Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Колыма против "Единой России". Башкирия: последний год с Муртазой Рахимовым?


Михаил Соколов: Говорит Радио Свобода. В эфире еженедельная программа "Выборы-2003". У микрофона Михаил Соколов.

Рейтинг "Единой России" покатился вниз, отметило большинство социологов. Партия провалилась на выборах главы Магаданской области. Но ее лидер Борис Грызлов заявил:

Борис Грызлов: Для нас результат в Магаданской области не предполагает делать каких-то выводов по изменению нашей политики и тактики.

Михаил Соколов: А на самом деле идет мобилизация спонсоров. 29 марта съезд "Единой России" примет идейную платформу партии, обновит кадры. Кремль переводит в партию умелого полемиста от госбезопасности Дмитрия Рогозина. С поля центризма убирают всех лишних. Вожди "Единой России" приписывают себе - а не либералам в правительстве и потоку дармовых нефтедолларов - повышение пенсий и зарплат.

Юрий Лужков садится на любимого конька популизма. Одновременно Борис Грызлов объявляет: партия встает на позиции консервативного центризма. "Единой России" готовят платформу, соединяющую авторитарный вождизм монархического толка с тотальным освобождением экономики от бюрократических пут.

Под звездами Кремля все жестче становятся схватки за "Межргионгаз" и НТВ, темпы налоговой реформы и рыбные квоты. Владимиру Путину приходится разводить два клана - питерских и группу "семейных", усмирять таящие обиду региональные элиты. А тут еще сборный квартет - Грызлов, Шойгу, Лужков и Шаймиев - играет так, что всем видно: под крышей партии власти в вождях согласья нет.

Лидер первого тура выборов главы Магаданской области, мэр Магадана Николай Карпенко, проиграл во втором туре исполняющему обязанности губернатора региона Николаю Дудову, представлявшему часть старой команды убитого губернатора Валентина Цветкова.

Итоги голосования на Колыме я обсужу с корреспондентом Радио Свобода в Магадане Михаилом Горбуновым.

- Михаил, что же случилось в Магаданской области? Как все-таки 26 процентов поддержки Николая Дудова в первом туре превратились в 51? И почему Николай Карпенко смог прирастить только чуть-чуть к тем 37 процентам, которые у него были в первом туре, то есть у него во втором туре стало только 42? Как стороны в эти две недели вели свою пропаганду?

Михаил Горбунов: Многие местные наши обозреватели теперь полагают, что команда мэра Карпенко несколько переборщила с политической агитацией. В ход пошли очень мощные, на взгляд команды Карпенко, резервы - такие, как постоянный показ по телеканалам поддержки московских политиков: и министра по чрезвычайным ситуациям России Сергея Шойгу, и лидера фракции "Единство" Владимира Пехтина, и еще целого ряда московских деятелей. Четыре аутсайдера, которые шли непосредственно после первого тура вслед за Николаем Карпенко и Николаем Дудовым, объявили о своей поддержке Николая Карпенко, и это был ход неоднозначный для населения, для избирателей.

Я тоже присоединяюсь к этому мнению - просто переборщили. На колымчан - это такой особый народ - на них нельзя давить, особенно ресурсом чиновников, ресурсом поддержки. И это больше навредило Николаю Карпенко, чем ему помогло. Если бы он не двинул весь этот ресурс в ход, пожалуй, он бы выиграл.

Михаил Соколов: Михаил, получилось так, что "Единая Россия", лидер ее фракции в Думе - Владимир Пехтин, не смогли реализовать популярность президента, потому что фактически партия власти открыто в первом и втором туре призывала голосовать за магаданского мэра. Почему? Это что - такой местный феномен: "Единая Россия", оказывается, непопулярна у вас на Колыме?

Михаил Горбунов: Дело в том, что, во-первых, Колыма традиционно аполитична, здесь не склонялись в пользу никаких политиков, об этом свидетельствуют и результаты вот этих выборов. Кандидат коммунистов, например, набрал всего около 1 процента голосов, "Союз правых сил" довольно хорошо отработал, но получил их кандидат всего 10 процентов голосов. Ну, а "Единая Россия" представляет для магаданцев и колымчан, прежде всего, Москву, а к Москве - опять же - Колыма относилась всегда с недоверием и нелюбовью.

"Единая Россия" среди рядового избирателя - я подчеркиваю, не тех чиновников, которые в нее входят на территории региона, а среди подавляющего большинства населения - не пользуется поддержкой. В том числе Владимир Пехтин, который, не забывайте, прошел в Государственную Думу не как депутат от региона, а по партийному списку партии "Единство", как она тогда называлась, и это тогда для многих избирателей было неприятной неожиданностью. Так что, пожалуй, поддержка, с которой выступил по всем местным телеканалам Владимир Пехтин, больше навредила Николаю Карпенко, чем помогла.

Михаил Соколов: Михаил, я так понимаю, что и Николай Дудов имел отношение к этой партии, по крайней мере - к одной из ее составных частей, то есть к "Единству". И сейчас уже министр внутренних дел, один из лидеров этой партии под названием "Единая Россия", Борис Грызлов сказал, что Николай Дудов мог бы стать членом "Единой России". Я так понимаю, что эта проблема может быть легко решена.

Михаил Горбунов: Это он сказал сейчас. А во время выборов тот же Борис Грызлов поддержал Николая Карпенко. И если мы посмотрим агитационные материалы в ходе и первого, и второго тура выборов по прессе печатной магаданской, по телеканалам, нигде ни разу Николай Дудов или его команда не подчеркнули какое-либо свое отношение вообще ни к "Единой России", ни к каким-либо партиям. Главный лозунг личностный этой предвыборной кампании Николая Дудова был "Наш парень, губернатор от народа". Я думаю, это помогло Николаю Дудову.

Михаил Соколов: Михаил, а почему вы думаете, что эта коалиция четырех кандидатов, занявших третье-шестое места, в поддержку мэра Магадана помешала Николаю Карпенко?

Михаил Горбунов: Вместе четверо кандидатов - совершенно разные люди. Бывший заместитель губернатора Андрей Зинченко, чья фамилия упоминается в материалах уголовного дела по нарушению распределения квот на территории региона. Лидер "Союза правых сил", регионального отделения, Александр Сечкин. Кандидат от местной организации партии Жириновского Юрий Гришан. И, наконец, открытый оппозиционер Цветкова, подполковник в отставке Федеральной службы безопасности Владимир Маслов. У них у каждого был свой электорат.

Но ведь люди - не шашки на доске, чтобы их переставлять автоматически. И избиратели этих людей, люди совершенно разные, не пошли за Николаем Карпенко по вполне понятным для нас причинам. Николай Карпенко, который выступал против продолжения политики Валентина Цветкова, просто не мог, допустим, забрать часть голосов избирателей у бывшего заместителя губернатора Зинченко. Достаточно ограничен на территории электорат, который поддерживал наших демократов. Для него Карпенко - это представитель господствующей власти, партии власти, он тоже за него не стал голосовать. 1 процент "жириновцев" вообще у нас забавное место занимают, они против всегда были власти - и областной, и городской.

Поддержка этого блока, наоборот, даже отобрала немало голосов тех людей, которые в первом туре голосовали за Карпенко. Когда они услышали, допустим, что Карпенко поддерживают местные демократы, от него отшатнулись те, кто не приемлет развитие демократии на территории области. Те, кто прекрасно здесь знает о махинациях в рыбной отрасли региона, перестали поддерживать мэра Карпенко, которого поддержал один из главных участников этих вот всех дел в рыбной отрасли. То есть они просто навредили, по существу.

Михаил Соколов: Михаил, а как повлиял на избирателей весьма эффектный ролик с агитировавшей против Николая Дудова вдовой губернатора Цветкова Людмилой Цветковой? Собственно, не оттолкнула ли такая помощь Людмилы Цветковой, которая владеет очень многими прибыльными предприятиями в вашем регионе, от Карпенко - именно сторонников перемен? То есть они решили, что оба "одним миром мазаны", старый фланг договорится с мэром, и никаких изменений не будет.

Михаил Горбунов: Да, я полностью согласен с вашим мнением. Дело в том, что Николая Карпенко поддержала не только Людмила Цветкова, вдова убитого губернатора, но и из его ближней команды Виктория Тихачева - главное действующее лицо в рыбной отрасли региона. И действительно: очень многие люди сказали, что "ворон ворону глаз не выклюет", они договорились, это люди из одного мира.

И при этом Николай Дудов сумел (или, скорее, его команда) очень ненавязчиво дистанцироваться от команды. Он даже где-то так намекнул, у него проскользнуло, что - "когда я приду к власти, я не Цветков, я продолжатель его дела, но я все равно другой человек, у меня не будет любимчиков, не будет на территории никакой "семьи" так называемой". Он вовремя ушел в сторону.

И получилось, что для тех, кто не приемлет "семью", так сказать, ближнюю - Цветкова, получился Карпенко продолжателем дела "семьи". Получилось очень некрасиво и, действительно, оттолкнуло многих избирателей.

Михаил Соколов: Михаил, Николай Дудов, насколько я понимаю, после своей победы пообещал, что никакого сведения счетов с теми, кто поддерживал его оппонента, не будет. Вы верите такому обещанию? Насколько я помню, в Магаданской области и на Колыме с противниками власти в последние годы расправлялись с помощью и налоговой полиции, и органов МВД, и различных проверок, - я имею в виду особенно людей из бизнеса, - то есть внутривидовая борьба была очень жесткая. Или все-таки Дудову придется договариваться с кланом мэра Магадана и с теми людьми, которые его поддержали, с крупными золотопромышленниками, рыбными генералами?

Михаил Горбунов: Договариваться ему неизбежно придется. Сам по себе Николай Дудов, если внимательно изучить его биографию, никогда не был лидером, он всегда находился на вторых ролях. И без поддержки тех крупных промышленных кланов, которые действуют на территории области, давно здесь укоренились, ему просто не выжить.

А теперь - первая часть вопроса. Как таковому я Николаю Дудову не верю вообще. Пока, по крайней мере, так как колымчанин - сам. Хотя бы по одной простой причине, что, как журналист, я внимательно изучал все его предвыборные материалы, под которыми были отметки, что предоставляет площадь кандидату в губернаторы Дудову или что оплачено из фонда Дудова. Он везде подчеркивает, что он - противник "черного пиара", всегда только честными методами работает.

И вот у меня буквально пример - это последняя перед выборами газета "Магаданская правда", полоса, предоставленная кандидату в губернаторы Дудову. Здесь очень интересная аналитика, есть таблица, она называется "Сравнительный анализ двух кандидатов в губернаторы". В ней - масса интересных пунктов, я хотел бы процитировать только один, он называется "Типология избирателей". Подчеркиваю, это та таблица, которая мимо Николая Дудова не прошла, - это по поводу честных методов борьбы. Так вот, здесь отмечено, что избиратели мэра Карпенко (я цитирую) - "неуверенные, запуганные, ждущие подсказки из Москвы", и избиратели Дудова - "самостоятельные, ответственные патриоты Магадана и Колымы". Я не знаю, как определять оттенки пиара, но, по крайней мере, это - нечестные методы борьбы.

Михаил Соколов: Михаил, на Колыме не раз фальсифицировали выборы, и на выборах областной Думы, и в Среднеканском районе, есть выигранные суды, отмененные результаты. Могла ли быть фальсификация?

Михаил Горбунов: Облизбирком, я бы сказал, демонстративно вызывающе себя ведет. Председатель областной избирательной комиссии Николай Алексеев открыто пропагандирует - это агитация, выступает против одного из соперников Николай Дудова в первом туре, когда начинает этого соперника, не трогая Дудова, осуждать, сомневаться в том, что он только честными методами работает. Если уж избирком областной позволяет себе такие выходки, лично я, просто как магаданец, колымчанин, не удивлюсь, если впоследствии выявятся факты серьезной фальсификации и этих областных выборов.

Михаил Соколов: Итоги выборов на Колыме мы обсудили с Михаилом Горбуновым.

Лидеры "Единой России" после провала на Дальнем Востоке могут утешить себя успехами в Центральной России. В Мордовии местный автократ Николай Меркушкин продлил на третий срок свое правление в Саранске. Рассказывает специальный корреспондент Радио Свобода Владимир Долин.

Владимир Долин: По уровню народной любви глава республики Мордовия Николай Меркушкин может соперничать с такими авторитетами, как кузбасский губернатор Аман Тулеев. 87 процентов голосов, отданных за самовластно правящего в Саранске руководителя Мордовии, вполне предсказуемый результат. Секрет успеха Николая Меркушкина в отсутствии альтернативы. В республике нет независимой прессы, оппозиция преследуется.

Лидер мордовского "Яблока", один из немногих политиков Саранска, отважившихся заявлять о своей оппозиционности местной власти, Владимир Гридин рассказывает.

Владимир Гридин: Николай Иванович Меркушкин просто не терпит оппозицию. Если люди, которые что-то говорят, правду или то, что они видят, слышат, то от Николая Ивановича можно услышать один ответ: это криминал, и мы с ним разберемся. А криминал, лично мое мнение, именно в правительстве нашей республики.

Владимир Долин: Лидер регионального отделения "Яблока" 7 лет без работы. Недавно он выиграл суд по иску о незаконном увольнении. Но глава республики вчинил ему встречный иск на 50 тысяч рублей, обвинив своего критика Владимира Гридина в оскорблении чести и достоинства первого лица губернии. Забавно, что, воюя за честь мундира, первое лицо Мордовии столь волновалось, что на полутора страницах искового заявления оказалось с десяток орфографических ошибок.

Криминал, по мнению неудачливого соперника Николая Меркушкина на прошедших выборах, саранского бизнесмена Сергея Гурьянова, не стоит искать среди оппозиционеров.

Сергей Гурьянов: Сегодня в России происходит - и в Мордовии, очень тесное взаимодействие власти и большого бизнеса. Нередко очень трудно разделить финансовые потоки бюджетных и частных средств. В России, в том числе и у нас в Мордовии, появляются миллионеры, возраст которых 25 лет. Зачастую это просто люди, которые имеют либо родственную, либо прямую связь с власть имущими.

Владимир Долин: И даже в этих условиях успех главы Мордовии - результат удивительный, потому что благодарить члена высшего совета партии "Единая Россия" Меркушкина жителям республики, по большому счету, не за что. Так полагает лидер регионального отделения партии "Яблоко" Владимир Гридин.

Владимир Гридин: Говорится об одном: что у нас экономические показатели растут, сельское хозяйство у нас развивается, но жители республики прекрасно знают, что экономическая ситуация такова, что у нас практически - самая низкая заработная плата по России, цены у нас московские, а то и превышают по некоторым позициям даже московские цены.

Владимир Долин: Секрет триумфа Николая Меркушкина в административном ресурсе - традиционно главном факторе избирательных предпочтений в республике. 4 года назад Николай Меркушкин поддержал Юрия Лужкова, и избиратели республики дружно голосовали за "Отечество". Теперь, когда глава республики состоит в высшем совете "Единой России", его товарищи по партии, ожидая, что в благодарность на думских выборах им будет обеспечена поддержка местного электората, обеспечили солидное и своевременное пополнение мордовского бюджета, что и позволило решить сиюминутные проблемы.

Но вот потом в результате славной победы Меркушкина Мордовия погрузится в застой, полагает Сергей Гурьянов.

Сергей Гурьянов: Мы уподобляемся странам Азии. Там сейчас из первых лиц делают либо султанов, либо царей. Не хотелось бы мне, с этой точки зрения, иметь подобную ситуацию в Мордовии. И, тем более, сейчас время требует от руководителей высокого ранга свежих идей и иных подходов к решению насущных проблем. А человек, который уже в такой маленькой республике, где совершенно отсутствуют газ, нефть, и на полной дотационности она находится в целом, я считаю, что некоторые идеи главы ее аппарата устарели.

Владимир Долин: Впрочем, оппозиционеры не совсем правы. Одна свежая идея у главы республики есть. На встречах с избирателями Николая Меркушкина поразило число обращений граждан к главе республики с самыми простыми бытовыми вопросами, которые не смогли, а скорее не захотели решать чиновники муниципального уровня. Кажется, глава республики, возглавляющий ее уже 7 лет подряд, впервые услыхал о банальных проблемах, вроде прохудившихся крыш и закрытых бань, которые всерьез волнуют простых сельских жителей. Отреагировал он на них своеобразно. В одном из первых заявлений в качестве избранного в очередной раз главы республики Меркушкин пригрозил нерадивым чиновникам, кстати, фактически им же и назначенным, кадровой чисткой.

В этом году выборы в российских регионах можно рассматривать как своеобразное праймериз накануне выборов в Думу. Победа "Единой России" в Мордовии предопределяет результаты предстоящих думских выборов в республике. Но главным слагаемым этой победы стали не экономические или политические успехи курса единороссов, а административный кулак Николая Меркушкина.

Михаил Соколов: Итоги выборов в Мордовии подвел специальный корреспондент Радио Свобода Владимир Долин, побывавший в Саранске.

В республике Коми в разгаре кампания по выборам парламента региона - Государственного совета. Они пройдут 2 марта. Рассказывает Николай Зюзев.

Николай Зюзев: Бывший глава республики Коми Юрий Спиридонов на выборах в Госсовет оказался в труднейшем положении и, вопреки всем ожиданиям, может в новый состав парламента Коми и не попасть. Когда-то, будучи первым секретарем райкома КПСС, он руководил строительством города нефтяников Усинска. С тех пор он всегда, на любых выборах забирал в этом городе львиную долю голосов. Но нынче он состязается с другим "своим здесь человеком" - главой "ЛУКойла" в Коми Владимиром Муляком.

В Усинске уже складывают легенды о самолете с прибывшими сюда пиарщиками и об огромных суммах, которые тратит главный нефтяник республики на свою кампанию. Поддерживают Владимира Муляка и городские власти. Впрочем, Юрию Спиридонову, если он проиграет выборы, пенять придется на самого себя. Такую систему, когда на достижение угодного для верхов результата бросаются все доступные средства, выработал за время своего правления в Коми он сам, а команда нынешнего главы Владимира Торлопова просто приняла ее по наследству.

Но есть трудности и у кандидатов новой власти. Нынешний спикер Госсовета Евгений Борисов будет баллотироваться в Сыктывкаре, а горожане не больно-то жалуют своего бывшего мэра. К тому же не от всех опасных конкурентов в округе удалось заранее избавиться. Среди них председатель правления "Северного народного банка" Сергей Сердитов, молодой и удачливый руководитель с хорошей репутацией. И вот на этой неделе к нему в банк вдруг явились работники отдела по борьбе с экономической преступностью. Мало кто в городе верит, что это лишь случайно совпало по времени с предвыборной кампанией.

Михаил Соколов: Это был репортаж из Сыктывкара нашего корреспондента Николая Зюзева.

В Башкирии продолжается кампания по выборам Государственного совета - парламента республики. Из Уфы сообщает Елена Степанова.

Елена Степанова: Башкирские суды начали принимать первые жалобы кандидатов в депутаты Государственного собрания, которые не были зарегистрированы избирательными комиссиями. Среди отказников много кандидатов, выдвинутых республиканской оппозицией.

Редактор оппозиционной газеты "Отечество" Сергей Кузнецов считает, что избирательная комиссия Орджоникидзевского района Уфы отнеслась к его подписям предвзято и намеренно забраковала ровно столько, чтобы отказать ему в регистрации. Такого же мнения и башкирский "яблочник" Александр Цофнов, которого не зарегистрировали в городе Стерлитамаке.

У коммунистов и их сторонников также есть отказники. Семеро кандидатов, выдвинутых КПРФ, подали в суды жалобы на решения территориальных избирательных комиссий. В одном только городе Белебее и Белебеевском районе таких людей оказалось пятеро. В региональной организации КПРФ сообщили, что администрация Белебея организовала массовое давление на их выдвиженцев и доверенных лиц кандидатов. Среди них директор местной татарской гимназии Нурмухамед Хусаинов.

В августе прошлого года Хусаинов выступил на Всемирном конгрессе татар с резкой критикой национальной политики башкирских властей. Его фраза "быть татарином в Башкортостане тяжело" - стала с тех пор крылатой. С того времени он находится в немилости и у президента республики, и у городской администрации.

Михаил Соколов: Прозвучал репортаж из Уфы Елены Степановой.

Гость программы "Выборы-2003" - Александр Аринин, лидер башкирского республиканского движения "Равноправие", директор Института федерализма и гражданского общества. В 1998 году депутат Государственной Думы Аринин был кандидатом в президенты Башкирии, но, несмотря на два решения Верховного суда России, не был допущен к участию в этих выборах.

Александр Николаевич, вот нынешний президент Башкирии Муртаза Рахимов правит уже в разных качествах, я так понимаю, больше дюжины лет в Башкирии - и завершает в этом году вторую президентскую пятилетку. Как бы вы кратко подвели итоги его долголетнего правления республикой?

Александр Аринин: Как печальный итог, который мы сегодня имеем. Дело в том, что за все 13 лет его правления республика фактически оказалась в очень глубоком социально-экономическом кризисе. Достаточно сказать, что у нас зарплата все эти годы, начиная с 1990 и кончая 2002 годом, отставала от российского уровня в 1,2-1,4 раза. Огромная задолженность по зарплате сегодня, она составляет почти 2 миллиарда рублей. Людям месяцами не выплачивают зарплату в городах, а в селе это доходит почти до года.

Что касается инвестиций в нашу республику, то они составляют не более чем 10 миллионов долларов. Для сравнения скажу, что в соседней Челябинской области они составляют в десятки раз больше.

Михаил Соколов: Это - в год?

Александр Аринин: В год, конечно. Такой крупнейший, мощный регион, каким является наша Башкирия, сегодня не получает таких инвестиций из-за закрытости экономики, из-за бюрократических и административных барьеров, которые установил режим президента. В конечном итоге, из-за непрозрачности финансово-экономических отношений к нам не идут эти инвестиции.

Что касается общественных отношений в республике, то они сегодня характеризуются следующими факторами. Во-первых, есть определенное недоверие людей, даже не определенное, а серьезное недоверие людей к власти. Связано оно с тем, что выборы в нашей республике всегда фальсифицировались, они проводились по местным законам в противоречие с российским законодательством. И люди практически были лишены свободного волеизъявления, не говоря уже о том, что выборы были нечестными, не только в 1998 году, но и в 1993, и в 1999 году в Государственную Думу, не говоря уже о выборах в местный парламент.

В этой связи ситуация, которая сегодня складывается в республике, очень отличается от того, что было совсем недавно. В связи с тем, что Верховный суд Российской Федерации, Конституционный суд Российской Федерации и Верховный суд республики Башкортостан обязали власти привести свою Конституцию в соответствие с российским законодательством и Конституцией России...

Михаил Соколов: Насколько я понимаю, и руководство Приволжского федерального округа достаточно активно требовало этого, да?

Александр Аринин: Совершенно верно. Да, заместитель генерального прокурора Александр Звягинцев постоянно требовал отмены тех статей Конституции республики Башкортостан, которые грубо противоречили российскому законодательству, российскому основному закону. Так вот, в связи с этим сейчас ситуация резко изменилась, и выборы, например, в местный парламент, которые должны пройти скоро, 16 марта, уже будут проходить по российскому законодательству, и это очень важный момент.

Михаил Соколов: Вот много говорили о том, что будет проводиться приватизация в Башкирии, поскольку основные мощности формально до сих пор - нефтехимия и так далее - находятся в руках государства, а фактически, насколько я понимаю, ими управляет сын Муртазы Рахимова Урал Рахимов. Насколько я понимаю, так ничего и не состоялось, инвесторы не пошли, ничего не продано. Так?

Александр Аринин: Инвесторы не пошли, потому что не объявлены условия конкурса, раз. Не пошли еще и потому, что никто не знает, когда этот конкурс будет проводиться, два. В-третьих, по сути, объявление о продаже этих акций есть лишь только трюк для того, чтобы в конечном итоге постараться обанкротить эти предприятия и по дешевке скупить самим, то есть легитимизировать свою власть в собственность, сделать ее фактически уже своей собственностью, уйдя из власти, скажем так. Потому что эта власть чувствует, что она не удержится на ближайших президентских выборах, поэтому она начинает сейчас вот такие действия.

Михаил Соколов: Скажите, а экономическая база для того, чтобы развивать гражданское общество, свободы, она есть? Есть бизнес, не зависимый от бюрократии в Башкирии?

Александр Аринин: Очень хороший вопрос. Вы, пожалуй, сразу попали в болевую точку. Да, к сожалению, бизнес в нашей республике слабо развит, особенно малый. Он фактически загнан в угол благодаря тем административным репрессиям, которые режим проводил все 90-е и начало 2000-2001 года. В сегодняшних условиях выживают только сильнейшие, естественно, но из этих сильнейших выживает самый сильный, поэтому практически малого и среднего бизнеса у нас в республике нет, а крупный, как известно, возглавляет сам президент со своим сыном.

Что касается другой важной структуры гражданского общества, я имею в виду в первую очередь партии, общественные организации, то хочу сказать, что зачатки этих институтов гражданского общества у нас имеются, и как только сменится власть, они начнут развиваться и очень активно отстраивать гражданское общество.

Михаил Соколов: Как вы объясните всю историю с Конституцией Башкирии? Был план у президента Муртазы Рахимова сделать вместо президентской республики в Башкирии парламентскую, и вдруг в одночасье все переменилось, и республика сохранила президентскую форму правления. Что происходило осенью 2002 года?

Александр Аринин: Осенью 2002 года происходила игра, которая называется "парламентская республика". На самом деле это не более чем попытка спрятаться в парламенте и уйти от прямых президентских выборов. Началась она не осенью, а в мае 2002 года, когда накануне решения Конституционного суда Российской Федерации президент дал команду своей дружине подготовить плавный переход власти от президента к парламенту. Вот тогда практически этот процесс и пошел. Но после того как в июне 2002 года Конституционный суд России разрешил идти на третий срок известным персонажам нашей сегодняшней политической сцены, то необходимость в парламентской республике отпала.

Однако уже в августе первые же социологические опросы показали, что рейтинг президента крайне низок, - он сократился на порядка 30 процентов за один только год, - порядка 18-20 процентов. Во-вторых, власти увидели, что оппозиция сумеет так сконструировать свою работу и так сгруппироваться, что она может просто победить уже в первом туре. Вот эта опасность подтолкнула президента принять решение о превращении нашей республики в парламентскую.

Хотя, если говорить юридическим языком, это было сделать невозможно, потому что парламентская республика - это та республика, где победившая партия выбирает своего премьера, и он осуществляет полномочия большинства партий, избранных в парламент. На самом деле наш парламент представлял собой следующую структуру по задумкам властей, а именно: двухпалатный парламент избирает своего председателя парламента, он становится главой президиума, и этот президиум ведет всю кадровую работу, назначает практически всех должностных лиц в правительстве, в том числе осуществляет жесточайший контроль председателя правительства.

И при этом говорить о том, что парламентская республика у нас должна была состояться, не приходится, потому что 14 декабря 2002 года исполнялось полгода до момента истечения срока, обязывающего власти привести в соответствие с российским законодательством свою Конституцию. Если до 14 декабря этого бы не случилось, то Генеральная прокуратура Российской Федерации имела все полномочия и права возбудить уголовное дело по факту неисполнения решения судов. В первую очередь - Конституционного суда, далее - Верховного суда республики Башкортостан и Верховного суда Российской Федерации, о приведении в соответствие с Конституцией России Конституции республики Башкортостан.

Поэтому, торопясь привести все в соответствие, вот в этой спешке и была придумана затея, игра, фарс - с парламентской республикой. Это советский чисто опыт, который был, кстати, у нас в Российской Федерации, помните, когда Ельцина избрали председателем Верховного совета, он был председателем президиума. Но все равно потом от этого отказались, потому что это неживая модель для России.

И в конце ноября в конечном итоге все решилось в Москве, когда четко объяснили, что вы идете на нарушение российского законодательства и это чревато последствиями. Поэтому тут же все вернули назад, парламентская республика исчезла со страниц печати, где до этого очень активно муссировалась. Вновь была возвращена президентская модель. И благодаря приведению в соответствие своей Конституции мы сегодня идем на выборы в парламент сначала и затем на президентские выборы.

Я тут хотел бы очень важную деталь подчеркнуть. Впервые в истории современной Башкирии выборы будут проходить по российским законам, раз, которые очень благоприятно отражаются на становлении гражданского общества. Что я имею в виду? Раньше все выборы в парламент проходили исключительно под диктовку администрации, половину парламента составляли главы администраций, директора заводов, члены исполнительной власти - премьер-министр, вице-премьер и так далее. Сейчас этого не будет, это запрещено законом, во-первых, а во-вторых, потому что парламент однопалатный, 120 человек. Люди избираются не от административно-территориальных единиц, которые выравнивали города с деревнями и селами.

Михаил Соколов: То есть - создавались такие гнилые местечки.

Александр Аринин: Совершенно правильно. А сейчас люди будут избираться от количества избирателей. Достаточно сказать, что одна Уфа делегирует 30 депутатских мест, и из 120 80 - это будут люди, выбранные из городов, а не из сел. Это дает преимущество людям в том смысле определить свое волеизъявление, в каком сегодня находится наша республика, а именно: усталость от режима велика, напряжение политическое столь велико, что будет обрушение власти. Мы предполагаем, что оппозиция сумеет взять парламент под контроль и, в конечном итоге, победить.

Михаил Соколов: Еще один вопрос. Собственно, что происходило во время визита Владимира Путина? Все-таки это очень серьезный фактор - влияние президента России на ситуацию. Владимир Путин побывал в Уфе и, в общем-то, публично никогда не высказал никакого недовольства тем, что происходит в Башкирии, деятельностью президента Рахимова. Многие истолковали это, как минимум, что Москва дала карт-бланш президенту Башкортостану переизбираться на третий срок.

Александр Аринин: Буквально через две недели после этого визита Рахимов был вызван в Москву, в Министерство по налогам, где ему четко сказали, что долги надо платить. А вы знаете, что проверка Счетной палаты вскрыла грубейшие нарушения в плане недоимок в федеральный бюджет. Республика вывела через оффшорные зоны в Байконуре порядка 10 миллиардов рублей и сокрыла практически доходы от акцизов, на акцизы нефти и газа - это грубейшие нарушения. Причем проверка была лишь только приблизительной, потому что это вскрыли только 2000 год. Если бы Счетная палата проводила проверку более глубоким образом, то она бы нашла грубейшие нарушения по всем практически вопросам, связанным с бюджетной политикой, это раз.

Во-вторых, президент Российской Федерации, как публичный политик, должен ездить по России. И это хорошо, что он встречается с главами администраций, с губернаторами, с президентами республик. И это замечательно, что он общается с общественностью. Поэтому воспринимать его визиты как одобрение, как "ярлык на княжение", как говорили в старину, нельзя.

Я не согласен с точкой зрения, что Путин дал добро на дальнейшее правление президента Башкирии. Да, ему не запрещено избираться - пожалуйста, Конституция Российской Федерации разрешает, - но говорить о том, что президент Российской Федерации прямо вот похлопал по плечу и благословил его на этот славный путь, я бы не стал.

Михаил Соколов: Александр Николаевич, а едина ли сама элита Башкортостана? Насколько я понимаю, независимую позицию достойную занял руководитель Верховного суда Башкортостана и не подчиняется административным указаниям администрации президента Башкирии. Это так?

Александр Аринин: В марте прошлого года Верховный суд республики вынес историческое решение, потребовав привести Конституцию республики в соответствие с российской Конституцией. Это был, конечно, я бы сказал, просто эпохальный шаг Верховного суда, потому что ранее судебная система была целиком и полностью под исполнительной властью и находилась в жестких руках президента республики.

Достаточно сказать, что дважды мы проходили судебные тяжбы в республике по факту незаконных выборов в Башкирии президента и, как вы знаете, мы не сумели отстоять свою правоту, хотя Верховный суд Российской Федерации дважды восстанавливал нас с Миргазямовым, так же, как и я, отстраненным от президентских выборов.

Так вот, сегодня не только Верховный суд уже не подчиняется исполнительной власти, в частности - президенту республики. Сегодня достаточно самостоятельно живет налоговая полиция. Сегодня, я скажу, и МВД начинает уже больше равняться все-таки на федеральный центр, а не нашего президента республики.

Сегодня есть определенное размежевание уже и законодательной власти с исполнительной властью, хотя бы взять историю с парламентской республикой, о которой мы с вами говорили. То хлопали в ладоши: ура, мы созрели до демократии! - то вдруг все сразу хором замолчали о парламентской республике и забыли про нее, даже не извинившись перед людьми, которые так и не поняли, а в чем же, собственно, дело. Не говоря уже о том, что людям никогда не выносили на референдум какие-то судьбоносные законы, в частности основной закон республики, Конституцию.

Есть сегодня определенное противоречие и между президентом и его ближайшим окружением. Достаточно сказать, что его сподвижники уже начинают сходить с корабля. Монолита власти уже нет.

Михаил Соколов: Александр Николаевич, а какова все-таки обстановка сейчас, перед выборами в парламент, каковы действия оппозиции?

Александр Аринин: Я еще в прошлом году провел переговоры с нашими потенциальными союзниками - это "Яблоко", это "Союз правых сил", это КПРФ. Как ни странно, демократы и КПРФ объединились в этом плане, потому что у нас одна цель - это, конечно, победа над режимом, который угнетает народ, угнетает республику и, в конечном итоге, в свое время разваливал Российскую Федерацию, тут нечего добавить в этой связи.

Поэтому мы согласованными действиями определили округа, по которым пойдем, как только стало известно, что это однопалатный парламент, и объединились в силы конструктивной оппозиции. "Единая Россия" - наш оппонент. И мы планируем, что на выборах мы все-таки сумеем провести наших товарищей, наших коллег, соратников. Программа максимум - получить большинство в парламенте.

Михаил Соколов: Какова позиция национальных организаций, как башкирских, так и татарских?

Александр Аринин: "Татарский общественный центр" присоединяется к нашему союзу. Что касается башкирских организаций, то они оказались индифферентными к этим выборам и практически в них не участвуют.

Михаил Соколов: Какова программа минимум действий оппозиции, если вы займете большинство в парламенте?

Александр Аринин: Программа минимум - не дать изменить Конституцию, которая сегодня соответствует российскому основному закону, блокировать все попытки принимать законы, которые противоречат российскому законодательству, это раз. Во-вторых, мы идем с конкретными предложениями, которые у нас сегодня есть. Например, институт, который я возглавляю, за последние три года разработал восемь законов. Эти законы усиливают гражданское общество и устанавливают общественный контроль над властью.

Первый закон называется "О гарантиях предоставления информации о деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления". Суть этого закона в том, что в нем мы обязываем все органы власти, исполнительной, судебной и законодательной, и органы местного самоуправления - на своих сайтах, которые они обязаны открыть, размещать всю информацию о своей деятельности, о принимаемых решениях и о конкретных авторах этих решений, чтобы никоим образом ни один чиновник не остался без контроля общественности. Этот закон, на мой взгляд, является поворотным моментом в установлении общественного контроля над властью.

Второй закон называется "Об общественном обсуждении законопроектов". Суть его заключается в том, что граждане, лишенные возможности публично обсуждать какие-либо законопроекты, выносимые властью, сегодня наделяются таким правом. И мы расписали эту правовую процедуру, закрепив ее в этом законе, которая позволит людям активно включиться в законотворческий процесс. Достаточно сказать, что Конституция республики никогда не обсуждалась в обществе, она всегда келейно принималась, поэтому она и не работала, по сути.

Ну, и третий закон, очень коротко, основной, устанавливающий контроль общества за властью, называется "Об обращениях граждан в органы государственной власти". Суть этого закона в том, что мы конституционную норму прав человека, имеющего возможность обращаться в органы государственной власти, закрепляем таким образом, что в ответах своих исполнительная власть, судебная, в том числе, и законодательная власть должна мотивированно объяснять, почему принято то или иное решение. И за то, что власть не будет отвечать, или за немотивированный ответ она будет нести конкретную ответственность, вплоть до уголовной.

Михаил Соколов: Что вы собираетесь делать В области экономики - с нефтехимией башкирской, которая устаревает, мощности выходят из строя, добыча нефти падает? Вы считаете, что нужна все-таки приватизация с приходом инвесторов или пока можно ограничиться элементарным наведением порядка в госуправлении?

Александр Аринин: Я не ставил бы "или", я ставил бы "и", потому что и порядок нужен, безусловно, в бюджетной политике, это вне всякого сомнения, поскольку семейно-олигархический клан, правящий сегодня в республике, фактически развалил бюджетную политику, раз. Нужен аудит в этой связи.

Второе: безусловно, нужна прозрачность, финансовая, экономическая прозрачность хозяйствующих субъектов. Поэтому, вне всякого сомнения, должна быть конкуренция на этом рынке, ни в коем случае не должно быть монополиста ни в лице республики, ни в лице какой-либо крупной финансово-промышленной группы. Поэтому вторая задача заключается в организации этой конкурентной среды, в организации прозрачности хозяйственных отношений и в организации четкой бюджетной политики. Потому что все это позволит и привлекать инвестиции.

Привлекать инвестиции можно тогда, когда люди будут иметь какой-то интерес, который они могут отстоять в судах. Поэтому третья задача, которую я вижу здесь, состоит в том, чтобы повернуть суды в сторону граждан, в сторону защиты собственности, в сторону защиты хозяйствующих субъектов, без которых невозможно развивать и рыночную экономику, эффективную экономику.

Михаил Соколов: Александр Николаевич, после парламентских выборов последуют и президентские выборы в Башкортостане. Есть ли у оппозиции возможность выступить единым фронтом, или будет несколько кандидатов? Я слышал, что и вы собираетесь участвовать в выборах, и бывший вице-президент "ЛУКойла" господин Сафин тоже собирается участвовать. Какова сейчас ситуация?

Александр Аринин: Да, я собираюсь участвовать в выборах, которые должны по закону пройти в июне этого года. Ситуация такая, что, безусловно, я буду стараться объединить все силы конструктивной оппозиции, безусловно. И на этом пути, очевидно, будут, кроме названной вами фамилии, еще и другие фигуранты, с которыми, наверное, нам придется объединяться, договариваться о том, чтобы единым фронтом идти против нынешней власти, оспаривать свое право уже в конкурентной, свободной, честной борьбе на выборах.

Михаил Соколов: То есть - в этом причина, что вы сейчас не участвуете в выборах в Государственное собрание?

Александр Аринин: Безусловно, да, конечно. Я считаю, что моя высота - это президентские выборы, а моя команда вполне самодостаточна, чтобы идти самостоятельно, но при моем чутком руководстве.

Михаил Соколов: Как вы считаете, заинтересован ли Кремль в смене власти сейчас в республике и возможно ли, что он воспользуется известным якутским вариантом, когда тогдашний глава Якутии господин Николаев под давлением федеральной власти отказался от участия в выборах и получил за это некую синекуру в Совете Федерации?

Александр Аринин: Вы знаете, в вашем вопросе много сразу вопросов, поэтому я отвечу по ступеням. Да, безусловно, если говорить о заинтересованности федерального центра, то такая заинтересованность, на мой взгляд, есть. Она истекает из того, что курс на верховенство закона, который провозгласил Владимир Владимирович Путин, объективно требует смены нынешнего режима, потому что именно этот режим постоянно попирал и до сих пор, кстати говоря, попирает закон, а следовательно, и справедливость. Поэтому если следовать этой логике и этому алгоритму развития России, то, безусловно, у Кремля есть определенное желание заменить режим на свободных, честных выборах демократическими процедурами. Поэтому я рассчитываю на то, что мы будем отвечать этим требованиям.

Второе: вне всякого сомнения, в этой борьбе будет несколько участников. И среди них, очевидно, преимущество будет иметь тот, кто имеет больший политический ресурс. На мой взгляд, он есть у меня, потому что в этой борьбе я уже 13 лет, с марта 1990 года, как только начался курс суверенизации (а, по сути - распад Российской Федерации), вот этот курс сепаратизма и так далее, унижения прав и свобод человека, унижения достоинства личности. Я сразу выступил против этого и стал бороться за права человека, за его свободы и так далее.

В этом смысле, из всех политических конкурентов, которые могут быть на президентских выборах, на мой взгляд, ни у Сафина, ни у возможных конкурентов, которые придут, я могу их назвать - например, Кульмухамедов, нынешний федеральный инспектор по республике Башкортостан, ни у Нигматулина, нынешнего депутата Государственной Думы, который тоже имеет определенные виды на президентские выборы, - нет такого политического авторитета. Эти люди ждали своего часа, я скажу это прямо, потому что до недавнего времени они подпевали этому режиму, они способствовали попранию прав человека, и примеров тому множество, и сегодня идти этим путем практически они не могут. Но в силу определенных правил поведения мы можем быть определенными союзниками на этапе первого тура выборов президента.

Михаил Соколов: А все-таки ваш прогноз, будет ли Кремль расчищать поле и добиваться того, чтобы Рахимов сам ушел из борьбы?

Александр Аринин: Мне трудно ответить на этот вопрос, потому что, на мой взгляд, такой необходимости нет. Он неизбежно проиграет, хотя бы потому, что прошлые выборы были сфальсифицированы, когда нас незаконно с Миргазямовым отстранили, избирком не публиковал итоги выборов в течение двух суток, в это время шла кропотливая работа по подделке протоколов. И мы во время судебного процесса начали доказывать эту фальсификацию, и тут же судебный процесс в Уфе был остановлен, как только мы доказали, что многие сотни протоколов не отвечают реальным и объективным показателям.

За это время прошло слишком много событий, которые можно трактовать так: режим не только не усилился, он сегодня представляет собой практически тень того могущества, которое он имел еще 4-5 лет тому назад. И достаточно будет людям донести правду об этом режиме и рассказать все, чем он "богат", в кавычках, и окончательно падение режима неизбежно, потому что он обанкротился.

Михаил Соколов: Спасибо. Гостем московской студии Радио Свобода был Александр Аринин, лидер башкирского республиканского движения "Равноправие", директор Института федерализма и гражданского общества.

Вы слушали еженедельную программу Радио Свобода "Выборы-2003". В следующей нашей передаче 27 февраля - беседа с сопредседателем "Союза правых сил" Ириной Хакамадой.

XS
SM
MD
LG