Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги выборов в законодательное собрание Ростовской области. Съезд партии "Единая Россия"


Михаил Соколов: Говорит Радио Свобода. В эфире еженедельная программа "Выборы-2003". У микрофона Михаил Соколов. Итоги прошедших 30 марта выборов в законодательное собрание Ростовской области анализирует Григорий Бочкарев.

Григорий Бочкарев: Победу одержала "Единая Россия". Из 45 избранных депутатов - 39 входили в список поддержки партии. Правда, формально в бюллетенях все они числились беспартийными. Почти 30 избранных депутатов - крепкие хозяйственники. Компанию главе концерна "Донской табак" Ивану Саввиди составят руководители "Ростоврегионгаза", "Донецкой мануфактуры", концерна "Росвертол", Новочеркасской ГРЭС, "Донского народного банка".

Коммунисты, имевшие в предыдущем составе 10 депутатов, будут теперь представлены только одним. 2 депутатских мандата получило "Яблоко", один - аграрии. Примечательна и победа при поддержке "Союза правых сил" независимого кандидата - полковника Владимира Щербакова - над протеже "Единой России", гендиректором отеля "Интурист" Игорем Гориным. Оппозиционный губернатору Владимиру Чубу депутат прошлого созыва, председатель совета директоров Таганрогского завода "Красный котельщик" Сергей Бидаш проиграл руководителю фирмы "Красный гидропресс" Владимиру Демкину.

5 апреля депутаты законодательного собрания Ростовской области третьего созыва соберутся на свою первую сессию. Вполне возможно, на ней будет избран новый спикер Донского парламента. По мнению наблюдателей, им может стать Евгений Шепелев, теперь уже - бывший заместитель мэра Ростова-на-Дону.

Михаил Соколов: 30 марта прошел второй тур выборов в Народное собрание Дагестана. Итоги подводит побывавший в Махачкале специальный корреспондент Радио Свобода Владимир Долин.

Владимир Долин: Председатель Государственного совета Дагестана 72-летний Магомедали Магомедов подготовил себе смену - его сын Магомед-Салан Магомедов, заведующий кафедрой местного университета, на выборах в Народное собрание набрал в Левашинском округе 98,5 процентов голосов избирателей. Но пока председатель Госсовета Дагестана, избираемый на непрямых выборах Конституционным собранием, половину которого составляют депутаты, может не волноваться за свое будущее. Как показывают итоги прошедших 30 марта довыборов местного парламента, к Магомедали Магомедову будет лояльно подавляющее большинство избранных в состав Народного собрания.

Общность интересов и политико-экономических взглядов подкрепляют кровнородственные и клановые связи. Так, например, избранный депутатом Народного собрания Магомед-Базиль Махачев - родной брат члена Государственной Думы России Гаджи Махачева. Магомедали Магомедов в свое время помог Гаджи Махачеву на выборах в парламент, теперь дело чести семьи Махачевых - поддержка всех начинаний дагестанской власти.

Но почти полное отсутствие оппозиции правящей в Дагестане элите уже во втором подряд составе парламента не означает отсутствие в республике несогласных с властью. В первом туре удалось избрать только 100 депутатов, судьба еще 20 мандатов решилась во втором туре. Исполнительная власть делала все, чтобы не пропустить своих противников в парламент. Рассказывает популярный лакский политик, бывший депутат Государственной Думы Надир Хачилаев.

Надир Хачилаев: Два человека в списке, а оттуда дают 40. Особенно во втором туре. Министерский корпус приехал сюда их поддерживать. Там есть административный такой ресурс, он использован, и полностью финансовый фактор тоже.

Владимир Долин: О финансовом факторе. В разных районах соискатели депутатских мандатов платили от 300 до 3 тысяч рублей за голос. И есть за что. Говорит политолог из Махачкалы Загит Загитов.

Загит Загитов: Большинство для чего идут в парламент? Не большинство, но достаточно большое количество откровенно идет за соответствующей должностью, то есть как бы становятся в очередь за должностью в исполнительной власти.

Владимир Долин: Надира Хачилаева трудно заподозрить в приверженности исключительно к парламентским методам политической борьбы. Он был осужден за организацию массовых беспорядков в столице Дагестана. После амнистии Хачилаев неудачно попытался вернуться в политику, проиграв выборы в 45-ом избирательном округе. В парламент Хачилаев больше не верит.

Надир Хачилаев: Культура парламента снижена до нуля, потому что все проходят только по галочкам и по спискам.

Владимир Долин: В небогатом Дагестане, соседствующем с беспокойной Чечней, вытеснение оппозиции с парламентского поля ведет к ее превращению во внесистемную политическую силу, способную, как в конце 90-х годов, дестабилизировать регион.

Михаил Соколов: Председателем парламента Дагестана третий раз избран Муху Алиев.

* * *

2 апреля губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев заявил, что он не будет сам добиваться права избираться на третий срок. Сообщает наш корреспондент в Санкт-Петербурге Виктор Резунков.

Виктор Резунков: Губернатор Владимир Яковлев, выступая в эфире телерадиокомпании "Петербург", объявил о том, что он не намерен использовать никакие политические рычаги - ни внесение изменений в устав города, ни проведение общегородского референдума, - для того чтобы добиваться возможности участвовать в губернаторских выборах в третий раз. Это решение Владимира Яковлева совсем не означает, что он отказался использовать все возможности стать вновь губернатором Петербурга.

В 1999 году в такой же ситуации он уже использовал свой самый последний ресурс - мнение горожан. Тогда на Дворцовую площадь усилиями преданных Владимиру Яковлеву глав районных администраций вышли трудовые коллективы Петербурга с призывом совместить губернаторские выборы с выборами в Государственную Думу. Судя по всему, и в этот раз Владимир Яковлев будет добиваться массовых акций петербуржцев в свою поддержку. Только в этом случае голос родного города услышит Владимир Путин.

Любопытен и другой факт. В законодательном собрании Петербурга сторонники Владимира Яковлева создают фракцию, точнее сказать, блок депутатов, выступающих за скорейшее объединение Петербурга и Ленинградской области. Выборы губернатора Ленинградской области состоятся в сентябре. Недавно областной губернатор Валерий Сердюков получил "добро" от полпреда Валентины Матвиенко на проведение выборов губернатора области без обязательного совмещения их с выборами в Государственную Думу.

2 апреля был отправлен в отставку председатель областной избирательной комиссии Владимир Пырин. По его словам, его отстранение от этой должности - главное требование губернатора Валерия Сердюкова, недовольного деятельностью председателя областного избиркома.

Сам Владимир Яковлев не спешит заявлять о своем участии в выборах губернатора области. По его словам, объединение области и города - процесс длительный, сопровождаемый обязательным сопротивлением чиновников на местах.

Михаил Соколов: Рассказывал Виктор Резунков.

20 апреля состоятся выборы Совета народных депутатов Кемеровской области. О том, что происходит в Кузбассе, сообщает Наталья Гузева.

Наталья Гузева: Сейчас на 35 депутатских мандатов претендуют 119 человек. Абсолютное большинство кандидатов бросаются в круговерть выборных страстей самостоятельно, без поддержки партий и объединений. Пять человек представляют ЛДПР, четверо идут на выборы под флагом "Союза правых сил", коммунисты также выдвигают четверых, а кемеровское отделение "Демократической партии России" будет продвигать в облсовет двоих кандидатов. Партия Явлинского выдвигала всего одного кандидата, но инженер Анатолий Хромов не сумел зарегистрироваться.

Отдельного внимания заслуживает избирательный блок "Служу Кузбассу", своеобразный аналог выступавшего на прошлых выборах блока Амана Тулеева. В список блока включены 34 кандидата. Это - нынешние депутаты Совета, коммунисты, представители "Единой России" и "Народовластия", которые пользуются поддержкой губернатора. Сам Аман Тулеев не скрывает симпатий к блоку "Служу Кузбассу".

Аман Тулеев: Наш блок сейчас, "Служу Кузбассу", идет. Для нас принципиально важно создание новых рабочих мест, развитие малого бизнеса. Для нас это принципиально, потому что уровень безработицы еще очень высокий. Второе - это программа сноса ветхого жилья. Третье - программа привлечения инвестиций.

Наталья Гузева: Объединение в блок "Служу Кузбассу" идеологически разных партийных организаций послужило причиной раскола в рядах местных коммунистов. Против интеграции с "Единой Россией" выступал и председатель Кемеровского горкома КПРФ Юрий Скворцов.

Юрий Скворцов: Мы заявили о том, что мы не входим в блок, потому что в блоке участвует партия "Единая Россия".

Наталья Гузева: Некоторые партии чувствуют себя на выборах не очень комфортно. Состоялось экстренное заседание кандидатов в депутаты в Совет народных депутатов и органы местного самоуправления Кемеровской области, выдвинутых региональными организациями ЛДПР, КПРФ, "Яблока", а также самовыдвиженцев. Помимо журналистов и оппозиционеров, на заседание был приглашен и председатель Кемеровского избиркома Евгений Разыграев, которому были предъявлены претензии кандидатов в депутаты облсовета, оппозиционных блоку "Служу Кузбассу".

В частности, в Кемерове кандидата от ЛДПР Галину Пешкову неизвестные, представившиеся сотрудниками правоохранительных органов, практически силой посадили в машину и отвезли в центральный РОВД города. Когда Галина Пешкова заявила о том, что по закону лицо, получившее статус кандидата в депутаты, обретает неприкосновенность, люди в погонах усомнились в подлинности ее кандидатского удостоверения. Правда, потом все же отпустили. Члены партии ЛДПР склонны рассматривать эти действия как давление на кандидата.

Свои претензии высказывали кандидаты коммунистов и "Яблока", которые баллотируются в городские советы. Помимо того, оппозиционные кандидаты заявили, что считают незаконной политику некоторых средств массовой информации. Более половины теле-сюжетов в программах "Вести-Кузбасс" и "Пульс недели" на каналах ВГТРК "Кузбасс" посвящены блоку "Служу Кузбассу", а в адрес других кандидатов звучат нелицеприятные комментарии.

Кандидат в депутаты Кемеровского облсовета от "Союза правых сил", журналист Дмитрий Сагара считает, что пока административный ресурс работает не в полную силу.

Дмитрий Сагара: Административный ресурс, конечно, проявляет себя во всем великолепии, но в то же время следует отметить, что он, можно сказать, гораздо слабее проявляется по сравнению с выборами, которые состоялись четыре года назад. Он идет по старому, накатанному пути, он мощно использует свой потенциал в средствах массовой информации, но не доходит до людей. В принципе, давно уже стало ясно, что победить можно кампанией "от двери к двери".

Наталья Гузева: До выборов осталось меньше месяца. И в том, что борьба обострится, сомневаться не приходится.

Михаил Соколов: Это был репортаж Натальи Гузевой из Кемерово.

6 апреля пройдут выборы в Государственный совет парламента Удмуртии. На 100 мест претендуют 339 кандидатов. Из Ижевска сообщает Алексей Пентегов.

Алексей Пентегов: Наблюдатели отмечают редкое для новейшей истории республики снижение конкуренции в борьбе за мандат депутата парламента республики. Вместо 7-8 претендентов, как раньше, в среднем - 3.

Политолог Александр Балецкий считает, что основная причина снижения интереса к выборам заключается в политической стагнации. Оппозиция действующему президенту республики Александру Волкову была разобщена или выдавлена за пределы региона. Республиканские власти, считает Александр Балецкий, умело развели кандидатов по разным округам, исключили возможность конкуренции между нужными им персонами и сделали выборы слабо альтернативными.

Александр Балецкий: Те, которые должны быть, по мнению существующей власти, во власти, имеют достаточно устойчивые, прикормленные округа, в которых практически без особого бряцания оружием и сражений, черного "пиара" и так далее - гарантируют себе прохождение во власть.

Алексей Пентегов: Главный редактор ижевской газеты "День" Сергей Щукин тоже отмечает мощную селекцию на стадии выдвижения кандидатов по принципу "нужный - ненужный". По словам Сергея Щукина, отсев кандидатов продолжался в течение двух последних месяцев. Казусов, однако, избежать не удалось.

Сергей Щукин: Это самые зарегулированные выборы за предшествующую историю. При этом на самом деле возможны такие парадоксальные ситуации, когда местами происходят сбои, которые, в общем-то, власть дискредитируют. Допустим, в Воткинске, насколько я знаю, могут получить депутатские мандаты люди с криминальным прошлым, причем это не просто мелкие правонарушения, а это рэкет, бандитизм. Естественно, властям это будет очень сложно объяснять, как они держали все выборы под контролем, а кто прошел.

Алексей Пентегов: Нынешняя кампания вскрыла и еще одну проблему - свободы слова. Сергей Щукин говорит, что средства массовой информации в Удмуртии оказались практически нейтрализованы новым законом о выборах и потому не способны в полном объеме освещать ход предвыборной кампании.

Сергей Щукин: Округа, где идет борьба, там все завалено листовками и печатной продукцией, черные технологии там процветают. Но никто же не наказан за них. Потом, в ряде округов идет очевидный подкуп избирателей - тоже никто не снят. Новое законодательство о выборах, оно регулирует легальные формы и дает абсолютную свободу нелегальным формам агитации. Общественная функция СМИ полностью парализована.

Алексей Пентегов: В результате выборов 6 апреля - это мнение ижевского политолога Александра Балецкого - в Удмуртии будет сформирован недееспособный парламент. Нынешние выборы, говорит Балецкий, следует рассматривать, прежде всего, как подготовку к главному для республики политическому событию - выборам нового президента республики, до которых осталось всего полтора года.

Оппозиция в Удмуртии не проявила активности и практически никак не представлена на выборах. Политолог Виталий Скрымник говорит о том, что главе республики Александру Волкову это на руку.

Виталий Скрымник: Все прекрасно понимают, что президенту нужен послушный парламент и те депутаты, которые будут уже потом в своих округах отрабатывать данные сегодня обещания со стороны президента в виде тех агитаторов, которые будут фактически голосовать и агитировать за его прохождение к президентской власти.

Алексей Пентегов: Виталий Скрымник считает, что в Удмуртии действует авторитарный режим правления. Власть уже показала это, фактически навязав остальным участникам выборов решение проводить их не по партийным спискам. Из-за этого парламентское большинство, скорее всего, будет принадлежать "Единой России".

Виталий Скрымник: Когда президент республики заявляет, что на сегодняшний день сложилась ситуация, когда исполнительная власть занимает главенствующее положение по отношению к другим ветвям власти, - простите, это уже прямой и открытый разговор о том, что у нас в Удмуртии демократии нет.

Алексей Пентегов: Схожую точку зрения высказывает и редактор газеты "День" Сергей Щукин. Формальное преобладание в Госсовете членов партии "Единая Россия" будет подавляющим.

Сергей Щукин: После того как "Единство" объединили с "Отечеством", то фактически - преобладание в партии после этого слияния произошло у людей, которые ориентируются на президента Удмуртии Волкова, поскольку он был здесь руководителем "Отечества". И, естественно, этот список больше идет не от "Единства", а идет от республиканской бюрократии.

Алексей Пентегов: По словам главного редактора ижевской газеты "День", грядущие выборы малозначимы для жителей республики, а необходимую явку традиционно обеспечат сельские жители.

Сергей Щукин: Административный ресурс в республике находится во вполне рабочем состоянии. Мы видим, как это происходит, когда село контролируется. А город просто "задвинул" на выборы. Люди отдалились от всего этого и просто живут своей жизнью.

Михаил Соколов: Из Ижевска сообщал Алексей Пентегов.

* * *

На съезде "Единой России" 29 марта председатель ее высшего совета Борис Грызлов заявил, что задача партии - одержать победу на выборах, а затем создать сильное партийное правительство. Нынешний кабинет, в составе которого он является министром внутренних дел, Грызлов, как он говорит, конструктивно критиковал за неспособность энергично и выверенно решать проблемы страны.

Борис Грызлов: Если председатель правительства на встрече с рядом министерств их достаточно серьезно критикует, это говорит о несогласованности ситуации, о несогласованности взглядов и подходов, а это мешает выработке единой стратегии развития.

Михаил Соколов: Партия "Единая Россия" одобрила на съезде подготовленный Олегом Морозовым манифест, отвергающий как правую, так и левую идеологию, обобщенно говорящий о федеративном единстве страны, согласии, социальной солидарности, идеологии успеха.

Московский мэр Юрий Лужков упрекнул фракции центристов в Думе в голосовании за либеральные законопроекты.

Юрий Лужков: Когда мы поддерживаем абсолютно праворадикальные законы, то потом получаем претензии от населения, потому что они действуют не на пользу, а во вред обществу.

Михаил Соколов: Один из авторов экономической программы "Единства" Владислав Резник отметил:

Владислав Резник: Мы поддерживаем законопроекты, подготовленные по поручению президента правительством.

Михаил Соколов: Съезд "Единой России" ввел в состав высшего совета партии министра сельского хозяйства, лидера "Российского аграрного движения" Алексея Гордеева. Теперь партия обещает списание долгов аграриев бюджету. В высший совет включены еще 6 региональных лидеров, это губернаторы областей: Вологодской - Вячеслав Позгалев, Орловской - Егор Строев, Ростовской - Владимир Чуб, Кемеровской - Аман Тулеев, главы Хабаровского и Красноярского краев Виктор Ишаев и Александр Хлопонин. Бывший олигарх Хлопонин заявил:

Александр Хлопонин: Для меня, как для губернатора, самое важное в этой части - это чтобы в государстве реформы проходили не сверху вниз, как они сегодня осуществляются, а снизу вверх, и корректировались с учетом сегодняшней ситуации, складывающейся в отдельно взятом регионе. Поэтому для меня это - возможность донести позицию территорий, позицию Красноярского края непосредственно до федерального центра, до власти, до правительства.

Михаил Соколов: Съезд делает первый шаг к превращению "Единой России" в предвыборную машину Кремля во главе с губернаторами на местах. Взамен, благодаря изменениям в устав, губернаторам на откуп отдается контроль за подчинявшимися ранее центру напрямую местными отделениями партии.

Проделаны существенные кадровые изменения. Вместо попавшего в опалу Александра Беспалова секретарем генерального совета "Единой России" избран начальник управления кадров Совета Федерации Валерий Богомолов, а председателем центрального исполнительного комитета партии стал советник председателя Совета Федерации Юрий Волков.

Новый кадровый пасьянс в аппарате "Единой России" изучал Владимир Прибыловский.

Владимир Прибыловский: Юрий Волков окончил юридический факультет Ленинградского университета в 1972 году, на три курса старше Владимира Путина. Могли и не знать друг друга, но могли и пересекаться по спорту и комсомольской работе. После 1991 года - бизнес и работа в структурах питерской мэрии вместе с Путиным. В промежутке, с января 1983 по февраль 1991, согласно официальной биографии, служба в Вооруженных силах, но по неофициальным данным - Первое Главное управление КГБ СССР, внешняя разведка. Причем - не где-нибудь, а в родном для Путина Дрездене.

Около года Волков проработал у Виктора Черкесова начальником управления по работе с органами власти субъектов Российской Федерации Северо-Западного федерального округа. Последние два года Волков - сенатор, представлял Совет Федерации в Генеральной прокуратуре. Сенатором был сначала от главы республики Коми, а потом от администрации Ненецкого округа. Оба раза был отозван за то, что не справлялся с работой.

Я спросил у одного сенатора, пожелавшего остаться неизвестным, почему Волкова дважды уволили из верхней палаты парламента. Сенатор ответил: "Эти личные друзья президента - Волков, Валерий Голубев, тот же Александр Беспалов - они просто вошли не в ту дверь. Они получили свои мандаты по звонку из Кремля, но у нас все-таки нужно лоббировать интересы регионов, а они пальцем о палец не ударили. Губернаторы взвыли и упросили Кремль убрать их. Кремль дал разрешение, а их пристроил - кого в "Газпроме", кого в партии".

Официальная биография Валерия Богомолова, в отличие от Волкова, нигде не публиковалась, и о нем мало что известно. Последние два года Валерий Богомолов тоже работал в верхней палате парламента, но не сенатором, а в аппарате, на должности начальника управления кадров и государственной службы аппарата Совета Федерации. До этого несколько лет был корреспондентом газеты "Трибуна" в Будапеште, а еще раньше - тоже во внешней разведке и будто бы в том же Дрездене.

Чекисты в "медвежьих шкурах" во главе "Единой России" - это некоторое отступление Владислава Суркова, заместителя руководителя администрации президента по партстроительству и парламентаризму, в его аппаратном соперничестве с заместителем руководителя администрации по кадрам, чекистом Виктором Ивановым. Сурков долго выпихивал из руководства "Единой России" Александра Беспалова, чтобы назначить на два освобожденных от него поста своих людей. Сбагрить Беспалова в "Газпром" Суркову удалось. Но раньше у него был в подчинении один старый друг Путина, а теперь целых два, да еще оба в штатском. Но Сурков все-таки окружил новоназначенных чекистов своими людьми. Заместителями Юрия Волкова стали Леонид Ивлев, заместитель начальника управления внутренней политики администрации президента, и Евгений Трофимов, в прошлом руководитель исполкома "Нашего дома - России".

Михаил Соколов: Рассказывал Владимир Прибыловский.

Предвыборная позиция "Единой России": все успехи страны связывать с именем Владимира Путина; в существующих проблемах винить коммунистов, ранее якобы полностью контролировавших Думу, и правых, будто бы определявших политику исполнительной власти; усиливать критику правительства Михаила Касьянова, не стесняясь подключать к ней и членов кабинета. Плюс к тому - максимально размытая идейная платформа, деловой союз с хваткими губернаторами, поддержка аграрного лобби, популистские инициативы в духе Юрий Лужкова. Все это и было продемонстрировано на съезде "Единой России".

Гость московской студии Радио Свобода - депутат Государственной Думы Олег Морозов, лидер депутатской группы "Регионы России" и член генерального совета партии "Единая Россия". И беседуем мы как раз после съезда этой партии.

Олег Викторович, вот на съезде вашем новым все-таки лидером Борисом Грызловым было сказано, что рыба гниет с головы и оттуда же ее надо начинать лечить. Вот с чем связана критика правительства членами этого же правительства, тем же Грызловым?

Олег Морозов: Эта критика связана с тем, что в течение уже, наверное, года мы ведем диалог с правительством в части прохождения тех законов, которые инициирует правительство, и если сказать откровенно, очень часто, скорее чаще, чем реже, мы на старте, когда вносится тот или иной законопроект, не находим с правительством общего языка. Мы видим, что законы правительства страдают всегда половинчатостью, желанием переложить бремя решения на население и попыткой использовать партию как инструмент автоматического проведения законов в Государственной Думе.

Нас такой вариант не устраивает. Мы многократно говорили об этом правительству, мы многократно исправляли законы, которые вносились правительством, на стадии их обсуждения, а сейчас перевели эту дискуссию в публичную плоскость, потому что видим, что правительство страдает откровенной робостью, неумением четко ставить перспективные задачи, стремлением решать какие-то важные задачи половинчато, и именно за это мы критикуем правительство.

Грызлов фактически, скажем так, перевел в публичную дискуссию то, что раньше было предметом нашей дискуссии, скажем, не совсем публичной.

Михаил Соколов: А как быть с этикой? Члены правительства в других странах обычно выходят из правительства, с которым они не согласны, а потом уже критикуют.

Олег Морозов: У нас не партийное правительство, правительство разношерстное, в правительстве есть, по сути дела, представители разных партий. К примеру, господин Починок не скрывает, что он - член СПС и что он стоял у истоков образования этой партии. И, как нам кажется, он сегодня просто проводит линию СПС внутри правительства. Грызлов - представитель другой партии. И мы просто сталкиваемся впрямую с ситуацией существования многопартийного правительства, которое плохо представляет себе, на кого оно должно опереться. Грызлов фактически предлагает идеологию партийного правительства, поэтому он и критикует ту часть правительства, с позицией которой он не согласен.

Михаил Соколов: Олег Викторович, вот вы говорите - половинчатая политика правительства. А в какую сторону она половинчатая? Вот вы упрекнули правительство в том, что оно перекладывает некие сложности, связанные с реформами, на население. Но ведь и вы, имея центристское большинство в Думе, уступаете нажиму правительства. Получается так, что сначала ваша фракция голосует за закон об электроэнергетике, а потом партия "Единая Россия" устраивает такой масштабный всероссийский сбор подписей против реализации этой же самой идеи по реформе электроэнергетики. Это выглядит странно.

Олег Морозов: Михаил, никакого отношения законопроекты по реформе электроэнергетики к росту тарифов, которые происходят в силу решений региональных энергетических комиссий, не имеют. По действующему законодательству местные органы власти, региональные органы власти имеют право устанавливать тарифы, в том числе и на электроэнергетику. Законом, который мы приняли, это не регулируется или, по крайней мере, регулируется только в одной части - когда мы говорим, что тарифы должны устанавливаться один раз в год, вместе с бюджетом, и меняться только законом. Но в силу разграничения полномочий выяснилось, что региональные энергетические комиссии имеют право делать все, что они хотят.

Поправка, которую мы сегодня внесли, уже после того, как приняли законы по блоку энергетики, как вы сказали, устанавливает правило: ты принимаешь решение, но регистрируешь это решение в Федеральной энергетической комиссии, которая имеет право поправить тебя, если считает, что повышение тарифов было необоснованным. Наша акция как раз была направлена на то, чтобы федеральный центр имел право контролировать действия регионов в части установления тарифов.

Михаил Соколов: 1 апреля прошло уже, а поправки в налоговый и бюджетный кодексы, в связи с реформой местного самоуправления, за которую вы проголосовали, как я понимаю, авансом, так и не поступили в Думу.

Олег Морозов: Спасибо за аргумент. Вы еще раз подтвердили правомерность нашей критики правительства. Ровно за это мы правительство и критикуем. Договорились о том, что до 1 апреля правительство внесет соответствующие поправки в бюджетный и налоговый кодексы, но этого не сделано. Вот это как раз и показывает, что правительство не умеет даже исполнять то, что оно обещает.

И фактически сегодня правительство ставит под угрозу срыва голосование по законам Дмитрия Козака - это закон о местном самоуправлении и закон об общих принципах организации органов государственной власти. Если правительство не внесет эти законы, это будет означать, что Дума не станет голосовать за эти законы. Мы не можем за них голосовать, не понимая, как будут финансироваться соответствующие мандаты на федеральном, региональном и местном уровне.

Михаил Соколов: То есть эта позиция уже согласована центристским большинством - не голосовать за этот пакет, пока не будет позиции правительства по финансово-бюджетным вопросам обеспечения?

Олег Морозов: Это было нашим условием голосования за эти законы в первом чтении. Ровно тогда мы говорили правительству, что мы не сможем голосовать за эти законы во втором чтении, какие бы поправки там ни обсуждались, если мы не будем понимать, как будут финансироваться эти законы.

Михаил Соколов: Олег Викторович, а есть ли предел вот в таких компромиссах? Может ли возникнуть ситуация, что ваша партия "Единая Россия" и окружающие ее депутаты выступят, скажем так, с угрозой вотума недоверия правительству, если оно будет постоянно нарушать, как вы сами свидетельствуете, те договоренности, которые у вас намечаются, потом срываются регулярно, насколько я понимаю?

Олег Морозов: Ну, насчет того, что срываются регулярно, может быть, это слишком сильно сказано, но вообще говоря, мы не исключаем для себя такой возможности. Как политическая партия мы имеем право поставить такой вопрос, если почувствуем, что правительство действительно абсолютно не справляется с теми задачами, которые перед ним стоят. Возникнет такая необходимость - значит, мы поставим такой вопрос. Сможем мы разрешить эти противоречия в диалоге с правительством? Если сможем - значит, мы не будем ставить этот вопрос.

Михаил Соколов: Скажите, а как эта критика со стороны "Единой России", критика правительства, воспринимается в Кремле, в администрации президента? Как-то получилось неслучайно: сначала лидеры встречаются с президентом России, а потом партия начинает критиковать правительство, а не наоборот.

Олег Морозов: На встрече с президентом эта тема не обсуждалась. Это абсолютно чисто внутрипартийная позиция. Да, внутри партии мы это обсуждали, мы говорили о том, что мы должны жестко сказать правительству о том, с чем мы не согласны, чем мы недовольны. Это было сказано на съезде. Президент нас к этому не подталкивал, а мы не подталкивали президента к тому, чтобы он нам это разрешил, это было бы просто глупо.

Михаил Соколов: Скажите, а вот партийное правительство, о котором мы уже упомянули, о котором говорил Борис Грызлов на съезде, это все-таки реальность близкого будущего?

Олег Морозов: Такая поправка внесена, я - один из авторов этой поправки. Но совершенно очевидно, что пока, к сожалению, эта поправка не имеет шансов набрать 300 голосов.

Михаил Соколов: Давайте разберем - почему.

Олег Морозов: Ответ очень прост. Наши оппоненты в Государственной Думе - и справа, и слева - всерьез подозревают, что если эта поправка пройдет, то и нынешнее правительство, и, подозревают, будущее правительство будет достаточно четко сориентировано на "Единую Россию". Я соглашаюсь с моими оппонентами в том, что для них это не самая выгодная ситуация, поэтому они пока блокируют эту инициативу и четко дают понять, что они не будут за это голосовать. В этой Думе набрать 300 голосов за эту поправку нереально. Я бы хотел надеяться, что мы сможем это сделать в следующей Думе.

Михаил Соколов: Просто есть другое объяснение, что Кремль не определился, нужно ли это, поскольку не ясно, наберет ли "Единая Россия" то самое большинство, которое необходимо для самостоятельного формирования правительства. То есть не хочется вступать в какие-то коалиции в перспективе.

Олег Морозов: Коалиции возможны, но выборы - дело сложное, и если представить себе, что "Единая Россия" не получит на выборах абсолютного большинства, то ей наверняка придется выстраивать в Думе какие-то коалиции. Но тогда партийный принцип не отменяется. Если представить себе, что повторится нынешняя конфигурация Думы, и если думское большинство будет состоять из представителей "Единой России" и, допустим, "Народной партии", то это будет означать, что новое правительство должно формироваться с учетом мнений этих двух политических организаций.

Это французская модель. Как известно, во Франции нет обязательного конституционного принципа, по которому президент обязан формировать правительство на основе результатов парламентских выборов. Но, вне зависимости от этого, президент всегда поручает формировать правительство представителям партийного большинства в парламенте. Мы бы хотели, чтобы ровно такая же практика возобладала в России.

Михаил Соколов: То есть действовать будет не закон, а традиция, правильно?

Олег Морозов: Действовать будет правило, по которому президент советуется с парламентом, если в нем есть устойчивое политическое большинство. Если этого большинства нет, тогда президент имеет право действовать так, как он считает нужным, то есть тогда он формирует правительство, исходя из собственных представлений о том, каким должно быть правительство, понимая, что у него нет реальной и влиятельной поддержки в Государственной Думе. Но это всегда конфликт, конфликт интересов, потому что если президент формирует правительство, которое не опирается на думское большинство, то результатом этого будет постоянный конфликт между Думой и правительством, и президент будет постоянно оказываться в ситуации, когда ему нужно делать выбор между Думой и правительством. Это очень плохая ситуация для страны, в которой нет пока еще стабильной экономики, нет развитой политической системы, нет развитого гражданского общества.

Михаил Соколов: Еще одна проблема, на нее указывает политолог Сергей Марков. Он не только говорит о разнородности вашей партии, но и о некоторых других деталях.

Сергей Марков: Главная для них проблема - не потерять тех, кто поддерживает Путина. Поэтому, насколько я понимаю, специально выбрана идея - не суживать идеологическое пространство. Оно нужно не для того, чтобы сохранить некое бюрократическо-организационное единство, - организационное единство удастся сохранить в любом случае, поскольку есть некая мощная воля, идущая из Кремля, чтобы такая была одна партия, - а сохранять идеологическое многоцветие, с точки зрения парламентских выборов, мне представляется, прагматически правильным решением. Для преобразования страны такую партию использовать нельзя. А для того, чтобы взять большинство голосов, сформировать очень прочное парламентское большинство, такая партия очень эффективна.

Михаил Соколов: Ну что, обидел вас господин Марков? Не верит в вашу преобразовательную роль.

Олег Морозов: Нет. Я с ним согласен во всем, кроме вот этого тезиса, вы правильно это подметили. Понимаете, здесь как бы есть такое очевидное внутреннее противоречие. Если партия в состоянии, скажем, рассчитывать на большинство в Государственной Думе, это означает, что партия получает от страны карт-бланш на проведение какого-то курса, по крайней мере, на 4 года. Если, скажем, курс не удался, если партию подстерегают неудачи, значит, в следующий раз за нее не проголосуют.

Если я хочу эффективно использовать этот четырехлетний цикл и получить мандат на еще одно четырехлетие, я должен эти четыре года провести очень эффективно. А без перемен, реальных перемен, которые должен ощутить каждый гражданин, то есть без реформ, в терминологии господина Маркова, сделать это нельзя.

Если мы - партия стагнации, то это означает, что в 2007 году нас сменит другая партия. Если мы - партия реальных реформ, которые ощутит каждый гражданин, причем реформ позитивных, - это означает, что в 2007 году он еще раз даст нам возможность продолжить этот курс. У нас нет шанса не быть реформистской партией.

Михаил Соколов: Еще одна проблема, отмеченная на этом съезде. К вам идут губернаторы, высший совет партии был пополнен шестью известными фигурами. Но вот идут они как-то странновато. Вот получивший место в высшем совете руководитель Кузбасса Аман Тулеев так формулирует свою цель:

Аман Тулеев: Почему я здесь? Чисто прагматичный интерес, чисто. Госсовет мы провели вместе с "Единой Россией", помогал Грызлов Борис Вячеславович. Я им благодарен? Благодарен. Он мне дал специалистов, профессионалов, вместе ходили к президенту, к правительству.

Ну, 4 тысячи семей, может, маловато, но вместе же переселили, потому что строку в бюджете пробивали через "Единую Россию" на снос ветхого жилья в Российской Федерации, в том числе в Кузбассе.

Михаил Соколов: Получается, что Тулеев к вам за деньгами просто ходит, как к лоббистам.

Олег Морозов: Знаете, прагматическая философия или, скажем, прагматические мотивы, по которым человек приходит в нашу партию, ей Богу, не самые плохие. Потому что прагматизм, вообще говоря, является основой деятельности нашей партии.

Мы не придумываем ничего в кабинетах. Вот эта наша идея о том, чтобы советоваться со сторонниками, представляющими самые разные профессиональные, демографические группы, - это идея очень правильная. Зачем придумывать то, что нужно российским учителям? Они лучше нас знают, что им нужно. Мы должны их послушать и сделать это элементом нашей программы. То же самое касается и всех других. И губернаторов, в том числе.

Если Тулеев сегодня пришел к нам из прагматических соображений, по-моему, это неплохо. Но я думаю, что от этого он станет не менее надежным нашим союзником.

Михаил Соколов: У вас был централизованный прием в партию, и это позволяло местным организациям многим не зависеть от губернаторов, которые были в сложных отношениях с "Единой Россией". В Пскове, например, губернатора Михайлова даже исключали из партии. Получается, что под выборы ваши парторганизации отдаются на откуп губернаторам?

Олег Морозов: Нет, "отдаются" - это плохое слово. Мы сотрудничаем с губернаторами - правда, не со всеми, потому что и губернаторы имеют разный вес, и отношение их к нашей партии совершенно различное. И более того, сегодня мы видим, что они занимают публичную позицию по отношению к партии. Одни активно сотрудничают с партией, другие вообще являются ее членами, третьи держат дистанцию. Это нормально.

Сегодня сказать, что у нас - массовый приход губернаторов в партию, было бы неправильно, потому что те шесть фамилий, которые вы назвали, за исключением Тулеева, это люди, которые с нами взаимодействовали с первого дня существования партии.

Михаил Соколов: Ну да, Чуб - рядовой член партии, ростовский губернатор, это я знаю.

Олег Морозов: Дело даже не в этом. Чуб с самого начала был сторонником партии "Единая Россия". Ничего принципиально в его отношении к партии не поменялось с введением его в высший совет партии.

Михаил Соколов: И Егор Строев был членом партии?

Олег Морозов: Нет, не был Егор Строев членом партии, но от него довольно давно идут импульсы, которые позволяют оценить его как человека, который хотел бы с нами взаимодействовать. Мы эти импульсы приняли.

Михаил Соколов: А Александр Хлопонин, по-моему, раньше сотрудничал с СПС больше.

Олег Морозов: Неправда, потому что когда формировалась первичная партийная организация в том автономном округе, который он возглавлял как губернатор, я общался с Александром Хлопониным, и он был одним из инициаторов создания региональной организации партии "Единая Россия". Это было задолго до того, как он стал губернатором Красноярского края, и задолго до того, как вообще возникла тема о его вступлении в высший совет нашей партии.

Михаил Соколов: Олег Викторович, много говорили о том, кто займет разные должности в вашей партии. Ну, вот ушел Александр Беспалов в "Газпром", приходят новые люди. Что это за люди?

Олег Морозов: Это менеджеры, люди, которые собираются не столько быть публичными политиками, сколько заниматься избирательной кампанией партии, ее повседневной жизнью. В отличие от Беспалова, они не претендуют на публичность, потому что сегодня публичные функции четко переходят в высший совет, и это правильно.

Михаил Соколов: Политбюро, то есть.

Олег Морозов: Ну, назовите так, если так вам будет угоднее и понятнее. А генеральный совет сегодня - это секретариат партии, который занимается ее текущей политической жизнью.

Михаил Соколов: А исполком?

Олег Морозов: А исполком - это аппарат партии, аппарат, который живет на зарплату и который нанимается партией и назначается генеральным советом, в отличие от предшествующего этапа, когда исполком фактически обозначался как высший политический орган партии, что было неправильно.

Михаил Соколов: Просто у вас появился один из руководителей - господин Волков, который отметился в российской политической истории тем, что был дважды отозван с поста сенатора соответствующим регионом, который его посылал. Такого действительно не было.

Олег Морозов: Ну, господин Волков мог иметь свои сложности и проблемы во взаимоотношениях с теми губернаторами, которые его делегировали в Совет Федерации. Кстати говоря, может быть, это не самое худшее, когда человек имеет какую-то позицию, и в силу этой позиции у него намечаются разногласия с губернаторами.

Насколько мне известно, господин Волков - это неплохой менеджер, человек с определенным опытом работы управленческой, и нам сегодня в партии нужен управленец, а не человек, который просто берет под козырек, если ему командует губернатор, как это часто бывает в случае с Советом Федерации.

Михаил Соколов: Ожидали Дмитрия Рогозина и Александра Попова в руководстве партии, в аппарате, однако они не появились.

Олег Морозов: Ну, это вопрос не ко мне, потому что все эти ожидания - это то, что придумала пресса, это то, что она растиражировала, и это то, что потом стало вроде бы фактором общественной жизни. В партии никогда ни тот, ни другой вопрос всерьез не обсуждался.

Михаил Соколов: Все расчеты партии власти, вашей партии, строятся на том, что вы должны выиграть думские выборы. Тем не менее, есть ощущение, что сейчас международная обстановка, в том числе, против вас. И не только международная обстановка, но, например, вот такая яркая антиамериканская пропаганда в связи с войной в Ираке на двух, как минимум, государственных телеканалах - тоже работает против вашей партии. Вы же не можете осуждать войну громче, чем это делает президент Путин.

Олег Морозов: Не далее как сегодня и вчера дважды показывали - сошлюсь на себя, любимого, - мое выступление по федеральным каналам, как раз вами названным, это были первый и второй каналы, где я давал оценку поведению США в Ираке, и не только в Ираке, а на Ближнем Востоке, и тем планам, которые американцы, похоже, намечают в связи с Ираном, Ливией, Сирией. И мои оценки были весьма жесткими, и они полностью соответствуют тому, что сегодня говорится в руководстве партии.

Путин - это человек, который связан определенными правилами поведения, как человек, который обличен государственной должностью, и его риторика, естественно, отличается от риторики, которую может позволить себе партия. Мы говорим гораздо резче и гораздо жестче, чем Путин, потому что мы считаем, что мы не связаны этими правилами, и мы имеем право говорить ровно так, как думает российский народ.

Михаил Соколов: Ну, на этом поле коммунисты, по-моему, выступают гораздо ярче, вам с ними трудно соревноваться. Вот и результаты опросов уже такие: они впереди на 10 процентов, по-моему. Такого разрыва давно не было.

Олег Морозов: Насчет опросов не буду комментировать, это вещь достаточно забавная. Что касается риторики, вы знаете, не очень уверен, что вы правы, потому что когда коммунисты вносили соответствующий проект постановления в Государственную Думу, фактически призывая объявить войну Америке и выступить на стороне Ирака, - вот это была абсолютно антинациональная и антинародная позиция.

Вообще, можете себе представить, что бы было, секундочку давайте подумаем, если бы действительно страна пошла по тому пути, который нарисовали коммунисты. Вот тогда это была бы действительно национальная катастрофа, и тогда бы, наверное, наши российские граждане были бы не на стороне КПРФ.

Мы выступали с позиции здравого смысла, с позиции международного права, с позиции осуждения США, но при этом мы не готовы сегодня бросить свою страну в пекло этой бойни.

Михаил Соколов: Все предыдущие партии власти, я скажу мягко, тихо "умерли", поскольку были предвыборными проектами с опорой на аппарат федеральной власти, на губернаторов. Потом люди приходили в Думу, и все разваливалось там - и НДР, и "Выбор России", да и "Единство" в том виде, в котором оно появилось в Думе, тоже не сильно дееспособной оказалось фракцией по части продуцирования законов и так далее. Что спасет "Единую Россию" от такой участи?

Олег Морозов: Нас спасать не надо, слава Богу, пускай спасаются другие. А вот ваши параллели не совсем корректны. Все организации, которые вы назвали, не были политическими партиями. Фактически они даже не имели индивидуального членства. За исключением "Единства", все остальные организации были сообществом организаций или каких-то граждан, которые не фиксировали свое членство. Я всегда так отвечаю на этот вопрос.

Кстати говоря, термин "партия власти" - это не наш термин, мы не считаем себя таковой и не являемся таковой.

Михаил Соколов: Пока.

Олег Морозов: Пока. И больше того, мы предпочитаем термин, если хотите, "правящая партия", если мы сможем получить большинство в Думе и влиять на формирование правительства.

Так вот, знаете, главный ответ на этот вопрос: когда формируется действительно массовая партия, а сегодня в партии 400 тысяч членов, более 400 тысяч членов, то партия начинает жить своей самостоятельной жизнью, она никак не связана с выборами. Выборы можно выиграть, можно проиграть, но нельзя взять и в одночасье ликвидировать партию, в которую пришли люди со своими идеями, целями, которые объединены какими-то задачами. Представьте себе, выборы состоялись, и мы говорим этим людям: вы знаете, ребята, мы тут немножко погорячились с привлечением вас в состав партии, вы давайте - идите, свои билеты положите и посидите где-нибудь отдельно. Вот эти люди нас сметут, потому что они приходили в партию совсем с другими целями.

Михаил Соколов: Бороться за власть.

Олег Морозов: Да, любая партия борется за власть. Она, даже если не получает этого, сохраняется для того, чтобы продолжать бороться за власть: за большинство в Государственной Думе, за мандаты на выборах региональных.

Кстати говоря, ведь сегодня, по закону, региональных партий нет. Если кто-то сегодня всерьез хочет бороться за власть на уровне региона, он должен опираться на какую-то партию. Пожалуйста, опирайтесь на другую, у вас есть к этому все основания, хотите - на КПРФ, хотите - на СПС. Но есть и "Единая Россия" как инструмент реализации ваших целей на уровне региона, на уровне городского собрания, на уровне местного самоуправления. У вас есть выбор.

Но уже партия существует как факт. Мы не одноразовый проект, мы не партия, созданная на одни выборы. Поэтому я полагаю, что в ближайшее время судьба НДР и других вот этих проектов, которые вы назвали, нам не грозит. Почему я сказал - в ближайшее время? Потому что я полагаю, что в ближайшее время политическая система России станет понятной, стабильной, устойчивой, по крайней мере - на несколько ближайших десятилетий.

Михаил Соколов: То есть - каждый министр покажет свой партбилет?

Олег Морозов: Ну, не сейчас, но надеюсь, что в ближайшем будущем - да, покажет.

Михаил Соколов: Многие политологи считают, что маятник политических настроений пошел налево. Готова ли это движение сдержать "Единая Россия"? И вообще, пошел ли туда маятник?

Олег Морозов: Вы знаете, очень трудно ответить на этот вопрос, потому что маятник общественных настроений, он все время в движении, сегодня он пошел, допустим, чуть влево, завтра он пошел чуть правее. Индикатор всегда - выборы. За два месяца до выборов прошлых никто не знал, что такое "Единство", - тем не менее, этот проект получил 23 процента голосов. Безусловно, на успех этого проекта "сработал" новый президент, президент Путин.

Михаил Соколов: Вы на это же рассчитываете и сейчас?

Олег Морозов: Нет, мы на это не рассчитываем. Наоборот, я всегда утверждаю и буду утверждать, что если мы будем нужны президенту меньше, чем он нам, тогда наша партия обречена на неудачу. Мы хотим, чтобы мы были нужны президенту действительно как реальная опора, как реальная массовая политическая организация. Мы рассчитываем на свой политический ресурс.

Мы рассчитываем на то, что общество сегодня созрело к пониманию того, что в очередной раз бросать Россию в пучину экспериментаторства, какого-то политического радикализма, - это означает просто поставить нашу страну на грань национальной катастрофы. Мы надеемся, что общество разделяет эту мысль. И поэтому мы рассчитываем на успех партии "Единая Россия" как партии стабильности и партии реформ, понятных гражданам.

Михаил Соколов: Спасибо. Гостем московской студии Радио Свобода был Олег Морозов, член генерального совета партии "Единая Россия", лидер группы "Регионы России" в Государственной Думе.

Вы слушали еженедельную программу Радио Свобода "Выборы-2003". В следующей нашей передаче 10 апреля мы поговорим о стратегических проблемах развития России.

XS
SM
MD
LG