезда народа Калмыкии Басан Городовиков руками прикрывал голову от ударов - теперь кисти распухли настолько, что напоминают больше боксерские перчатки. Саналу Викторову, одному из лидеров Движения ветеранов локальных войн и конфликтов "Боевое братство", не помог даже опыт Чечни - у него сломана ключица, повреждены шейные позвонки. Другого молодого ветерана, инвалида войны Сергея Цимбалова сбили с ног, избили и сорвали с груди боевой орден. Всего же за медицинской помощью обратилось несколько десятков человек. Точные цифры неизвестны, администрация городской больницы отказывается давать какую-либо информацию.

Член Исполкома Юрий Антонов был задержан и жестоко избит уже на следующий день после разгрома митинга. Кроме него, в этот же день задержали еще около 50 человек. До сих пор неизвестно состояние здоровья председателя Исполкома, обозревателя газеты "Советская Калмыкия" Валерия Бадмаева. Неизвестно даже, где его содержат после задержания. Были задержаны также журналист газеты "Время Калмыкии" Анатолий Савинов, члены Исполкома Борис Анджаев и Константин Секенов. Где их содержат и каково их состояние точно неизвестно. Но наибольшую тревогу вызывает тот факт, что шесть человек после разгона митинга пропали без вести:

Городской суд работает как конвейер: людей судят группами по 10 человек, приговоры стандартные - 5 или 10 суток ареста и штраф. Известно, что осужденные в знак протеста объявили массовую голодовку. Однако ни о какой медицинской помощи голодающим речь даже не заходит. Оставшиеся на свободе члены и сотрудники Исполкома чрезвычайного съезда народа Калмыкии работают круглые сутки. По крохам собирают сведения о том, где и в каких условиях содержаться арестованные люди, организуют юридическую помощь. Кроме того, ведется сбор заявлений от пострадавших во время избиения, уже собрано более 160 заявлений. Решается вопрос об отправке некоторых из них на лечение в соседнюю Волгоградскую область. Дело в том, что в больнице отказываются лечить избитых людей. Делается это под нажимом милиции и прокуратуры, ведь по факту избиения необходимо заводит уголовное дело, а власти упорно утверждают, что пострадавших в результате разгона митинга нет.

Кроме того, сегодня в Исполкоме активно обсуждаются дальнейшие планы. В ближайшее время оппозиция собирается провести траурный митинг и потребовать от федеральных властей жестко наказать винновых в произошедшем. Исполком чрезвычайного съезда уже подал заявление в Генеральную прокуратуру России с требованием привлечь прокурора республики Калмыкия Сергея Хлопушина, который отдал приказ ОМОНу разгонять демонстрацию, к ответственности за злоупотребление властью и за клевету.

Дело в том, что Сергей Хлопушин уже на следующий после событий день заявил, что за демонстрантами "стоят враждебные России силы, стремящиеся дестабилизировать обстановку на Юге России". На просьбу журналистов уточнить, какие силы имеются в виду, прокурор ответил: "Именно те силы, которые намерены создать объединенный Халифат, и занимаются мировым терроризмом". Однако никаких доказательств прокурор не привел. Примерно с таким же заявлением выступил вице-президент Калмыкии Валерий Богданов. Но пресс-секретарь полпреда президента в Южном федеральном округе Федор Щербаков поспешил отметить, что "свое заявление вице-президент Богданов сделал, вероятно, в частном порядке". По словам члена Исполкома чрезвычайного съезда народа Калмыкии Андрея Горяева, в настоящее время в Калмыкии работает следственная бригада Генеральной прокуратуры России. О результатах следствия пока ничего неизвестно.

Полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак сначала пообещал жестко пресекать нарушения общественного порядка в Калмыкии "как с одной стороны, так и с другой". Кроме того, как сообщает "Интерфакс" со ссылкой на источники в полпредстве, Дмитрий Козак уже создал комиссию, которая расследует правомочность действий правоохранительных органов при разгоне митинга. В самое ближайшее время члены этой комиссии направятся в Элисту. Оппозиция уверена, что Козак увидит необходимость отстранения Кирсана Илюмжинова от должности президента республики Калмыкия.

Остается добавить, что сам Илюмжинов никак не прокомментировал произошедшее. Больше того, накануне разгона митинга он поспешно уехал не только из Калмыкии, но и вообще из России. Как сообщает местная пресса, в настоящее время он находиться в Китае.

Михаил Соколов: Олег Викторович, вот такая ситуация в Калмыкии. Это, на самом деле, давно такая больная точка. Если вы все за назначение губернаторов, почему бы уже сейчас через суд (процедура такая есть) господина Илюмжинова не освободить от должности, что принесло бы этому региону хотя бы временное успокоение?

Олег Морозов: Возможно, такая процедура и нужна. Для этого нужны юридические основания. Если таковые есть, право президента воспользоваться соответствующей нормой закона.

Но я вас возвращаю к другому: ведь это репортаж об избранном президенте, причем неоднократно избранном. Тогда какая же логика? Получается, что назначение по факту плохо, потому что это якобы недемократично, а выборы - это по факту хорошо, хотя можно получить президента, против которого выходит оппозиция, а потом тот митинг разгоняют с такими печальными последствиями.

Михаил Соколов: Олег Викторович, там была одна деталь - фальсификация выборов. Это постоянная калмыцкая история, и всерьез эти вещи не расследовались.

Олег Морозов: И тем более, видите, всегда как выборы - так обязательно фальсификации. Я проходил четырежды выборы, и только один раз - последние выборы - против меня не подавали мои оппоненты в суд. Он обвиняли, что выборы сфальсифицированы, несмотря на то, что открыв был трехкратный, четырехкратный от ближайшего соперника. Вскрывали урны, пересчитывали бюллетени - и все мимо. Ну, так устроена наша оппозиция, такая дохлая и слабая, что у нее главный инструмент - говорить, что обязательно соврали, обязательно фальсифицировали.

Михаил Соколов: Были случаи в судах, когда доказывали фальсификацию. Тоже было, правда?

Олег Морозов: Было, конечно. Но я хочу сказать, что если наша любимая оппозиция всегда будет рассчитывать на то, что главным инструментом в борьбе с властью или за власть будет апелляция в суд и слова, что "мы получили не 3,5 процента, а на самом деле мы получили 4,8", - она всегда будет такой убогой и жалкой.

Михаил Соколов: Ну, если оппозицию выталкивать с телевидения:

Олег Морозов: Пускай она получает 12, 15 процентов.

Михаил Соколов: :зажимать рот, конечно, закрывать программы на НТВ, дискуссионные. Вам не нравилась "Свобода слова" на НТВ?

Олег Морозов: Мне нравилась "Свобода слова".

Михаил Соколов: Жалко, правда, что закрыли?

Олег Морозов: Жалко. Я, правда, не знаю, зачем ее закрыли.

Михаил Соколов: Вот и я не знаю, зачем ее закрыли, но теперь такой программы нет, и многих других программ нет.

Олег Морозов: Это, конечно, борьба с оппозицией, это, конечно, борьба с любимыми СПС и "Яблоком".

Михаил Соколов: Сказано же было, что на НТВ маргиналы получают трибуну.

Олег Морозов: Я, как человек, который проходит через выборы, могу сказать: можно проиграть выборы в результате фальсификации, да, можно, но чаще оппозиция проигрывают выборы, потому что не умеет работать на выборах. Я считаю, что "Яблоко" и СПС проиграли по двум причинам. Причина первая: они дрались друг с другом гораздо эффективнее, чем с "Единой Россией", - это все знают, и вы в том числе.

Михаил Соколов: Согласен полностью.

Олег Морозов: И второе: они провели бездарную избирательную кампанию. И мы теперь говорим, что, оказывается, власть виновата в том, что не попали в парламент "Яблоко" и СПС. Мне очень жаль, что в парламенте нет Немцова и Явлинского. Я с ними хорошо работал в парламенте, они мне абсолютно не мешали там. И никому не мешали, что самое интересное.

Михаил Соколов: А как вы прогнозируете результаты процесса в Верховном суде? Вот этот большой иск, 14 ящиков с документами - там есть интересные вещи. На самом деле, ведь все-таки мандаты Лужкова и Шойгу следовало передать другой партии по закону.

Олег Морозов: Опять же это очень спорный тезис, потому что эта тема не раз обсуждалась, и на предыдущих выборах обсуждалась. Но когда мы ставили в свой список 28, если не ошибаюсь, человек:

Михаил Соколов: 29.

Олег Морозов: : 29 человек (запамятовал одного, наверное - Шаймиева) мы ставили в список "Единой России", твердо зная, что они не получат свои мандаты, окажутся от них в пользу других кандидатов, естественно, мы консультировались и с ЦИКом, и с юристами. И мы получили ответ, что это не противоречит действующему Избирательному законодательству. Это чисто правовой спор, мы сейчас его в студии не разрешим, потому что вы скажете, что это белое, а я скажу наоборот.

Михаил Соколов: Подождем Верховного суда:

Олег Викторович, новые меры президента по назначению (мы с вами, по-моему, договорились) губернаторов, они затрагивают такую деталь, как роспуск законодательных собраний. Вам не кажется, что это чрезмерное вмешательство в региональную жизнь? Ведь получается так, что вы регионам теперь оставляете только местные парламенты, которые фактически не будут иметь права отклонить кандидатуру президента. То есть даже если они два раза отклонили этого человека, президента все равно его назначает временно исполняющим обязанности. И вот они еще должны ходить под этим дамокловым мечом роспуска.

Олег Морозов: Я готов обсуждать эту тему, мне кажется, что здесь есть иные варианты решения. Например, если дважды отклоняется кандидатура, предложенная президентом, то, возможно, стоит прописать в законе необходимость внесения иной кандидатуры, и только после этого, если новый человек предлагается и вновь отклоняется решением законодательного собрания, тогда используется процедура роспуска и назначения исполняющего обязанности этого человека.

Допускаю, что это абсолютно обсуждаемо в процедуре второго чтения, и уверен, что будут такие поправки, и я готов содержательно их рассматривать. У меня нет уверенности, что нормы, которые предлагаются сейчас в законе, безупречны. Закон будет проходить полных два месяца, потому что он имеет соответствующую процедуру, поскольку это закон совместного ведения. И я думаю, что поправок к нему будет очень много, в том числе от субъектов права законодательной инициативы из регионов.

Михаил Соколов: Но субъекты законодательной инициативы могут ведь вынести и отрицательное решение. Тогда что делать, если этих решений будет много?

Олег Морозов: Если это будет, согласно закону, больше половины, по-моему, - значит, закон надо будет переносить. Я, кстати, не уверен, что это произойдет, потому что есть такая большая иллюзия у нас с вами, вот мы сидим в студии и так горячо обсуждаем эту тему - назначать или избирать. А я вас уверяю, что недавно принимаемый в Думе закон о монетизации льгот, как его принято называть, действительно затронул интересы граждан, и все об этом говорили. Очень преувеличена ситуация вот этого повышенного интереса к этому граждан. Если будет работать эффективно губернатор, назначенный президентом, я не думаю, что гражданину от этого станет хуже.

Михаил Соколов: Вы знаете, все-таки есть результаты опросов общественного мнения, и они, несмотря на весь рейтинг президента, не в его пользу пока. Большинство выступает и за выборы губернаторов, и за выборы депутатов по одномандатным округам, за сохранение нынешней схемы или за полный переход на мажоритарную систему. Так что здесь есть достаточно серьезное, хотя бы тихое, но несогласие. А несогласие может реализоваться в каких-то формах в конце концов.

Олег Морозов: Я не видел этих исследований. Возможно, это так, ровно до того момента, когда эта система не заработает, ее можно будет потрогать руками. Пока она виртуальна.

Михаил Соколов: Есть еще один вопрос - это вопрос о коррупции при назначении вот этих лиц. Указывают на то, что денежные потоки, которые тратились на выборы, будут тратиться теперь на тех, кто будет готовить соответствующее решение президента. Кстати говоря, еще одна деталь интересная. Я посмотрел, среди назначенных губернаторов были осужденные за коррупцию - господин Севрюгин, господин Подгорнов. Среди выбранных, правда, тоже сейчас есть - смоленский Прохоров:

Олег Морозов: Коррупция многолика, она приобретает самые разные формы. И выборы не менее коррупционное мероприятие, нежели назначение. И вопрос ее - кто назначает. Вот названные вами персонажи - это персонажи не эпохи Путина, это персонажи иной эпохи, которую как раз принято считать эпохой расцвета российской демократии. Мне кажется, что президенту просто нет нужды, отвечая за страну, тем более в условиях антитеррористической войны:

Михаил Соколов: Мы же договорились, что это не имеет отношения.

Олег Морозов: Нет, сама ситуация такова, мы же понимаем, что это так. Просто нет нужды совершать роковые кадровые ошибки. Давайте просто сыграйте за Путина, вот сидит Путин в кабинете, к нему подходит клерк какой-то, подсовывает папку и говорит: "Знаете, хороший мужик, давайте его сделаем губернатором Тверской области", потому что этому клерку кто-то там дал взятку за то, чтобы он представил президенту это таким образом. Вы что, полагает, что Путин, посмотрев эту "объективочку", сказал: "Правда, похоже, неплохой. Давай его назначим губернатором"?

Михаил Соколов: Знаете, есть министры, про которых примерно такое рассказывают. Поэтому кадровые ошибки возможны в этой схеме, и очень серьезные.

Олег Морозов: Вы знаете, насчет министров, я знаю практически всех министров, которые сегодня назначены в правительство. Право, там нет идиотов. Может быть, есть другие, более эффективные менеджеры, которые не стали министрами. Возможно. Ну, мне предлагали пойти в правительство - я отказался. Я что, деньги предлагал за то, чтобы мне дали место в правительстве? Да нет. И, наверное, многие, кому предлагали министерские портфели, не пошли по разным причинам туда, хотя они, может быть, были бы более эффективными менеджерами. Но те, что есть, люди вполне дееспособные и достойные.

Михаил Соколов: Олег Викторович, говорят о некой политической коррупции. Ну, некий подарок старым губернаторам, у которых не было шансов пройти выборы в третий, в четвертый раз, потому что уже стоял барьер. И что, теперь такие люди, как ваш "Бабай-дедушка", как его у вас в Казани называют, будет править вечно?

Олег Морозов: Я не пойму, откуда идет эта ошибка. Я тоже прочитал статью (по-моему, вчера в "Независимой газете" или в "Коммерсанте") о том, что все это сделано ради того, чтобы иметь возможность назначить еще раз Шаймиева.

Уважаемые радиослушатели, докладываю вам: у Шаймиева есть законное право, если бы не было соответствующих предложений президента, по старой схеме баллотироваться еще раз. Я вас уверяю, что если бы он принял такое решение, то был бы избран в четвертый раз президентом Татарстана.

Михаил Соколов: Хотя, знаете, он мне говорил, что он не собирается избираться.

Олег Морозов: Это другой вопрос. Но Шаймиев имеет такое право по закону.

Михаил Соколов: Но есть губернаторы, которые не имеют права.

Олег Морозов: Есть таковые. Как раз я думаю, что те, кто не имеет, большинство из них не получат поддержки президента. Я не буду сейчас называть эти фамилии, но я твердо в этом уверен.

Такие персонажи, как Шаймиев, Лужков, а) избрались бы, если бы работала старая система, и б) имеют высокие шансы быть предложенными Путиным. И в этом смысле совершенно не вижу никакого прока в этом аргументе. Потому что не вижу ему реального подтверждения.

Михаил Соколов: Долго боролись за то, чтобы отделить госбезопасность и МВД от областных властей, сделать их руководителей в регионах независимыми.

Теперь вот эти новые генерал-губернаторы будут координировать деятельность правоохранительных органов. Это значит, что контроля со стороны этих структур за губернаторами станет меньше - тоже минус.

Олег Морозов: Сегодня существует институт надсмотрщиков за губернаторами в лице федеральных инспекторов, в лице полпредов президента. После того, как это будут генерал-губернаторы, назначаемые президентом фактически лица, то они являются фактически представителями федерального центра, у них другой совершенно статус. И следовательно, федеральный центр через них проводит политику, в том числе, в сфере безопасности.

Михаил Соколов: А кто за ними присмотрит?

Олег Морозов: Москва пускай присматривает. Кто назначил, тот и присматривает. Равно как и местные законодатели, которые, кстати, по этому закону имеют право на импичмент.

Михаил Соколов: Ну, президент может с ним не согласиться, по этому же закону, он может послать депутатов далеко-далеко:

Олег Морозов: Я представляю себе ситуацию, когда законодательное собрание какого-то субъекта высказывает недоверие назначенному президентом чиновнику, а президент упирается, проявляя капризность ребенка:

Михаил Соколов: И распускает его - тоже возможно.

Олег Морозов: Возможно, но, думаю, в данном случае будет иная ситуация.

Михаил Соколов: Еще один подарок губернаторам обещают - назначение мэров или согласование по той же схеме. Что, муниципальное самоуправление будет слито с государством?

Олег Морозов: Нет, просто, видимо, будет иной уровень этого управления. То есть на уровне, скажем, крупных, столичных городов, вполне возможно, будет действовать эта схема, а ниже останется ныне действующая система.

Михаил Соколов: То есть люди будут выбирать деревенского старосту и президента. Ну, еще депутатов тоже по новой схеме - за партию, а своих ходоков во власть у них не будет.

Олег Морозов: Почему, они будут выбирать органы местного самоуправления, будут выбирать мэров или лидеров местного самоуправления в небольших городах. Опять же схема, например, удмуртская или татарстанская, где Казань - более миллиона населения, огромные ресурсы, огромные финансовые потоки - вдруг будет избираться, в то время как назначается президент, руководитель республики, я думаю, что это нонсенс.

Михаил Соколов: Ну а чтобы им избраться самим, нужно будет вступить в партию, лучше всего в партию "Единая Россия", раз она единая, правящая, направляющая и так далее, да?

Олег Морозов: Вы можете вступить в любую партию:

Михаил Соколов: Но не избраться.

Олег Морозов: : если у нее есть шансы пройти 5-процентный барьер. Например, КПРФ у нас - партия, которая регулярно преодолевает 5-процентный барьер, ЛДПР. Я думаю, правые, если поумнеют, тоже преодолеют 5-процентный барьер на следующих выборах.

Михаил Соколов: То есть вы не видите здесь ограничения пассивного избирательного права?

Олег Морозов: Тоже вопрос непростой. Я - сторонник "мажоритарки", давний сторонник.

Михаил Соколов: Я вижу, вам трудно агитировать за президента.

Олег Морозов: Нет, я понимаю президента, я понимаю, почему он предлагает эту систему выборов, опять же в контексте со всеми иными своими предложениями. Не отдельно только вот эта идея пропорциональных выборов, а он просто хочет, чтобы в стране появились действительно настоящие ответственные политические партии, федеральные, имеющие действительно реальное влияние не только в Москве, но и в субъектах Федерации, которые конкурируют в борьбе за власть, за право доминировать в законодательных органах власти в субъектах Федерации, в Федеральном Собрании. Эта система, как и чистая "мажоритарка", имеет свои плюсы и минусы. Например, эта система, если бы она действовала сейчас, привела бы к тому, что "Единая Россия" имела бы в парламенте всего 229 мандатов, а сегодня "Единая Россия" имеет 305 мандатов.

Михаил Соколов: Ну, просто вы по другой схеме действовали бы другими способами и имели бы те же 305, тут я уж не сомневаюсь.

Олег Морозов: А как так? Если бы получили этот же процент?

Михаил Соколов: Нет, получили бы больше, напряглись бы на федеральном уровне, на телеканалах:

Олег Морозов: Надо получить больше, конечно.

Михаил Соколов: Олег Викторович, давайте мы немножечко пройдемся по конкретным выборам, пока они еще есть. Брянская область - здесь, честно говоря, я не могу никак понять, кого поддерживает на этих выборах Москва.

Репортаж Николая Симонова.

Николай Симонов: Первыми о своем желании баллотироваться заявили ныне действующий губернатор - 66-летний Юрий Лодкин и бывший торговый представитель России в Болгарии, лидер общественного движения "Возрождение Брянщины" Александр Севернев(?). Член Компартии Российской Федерации Юрий Лодкин имеет за спиной 8-летний опыт управления областью и пойдет на выборы в четвертый раз. Однако значительная часть избирателей, как показывают последние социологические исследования, разочаровалась в Лодкине за годы его правления. Именно приведение Брянской области к экономическому упадку ставит Лодкину в вину его основной конкурент на предстоящих выборах, депутат Государственной Думы от "Единой России" Николай Денин(?).

Около двух месяцев назад о поддержке Николая Денина на предстоящих выборах заявил председатель Высшего совета партии "Единая Россия" Борис Грызлов. Понимая, что своеобразный титул "кандидат от Кремля" дорогого стоит, губернатор Брянщины Лодкин поспешил заручиться поддержкой Владимира Путина. По всей области появились объемные билборды, на которых фотография Путина и Лодкина, идущих рука об руку. Потом губернатор добился аудиенции у президента. На следующий же день после встречи с президентом Юрий Лодкин поведал журналистам, что на Брянщине все очень даже неплохо и президент доволен положением дел. А на последней встрече с прессой, посвященной новым реформам, Лодкин и вовсе заявил, что губернатор на предстоящие четыре года у области уже есть - это Юрий Евгеньевич Лодкин.

Отобрать незначительную часть голосов у лидеров гонки может главный федеральный инспектор по Брянской области Владимир Гайдуков. Что касается большинства представителей деловых кругов, то они тяготеют к экономической программе еще одного претендента - депутата областной Думы и главы группы компаний "Адмирал" Юрия Петрухина.

Михаил Соколов: Это был репортаж Николая Симонова.

Как вы объясните такую ситуацию?

Олег Морозов: Есть решение партии "Единая Россия" - это решение на уровне Высшего совета о том, что партия выдвинула кандидатуру Денина, нынешнего депутата Государственной Думы. И он - наш официальный кандидат. То, что говорит господин Лодкин, - это своеобразный избирательный пиар. Президент встречается со всеми губернаторами, это просто его обязанность - интересоваться, как обстоят дела, и на Брянщине в том числе. Есть у Лодкина партийный билет (я имею в виду КПРФ) или нет:

Михаил Соколов: Есть.

Олег Морозов: Я говорю, что дело не в этом, пускай даже у него два таких билета будет, но Путин обязан его принимать, выслушивать, естественно, с ним здороваться, знать, что происходит в области. Совсем не обязательно, что это означает, что Путин хочет, чтобы еще раз губернатором на Брянщине был Лодкин. Вот это уже слова Лодкина, но не слова Путина. Лодкин может говорить все, что угодно.

Михаил Соколов: Еще одна область - это Псковская, и там раскололся административный ресурс, и тоже интересно для "Единой России". Репортаж Анны Липиной.

Анна Липина: 14 кандидатов претендуют на пост губернатора Псковской области. Среди них есть и бизнесмены, и отставные генералы. Двое выдвинуты партиями: Алексей Митрофанов - ЛДПР и Сергей Беляев - партией "Родина". Имеются и кандидаты, задача которых - оттягивать голоса у противников их заказчиков. Такими аналитики считают управляющую кондитерской фабрикой и безработного по фамилии Немихайлов. Но основная борьба, похоже, развернется между действующим главой администрации области Евгением Михайловым, который баллотируется на третий срок, и неожиданно выдвинувшимся псковским мэром Михаилом Хороненом.

Михаила Хоронена активно начали сватать в губернаторы еще весной, после его повторной победы на мэрских выборах, причем с феноменальным для псковской избирательной статистики результатом - 82 процента. И уже в начале сентября псковский мэр официально подтвердил, что он ведет активные консультации на уровне администрации президента и аппарата полпреда в Северо-Западном округе. Итоги переговоров анализирует политолог Александр Машкарин.

Александр Машкарин: Надо полагать, что какая-то поддержка состоялась, правда никто не знает, в чьем лице именно Хоронен получил поддержку. Поскольку "Единая Россия" поддержала действующего губернатора Михайлова, то, наверное, стоит ожидать, что Хоронен получил поддержку какого-то высокостоящего лица в администрации президента. Кто это, я думаю, в ближайшее время станет известно.

Анна Липина: Сейчас некоторые прогубернаторски настроенные наблюдатели обвиняют Михаил Хоронена в том, что он обещал не идти на выборы в случае, если будет баллотироваться Евгений Михайлов, и что, если федеральный центр поддержит действующего губернатора, псковский мэр уступит ему дорогу. Видимо, псковский мэр получил подтверждение тому, что реально ставит на Михайлова только часть тех, кого можно причислить к федеральному центру и потому решил рискнуть.

Мэру Пскова потребуются значительные усилия для того, чтобы организовать кампанию за пределами столицы области. Михаил Хоронен, получил поддержку псковских коммунистов, но только силами КПРФ сделать это невозможно. Говорит политолог Александр Машкарин.

Александр Машкарин: При всех достаточно сильных позициях Михаила Хоронена в Пскове, его позиции в масштабах всей Псковской области не так очевидны и сильны. Многие эксперты отмечают, что он заявил о своем выдвижении слишком поздно. Надо было до этого заручаться поддержкой местных элит, в том числе, и глав местного самоуправления, которые уже вовсю ведут избирательную кампанию в поддержку действующего губернатора. То есть некоторые вот такие значимые позиции, которые важно определить в ходе избирательной кампании, Михаил Хоронен потерял. Из сильных сторон следует отметить, что Хоронен, является, наверное, одной из самых оптимальных фигур для объединения рядом с собой политической оппозиции действующему губернатору.

Анна Липина: Решение Михаила Хоронена пойти на последние всенародные выборы губернатора Псковской области серьезно обостряет предвыборную борьбу.

Михаил Соколов: Рассказывала Анна Липина.

Олег Викторович, как понять: Михайлов, губернатор, - член "Единой России", а партия "Единая Россия" его не выдвинула своим кандидатом и он идет как самовыдвиженец (при поддержке, правда, партии)?

Олег Морозов: Есть несколько форм, предусмотренных, кстати, законом, когда партия официально выдвигает по определенной процедуре кандидата или заявляет о поддержке кандидата. Партия заявила о поддержке господина Михайлова на этих выборах. Решение Генсовета и Высшего совета существует о поддержке господина Михайлова, все об этом знают. Кстати, из этого никто не делает никакой тайны и проблемы. Я полагаю, что сегодня Михайлов может считаться официальным кандидатом и партии, и Кремля.

Михаил Соколов: Ситуация-то обострилась именно в связи с новыми законодательными инициативами. Мэр Пскова, вообще-то, на выборы не собирался, но когда он понял, что через какое-то время губернатор будет его назначать, возможно, то он решил побороться на последних выборах.

Олег Морозов: Ну, это его право. Как в таких случаях говорят, Бог ему в помощь. Не думаю, что только этот мотив им двигал. Если он получил такой оглушительный результат на выборах, то, наверное, любой рачительный губернатор должен беречь такого мэра, независимо от процедуры, поддерживать его и, скажем, если включается процедура назначения, назначить такого мэра как можно быстрее, понимая что он имеет такую оглушительную поддержку.

Михаил Соколов: Тульская область - там произошли довольно интересные события. В них тоже участвовала "Единая Россия". Репортаж Натальи Беляевой.

Наталья Беляева: В выборах в Тульскую областную Думу четвертого созыва будут принимать участие 11 политических партий и избирательных блоков. Особое внимание жителей Тульской области приковано к трем политическим силам - это избирательный блок "Засечный рубеж"(?) партии "Родина" с Андреем Самошиным, "Единой России" с Владимиром Соколовским и избирательный блок "За Тульский край" во главе с Виталием Богомоловым. Местные средства массовой информации достаточно много печатали и говорил о блоке "Засечный рубеж" партии "Родина", когда их то регистрировали в областном избиркоме, то опять отстраняли от избирательной кампании. Избирательная комиссия - восемью голосами против пяти - зарегистрировал список блока.

В воскресенье 26 сентября во время форума сторонников политической партии "Единая Россия" случился неприятный инцидент. В региональном отделении "Единой России" проходила беседы, встречи с представителями различных организаций города Тулы. А в 5 часов вечера на центральном стадионе начался концерт звезд российской эстрады в поддержку "Единой России". В это время на территории центрального стадиона начался санкционированный митинг блока "За Тульский край". Это заметил Владимир Соколовский и, прорвавшись через взвод охраны, вступил в полемику с пикетчиками из блока "За Тульский край". Возникла драка, в которой участвовали Владимир Соколовский и его охрана. 15 молодых "краевиков" обратились в районные отделения больниц, и от каждого поступило отделение в районное отделение милиции.

Михаил Соколов: Я дополню репортаж Натальи Беляевой. Дело в том, что блок "За Тульский край" представляет интересы нынешнего губернатора Тульской области Василия Стародубцева, видного деятеля коммунистического движения.

Олег Викторович, видите, борьба обострилась и на выборах в Законодательное собрание - может быть, опять же в связи с предстоящими реформами, что-то от них будет зависеть. Но я так подозреваю, что это связано и с тем, что ваша партия, видимо, там добивается и смещения губернатора Стародубцева.

Олег Морозов: Наша партия добивается везде победы. Так сказать, вот из этого репортажа:

Михаил Соколов: Доброс кулаками:

Олег Морозов: Просто мне показалось, что всех пострадавших поколотил один Соколовский.

Михаил Соколов: Нет, у него была охрана.

Олег Морозов: Нехорошо, конечно, пускать в ход кулаки, независимо от того, с какой стороны их пускают. Там, видимо, есть кому разобраться, и виновных нужно покарать, безусловно, независимо от того, являются ли они членами "Единой России" или нет. А что касается губернатора, да, он член другой партии. Вы знаете, что два года тому назад я вносил проект закона, суть которого состоит в том, чтобы позволить чиновникам категории "А" быть членами политических партий и даже возглавлять эти политические партии.

Михаил Соколов: И министрам сейчас хотите разрешить.

Олег Морозов: Сейчас эта инициатива под другими фамилиями тоже внесена. О чем идет речь? От чего мы прячем голову в песок, губернатор - коммунист, есть губернатор - ЛДПРовец, есть губернатор из "Единой России":

Михаил Соколов: ЛДПРовца уже нет, он уже в "Единой России" - Михайлов.

Олег Морозов: Да, уже в "Единой России". Когда у человека в руках партийный флаг, когда он идет на выборы, то понятно, кого он представляет, кто его поддерживает, какие политические партии, - это нормальная политическая практика. Мы хотим, чтобы в Туле губернатором был представитель "Единой России", не в обиду это будет сказано нынешнему губернатору (он прекрасно знает это).

Михаил Соколов: Ну, теперь президент назначит вашего человека, не волнуйтесь.

Олег Морозов: Слава Богу. Президент назначит не нашего человека, а президент назначит достойного человека. Он может быть членом "Единой России", а может быть и не членом.

Михаил Соколов: Посмотрим. Кто будет лучше лоббировать.

Олег Морозов: Мы постараемся.

Михаил Соколов: Иркутская область - здесь произошла на выборах трагедия, на выборах в "Законодательное собрание". Об этом рассказывает наш корреспондент Виталий Камышев.

Виталий Камышев: В ночь с 26 на 27 сентября в Иркутске были убиты руководители регионального штаба блока "Родина" Марина Мараховская(?) и питерский журналист Ян Травинский(?). Случившееся вызвало шок практически у всех - местных журналистов, представителей власти, политических партий. Растерянными выглядел на первой после произошедшего пресс-конференции и лидер регионального отделения "Родины" Георгий Кузьмин. Дмитрий Рогозин, прилетевший в Иркутск на следующий день, напротив, держался уверенно. По его словам, погибшие обладали информацией о связи властных структур Приангарья с организованной преступностью.

"Ни о каком грабеже речи быть не может", - заявил Рогозин. Его однозначная позиция вызвала у многих удивление. Во-первых, в списке "Родины" представители этих самых властных структур Приангарья - вице-губернатор Татьяна Рютина(?), например. А имя представителя губернатора в Братском районе Николая Кочана (до этого Кочан был мэром Братского района) и вовсе в некоторых публикациях раньше связывалось с братской преступной группировкой. Как бы то ни было, о так называемой братской ОПГ уже написано много местными репортерами, которые, слава богу, живы. Если таинственная аналитическая записка, как утверждал Рогозин в Иркутске, была уже у него в руках, зачем убивать ее авторов? И вообще, за две недели до выборов ни один технолог уже не опасен, все придумано и написано, штабная машина запущена.

Но любой избирательный штаб в регионе обрастает инфраструктурой: местные водители, бригадиры волонтеров: Кто может поручиться, что среди этих людей нет представителей криминала? О бешеных деньгах, вращающихся на выборах, о "черном нале" знает сегодня каждый. А привлечь отморозков может сумма гораздо меньшая, чем упоминавшиеся в прессе полмиллиона долларов.

Трагедия на выборах в Иркутской области стала оборачиваться фарсом. На днях кандидат в депутаты по одному из округов Татьяна Юртаева(?) заявила, что ей по телефону неизвестные угрожают убийством за то, что она уже в ходе кампании вышла из рядов "Единой России". Так или иначе, первые выборы регионального парламента по партийным спискам запомнятся иркутчанам именно этим жестоким преступлением, а не состязанием программ или красноречием кандидатов.

Михаил Соколов: Рассказывал Виталий Камышев.

Олег Викторович, вы не чувствуете за это событие некой вины парламентариев? Ведь давно были разговоры о том, что надо снять все эти финансовые потолки, "обелить" финансовые потоки на выборах.

Олег Морозов: Я все-таки не возьму на себя вину за это несчастье. Тем более что, напротив, уже последние выборы в Государственную Думу проходили по иным правилам финансирования, мы подняли планку, как вы знаете, в несколько раз, именно для того, чтобы не "черным налом", а светлым можно было бы из избирательного фонда максимально проплачивать избирательную кампанию как политических партий, так и одномандатников. Поэтому не думаю, что несовершенство закона является первопричиной этого преступления, хотя используются неучтенные средства для каких-то не совсем законных способов проведения избирательной кампании. Давайте поймем, что предусмотреть все незаконные способы избирательных кампаний невозможно. Хотя вы согласитесь, наверное, с тем, что от выборов к выборам мы, как федеральные законодатели, пытаемся совершенствовать избирательное законодательство в лучшую сторону, по крайней мере - большей финансовой прозрачности.

Михаил Соколов: Но Конституционный суд вас поправляет, как это было на прошлых выборах в отношении прессы, за что ему спасибо.

Олег Викторович, последний, пожалуй, вопрос связан все-таки с партией "Единая Россия". Знаете, есть такая позиция, что ваша партия обманула избирателей. Ведь вы не обещали, например, сброс льгот без финансового обеспечения на регионы, не обещали отнять право на выборы губернаторов. И, собственно, такое завинчивание гаек, оно ведь людям - от 50 долларов за баррель нефти - сейчас все равно ничего не дает. А вы не боитесь, что будете так следовать за президентом, закручивать гайки эти самые, властные, а потом из страны люди побегут, а потом и крышку сорвет?

Олег Морозов: Начну с первого - насчет монетизации льгот. Перед вами сидит человек, который, избираясь в округе и агитируя за партию, говорил о том, что в России не останется неоплаченных мандатов, не останется нефинансируемых льгот, а льготы будут переводиться на денежную основу.

Михаил Соколов: А теперь они не будут оплачиваться местной властью.

Олег Морозов: А кто вам сказал, что они не будут оплачиваться местной властью? Это совершеннейшая неправда.

Михаил Соколов: Мэры, губернаторы говорят.

Олег Морозов: Вы их слушайте больше. Давайте войдем в эту воду.

Лужков заявил, что все региональные льготы, которые были для москвичей, будут сохранены для той категории, которая осталась за регионами. Вы ведь недоговариваете при этом, что значительная часть льготников, которые сегодня были на региональном уровне, забрала федерация, и федерация будет платить этим льготникам, а не регионы.

Регионам оставлены всего две категории, большие, - труженики тыла и ветераны труда - им должны обеспечить регионы, в том числе, за счет тех средств, которые высвобождаются за счет губернаторов.

Новая схема по губернаторам - вообще не вопрос предвыборных обещаний, а это вопрос реальной политики. И если бы, скажем, мы обсуждали эту тему в ходе избирательной кампании, я не знаю, получил бы я поддержку или, наоборот, отрицание.

В Татарстане больше даже сторонников избрания, там другая система, связанная, в том числе, и с личностью Шаймиева.

А вот в некоторых территориях мне прямо говорили - назову, например, Камчатку: Я был в ходе избирательной кампании на Камчатке, где мне говорили: "Зачем нам такой губернатор? Лучше назначьте нам другого губернатора".

Михаил Соколов: Зачем ориентироваться на худшие образцы? Я вам и Калмыкию приводил сегодня в пример.

Олег Морозов: Да, кстати говоря, шикарный пример - там действительно нужно назначить губернатора. Думаю, это будет лучше для Калмыкии. Поэтому я хочу сказать, что нас не надо пугать. Нас уже пугали накануне этих выборов, была такая листовка - "26 антинародных законов Морозова" Вот когда я брал хотя бы один этот "антинародный" закон и задавал вопрос: "Поднимитесь в зале те, кто читали этот закон, я хочу его обсудить", - как вы думаете, сколько человек за избирательную кампанию поднялось?

Михаил Соколов: Да никто, конечно, не читал. Так это же плохо!

Олег Морозов: Это ужасно, когда говорят, что "закон плохой, но я его не читал". Читайте законы. Мы принимаем хорошие законы.

Михаил Соколов: Спасибо, Олег Викторович.

XS
SM
MD
LG