Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Григорий Явлинский - за отставку правительства Михаила Касьянова




"Ну, наконец-то" - можно сказать после того, как журналист газеты "Время-МН" Константин Катанян обратился с запросом в Конституционный суд, оспаривая ряд положений закона о гарантиях избирательных прав граждан.

Еще месяц назад я констатировал, что пострадавшие от выборных репрессий авторы и издания в высшую судебную инстанцию почему-то не обращаются.

Катанян справедливо указывает, что законодатель лишил большинство граждан России права на предвыборную агитацию в прессе, фактически отдав ее лишь зарегистрированным кандидатам и их представителям. Этим он нарушил конституционное право народа на осуществление своей власти, выражением которой является участие в свободных выборах и референдуме. По его мнению, понятие "агитация" в законе необоснованно расширено. Константин Катанян считает, что закон нарушает право граждан на свободу мысли и слова и право на свободное получение и распространение информации.

Приятно признавать собственную ошибку. Тезис - "в России ныне не склонны бороться за права, аналогичные американской первой поправке в Конституции - свобода слова" - не может быть ограниченно дезавуирован коллегой. Осталось только главное: Конституционный суд обязан рассмотреть этот иск без обычной волокиты, во внеочередном порядке, до выборов 2003, а не 2007 года.

Подведены окончательные итоги выборов Совета народных депутатов Кемеровской области. Из Кузбасса сообщает Наталья Гузева.

Наталья Гузева: На выборах в областной Совет народных депутатов Кемеровской области, которые состоялись 20 апреля, абсолютную победу одержал блок "Служу Кузбассу". Все 34 кандидата от названного блока шли на выборы при поддержке кемеровского губернатора Амана Тулеева. Обладатель 35-го мандата, член СПС Олег Матюшенко, являлся депутатом Облсовета предыдущего созыва и негласно получил одобрение власти. Впервые областной парламент на 100 процентов состоит из одобренных губернатором.

Довольно высок уровень протестного голосования. В графе "против всех" поставили значок в среднем 17,6 процента проголосовавших.

Несмотря на проигрыш, кемеровское отделение СПС неплохо зарекомендовало себя на минувших выборах. Рассказывает социолог Игорь Бельчик.

Игорь Бельчик: Четко видно появление новой силы в Кузбассе. Они показали, что СПС имеет силу и претендует реально на управление регионом.

Наталья Гузева: Отдельного внимания заслуживает поведение официального телеканала ГТРК "Кузбасс". Председатель избирательной комиссии Кемеровской области Евгений Розыграев особо подчеркнул, что нареканий от кандидатов на ГТРК не поступало. Тем не менее, заявления о нарушениях были. По решению прокуратуры, двум кандидатам даже было предоставлено время для опровержения.

Социолог Игорь Бельчик считает, что победа на выборах блока "Служу Кузбассу" есть личная победа Тулеева.

Игорь Бельчик: У нас есть на самом деле один политик. Так и есть, то есть - объективность. Других нет политиков. И тут можно его ругать, можно не ругать, но есть один способный что-то делать политик, вот он все и делает. То есть, он и побеждает поэтому.

Михаил Соколов: Из Кемерово сообщала Наталья Гузева.

Очистка избирательного поля перед осенними губернаторскими выборами происходит сразу в нескольких российских регионах. В Ленинградской области продолжается подготовка к сентябрьским губернаторским выборам.

Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Кампания по выборам губернатора Ленинградской области, которые должны состояться в сентябре 2003 года, фактически стартовала 2 апреля, когда 9 из 14 членов областной избирательной комиссии неожиданно выразили недоверие действующему главе облизбиркома Владимиру Пылину и отправили его в отставку. На должность председателя окружного комитета был избран заместитель Владимира Пылина Владимир Журавлев. По мнению экспертов, Владимир Пылин не входил в число сторонников губернатора Ленинградской области Валерия Сердюкова.

22 апреля после нескольких неудачных попыток с поста спикера областного парламента был смещен Виталий Климов, за его уход проголосовали 39 из 50 депутатов. Инициатор отставки, депутат и лесопромышленник Дамир Шадаев, по мнению наблюдателей, представляющий в областном парламенте интересы известного предпринимателя Александра Сабадаша, объяснил это неспособностью Виталия Климова исполнять свои обязанности в новых условиях.

Дамир Шадаев: Виталий Климов использует старые методы работы партийной номенклатуры. Он не отошел от социалистического принципа руководства, когда было единоначалие и волюнтаристский подход к организации деятельности таких органов, как законодательное собрание, представительных органов.

Дмитрий Казнин: Сразу после смещения с должности Виталий Климов заявил, что его отставка - политический вопрос. Его имя связывают с бывшим губернатором области Вадимом Густовым. Якобы нынешний губернатор Валерий Сердюков начал борьбу за пост с зачистки значимых фигур в областной политике.

До последнего времени Валерию Сердюкову удавалось не вступать в открытые противоречия с влиятельными силами в области. Это касалось и предпринимателя Александра Сабодаша, с которым у действующего губернатора всегда были непростые отношения, и федерального центра, который представлен в области главным федеральным инспектором Николаем Седых, а также фракцией "Диалог" в Законодательном собрании Ленинградской области. Сейчас ситуация изменилась, началась открытая политическая борьба. 29 апреля в областном парламенте произошел окончательный раскол. Обсуждая возможность выбора нового спикера, депутаты не смогли договориться, и часть из них демонстративно покинула зал. Сами депутаты по-разному оценивают все эти события. Депутат Валентин Загурдаев видит во всем не только политическую подоплеку.

Валентин Загурдаев: Сегодня формируется определенная команда, определенные силы в законодательном собрании, чтобы на выборах уже от законодательного события был какой-то кандидат в губернаторы. И там стоят еще и интересы определенного круга депутатов, которые занимаются крупным бизнесом в Ленинградской области.

Дмитрий Казнин: Председатель комиссии по законности и правопорядку Законодательного собрания Ленинградской области Олег Петров считает, что речь идет о переделе сфер влияния внутри парламента в преддверии выборов всех уровней.

Олег Петров: Определенным группам сегодня действительно надо расколоть законодательное собрание, так как за каждым из нас 25 тысяч избирателей, и естественно, к нам, как к депутатам, прислушиваются на местах, и мы сила в преддверии будущих губернаторских выборов и политических баталий и в Госдуму, и даже президентских выборов.

Дмитрий Казнин: Но большинство депутатов независимо от своих политических пристрастий уверены, что за оставшиеся до выборов губернатора Ленинградской области четыре месяца еще появятся поддерживаемые различными бизнес-группами кандидаты на этот пост.

Михаил Соколов: Это был репортаж Дмитрия Казнина. Следующая попытка избрать главу Законодательного собрания Ленинградской области пройдет в мае.

В Свердловской области под нажимом Центризбиркома противники губернатора Эдуарда Росселя одобрили избирательный кодекс, а в отместку сняли с постов прогубернаторского спикера и его заместителя в областной думе. Из Екатеринбурга сообщает корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец.

Евгения Назарец: На 19-ом заседании Свердловской областной думы, состоявшемся 22-23 апреля, депутаты приняли новый вариант областного избирательного кодекса, а также проголосовали за отставку председателя думы Николая Воронина и его заместителя Николая Езерского. Это - очередной виток политической борьбы накануне губернаторских выборов в Свердловской области. Председатель Свердловской Думы Николай Воронин лишился своего поста заочно, будучи больным, но собирается принять участие в очередном заседании парламента 13 мая. Сейчас председательские полномочия возложены на Александра Заборова, второго заместителя спикера. Этим событиям предшествовал длительный бойкот заседаний представительного органа. С начала 2003 года группа депутатов, представляющих в думе региональные отделения "Единой России" и "Союза правых сил", блокировала всю законотворческую деятельность. За три месяца бездействия областная дума получила предупреждение от прокуратуры по поводу срыва сроков приведения областного законодательства в соответствие с федеральным. Изменения требовались, в частности, в областной избирательный кодекс, протестующее меньшинство отказывалось обсуждать этот вопрос прежде, чем будет принято решение о дате губернаторских выборов. Срок полномочий нынешнего губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя истекает 12 сентября. Методом бойкота депутатское меньшинство пыталось добиться включения в повестку заседания областной думы вопроса о переносе выборов главы области на декабрь, когда в Свердловской области пройдут также выборы главы Екатеринбурга и депутатов в Государственную думу.

Свердловские политические аналитики не пришли к единому мнению, зачем депутаты областной думы, оппозиционные нынешнему главе области и представляющие "Единую Россию" и СПС, так настойчиво добиваются продления полномочий Эдуарда Росселя. Однако политологи единодушны в том, что получивший отставку председатель Свердловской думы Николай Воронин таким образом поплатился за нежелание по настоянию оппозиции включить в повестку вопрос о переносе губернаторских выборов.

По мнению исполняющего обязанности председателя областной думы Александра Заборова, постоянного большинства в думе нет, поэтому набрать необходимые для избрания нового председателя нижней палаты 15 голосов кому-либо из претендентов будет сложно. "Спикер должен, в первую очередь, отстаивать интересы палаты, а не исполнительной власти. Он должен находить компромисс и учитывать мнения всех групп", - заявляет исполняющий обязанности председателя думы Александр Заборов.

Но даже с принятием нового избирательного кодекса Свердловской области и отставкой председателя областной думы вопрос о сроках выборов свердловского губернатора остается открытым. Повестка ближайшего заседания 13 мая пока не утверждена. "В случае принятия областными законодателями решения о переносе выборов свердловского губернатора соответствующий закон должен быть принят областным законодательным собранием до конца мая 2003 года", - заявил председатель областной избирательной комиссии Владимир Мостовщиков. Если же областные парламентарии не смогут назначить выборы в указанный срок, подчеркнул Мостовщиков, то 9 июля решение о дате губернаторских выборов должен принять Свердловский областной избирком.

Михаил Соколов: Это был репортаж из Екатеринбурга корреспондента Радио Свобода Евгении Назарец. Как заявил глава избирательной комиссии Свердловской области Владимир Мостовщиков, комиссия предпочитает, чтобы выборы губернатора Свердловской области были назначены на 7 сентября.

Сторонники президента Карачаево-Черкессии Владимира Семенова не смогли добиться проведения выборов главы республики в декабре или весной 2004 года. Но, отменив решение Народного собрания Карачаево-Черкессии, Верховный суд республики перенес президентские выборы в этом регионе с 15 июня на 17 августа. Из Черкесска сообщает Светлана Зайцева.

Светлана Зайцева: Верховный суд Карачаево-Черкесской республики под председательством судьи Софьи Чимовой признал незаконными постановления Народного собрания от 7 и 28 марта текущего года о назначении выборов президента Карачаево-Черкесской республики на 15 июня и о толковании порядка проведения отдельных избирательных действий при выборах президента Карачаево-Черкесской республики 2003 года и отменил их. Суд также удовлетворил заявление Избиркома Карачаево-Черкессии о назначении другой даты выборов и назвал ее - 17 августа 2003 года. Но говорить о том, что именно в этот день, 17 августа, избиратели Карачаево-Черкессии придут к урнам для голосования, пока не приходится. Решение суда может быть обжаловано в кассационном порядке. Не исключено, что этим правом воспользуется не только оппозиция, но и сторонники президента республики Владимира Семенова, и сейчас избиратели республики думают не столько о том, кто выдвинет свои кандидатуры на предстоящих выборах и кого бы стоило избрать, сколько почему такая жаркая борьба развернулась за какие-то 1-2 месяца. Нельзя же всерьез считать, что за это время можно существенно изменить ситуацию в республике.

Михаил Соколов: Это был репортаж из Черкесска Светланы Зайцевой.

В Северной Осетии 11 мая пройдут выборы парламента республики. Из Владикавказа вернулся специальный корреспондент Радио Свобода Владимир Долин.

Владимир Долин: Лидер Североосетинской региональной организации "Демократической партии России" Михаил Баранов поздним вечером 4 апреля был избит в собственном подъезде. Били - теперь уже бывшего - кандидата в Городскую думу Владикавказа "на совесть". Перепуганные родственники вызвали "скорую помощь". Врачи обработали раны пенсионера и уехали. Но семье Барановых заснуть в эту ночь не пришлось. Едва женщины успокоились, - а Баранов живет с женой, дочерью и маленьким внуком - кто-то запустил в окно Баранова кирпичом. Вслед за кирпичом в комнату влетела бутылка с бензином. По счастливой случайности - пожара удалось избежать.

Приехавшие по вызову милиционеры недоуменно вертели в руках кирпич и бутылку. Хозяева мало что могли объяснить. Оперативники обещали приложить все силы, чтобы найти злодеев. Ищут до сих пор.

За что его били, Баранову стало ясно через неделю. В квартире раздался телефонный звонок, анонимный доброжелатель посоветовал пенсионеру не лезть в политику.

У властей Северной Осетии есть основания не любить Михаила Баранова. 10 лет назад руководство Владикавказского завода "Победит", на котором работал тогда Михаил Баранов, попыталось накануне приватизации уволить тысячу рабочих. Инженер Баранов возмутился произволом. В результате был уволен лишь один человек - сам Баранов, благо пенсионный возраст подошел. С тех пор Михаил Баранов считает себя правозащитником и оппозиционером. По его жалобам Конституционным судом Российской Федерации отменено немало указов президента Северной Осетии-Алании и законов, одобренных парламентариями республики.

Угрозы не испугали Михаила Баранова.

Михаил Баранов: Я если что-то делаю и добиваюсь, я делаю это ради народа, ради тех людей, с которыми я живу, ради своих хотя бы детей. Может быть, им лучше будет жить, чем нам сейчас, на данном этапе.

Владимир Долин: И тогда неудобный властям кандидат был просто-напросто лишен регистрации. Окружная избирательная комиссия каким-то образом потеряла 6 из 19 подписных листов. Теперь оставшихся подписей избирателей в поддержку Михаила Баранова для регистрации кандидата не хватает.

Лишен регистрации и лидер региональной организации "Евразийской партии" Казбек Хетагуров, кандидат в депутаты парламента Северной Осетии. Интересно, что и Баранов и Хетагуров были соперниками действующего мэра Владикавказа Казбека Пагиева. Столичный градоначальник баллотируется и в парламент, и в городскую думу, хотя, по закону, сидеть на двух креслах не может. У Хетагурова нет сомнений: решение окружной избирательной комиссии продиктовано мотивами, далекими от закона.

Казбек Хетагуров: Там проходит кандидатом вместе со мной в депутаты парламента мэр города Пагиев Казбек Хазбиевич. И члены окружной комиссии - из 9 человек четверо являются непосредственными подчиненными мэра города, Пагиева Казбека Хазбиевича.

Владимир Долин: Вместо того чтобы вести агитацию, Казбек Хетагуров добивается правды в Верховном суде республике.

Всего на 75 мест в республиканском парламенте претендуют 302 кандидата. Острая борьба между кандидатами на этих выборах, скорее, исключение из правил. Фатима Хабалова, руководитель информационно-аналитического центра парламента республики, объясняет миролюбие соискателей депутатских мандатов растущей гражданской зрелостью жителей Северной Осетии.

Фатима Хабалова: На выборы третьего созыва вышло 59 депутатов парламента второго созыва. Депутат, который уже выигрывал выборы, имеет явные преимущества над человеком, который никогда в выборах не участвовал. Далее, многие депутаты, подавляющее большинство, в течение 4 лет достаточно активно работали в своих округах.

Владимир Долин: Но, по мнению политолога Олега Датиева на этих выборах ставки куда выше, чем получение депутатского мандата в парламенте Алании.

Олег Датиев: Сейчас, если взять по большому счету, решается судьба не только Осетии на ближайшие 4 года, именно парламентская ее судьба, но и решаются, в каком-то смысле, и геополитические какие-то интересы России в нашем регионе. От результата этих выборов напрямую зависят итоги президентских выборов 2006 года. То есть если теперешний спикер Теймураз Мамсуров - это наиболее вероятный кандидат на следующее президентство у нас в республике - не сможет стать снова спикером в новом составе парламента, то, естественно, ему придется распрощаться со всеми президентскими амбициями в данном случае. И наоборот, если он станет этим спикером, то где-то процентов на 80 уже можно будет поздравить его с президентством.

Владимир Долин: Теймураз Мамсуров является лидером "Единой России" в Северной Осетии. Хотя в республике есть региональные отделения почти всех федеральных партий, соревнование идет не между партийными программами, а между административными возможностями кандидатов, в основном на ниве жилищно-коммунального хозяйства. Ремонт канализации или асфальтирование двора считается наиболее действенным способом агитации. И тут, конечно, больше преимуществ у крепких хозяйственников, большинство которых поддерживается региональным отделением "Единой России".

Несмотря на это, Фатима Хабалова считает, что население республики в достаточной мере политизировано.

Фатима Хабалова: Традиционно здесь достаточно серьезные позиции были всегда у коммунистов. Все выборы, которые проходили, - и федеральные, и региональные - всегда имели преимущество представители Коммунистической партии до выборов последних президента Российской Федерации Путина Владимира Владимировича. Баланс какой-то сохраняется. Сейчас достаточно мощно заявила о себе "Единая Россия". Там строгий учет и членства, там есть партийные билеты. Мероприятия проводятся действительно так, как должны проводиться партийные мероприятия, то есть и ход подготовки, и проведение их. Во многом методика работы и вообще раскручивания этой партии в целом по Российской Федерации напоминают, конечно же, методы работы Коммунистической партии Советского Союза, чего не скажешь о нынешних коммунистах.

Владимир Долин: Коммунисты имеют в нынешнем составе парламента 7 мандатов и считают себя конструктивной оппозицией. В толерантности левых убеждал меня секретарь Североосетинского республиканского комитета Компартии Тамерлан Цомаев.

Тамерлан Цомаев: Позиция должна быть, конечно, ответственная. Если она оголтелая, и постоянно говорит только "плохо, плохо" - это несерьезно просто. Без сомнения, все то, что касается позитивного развития дел в республике, все то, что касается мероприятий исполнительной власти, направленных на улучшение жизни трудящихся, мы все это приветствуем.

Владимир Долин: Доброй улыбкой и ласковым прищуром озаряет кабинет лидера североосетинских коммунистов Иосиф Сталин с портрета в исполнении местного художника, как бы подтверждая миролюбие левых. К Сталину у коммунистов в Осетии отношение особое.

Тамерлан Цомаев: К Сталину у меня отношение как к человеку-полубогу, полуреальному человеку. Ко всему прочему, тут накладывается еще и то, что мы - земляки, Иосиф Виссарионович был осетином.

Владимир Долин: Но и на самом деле коммунисты за власть не борются. Они выдвинули своих кандидатов только в 25 округах из 75.

Правые официально в выборах не участвуют, хотя и поддерживают некоторых кандидатов. Лидер регионального отделения "Союза правых сил" Астемир Цомаев объясняет почему.

Астемир Цомаев: Политсовет принял решение, что, в принципе, считает для себя невозможным участвовать в выборах в парламент, в виду того, что уже в течение полугода мы настаиваем на разных уровнях... Принят специальный закон, который в этом году вступает в силу (по политическим партиям), согласно которому все региональные парламенты должны формироваться по так называемой "смешанной системе", то есть половина должна формироваться по партийным спискам, другая половина - по одномандатным округам, так же как Государственная Дума.

Владимир Долин: Правые настаивают не только на выборах по партийным спискам, но и на сокращении числа депутатов. Против - президент республики Александр Дзасохов.

Александр Дзасохов: Это либеральные рассуждения, я с ним, конечно, не согласен, чтобы в республике иметь 19 депутатов.

Владимир Долин: В отношении нынешнего состава парламента у Астемира Цомаева иллюзий нет.

Астемир Цомаев: Нынешний состава парламента, в каком виде он существует, - это на самом деле тот же партхозактив, но только представлены там, кроме хозяйственных руководителей, нынешние представители, так сказать, хозяйствующий субъектов и так далее, а на самом деле это тот же партхозактив.

Владимир Долин: Лидер регионального отделения СПС не надеется, что будущий состав парламента республики будет существенно отличаться от прежнего. Можно - с весомой долей вероятности - утверждать, что большинство в новом составе парламента будет принадлежать "Единой России", использующей административный ресурс и методы КПСС и поддерживающей в Северной Осетии нынешнего президента, бывшего секретаря ЦК КПСС Александра Дзасохова.

Михаил Соколов: Это был репортаж специального корреспондента Радио Свобода Владимира Долина.

В Норильске неподкупная прокуратура и абсолютно независимый от концерна "Норильский никель" суд сняли со второго тура выборов мэра Норильска, чуть не победившего в первом туре публичного противника нынешних хозяев комбината, профсоюзного лидера Валерия Мельникова.

Хроника событий в материале Аллы Шуняевой.

Алла Шуняева: В первом туре выборов главы Норильска, как и предполагалось, определились два лидера. Это - председатель городского совета Сергей Шмаков, набравший 31 процент голосов, и профлидер заполярного филиала "Норильского никеля" Валерий Мельников, которому не хватило лишь трех процентов, чтобы стать избранным главой уже в первом туре. За Мельникова проголосовали более 47 процентов избирателей. Два других кандидата, Леонид Фрайман и Александр Глинсков, набрали около 3 и 1 процент, соответственно.

После официального оглашения итогов выборов в избирком поступило предписание прокурора города, который настоятельно рекомендовал избирательной комиссии обратиться в суд с заявлением об отмене регистрации кандидата Мельникова, ссылаясь на многочисленные нарушения, допущенным им в выборной агитации.

Суд, рассмотрев заявление, принял решение, суть которого сводилась к тому, что регистрация кандидата на пост главы города Валерия Мельникова отменяется и данное решение можно опротестовать в вышестоящей инстанции в десятидневный срок. Но час спустя судебное заседание возобновилось. На этот раз оно было закрытым, проходило не в зале суда, а в кабинете судьи Соколовской, которая по срочному обращению избиркома постановила: решение об отмене регистрации кандидата Мельникова вступает в силу немедленно. После этого избирком утвердил новые кандидатуры в бюллетене на второй тур выборов, намеченных на 4 мая. Ими стали Сергей Шмаков и Леонид Фрайман. Но к вечеру того же дня свои кандидатуры сняли и Шмаков, и Фрайман. Но и Александр Глисков подал заявление о снятии своей кандидатуры. Таким образом, ко второму туру выборов не осталось ни одного кандидата. Сергей Шмаков заявил, что после отмены регистрации кандидата Мельникова выборы стали смахивать не на выборы, а на назначение, а участвовать в безальтернативных выборах - это не для него.

Валерий Мельников намерен добиваться отмены решения суда в вышестоящих инстанциях. В будущих выборах он также собирается принимать участие. Снятие своей кандидатуры Сергеем Шмаковым Мельников считает продуманным ходом. Шаг, сделанный спикером местного парламента, Валерий Мельников одобрил.

А тем временем город до конца года остается без сформированной команды администрации. Дело в том, что бывший мэр Норильска Олег Бударгин, избранный недавно губернатором Таймыра, увел с собой и большую часть своей команды, причем не только своих заместителей, но и начальников некоторых городских департаментов и управлений.

Михаил Соколов: Из Норильска сообщала Алла Шуняева.

Хочется порадоваться благородству отказавшегося баллотироваться без реальной альтернативы главы Норильского горсовета Сергея Шмакова. Но злые языки отмечают, что его жест был подкреплен расчетом: выборы без Валерия Мельникова мог ждать и бойкот, и победа кандидата "против всех". Но все же, красиво выйдя из бесчестной борьбы, Шмаков в любом случае другим подал пример того, что не во всех случаях стоит подбирать власть, даже если тебе дают ее в руки, если руки хочешь сохранить чистыми.

Битва, которую подают как сражение "Норильского никеля" с "РусАлом", а на самом деле - олигархической группировки с рабочими, которых, получая сверхприбыли, монополия лишила привычного повышения зарплат и социальных программ, выходит на ничейный результат с некоторым перевесом в пользу олигархов, которые через своего губернатора Красноярского края до выборов мэра Норильска 19 октября могут попытаться назначить исполняющего обязанности главы города, поправить социальную политику и вновь сразиться с "норильским Валенсой".

26 апреля бюро федерального совета партии "Яблоко" приняло решение поручить ее фракции в Государственной Думе инициировать постановку вопроса о вотуме недоверия правительству Михаила Касьянова. "Яблоко" ведет переговоры о совместных действиях с коммунистами. Сегодня лидер партии "Яблоко" Григорий Явлинский - гость программы "Выборы-2003".

Григорий Алексеевич, ваше требование вынести вотум недоверия, которое прозвучало впервые 26 апреля, правительству Михаил Касьянова исходит, как я понимаю, из того, что правительство имело деньги для осуществления реформ, деньги эти бездарно, в общем, потрачены - ни налоговая, ни социальная, ни военная, ни административная реформы в последнее время не проведены. Я ваши аргументы не исказил, ничего не забыл?

Григорий Явлинский: А еще - неспособность правительства проводить политику, гарантирующую безопасность. А еще - отказ правительства от военной реформы. А еще - неспособность правительства вести оперативную даже работу, которая выражается в решении хотя бы оперативных вопросов - ну, чтобы солярку завезти вовремя, чтобы люди не замерзали. Еще это все то, что связано с работой Министерства внутренних дел, в смысле состояния дел в системе внутренних дел, коррупция.

Я считаю, что к правительственной деятельности - ну а куда же это относить? - относится и состояние дел со свободой слова, и состояние дел, например, которые сейчас изменяют ситуацию на той же ТВС, и как работают все основные средства массовой информации в стране, и как проводятся выборы, их манипуляции, и то, как работает прокуратура, и нет отношения к этому, и зависимость судов сохраняется - то есть весь такой общедемократический процесс.

Кроме того, могу сказать, - сейчас я, например, встречался с делегацией "Красного креста" - продолжаются исчезновения людей в Чечне.

Михаил Соколов: Да, после референдума, по-моему, несколько... до сотни человек пропало.

Григорий Явлинский: Продолжаются налеты, продолжаются вот эти вот погромы вот этих людей, у которых чулки на голове одеты. Это же все тоже продолжается. Так сколько же все это вместе можно терпеть? Все, наступает когда-то момент, когда терпение лопается, вот и все. И подведена должна быть черта всему этому, что мы и сделали.

Михаил Соколов: Григорий Алексеевич, вот ваш коллега по Думе Борис Немцов сказал, что такого рода претензии, а они очень существенны, естественно, нужно предъявлять не к техническому правительству, а прямо к Кремлю, к президенту. Как вы ответите на этот тезис?

Григорий Явлинский: Да, мы так и делаем. Вот наше заявление об отставке правительства - это и есть формальное заявление ко всем, кто проводит в России политику, в первую очередь, конечно, к Кремлю. Это просто совершенно конституционная процедура. А как еще выразить свое отношение к проводимой политике депутатам Государственной Думы? Это моя конституционная обязанность, вот так мне записано в законах и в Конституции, я в такой форме выражаю свое отношение к той политике, которая проводится.

Михаил Соколов: Скажите, а что-то могло бы изменить вашу позицию, скажем, в ближайшее время? Предположим, премьер, узнав о вашей инициативе, желает с вами встретиться и говорит, что я делаю что-то - пункт 1, пункт 2, пункт 3, а вы свои инициативы отзовите. Вы можете идти вот на такие переговоры?

Григорий Явлинский: Нет, потому что три года уже прошло, все уже. Мне, конечно, придется побеседовать с Михаилом Михайловичем, я не возражаю против этого. Но я хотел бы, чтобы правительство отчиталось за три года своей работы и - вы правильно подчеркнули в самом начале - за ту удивительную экономическую конъюнктуру, которая у них была, и за те возможности, которые у них были и которые они не реализовали.

Михаил Соколов: Кстати, о конъюнктуре. Есть ощущение, что те изменения, которые происходят в мире и связаны с иракской войной, ее окончанием, они могут изменить эту конъюнктуру очень серьезно, и вот это вот состояние постоянного подлива денег за счет этого нефтяного шприца, оно закончится.

Вы не прогнозируете серьезного кризиса?

Григорий Явлинский: Вот поэтому мы и сказали в своем заявлении, что вовремя сменить правительство - значит, предотвратить кризис. Это правительство в тех условиях не смогло ничего сделать, а если сейчас условия будут более жесткими...

Михаил Соколов: То есть как в 1998 году, например, - падение цен на нефть.

Григорий Явлинский: Вот я сейчас к этому подойду. А если условия будут более жесткими, то оно окажется не только беспомощным, а просто совершенно контрпродуктивным.

Кстати, недавно были опубликованы рейтинги мировых агентств, кредитных, в частности "Стандарт & полс" опубликовали свой рейтинг в отношении российской банковской системы, всей финансовой системы, кредитно-финансовой системы. Так вот, уровень рейтингов, которые сейчас опубликованы (это было 7 апреля опубликовано) находится на уровне лета 1998 года, то есть - на предкризисном уровне.

Михаил Соколов: А обещали - оздоровить.

Григорий Явлинский: На уровне кризиса. Так что же это за экономическая политика, которая в условиях такой конъюнктуры, как у нас была, экономической, проводится такими способами и такими методами, что состояние экономики глубокого дефолта и кризиса лета 1998 года сохраняется по сегодняшний день, и снова стало фигурировать в рейтингах мировых агентств? Это означает, что правительство не может справиться с этим, оно беспомощно. Поэтому нужно вовремя ставить вопрос о том, чтобы оно покинуло свои кабинеты.

Михаил Соколов: А что такое хорошее правительство, с вашей точки зрения?

Всякие сплетни, слухи идут о том, что вы якобы некие переговоры вели и своих соратников хотели видеть в правительстве. Я, кстати, не считаю, что Владимир Лукин был бы плохим министром иностранных дел, а, скажем, Михаил Задорнов работал в Минфине, и неплохо работал, да и у Арбатова Алексея - хороший потенциал для того, чтобы работать в Министерстве обороны, и все фамилии называются. Уж не знаю, вели вы эти переговоры, или нет. Вот это правительство, в котором "Яблоко" имеет ключевые посты, или это коалиционное правительство?

Григорий Явлинский: "Яблоко" сегодня не имеет столько мест в Государственной Думе, чтобы претендовать на формирование правительства целиком. "Яблоко" готово было бы принять участие в разработке программы и практической ее реализации в правительстве. Но на наш взгляд, это все-таки правительство ответственное, и я думаю, что очень легко будет установить отличие хорошего правительства от плохого.

Михаил Соколов: Это как? Судить по делам его?

Григорий Явлинский: А как определяется, скажем, менеджмент крупных компаний? Он определяется от того, какова капитализация этих компаний. Хороший менеджмент означает высокую капитализацию, плохой менеджмент означает падение капитализации компаний. Я думаю, что мы сможем с вами обсуждать этот вопрос достаточно профессионально. Мы можем оценить наши позиции в международных делах. Мы можем оценить наши позиции в области экономики, вот я уже вам привел пример. Мы можем оценить ситуацию внутри страны. Мы можем видеть, насколько открыто работает правительство, насколько защищаются принципиальные, базовые вопросы.

Ведь для многих людей критерии работы правительства заключаются, в том числе, и в том, какова у нас ситуация с точки зрения прав человека, с точки зрения демократии в стране.

Михаил Соколов: А для других - пенсии и зарплаты.

Григорий Явлинский: Да, и это нормально. И вот пускай так и будет. Но, в данном случае, сложилась ситуация, когда все эти составные части сошлись как бы воедино - ни те, ни другие, ни третьи. В Думе нет ни одной фракции, которая бы не критиковала правительство.

Михаил Соколов: Ну, это перед выборами, наверное.

Григорий Явлинский: А почему перед выборами нужно обязательно критиковать правительство. Если правительство работает хорошо, то фракции хотели бы присоединиться к правительству и всем доказывать, что вот это они как раз помогают работать правительству.

Михаил Соколов: Но многие хотят к президенту присоединиться, а не к правительству. Вот такой парадокс.

Григорий Явлинский: Ну, значит, они считают, что поддержка президента для них более существенна. Но сейчас речь идет о следующем. Если "Единая Россия" критикует правительство, то "Яблоко" долгое время соблюдало, я бы сказал, олимпийское спокойствие.

Михаил Соколов: "Единая Россия" как-то странно критиковала - изнутри правительства, надо сказать, устами министра внутренних дел.

Григорий Явлинский: Вот эту "борьбу нанайских мальчиков" и вот это состояние "не вполне нормальности" надо, в конце концов, разрушить и поставить все на место. Вот мы поставили вопрос о недоверии правительству, вот сейчас посмотрим, кто действительно присоединится к постановке вопроса в повестку дня и к обсуждению этой темы.

Кроме того, я уже говорил об этом, там был еще такой момент, связанный с гибелью Сергея Николаевича Юшенкова, с отношением правительства к этому и с абсолютно позорным и постыдным фарсом, который закатило правительство в Государственной Думе, изображая расследование этого политического убийства, когда схватили какого-то мальчика, посадили его. Абсолютный фарс. Это была борьба за честь мундира, желание заткнуть рот депутатам какими-то глупостями. И потом, на следующий день, к счастью, хотя бы ума хватило, выпустили его. И игры вот эти, они уже переполнили всякую чашу терпения.

Михаил Соколов: Григорий Алексеевич, а если говорить о ваших отношениях с властью и с Кремлем, опять же: предположим, вы не ведете прямых переговоров с господином Сурковым или господином Волошиным. Но в своих планах, скажем так, администрация ведь может учитывать ваше вот такое, неожиданно возникшее нетерпеливое желание вынести вотум недоверия правительству, и некоторые группировки, безусловно, это просто-напросто используют.

Кстати говоря, вот такой деятель закулисной политики, эффективной политики - Глеб Павловский сказал, что положение Касьянова настолько шаткое, что эта атака (имеется в виду ваша инициатива) может оказаться неожиданно успешно. Значит, там есть союзники?

Григорий Явлинский: Я не знаю. Почему меня это развлекает? Потому что сначала мы с вами обсуждаем абсолютно очевидные вещи, потом, в традициях нашей политики - обязательно начинается разговор какой-то, я бы его назвал...

Михаил Соколов: Византийский.

Григорий Явлинский: Потусторонний. Даже не византийский, а вообще какой-то потусторонний. Ну, наверное, всеми событиями кто-то как-то пользуется. Наверное, кто-то в каких-то целях их куда-то приложит и как-то ими воспользуется.

Ну конечно, постоянная наша работа заключается в том, что я в течение дня по несколько раз разговариваю со всеми фигурами, которые только участвуют в российской политике - и которые сидят в Кремле, и которые находятся в Белом доме, и которые находятся в Государственной Думе, и в других ведомствах. Но из этого ничего дальше не следует. Вот когда что-то происходит, что не имеет явных аргументов, - ну тогда, может быть, и следует что-то анализировать. Но, в данном случае, вопрос совершенно ясный, он - очевидный.

Более того, я вам хотел бы еще раз повторить: мы оказались в положении, когда все 35, скажем, членов бюро высказали единое мнение, а такое не часто у нас случается. Может быть, для вас это прозвучит удивительно, но у нас действительно демократическая партия, и вот иногда случаются такие события, что люди сказали: "Все, баста, нет больше возможности к этому относиться лояльно. Вот вы делаете на бюро доклад о ситуации в стране, и вы должны закончить этот доклад нашим отношением к правительству". Вот, собственно, и все.

Михаил Соколов: А как вы отнесетесь к такому тезису, что слабое правительство - а кабинет Касьянова сейчас, действительно, слабое правительство, раздираемое безобразными, действительно сценами борьбы Кудрина, Грефа, Касьянова, хищными лоббистскими вот такими действиями господ Гордеева и Клебанова, - вот это слабое правительство толкает, на самом деле, страну влево, в объятия коммунистов, и собственно, чем дольше находится у власти это правительство, тем больше шансы коммунистов? Кстати, рейтинги это, в общем, показывают.

Григорий Явлинский: Правильное заключение. Вообще коммунисты - это такое дело, что чем хуже идут дела, тем больше у них рейтинг; чем больше бедных в стране, тем выше у них возможности; чем хуже, ниже уровень жизни, тем выше у них возможности; чем больше свара у правительства с кем-то, тем выше у них возможности. Это просто абсолютно прямая зависимость.

Михаил Соколов: Так тогда в их интересах не дать вам, у вас всего 17 депутатов, не дать вам подписи левых, не поддержать вашу инициативу и продолжать эту волынку - чем хуже, тем лучше.

Григорий Явлинский: Возможно, вполне допускаю. Сегодня не могу поручиться перед вами, что Геннадий Андреевич Зюганов даст команду выложить подписи на стол. Они у них есть, но они их не показывают. И я не поручусь, что они их вынут и будут к нам прикладывать. Трудно мне представить, как они это будут объяснять.

Михаил Соколов: Они скажут, что они готовят импичмент.

Григорий Явлинский: Ну, вот что-нибудь такое, как запуск на Марс. Но то, что ваши рассуждения не лишены логики, - да. Например, они могут сказать так, что вот когда мы вместе соберем... дальше будет астрономическое число подписей, вот тогда мы там что-нибудь дадим. Но это опять-таки ничего не меняет.

Михаил Соколов: Но ведь "Единая Россия", которая критиковала правительство, у которой контрольный пакет в Думе вместе с "Народной партией", она тоже, в общем, не заинтересована в том, чтобы дать опять же подписи за свержение правительства или за вотум. Это же еще не означает отставку, кстати говоря.

Григорий Явлинский: Вот. И напомним нашим слушателям, то там есть два важных этапа. Сначала нужно собрать всего 90 подписей, и это означает только одно, что состоится заседание, на котором правительству нужно будет рассказать, что оно за три года сделало и почему именно столько; ответить на вопросы; объяснить, почему, имея такие возможности, оно не сделало ничего существенного в экономической сфере; почему оно не провело административную реформу, которую ему было велено его начальством, правительства начальством, год назад велено было сделать. Начальник им велел, а они этого не сделали. Вот чтобы они это хотя бы объяснили, ответили на все эти вопросы.

Потом, чтобы каждая партия имела возможность сказать, что она думает про это правительство. Потом посмотреть, какое обращение к Федеральному собранию сделает президент.

Михаил Соколов: Или не сделает.

Григорий Явлинский: Или не сделает, вот именно. А в контексте этого всего будет решаться вопрос, какое будет голосование. Мне, например, представляется, что крайне любопытно, как правительство будет выступать вот на этом заседании. Мне кажется, что это любопытно и администрации президента, и самому президенту, да и всему народу интересно. Ровно 3 года прошло, давайте их послушаем. Почему все впали в состояние какого-то такого дикого перевозбуждения по этому поводу? Это же нормально - вызвать правительство в парламент и сказать: "Отчитайтесь". Прошло три года. Скоро начинаются выборы. Мы сейчас вырабатываем политику по отношению к правительству. Мы хотели бы знать, что вы думаете по тому или иному поводу, что вы собираетесь делать. Вот вы, кстати говоря, до сих пор ничего вам не сказали про бюджет, вместо этого вы устроили грызню внутри правительства. А уже вот скоро август, вот уже бюджет должен быть.

Михаил Соколов: Но, по-моему, и налоговые инициативы не внесли, которые связаны с муниципальной реформой, тоже все зависло.

Григорий Явлинский: Почему перенесли всю муниципальную реформу? Потому что не внесли ничего по налогам. Так таких примеров очень много.

Вот нам кажется, давайте сначала послушаем правительство. Вот посмотрим, как Дума будет готова к тому, чтобы заслушать правительство.

Михаил Соколов: А все-таки, кто тогда ваши союзники? Как набрать 90 голосов без центристов, без "Единой России" и без коммунистов? По-моему, это невозможно. СПС тоже как-то не сильно порадовался вашей инициативе. Там есть, насколько я понимаю, у них свои люди в правительстве, поэтому они не склонны к свержению его. Получается, что вы проводите такую демонстрацию протеста.

Григорий Явлинский: Я хотел бы пояснить. Мы знаем, что в Думе собраны уже подписи, их просто не хотят предъявлять.

Михаил Соколов: До осени коммунисты.

Григорий Явлинский: Возможно. Мы не считаем правильным это. Дело в том, что для нас свержение правительства, как вы выражаетесь...

Михаил Соколов: Не приурочено к выборам, я правильно вас понимаю?

Григорий Явлинский: Не является нашим программным пунктом избирательной кампании. Подписи эти существуют. Мы проявили вот эту вот инициативу, мы ее заявили совершенно открыто. Мы исходим из того, что нет в Госдуме ни одной фракции, которая бы не выражала своего неудовлетворения работой правительства. Мы считаем, что в таких условиях вполне реалистично получить нужно количество, 90 голосов, для того чтобы заслушать правительство. Что касается его отставки, это уже следующий будет этап. Мы посмотрим, что будет со слушаниями происходить.

В этом вопросе мы рассчитываем на очень многие фракции. Вот недавно наши коллеги из "Союза правых сил" говорили, что они не удовлетворены решениями в области военной реформы, и мы тоже не удовлетворены, например, этим же. Не вижу никаких ограничений, чтобы не поставить вопрос о правительстве на заседании Государственной Думы.

Михаил Соколов: Но переговоры пока у вас идут с коммунистами.

Григорий Явлинский: Да, Иваненко вел переговоры с Зюгановым, потому что мы знаем, что они собрали подписи, и мы хотим знать, будут ли они предъявлять эти подписи. Но, в любом случае, действовать-то мы будем по следующей схеме: закончится перерыв, мы внесем свои подписи прямо сразу в совет Государственной Думы и скажем, что вот, присоединяйтесь все, кто находит нужным. Пожалуйста, давайте послушаем правительство.

Михаил Соколов: Григорий Алексеевич, я вот помню, кажется, последний раз ставили вотум недоверия еще правительству Черномырдина. Была такая фракция ДПР "Демократической партии", и потом, после выборов, этой партии как-то не стало ни в Думе, вообще нигде. Вы не боитесь, что есть риск того, что избиратели вас не поймут, решат, что это такой "пиар", или президент не поймет, и как-то каналы, которые сейчас вас, в общем, не сильно ругают, вдруг наедут?

Григорий Явлинский: Скажите, пожалуйста, в начале нашего разговора вы не смогли привести ни одного контраргумента в отношении того, как работает наше с вами правительство, - вот в чем суть вопроса. А все остальное - это уже, так сказать, возможные следствия разного рода. Даже если у нас останется 17 голосов, мы к этому готовы. Вы несем ответственность перед нашими избирателями. И мы в конституционной форме выражаем свое отношение к тому курсу в области экономики, в области политики, в области защиты демократических свобод в стране, в области военной политики, в области безопасности, в области того, что происходит на Северном Кавказе, наконец. Мы выражаем свое отношение, и если нас остается 17 человек, а все остальные по тем или иным соображениям отказывают от этого, - значит, пускай так остается.

Михаил Соколов: Вот вы критикуете ошибки правительства, но признаете ли вы свои ошибки? "Яблоко" поддерживало закон о гарантиях избирательных прав граждан, и ваш заместитель, господин Митрохин, действительно его проталкивал, а оказалось, что закон-то позволяет очень сильно манипулировать, снимать неугодных и, главное, затыкает рот прессе. Ну вот сейчас журналист Константин Катанян оспаривает ряд его положений в Конституционном суде. Считаете ли вы, что ваша фракция сделала политическую ошибку, все-таки тогда поддержав этот закон?

Григорий Явлинский: Мы тогда по этому закону сделали максимум возможного, чтобы его исправить. То, о чем вы говорите относительно Сергея Сергеевича Митрохина, он как раз проводил все возможные поправки к этому закону настолько, насколько это было возможно. На сегодняшний день у нас нет ощущения, что мы приняли решение неверное. Может быть, этот закон несовершенен, но так часто довольно случается, что приходится исправлять законы настолько, насколько это возможно.

Михаил Соколов: Но инициативу изучить его в Конституционном суде, скажем, вот эти вот ограничения деятельности прессы, вы как к ней относитесь?

Григорий Явлинский: Положительно. Мы вообще по всяким ограничениям в отношении прессы относимся исключительно положительно, потому что мы считаем, что для нас в политическом смысле свободная пресса - наш абсолютный союзник, что бы она там не писала, что бы она не говорила. В конечном счете, это наш союзник.

Михаил Соколов: И - последнее. Мы уже упомянули об этом трагическом случае, так сказать, - убийстве Сергея Юшенкова. Как-то вы на похоронах Сергея Николаевича ничего не сказали о том, что произошло. Все-таки в какой степени это, с вашей точки зрения, закономерность, скажем так, что гибнут именно такие люди?

Григорий Явлинский: К сожалению, гибель Сергея Николаевича - это очень знаковая вещь. Это действительно как бы замыкание такого цикла тех людей, которые самыми первыми начали беззаветно в меру своего понимания, очень искренно строить демократию в России. Эта участь постигла очень многих из них. Они либо ушли в небытие гражданское, то есть просто ушли из политики, либо с ними случилось то, что случилось с Сергеем Николаевичем.

Уверен, можно говорить о том, что убийство это носит политический характер. Хотя бы потому, что посягательство на такого известного человека, на представителя государственной власти России, на человека очень яркого - является демонстрацией террора со стороны криминальных структур или тех политических структур, которые используют криминал в отношении государственной власти России, и в первую очередь в отношении ее демократического крыла.

Михаил Соколов: Спасибо. Гостем московской студии Радио Свобода был лидер партии "Яблоко" Григорий Явлинский.

Вы слушали еженедельную программу Радио Свобода "Выборы-2003". В следующей нашей передаче 8 мая беседа с сопредседателем партии СПС Егором Гайдаром.

XS
SM
MD
LG