Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памяти Сергея Юшенкова


Сергея Николаевича Юшенкова убили вечером 17 апреля. А 16-го во второй половине дня он, веселый, звонил, шутя звал на презентацию "Либеральной России": "Мишель, приходи". Вот теперь слушаю запись. Он на приеме в "Национале" шутит: мол, не принимайте всерьез Березовского в маске Путина.

Сергей Юшенков: Он заявляет, что - Владимир Владимирович Путин. Никто же это всерьез не воспринимает.

Михаил Соколов: Теперь уже не пойти к "Юше", чтобы переместиться из кабинета на диванчик в холле второго этажа или за кофе в думский буфет и поговорить о делах текущих. А знакомству нашему было уже лет 13, и началось оно в 1990 за столиком в буфете Белого дома, Верховного совета РСФСР, где лидер радикальных демократов веселил нас байками от имени депутата Егора Шукаева. Но днем 19 августа 1991-го именно подполковник Юшенков сагитировал и привел на защиту Белого дома танки, и в тоннель под Новым Арбатом, где горело "БМВ" и стреляли, он бросился одним из первых.

Мужества, открытости и верности идеалам свободы, доброты ему было не занимать.

Сергей Юшенков весной 1993 года - как первый заместитель руководителя Федерального информационного центра - координировал агитацию за победу на апрельском референдуме с его "да, да, нет, да". В ночь с 3 на 4 октября 1994 года именно Сергей Юшенков при мне убедил Егора Гайдара ехать на телевидение и призывать москвичей выходить к Моссовету. Эта демонстрация народной поддержки в момент колебания войска, не бравшегося за подавление мятежа, на самом деле спасла не Бориса Ельцина, а демократическое будущее России. Произошла ликвидация советской власти, принятие Конституции, прошли выборы в Думу, стали выборными губернаторы - все это последствия той ночи.

Сергей Юшенков агитировал за Конституцию, за блок "Выбор России", был избран в первую Думу и стал главой комитета по обороне. В декабре 1994 он вывез из дудаевского плена солдат и офицеров, завербованных госбезопасностью для провального переворота в Грозном. Он не завизировал ельцинский указ о начале чеченской войны, хотя прохвосты из Кремля подкупали его генеральским званием. А он выходил на митинги против войны. В "красной" Думе 1995-1999 Сергей Юшенков был одним из немногих последовательных демократов, создавал блок "Правое дело", потом - коалицию "Союз правых сил". Но вот в партию СПС уже не вошел.

10 февраля 2000 года, незадолго до выборов Владимира Путина в президенты, мы говорили с Сергеем Юшенковым об эскалации насилия в Чечне, о войне, о деле Андрея Бабицкого.

Сергей Юшенков: Я думаю, что это просто означает поворот от незрелого правового государства к вполне зрелому полицейскому государству. Ведь дело не только в Бабицком. Бабицкий - это как бы такое наиболее яркое проявление этой тенденции. Дело в том, что вообще Вооруженные силы применяются в Чечне вне правового режима, вне правового поля, в противоречии с Конституцией и российскими законами, я уже не говорю о противоречиях или, точнее, несоблюдении международных правовых норм, в частности - о защите, о безопасности мирного населения.

Это было и раньше, и в прежней кампании без нормальной правовой процедуры - применялись Вооруженные силы. Что имеется в виду под "нормальной правовой процедурой"? По закону и по Конституции, Вооруженные силы могут быть применены только на основе указа президента, который затем утверждается Советом Федерации. Ничего подобного ни в ту кампанию, ни в эту кампанию не было. Но в ту кампанию, тем не менее, не было такого хамского отношения и вообще ко всем гражданам, и в частности - к журналистам.

Сегодня, действительно, очень актуален вопрос - "ху из мистер Путин"? Так вот, с моей точки зрения, Путин - это наиболее типический представитель чиновничества. Он настолько типичен, что каждый чиновник почувствовал в нем своего вождя, человека, за которого каждый чиновник готов будет положить свой живот.

Вот к власти идет серая, безликая масса чиновничества. Ничего такого сверхъестественного не происходит, давайте вспомним Кафку "Процесс". В художественной литературе это все достаточно расписано, но и в истории мы знаем тьму примеров, когда именно класс бюрократии, класс чиновников с успехом заменял все институты демократического государства. То, что сейчас происходит, мне кажется, это выстраивание чиновников. Даже особого выстраивания не надо, они готовы, бегут, они давно ждали этого сигнала к завершению революции.

Эта революция сейчас уже фактически произошла, завершилась. Пришло чиновничество, которое не обременено никакими моральными ценностями, за исключением, может быть, двух принципов - с различными нюансами взаимопереходов между этими двумя принципами - "не сдавать своих" и "мочить чужих".

Не может претендовать Путин на роль Пиночета, ну хотя бы потому, что Пиночет сам взял власть, а Путину ее просто подарили. Это просто аппаратным путем - человек, оказавшийся на вершине власти. Это совершенно другая психология, это совершенно другой менталитет. Мало ли что, на чем он там воспитывался. Гитлер на Вагнере воспитывался и сам картины писал. Между прочим, абсолютно не пил, не курил и вообще был примерный, в этом отношении, человек. Не это определяет, а определяет, прежде всего, наличие каких-то идеологических устоявшихся убеждений. Этих убеждений у Путина нет, он - чиновник до мозга костей, представитель этой чиновничьей массы.

А что с оппозицией будет? Чиновничество, в принципе, устроено таким образом, что оно, в общем-то, нуждается в наличии какой-то карманной оппозиции, хотя бы для того, чтобы расправляться с неугодными чиновниками, для самозащиты, для самосохранения. Вот такая карманная оппозиция, но карманная не в смысле того, что она - "чего изволите", а в смысле пространства, я бы так сказал, и невозможности совершать ею маневры.

Поэтому реальной альтернативой сегодня Путину, я говорю, это только вот - избиратели. В конце концов, хватит нам избирать людей только по принципу "не было бы хуже". Надо, в конечном итоге, переламывать эту тенденцию, надо бороться за то, чтобы страной руководил тот человек, который хотя бы был предсказуем и который бы заботился действительно об интересах граждан, а не чиновничества. Вот если мы это поймем, тогда, в конечном итоге, будущее будет, скажем, не таким уж безоблачным, но по крайней мере, мы пойдем по пути хотя бы стран Восточной Европы. Было бы замечательно.

Михаил Соколов: Это было в феврале 2000 года. Взгляды Сергея Юшенкова на чеченскую войну, Путина, "Единство", поделившее Думу с Компартией, не менялись. В апреле 2000 года, оппонируя курсу Путина, Сергей Юшенков создает "Либеральную Россию". Сначала он говорил, что это - "запасной аэродром на случай, если комсомольцы Кириенко возьмут всю власть в "Союзе правых сил"".

С СПС, фактически поддержавшим властную вертикаль, институт полпредов, захват НТВ, - Сергей Юшенков все более расходился. В мае 2001 года он не стал вступать в партию. Активно участвовал в работе Демократического совещания, именно тогда мы с ним говорили о том, кто же такие демократы.

Сергей Юшенков: Что такое демократы? Демократы - это, прежде всего, те люди, которые считают, что для принятия важных решений необходимо соблюдать демократическую процедуру, необходимо, чтобы те решения, которые мы сегодня принимаем, соответствовали, в какой-то мере, мнению большинства граждан.

Я, конечно, предлагаю оппозицию. Я считаю, что Кремль сегодня фактически совершает антиконституционный переворот. Кремль уже давным-давно заявляет (и в доктринах это очень четко подтверждается), что высшей ценностью сегодня для нас являются интересы государства. В то время как в Конституции очень четко записано, что права и свободы граждан являются высшей ценностью. И мне представляется, что совершенно неразумна политика, связанная с тем, что эти шаги Кремля мы поддерживаем, а эти нет. Системный курс Кремля антиконституционен.

Михаил Соколов: Осенью Сергей Юшенков принял решение активизировать "Либеральную Россию" как самостоятельную силу. И в декабре 2001 года съезд движения принял решение о преобразовании его в самостоятельную партию.

Сергей Юшенков: Слава Богу, никто не претендует на нишу либеральной оппозиции и даже на аутентичные либерализму направления. "Яблоко" заявляет о том, что они ближе в своей идеологии подходят к социальному либерализму, - при этом, если рассматривать конкретные программные документы "Яблока", то это, видимо, действительно что-то среднее между социальным либерализмом и социал-демократией.

Что касается СПС, то СПС уже давно не ориентируется на либеральные ценности. В экономике они проповедуют концепцию чикагской школы, которая, кстати говоря, в Аргентине, вот это направление монетаризма, - потерпела крах. И, с точки зрения классического либерализма, чикагская школа никогда не рассматривалась как либеральная. Она, конечно, либеральная по отношению к марксизму, социализму, но, в общем-то, с классическим либерализмом мало что имеет общего, поскольку в основе этого направления в экономике лежит все-таки очень серьезное государственное вмешательство в экономику.

Я думаю, что мы, тем не менее, будем стремиться к объединению по тем направлениям, в которых у нас будут точки соприкосновения. И на выборах тоже.

Михаил Соколов: Насколько вы зависимы от Бориса Березовского сейчас - в финансировании, в своей политической линии?

Сергей Юшенков: Я бы поставил вопрос по-другому: насколько Борис Березовский зависим от нас?

Михаил Соколов: "Либеральная Россия" пошла на союз с Борисом Березовским.

Сергей Юшенков: Все прекрасно знают, что это очень эффективный бизнесмен и эффективный политик, и он это неоднократно доказывал, по крайней мере - в избирательной кампании Ельцина, где он принимал непосредственное активное участие, избирательной кампании того же "Единства", избирательной кампании, наконец, самого Путина. Сегодня могут действовать только те партии, которые имеют достаточные ресурсы - административные, финансовые или, по крайней мере, хотя бы один из этих ресурсов. Другие партии просто не в состоянии будут выжить. И ясно, что оппозиционную партию может поддерживать только оппозиционный капитал.

Михаил Соколов: Зимой 2002 года Сергей Юшенков, Владимир Головлев, Виктор Похмелкин и Юлий Рыбаков покинули фракцию СПС в Государственной Думе.

Сергей Юшенков: СПС - это филиал партии "Единство". Все прекрасно понимают, что СПС поддерживает нынешний курс правящей элиты. Это - принятие бюджета в четвертом чтении, так называемая судебная реформа. Поправки, за которые СПС проголосовал, они на самом деле означают ликвидацию независимости судей. И это мы уже, кстати говоря, просто увидели. Это - осуждение Пасько, это - ликвидация "ТВ-6". И, наконец, буквально первые дни нового года ознаменовались новым витком геноцида в Чечне. И в этой ситуации быть во фракции, которая фактически поддерживает этот курс на ликвидацию конституционных основ России, мы не можем.

Михаил Соколов: Сергей Николаевич, но Борис Немцов в последние дни гораздо более жестко выступает с критикой курса Владимира Путина.

Сергей Юшенков: В чем критика-то Немцова? Что не с того места берут кадры? Что власть совершила глупость по поводу ликвидации "ТВ-6"? У него нет понимания того, что это не глупость, у него нет понимания того, что речь идет не о просто замене "Н" на "М", а речь идет о стратегическом курсе. А вот стратегический курс он поддерживает, а стратегический курс - это полицейское государство.

Лидеры СПС как бы освещают, как бы показывают, что нынешняя власть, на самом деле - "человекообразная", там есть отдельные расхождения и так далее.

Михаил Соколов: А "Яблоко"?

Сергей Юшенков: С "Яблоком" все сложнее. С "Яблоком" по вопросам свободы слова, защиты прав человека, ситуации в Чечне - у нас как бы совпадают позиции. Но у нас есть очень серьезные расхождения, связанные и с экономической политикой. В частности, как известно, "Яблоко" поддержало бюджет полностью. А во взглядах, скажем, на формирование политической структуры в нашей стране "Яблоко", как известно, не только поддержало, но и активно принимало участие в разработке чудовищного закона о партиях.

Михаил Соколов: Они говорят, что они с вами не могут блокироваться, пока вас финансирует Березовский.

Сергей Юшенков: Известно отношение Запада к финансистам, которые финансируют СПС и "Яблоко". Они их просто не пускают в свои структуры. Могли бы мы ставить этот вопрос: "Ребята, кто вас финансирует? Вас финансируют бандиты". Нам говорят: "Вас финансирует Березовский". Да, но Березовский - "чист".

Михаил Соколов: Похоже, более всего власти беспокоила работа общественной комиссии по расследованию московских взрывов 1999 года, способствовавших началу чеченской войны и победе Владимира Путина на выборах. Сергей Юшенков привез из Лондона фильм "ФСБ взрывает Россию". О нем в марте 2002 года он и беседовал с Владимиром Бабуриным.

Сергей Юшенков: Это - действительно фильм, который ставит вопросы, что же произошло, в конечном итоге, в сентябре 1999 года, почему до сих пор не проведено объективное расследование, почему президент Путин не снял с должностей руководство ФСБ, которое, по крайней мере, в течение двух дней вводило общественность в заблуждение, в том числе и президента? И, в конце концов, почему у нас до сих пор не создана система общественного, и прежде всего - парламентского, контроля за деятельностью спецслужб?

Владимир Бабурин: И теперь - к самому фильму. Что вас в нем более всего убедило?

Сергей Юшенков: Дома в Москве, Волгодонске взрывались гексогеном. Об этом руководство ФСБ неоднократно заявляло. Странным образом подготовка взрывов домов тоже осуществлялась гексогеном, хотя потом... Да, и кстати говоря, в первый день руководство страны заявляло, что предотвращен теракт, и только когда рязанские оперативники вышли на след тех, кто закладывал эти взрывчатые вещества в доме в Рязани. Вдруг Патрушев объявил, что это были учения, и тем самым предотвратил арест и задержание тех людей, которые закладывали эти мешки с гексогеном.

Сбивчивые, лживые комментарии представителей ФСБ меня убедили, по крайней мере, в том, что ФСБ что-то скрывает. Предположим, что это действительно были учения. Простите, на основании каких законодательных документов? Они сказали, что это - закон об оперативно-розыскной деятельности. Вы прочитайте этот закон, там ни слова нет об учениях. Они даже подготовились: гражданская оборона может учения проводить. Но там совершенно другие требования, там оповещается население.

Предположим, что это не взрыв готовился, а действительно проводились учения. Почему они проводились в такой форме? Почему огромная часть жителей провела ночь вне стен своего дома, в кинотеатре? Почему тогдашний руководитель ФСБ Сергеев говорил жителям: "Вы можете считать, что это у вас сегодня второй день рождения"?

22-го - неудавшаяся попытка взрыва дома в Рязани. 23-го сентября - секретный указ президента о начале боевых действий в Чечне. Премьер-министр Путин заявляет о том, что террористов надо будет "мочить" во всех местах, что называется. Далее российские политики все в один голос стали вопить, все стали говорить, что Путин - это тот человек, который должен возглавить эту операцию, и вообще большую часть полномочий ему нужно передать. Тут сразу произошла некая такая консолидация так называемой политической элиты, которая стала заявлять, что в Чечне возрождается российская армия.

Понятно, что это выгодно было, прежде всего, Путину, который на тот момент имел рейтинг на уровне 5-6 процентов, а после этого сразу вдруг он пошел резко, что называется, вверх и стал недосягаем для любых других конкурентов в борьбе за президентское кресло. Выгоду получил, прежде всего, Путин. И спецслужбы. Спецслужбы пыжатся доказать свою нужность и все окутывают мраком тайны. И в этом мраке тайны они действуют, абсолютно не оглядываясь никак на закон, действуют теми же методами, которыми действовало КГБ, то есть совершают цепь преступлений, подлогов, шантажа, убийств, рэкетом занимаются - вот что сегодня должно волновать общество.

Михаил Соколов: В мае того же года Сергей Юшенков, после взрыва в Каспийске, призвал к отставке главы Федеральной службы безопасности Николая Патрушева.

Сергей Юшенков: В Каспийске не была обеспечена безопасность граждан во время - тем более! - массового мероприятия. Это их прямая обязанность, спецслужб, и Патрушев за неумение организовать работу своих подчиненных должен просто уйти в отставку. Во-вторых, Патрушев неоднократно заявлял, что найдены виновники взрывов и в Волгодонске, и в Москве, и что в Рязани проводились учения по подрыву. И до сих пор мы так и не получили никаких ответов на то, кто же, в конечном итоге, взорвал эти дома, кто должен понести за это ответственность. И тот же самый вопрос - почему спецслужбы снова проморгали такие чудовищные террористические акты?

И мы знаем о том, что спецслужбы проявляют необычную, я бы сказал, такую агрессивную попытку демонстрировать, имитировать свою деятельность - это всевозможные дела Пасько, Сутягина, шпиономания такая вот, как бы они действительно что-то такое делают.

Спецслужбы должны быть реформированы. У нас все реформировали, за исключением этих структур, которые просто переименовали. Выделялись какие-то структуры, но, по сути своей, они остались теми же, что и были во времена Советского Союза. Как был КГБ, так и остался КГБ фактически, только разделенный на несколько ведомств. И мы предлагаем создать рабочую группу президенту из представителей администрации президента, правительства, Федерального собрания - для разработки концепции по реформированию спецслужб.

Конечно же, должно быть предусмотрено и создание системы гражданского контроля, прежде всего - парламентского, должна быть предусмотрена открытость, максимально возможная, конечно. Я понимаю, что не все статьи могут быть открыты, но максимально возможная открытость спецслужб. Самая большая доля денег уходит, например, на Федеральную службу охраны, но мы не понимаем, куда они тратятся, на что они тратятся.

Почему до сих пор система не может эффективно бороться с террористами? Почему не могут бороться вот с этими бандитами, явными отморозками? Я полагаю, что просто по совокупности всех этих вот фактов, о которых я говорил, Патрушев, конечно, должен быть отправлен в отставку. Но это - не цель. Цель все-таки - реформирование спецслужб.

Михаил Соколов: Это было до теракта в Москве. И уйди гэбист в отставку в 2002 году, не было бы, может быть, "Норд-Оста". В своем отношении к спецслужбам в нынешнем их состоянии Сергей был абсолютно последовательным. И уже в 2003 году, после очередной перетряски, воссоединения ФСБ с ФАПСИ и пограничными войсками, Сергей Юшенков делал такой вывод.

Сергей Юшенков: Воссоздается фактически КГБ в том виде, в котором он был во времена Советского Союза, только гораздо с большими возможностями, потому что есть определенный механизм, позволяющий этим структурам без каких-либо изменений в законе ограничивать права и свободы граждан. А эти преобразования происходят сейчас, в предвыборный год, государство стремится взять под контроль своих граждан.

Михаил Соколов: С большим скепсисом Сергей Юшенков относился и к Генеральной прокуратуре, выполнявшей политические заказы Кремля - и в случае НТВ, и в попытке осенью 2001 года арестовать его коллегу по Думе Владимира Головлева.

Сергей Юшенков: Ни одно дело, которое заводила Генеральная прокуратура, так и не было доведено до конца. Обращает на себя внимание тот факт, что как раз преследованию подвергаются те люди, которые открыто не согласны с позицией верховной власти. Генеральная прокуратура сегодня действительно превращается в своего рода орудие политического преследования.

Михаил Соколов: Владимир Головлев убит в августе 2002 года. А теперь Генпрокуратура ведет следствие по делу о гибели Сергея Юшенкова, и отнюдь не по статье об убийстве политического деятеля, а ее сотрудники методично "сливают" в прессу дезинформацию.

По мере приближения к выборам 2003 года отношения либералов с властью то обострялись, то нажим ослабевал. Но постепенно осложнилась совместная деятельность с Борисом Березовским, тот решил взять власть в клещи: справа Кремль должна была атаковать "Либеральная Россия", слева - коммунисты. Неутомимый Борис Березовский начал переговоры с Александром Прохановым и опубликовал интервью в газете "Завтра". Скандал. От противоестественного союза с левыми Сергей Юшенков отказался. Бориса Березовского в октябре 2002 года политсовет партии исключил из рядов "Либеральной России".

Сергей Николаевич, что должен был бы сделать Борис Березовский, чтобы вы, ваша партия смогли восстановить с ним прежние отношения?

Сергей Юшенков: Неожиданный такой вопрос, мне даже трудно сказать, что он мог бы сделать. Если я скажу, что он ничего не может сделать для того, чтобы восстановить отношения, значит, я как бы нарушаю заповеди, о которых он так прекрасно говорил в том же интервью Проханову, то есть лишаю человека возможности покаяться. Я думаю, что в ближайшее время ничего он не может такого сделать, потому что мгновенно мировоззрение не меняется.

Я очень четко делал анализ наших взглядов, что процентов на 80 они совпадают, что они расходятся по вопросам отношений к так называемому "национально-государственному устройству России". Он предлагает устроить Россию по национальному признаку, что для нас неприемлемо.

Далее, его отношение к патриотизму. Не содержательная часть как такового патриотизма имелась в виду. Здесь, когда начинаешь расшифровывать, что понимается под патриотом, я думаю, что вряд ли будут здесь какие-то существенные разногласия между нами. Мы все патриоты - в смысле того, что мечтаем о том, чтобы каждому человеку в нашей стране жилось хорошо, чтобы права и свободы личности действительно были здесь не пустым звуком. А речь идет о том, что в нашей стране понятие патриотизма и вообще само название патриотических сил приватизировано антилиберальными силами и даже, я бы сказал, наиболее оголтелой частью этих национал-патриотических сил - шовинистами, антисемитами, скинхедами; даже такими, маргинальными, в том числе, направлениями. Но это наиболее воинственная часть на самом деле, это наиболее опасная часть.

И, конечно, говорить в этих условиях не просто о перековке патриотов в либералов, не просто либералов в патриотов как бы, как образно выражался тот же Борис Абрамович, а говорить о союзе с этими патриотическими силами - это просто не понимать контекста современной политической жизни в нашей стране. Но ладно бы речь шла только о понимании, но это, фактически, дискредитация либерального движения и демократического движения в целом. С таким патриотизмом повенчать либерализм невозможно.

Я понимаю, может быть, Борис Абрамович как натура творческая, может быть, даже где-то - поэтическая, может быть, в его голове остаются какие-то строки еще от Есенина:
"Розу белую с черной жабой я хотел на земле повенчать.
Пусть не вышли, не сбылись помыслы розовых дней,
Но коль черти в душе гнездились,
Значит, ангелы жили в ней".

Но к политике, к реальной политике это не имеет никакого отношения или это имеет очень косвенное отношение. Тем более что на самом деле исторические примеры свидетельствуют как бы об обратном. Объединение неолибералов и нацистов, национал-коммунистов было возможным, объединение либералов с коммунистами против национал-коммунистов - вот такие союзы были в истории. Наоборот союзов не было нигде, ни в какой стране.

Мы долго говорили с Борисом Абрамовичем на эти темы, это же не вдруг возникло. Мы не хотим сводить проблему нашей оппозиционности только к персоне. Если мы говорим об оппозиции именно системе власти, которая формируется, здесь для нас не могут быть коммунисты союзниками, и национал-патриоты - тем более. Да потому, что многие установки коммунистов и национал-патриотов сегодня этой властью воплощаются в жизнь, и наиболее худшие, наиболее чудовищные черты этого режима поддерживаются и коммунистами, и национал-патриотами!

И вы хотите, чтобы мы объединились для того, чтобы создать наш режим власти в стране, еще более чудовищный? Ну уж, извольте, определитесь, господин Березовский, - с кем вы.

Он определился - он с Прохановым. У меня создалось такое впечатление, что он думает, что на самом деле деньги решают все, деньги определяют. Я думаю, что в этом вопросе он глубоко заблуждается.

Михаил Соколов: Все права на партийный лейбл были у основателей "Либеральной России" Сергея Юшенкова и Виктора Похмелкина, их легитимность признавало и Министерство юстиции. А о попытках Березовского развалить легальную "Либеральную Россию" Юшенков отзывался с сердитой иронией.

Сергей Юшенков: 22 члена политсовета из 27, и 40 руководителей региональных отделений, и в полном составе Центральная контрольно-ревизионная комиссия - не называют этот съезд "съездом", а называют его "собранием политических бомжей".

Михаил Соколов: Ссоры демократов не радовали Сергея Юшенкова, как и последние события. Борьбе против войны в Чечне депутат Думы отдал почти 9 лет, а до мира было так далеко.

Сергей Юшенков: Референдум в Чечне - профанация. Если бы можно было с помощью этой профанации действительно решить насущные проблемы в самой Чечне (по крайней мере, остановить боевые действия), то, наверное, можно было бы даже закрыть глаза на то, что в ходе боевых действий референдумы не проводят. Результатом референдума может стать дальнейшее усиление боевых столкновений между боевиками, сепаратистами и федеральными войсками.

Михаил Соколов: Расстроила Сергея Николаевича и чудовищная продажность столичной прессы. Каждое утро он доставал пачку газет, надевал очки, начинал читать - и я его часто заставал отбрасывающим газету в сторону. У него было много приятелей среди журналистов, их привлекала его открытость. А Сергея Юшенкова разные бойкие "ростовцевы" расстраивали. "Прибегут, напишут совсем не то, что я говорил", - сетовал Сергей. Я обычно объяснял ему, что у публицистов профессия иная, ну вроде как "заказушники".

И все же Сергей Юшенков был последовательным защитником свободы слова, в ее американском понимании. Когда власти организовали закрытие НТВ, он был возмущен лицемерной позицией "Союза правых сил", рассуждениями о хозяйственном споре, после которого канал, правда, оказался под управлением близких к СПС Коха и Йордана. Шоком для Сергея Юшенкова было и закрытие "ТВ-6".

Сергей Юшенков: Закрытие канала "ТВ-6" является просто акцией устрашения лживой, трусливой, жестокой власти, которая так неуклюже стремится воплотить в жизнь пресловутую доктрину информационной безопасности. И получается у нее точно так, как это получалось в сказке Салтыкова-Щедрина "Медведь на воеводстве", где для установления порядка в лесу был назначен воеводой медведь. И медведь ломал голову: что же такое нужно сделать? - Нужно осуществить большое кровопролитие. И вот за размышлениями о том, как осуществить это большое кровопролитие, ему попался чижик докучливый, которого он прямо и слопал. И, естественно, весь лес потом был возмущен, все жители леса, и все кричали: "Дурак, зачем чижика слопал?". Вот мне кажется, что ситуация просто аналогичная. Так и хочется сказать нынешней власти: "Дура, зачем "ТВ-6" слопала?".

Ситуация как раз складывается таким образом, что после закрытия средств массовой информации власть вынуждена будет идти на более жесткие меры - сажать в лагеря, стрелять. Видимо, такова логика, вообще-то, полицейско-бюрократических режимов. Виноваты мы сами, мы позволяем этой власти измываться над нами.

Благополучие граждан сегодня зависит от цен на нефть, и это мало кем оспаривается. А то, что реально благополучие зависит от наличия свободы в обществе, это осознается очень немногими. И если даже цены будут падать, но у вас будет свобода, значит, все будет нормально и с точки зрения материального благополучия. Вот такую зависимость, к сожалению, видят очень немногие. И как только цены на нефть упадут, вот тут-то как раз и понадобится власти послушная пресса, послушные журналисты.

Союз России с Западом сегодня носит лицемерный характер. Он связан только лишь с оправданием бойни в Чечне. Россия стремится доказать Западу, что она борется с терроризмом в Чечне, на самом деле осуществляя массовые убийства мирного населения. И точно этим же занимаются сегодня США в Афганистане. И конечно, к сожалению, западные страны почти не видят разницы между тем, что происходит в Афганистане и в Чечне. Прозрение, в общем-то, на самом деле медленно на Западе происходит.

И уже все прекрасно понимают, что просто заявлять, просто говорить о поддержке антитеррористической операции и даже принимать в ней участие уже недостаточно. Нужно, чтобы были реальные шаги по направлению к сближению с Западом. Это не просто заявления о том, что мы готовы вступить в НАТО, а надо реально делать то, чтобы действительно быть союзником НАТО. Это - надо проводить открытую военную политику, то есть должен быть открыт военный бюджет, должна быть установлена система гражданского контроля - и много чего еще из того, что в России не только не делается, но, наоборот, осуществляется возвращение к временам Советского Союза.

Михаил Соколов: Очень волновали Сергея Юшенкова вещи символические. Остро прореагировал он на попытку вернуть на Лубянку памятник палачу - Дзержинскому.

Сергей Юшенков: Мы, естественно, выступим с резолюцией против восстановления памятника Дзержинскому и поддержим акцию "Яблока" в отношении установления на Лубянской площади памятника жертвам политических репрессий.

Михаил Соколов: Навязанный стране сталинский гимн Юшенков не признавал, а когда "гимнюк" Михалков написал на музыку Александрова новый текст, Сергей Юшенков официально внес в Государственную Думу как депутатскую альтернативу текст Владимира Войновича.

- К свободному рынку от жизни хреновой,
Спустившись с вершин коммунизма, народ
Под флагом трехцветным, с орлом двухголовым
И гимном советским шагает вразлет.

Михаил Соколов: В беседе с Владимиром Бабуриным Сергей Юшенков объяснял свою инициативу так:

Сергей Юшенков: С моей точки зрения, слова Владимира Войновича в большей степени соответствуют тем реальностям, которые сегодня есть в нашей стране, они отражают историю страны. Некоторые говорят, что это написано с чувством юмора, ну а жизнь, она без юмора и не бывает. А разве не юмор, когда принимают в качестве гимна музыку Александрова, которая была написана как гимн большевиков, и к тому же уже доподлинно известно, что это, фактически, музыка, которая является плагиатом немецкого композитора, потом одного русского композитора? Разве серьезно шло обсуждение этого гимна и вообще символики российской?

Очевидно, что это был такой диктат со стороны Кремля. В данном случае, диктат этот очень нравился коммунистической фракции, она вообще уже давно является по отношению к Кремлю лояльной фракцией. И они, с помощью большинства, подавили голос меньшинства, он не звучал в Государственной Думе. Мы не выносили тогда альтернативных законопроектов, просто не успели.

В данном случае, такая возможность есть. Мы внесли (вот я внес) альтернативный законопроект. Мы с Владимиром Николаевичем говорили на эту тему, он дал согласие, чтобы я действительно мог внести его слова в качестве альтернативы словам Михалкова. Я полагаю, что кто-то должен был сказать голос протеста против и этих слов, и этой музыки, и вообще против такого порядка навязывания в Государственной Думе соответствующих законопроектов.

Владимир Бабурин: Есть смысл копья ломать?

Сергей Юшенков: Да, конечно, всегда он есть. Быть в положении людей, которые ждут, когда придет верховный начальник и скажет: вот я знаю, как надо поступать, поступайте так, как я вам скажу, - я не хочу.

Михаил Соколов: Еще одна история. Не так уж давно, этой зимой, Сергей загадочно увел меня в буфет обсудить важную тему: он собирается предложить Думе перенести День защитника отечества. Я согласился - правда, указав: в ночь с 23 на 24 генерал Корнилов ушел в легендарный ледовый поход. Что же лучше, интересовался Сережа, победа под Полтавой или день Бородина. Сошлись на Бородине. Полтава осталась на Украине, а тут хоть и не победа, зато славы много, да и французы не обидятся.

О датах в истории с Сергеем Юшенковым беседовал Владимир Бабурин.

Сергей Юшенков: Вы уже сказали о том, что 23 февраля - в общем-то, это день позора. Кстати говоря, тот же Ленин называл сообщения с фронта из-под Нарвы "мучительно позорными сообщениями". И 23 февраля, когда матросы Дыбенко под Нарвой просто нашли цистерну со спиртом и просто самым элементарным образом мертвецки напились, конечно, никакого боя там реально не было. Ведь именно поражение 23 февраля (фактически без всякого сопротивления были захвачены Псков и та же Нарва), именно в ночь с 23 на 24 февраля большевики вынуждены были принять условия мира от кайзеровской Германии, еще более позорные и унизительные, чем те, которые отказывался подписывать Троцкий 18 февраля, бросив ту самую знаменитую фразу, лозунг: "Ни войны, ни мира, а армию - распустить".

А вы знаете, что в законе написано? Что это - "день воинской славы". Ну, это уже совсем бред. Вообще никакой близко даже даты нет, чтобы это можно было назвать действительно днем воинской славы. Давайте, действительно, отойдем от этих мифов. Я понимаю, что очень трудно как-то переломить уже сложившиеся обычаи, сложившиеся традиции, но ведь у нас истина-то не в почете, у нас правду не любят, нам "дороже всяких истин нас возвышающий обман". Правда, это не возвышающий абсолютно обман, это унижающий обман.

Владимир Бабурин: Как вы полагаете, день Святого Георгия?

Сергей Юшенков: Ну, можно выбрать и день Святого Георгия, можно выбрать любую другую дату. Можно и 23 февраля, кстати говоря. Если уже брать "белое движение", то это, в общем-то, ледовый поход Корнилова. Так что, в определенном смысле, 23 февраля - это, в общем-то, белогвардейский праздник, это было действительно некое историческое событие, в отличие от Красной армии. Но понятно, что никто не вкладывает в 23 февраля именно этот смысл.

Для меня такая дата - 7 или 8 сентября, день Бородинской битвы, а по старому стилю это - Куликовская битва. Вполне, по-моему, приемлемая дата.

Михаил Соколов: Сергей был и патриотом, и антикоммунистом, и западником последовательным. Нос по ветру, как флюгеры-государственники, не держал. Предсказывал свержение режима Милошевича в Сербии, был абсолютно уверен в разгроме талибов и во время войны в Ираке выступал за свержение диктатуры, против безумного саддамолюбия думских нефтяных лоббистов, опозоривших Россию.

Мой последний с Сергеем разговор под запись был как раз об Ираке.

Сергей Юшенков: Есть одно очень емкое слово в русском языке, которое называется "бред сивой кобылы". А то, что сейчас творится в Государственной Думе, это даже не соответствует традиционно антиамериканским настроениям в нашей стране. Если сравнить митинги протеста в России и в тех же США, то, как говорят в Одессе, это "две большие разницы". То, что Россия сегодня открыто выступает в поддержку режима Саддама Хусейна, свидетельствует об истинных намерениях нынешнего режима в Кремле во внешнеполитической области.

Причем, даже логически это очень трудно объяснить. Режим Ирака - и напрямую, и опосредованно - поддерживает боевиков в Чечне. Казалось бы, Россия должна вместе с США устранить один из внешних источников, который поддерживает сепаратистское движение в Чечне. Увы, в этом смысле Россия, по-моему, поступает недальновидно.

Мне кажется, что Россия сегодня должна была бы быть вместе с США и Великобританией, как это было и в годы Второй мировой войны, и в конечном итоге вспомнить об уроках истории. Тот же 1938 год, когда западные страны не проявили дальнозоркость, проявили близорукость, фактически не приняв соответствующие решения в Мюнхене, развязали руки Гитлеру, и это привело к чудовищным потерям, ко Второй мировой войне это все привело. И мы помним, что в конечном итоге потерял в целом мир.

Вот думаю, что США сегодня проявили мужество, взяли на себя ответственность и действительно низложили этот диктаторский режим, можно уже так говорить, в Ираке, тем самым отодвинули возможную угрозу со стороны Саддама Хусейна всему миру, в том числе и России. Наш самый точный национальный интерес в этом вопросе, по-моему, состоит именно в том, чтобы быть на стороне тех сил, которые воюют со злом, а зло сегодня - это, конечно же, Саддам Хусейн и те режимы, которые существуют примерно таким же образом, каким существовал режим Саддама Хусейна.

Михаил Соколов: Последней политической думской акцией стала попытка Сергея, вопреки мнению Кремля, смягчить закон о гражданстве - с тем, чтобы легализовать находящихся в России выходцев из стран СНГ. "Левым" и "правым" не хватило нескольких голосов.

Последняя идея Сергея Юшенкова - это опрос-праймериз под названием "Это - мой кандидат". Избиратели формируют снизу демократический список на выборы.

Сергей Юшенков: Я предлагаю действительно разорвать вот этот вот порочный круг зависимости от назначенцев в демократическом движении, технократов, пройти испытание, прежде чем быть включенным в список, пройти вот это голосование.

Михаил Соколов: Позже нашлись люди, которые профинансировали публикацию объявлений во всех российских газетах и пообещали оплатить призы победителям. Сергей Юшенков был, в общем, доволен.

Сергей Юшенков: Мы нашли группу спонсоров, которые, в общем-то, выразили свою готовность профинансировать не только публикацию в этих газетах, но и установили даже денежные призы для тех, кто пришлет эти анкеты. Какие-то определенные возможности, что называется, расшевелить демократически ориентированного избирателя сейчас имеются.

Будут приходить письма с этими предложениями. Создана уже наблюдательная комиссия, которую возглавляет Рыбкин Иван Петрович, и мы будем осуществлять этот подсчет голосов после того, как будет завершен прием этих почтовых отправлений. До 1 мая можно направлять свои предложения, потом будут подведены итоги. По итогам этих первичных выборов, мне кажется, и будет сформирована та часть федерального списка, которому больше доверяют избиратели.

Михаил Соколов: С другой стороны, Сергей был расстроен тем, что агентство, выполнявшее заказ фонда Ивана Рыбкина, сделало блеклую публикацию, и только в "Аргументах и Фактах" он лично исполнил все красиво, ярко, с фотографиями. На 24 апреля было намечено подведение итогов первого этапа опроса-исследования. Об этом Сергей Николаевич Юшенков рассказывал на последней пресс-конференции 17 апреля, на которой побывала наш корреспондент Лиля Пальвелева.

Сергей Юшенков: Присылают письма граждане; около 10 тысяч на данный момент прислано. Мы намерены вести переговоры со всеми другими демократическими партиями по созданию такого единого блока. Уже непосредственно проект проведения первичных выборов будет рассматриваться где-то в конце мая.

СПС, на уровне своего представителя, наблюдателя - принимает участие. Представители "Яблока" не принимают участие, но они говорят о том, что они вернутся к этому вопросу позднее, ближе к выборам.

Михаил Соколов: Сейчас рассуждают о том, что Юшенков якобы собирался воссоединить "Либеральную Россию" с группой бывших членов партии, лояльных Березовскому. Думаю, врут. Наоборот, на той пресс-конференции он заявил, что на присваивающих партийный лейбл "подберезовиков" подадут в суд.

Мне Юшенков рассказывал о переговорах с Михаилом Прусаком о создании как фактора давления на правых и "Яблоко" блока "Движения автомобилистов России", "Либеральной России" и "Республиканской партии Федорова-Лысенко". На это он намекнул и на последней пресс-конференции.

Сергей Юшенков: Говорить о том, кто непосредственно будет участниками второго этапа, преждевременно. Второй этап будут проводить те политические партии, которые захотят действительно идти в блоке. Можно приоткрыть, наверное, какой-то небольшой секрет... но не нужно. Не нужно, потому что на самом деле у нас ведутся очень серьезные, интенсивные переговоры с различными политическими партиями, и в принципе, сейчас намечается некий блок. И этот блок в конце мая, видимо, будет сформирован.

Михаил Соколов: Дальнейшее известно уже посекундно: Дума, чашка кофе с журналистами, путь в Тушино, звонки из машины - и подонок, стрелявший в спину. Все.

Один думский гад, из числа политических пресмыкающихся, на всю страну заявил: "У нас в России за политику не убивают". Именно за политику убили Сергея Юшенкова. И показательно, что правящая исполнительная власть "блистательно отсутствовала" на похоронах своего оппонента. Для зачтения кремлевской телеграммы с соболезнованиями не нашлось, как положено по протоколу, даже президентского клерка.

Слишком многое сошлось. Постоянная и последовательная оппозиционность Сергея Юшенкова нелиберальному и недемократичному плюс расследование чудовищных и до сих пор властью не объясненных преступлений. Сергей Юшенков считал власть причастной если не к взрывам 1999-го, то уж точно - в сокрытии важной о них информации. Сергей собирался расследовать и "Норд-Ост", задаваясь вопросом, почему уничтожены все террористы - допрашивать некого, концы в воду.

А еще он был абсолютно незапятнанным, в отличие от многих правых и либералов, не был скомпрометирован ни участием в приватизации, ни кремлевскими чаепитиями с последующим торгом с властью. Разменов не было ни в поздне-ельцинские, ни в путинские времена. Вдобавок полковник Юшенков прекрасно понимал психологию военной касты.

Очень дальновидные люди, умеющие считать на десятки ходов вперед, говорили, что в случае системного политического кризиса правящей в России олигархии Сергей Юшенков имел все задатки потенциального либерального политического лидера, харизматика, способного возглавить протестное демократическое движение. Русского Джинджича, способного повести Россию на Запад, в Европу. За эту набиравшуюся силу и убили. Это был выстрел в будущее России, по всей совокупности причин.

А теперь Сергей Юшенков похоронен недалеко от ребят из августа 1991-го и рядом с детьми, жертвами "Норд-Оста". Был человек, наш друг. Теперь он - символ пока не состоявшейся в России чистой и честной демократии, тонущей в сумраке ненависти и злобы.

Вы слушали специальный выпуск программы "Выборы-2003" памяти Сергея Юшенкова. Авторы передачи Владимир Бабурин и Михаил Соколов и продюсер Олег Львов приносят соболезнования жене Сергея Николаевича Юшенкова Валентине, детям, Алексею и Елене, и всем друзьям погибшего.

XS
SM
MD
LG