Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петербург: выбор из двух "М"


  • "Партия Возрождения России" Геннадия Селезнева и "Партия Жизни" Сергея Миронова блокировались. Сергей Глазьев создал свой блок за экспроприацию олигархов "Россия". На выборы вместе пойдут "Партия социальной справедливости" и "Партия пенсионеров". "Союз патриотов России" Павла Бородина привлек "Партию Мира" и "Державный союз". Сама собой идет партия "Русь". "Народная партия" объявила тройку лидеров: Геннадий Райков, чеченский усмиритель генерал Геннадий Трошев и референт патриарха Николай Державин. Характерно, что НПР выдвигает всего 62 кандидата в округах, из них 38 депутатов Думы, показывая, что там конкурировать с "Единой Россией" не станет. Формально все ходы сделаны на поле Коммунистической партии: создавая КПРФ альтернативы по части левизны, социальной озабоченности, популизма и державного национализма. В Чечне перед так называемыми президентскими выборами 5 октября политическое поле расчищено для легитимации Ахмада Кадырова. Асланбек Аслаханов получил пряник - пост помощника президента, Малик Сайдуллаев - кнут: популярный бизнесмен снят с выборов. Ушел и Хуссейн Джебраилов. Кремль сделал выбор: вместо достижения стабильности - создание мнимой декорации умиротворения. А за декорацией будет продолжаться бесконечная гражданская война.


Михаил Соколов: Санкт-Петербург. Валентина Матвиенко широко, по-американски улыбается. Кандидат в губернаторы Санкт-Петербурга собрана, подтянута. Весьма, замечают женщины, удачен макияж.

Впереди свиты и охраны деловая женщина протискивается в битком набитый зал Дома культуры авиаработников. Примерно половина - пенсионеры, другая - персонал авиакомпании "Пулково". Именно здесь трудится бортпроводником другой кандидат в губернаторы - весьма незаметный Олег Титов.

Недавний вице-премьер примерно сорок минут четко рассказывает о своих планах, не забывая в первую же очередь сообщить о том, что в чине полпреда президента нашла для поселка авиаторов деньги на то, чтобы купить новые насосы, - и теперь вода будет нормально поступать в квартиры.

Валентина Матвиенко: 20 октября мы приедем, нажмем все кнопки - и вода на всех, в том числе и верхних, этажах жилых домов будет обязательно.

Михаил Соколов: Валентина Матвиенко легко отвечает на записки. Все проблемы решаемы. Кандидат не забывает подчеркивать, что многое им сделано в правительстве, вот и недавнее повышение пенсий - дело ее рук. Так же легко рассказывает кандидат и о поддержке президента Путина в недавнем телевыступлении.

Валентина Матвиенко: По поводу поддержки президента... Ну, я полагаю так, что президент, как любой гражданин страны, вправе высказать свою точку зрения, свое мнение, а горожане вправе прислушаться к его мнению или отдать предпочтение другому кандидату.

Мне думается, что вот такой честный, открытый, демократичный способ участия президента в политической жизни страны, он полностью соответствует европейской практике. Когда, условно говоря, несколько дней назад президент Буш поехал в Калифорнию и агитировал за Шварценеггера, чтобы его избрали губернатором Калифорнии, - это нормальная мировая практика.

Президент заинтересован, конечно, чтобы к руководству в регионах приходили люди, которые будут проводить государственную политику, которым он доверяет. А для меня поддержка президента, поверьте, - это серьезная дополнительная ответственность. И президент не может быть безразличным к Петербургу, поскольку это его город, он много делал и будет помогать и делать, чтобы вытащить Петербург из того трудного положения, в котором он оказался.

Михаил Соколов: Меж тем иные кандидаты, которым Владимир Путин из Кремля не пожелал удачи, возмущены. Вице-губернатор Санкт-Петербурга Анна Маркова подала на Валентину Матвиенко в суд, считая, что демонстрация встречи президента с кандидатом в рабочем кабинете - явное нарушение закона.

Анна Маркова: Мои действия направлены не на президента, а на тех, кто находится с ним рядом, потому что это однозначно идет определенная борьба. У него есть достаточное количество юристов, консультантов, помощников, которые должны были сделать все, чтобы не было такого резонанса. Здесь президенту можно только посочувствовать. По-моему, его очень здорово подставили.

Михаил Соколов: Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, кандидат на пост губернатора Константин Сухенко считает, что президент нарушил подписанный им же закон.

Константин Сухенко: Президент ни разу не сказал, что он хочет, чтобы Валентина Ивановна была губернатором Петербурга. Он все время допускает какие-то уклончивые, двусмысленные фразы.

Михаил Соколов: Но пожелание успеха на выборах, в общем, не уклончиво.

Константин Сухенко: А что является успехом на выборах? Для кого-то успехом на выборах может быть поражение, извините, с достойным рейтингом. Давай уж, желай тогда победы и говори людям: "Я хочу, чтобы она победила. Я хочу, чтобы вы ее поддержали". Есть более прямые фразы для выражения своего желания.

Хуже всего то, что, извините, выборы - это мнение горожан, и надо горожан слушать, а не оболванивать. А горожан сегодня на веревке просто ведут на участки голосовать за одного человека. И в этом смысле я считаю, что президент вот в этой кампании, принимая участие вот в таком контексте, очень сильно не прав.

Я уже не говорю о том, что и по закону, я считаю, вот так вот находящегося в отпуске полпреда, не отзывая его из отпуска, пригласить в Москву, распиарить на всю Россию... Можно, конечно, по закону отбиться, сослаться на то, что это СМИ чего-то там напутали, но что ж нас держать совсем за дураков?

Считаю, что неправильно это было. Судился и буду судиться, и до Верховного суда дойду, да.

Михаил Соколов: Кандидат в губернаторы Петербурга от "Яблока", депутат Законодательного собрания Михаил Амосов, не очень расстроен тем, что Путин поддерживает Матвиенко.

Михаил Амосов: Я считаю, что президент мог высказываться. Но меня покоробило то, что это делалось из правительственного кабинета. Мне кажется, что мы должны переходить к другим формам, когда не используются государственные помещения, не используются государственная связь, государственные ресурсы, не используются в пользу какого-то кандидата.

Михаил Соколов: То есть если бы на Красную площадь Путин вышел с Матвиенко - нормально?

Михаил Амосов: А лучше бы еще в город Петербург, к петербуржцам. Тогда бы, я считаю, это послужило какому-то сближению власти и жителей. Хотя, конечно, строго говоря, по сегодняшним строгим российским законам, такое нарушение, на мой взгляд, является агитацией.

Михаил Соколов: Кремлевская поддержка Валентины Матвиенко как кандидата номер один - факт неоспоримый. Пожелал Матвиенко успеха уже и явный чиновник категории "А" - вице-премьер Владимир Яковлев.

Но играющие против Матвиенко кандидаты пытаются уцепиться за уходящий образ губернатора Яковлева, как это делает, например, бывший вице-премьер Сергей Беляев.

Сергей Беляев: Те программы, которые Яковлев начал, было бы странно их закрывать. Мы просто говорим о том, что преемственность власти должна быть, и в этом смысле я разделяю некоторые программы, установки яковлевские.

Михаил Соколов: Раньше властный ресурс в Петербурге был расколот: с одной стороны - Смольный, с другой - Петровская набережная. Губернатор и полпредство. Федеральная власть и власть губернская.

Была жесткая борьба - это признает кандидат в губернаторы, вице-губернатор Санкт-Петербурга Анна Маркова.

Анна Маркова: Безусловно, Яковлев очень много сделал. Его работоспособность не знает границ. Он работает по 18-19 часов. Он в курсе всех проблем в городе. Он очень хорошо умел нивелировать многие конфликты. Он держался своей позиции.

Если вы наблюдали за этим процессом, он уже, как говорится, шел давно - вот такое искусственное, силовое, агрессивное выдавливание губернатора из города. То, что я застала поблизости, - это постоянные информационные войны, причем с федеральных каналов.

Я видела, что ему очень мешают работать, практически зачастую он просто не мог заниматься своими делами, непосредственными обязанностями, а вынужден был решать конфликтные вопросы. То с одной стороны удар, то с другой, то с третьей. Конечно, это сказывалось на хозяйственной деятельности и в первую очередь, наверное, на морально-психологическом состоянии вице-губернаторов.

Это была определенная политика такого давления на окружение. Нужно было создать общественное мнение, что его окружает команда мздоимцев, мафиози, взяточников. Посмотрите, ведь практически ни одно уголовное дело не завершилось.

Федеральная структура, Министерство по антимонопольной политике просто накладывает запреты в суде, зная, что люди сидят без лекарств, требуя, чтобы остались прежние поставщики. Вот вы оставите эти 9 или 10 поставщиков - и мы не будем придираться, а дальше проводите конкурс, тяните время. Ну, это же передел фармацевтического рынка.

Конечно, и города, и горожане рассчитывали, что губернатор будет в городе руководить до мая 2004 года. Поэтому многие проекты были не завершены, не сделаны, и многое еще требуется разрешить. То, что он сумел, - запустить определенную машину. Ведь это именно при нем были введены и региональные надбавки на бюджетников, и начался процесс перевода общежитий в государственный фонд. Другой вопрос, что это шло очень медленно. Но действительно сложный процесс, и нужно в первую очередь, мне кажется, менять и схему управления городом. Очень много комитетов, ненужных, дублирующих.

Конечно, последние события очень сказались и на самой команде, потому что люди просто боялись, над каждым висел вот такой дамоклов меч. И принимать какие-то решения, чувствовать себя уверенно в такой обстановке просто нельзя. Поэтому и оказалось такое правительство, наверное, - больше консультативное, чем принимающее решение и отвечающее.

Михаил Соколов: Соперничество властей за единовластие в Петербурге создавало конкуренцию и иллюзию некого плюрализма.

Приложивший немало сил к тому, чтобы изгнать Владимира Яковлева из Смольного, лидер фракции "Яблоко" в Законодательном собрании Санкт-Петербурга Михаил Амосов отметил, что на сегодня административный ресурс сливается.

Михаил Амосов: Да, раньше у нас, скажем, действительно было телевидение яковлевское, телевидение полпредовское. И в этой ситуации демократы могли найти какую-то лазейку, какую-то щель, чтобы донести свое слово до людей. Сейчас в этом смысле ситуация стала значительно жестче. В печати достаточно большая свобода, плюрализм, а электронные СМИ, конечно, грешат в этом смысле таким единомыслием, выстраиванием под власть, и это факт.

Ну, наверное, мы к этому приложили руку в том смысле, что помогали кончине администрации Яковлева. Но я здесь, я вам должен сказать, никаких угрызений совести нет, потому что есть вопиющие результаты работы Яковлева, несколько уголовных дел, один из вице-губернаторов был признан виновным. Одним словом, много таких вещей, которые просто подводили нас к тому, что администрация Яковлева должна уйти.

Ну и кроме того, общая ситуация в управлении городом во многом нетерпима, ее нужно менять, и мы предлагаем как раз горожанам свой проект эти изменений. Понятно, что они многим не нравятся как в Смольном нынешнем или в прошлом Смольном, так и среди тех, кто, как у нас в городе иногда говорят, кремлевские, то есть те, кто связан с администрацией президента, - там тоже, конечно, очень хотят демократизировать власть.

Михаил Соколов: Сегодня выборы в Санкт-Петербурге проходят так, что соперники Валентины Матвиенко утверждают: на ее стороне активно действуют властные структуры - и федеральные, и исполняющий обязанности главы города Александр Беглов.

Бывший вице-премьер и депутат Думы Сергей Беляев сообщил журналистам: милиция не дает действовать его агитаторам, разгоняя пикеты, подвергаются давлению и поддержавшие его коммерческие структуры.

Сергей Беляев: Запугали. Предвыборный фонд не наполнить. Петербургские предприятия просто откровенно боятся, потому что это сразу должно быть известно штабам Матвиенко и другим, которые тут же принимают экстренные административные меры.

Михаил Соколов: Вице-губернатор и кандидат Анна Маркова также приводит пример преследования тех, кто оказался на ее стороне.

Анна Маркова: Запуганность, страх и иногда просто ужас, который несовместим со званием вообще свободного, гордого человека, конечно, я не просто ощущаю, я вижу. Государственных служащих всегда очень легко выровнять в ряд должностью, местом, угрозой увольнения, поэтому большинство именно так и поступают, получая команду. Может быть, люди не согласны, но, тем не менее, внешне они проявляют именно такие признаки действия, как запуганность и готовность выровняться.

Вторая часть - бизнес - тоже, кстати говоря, очень уязвима. То, как говорится, с чем я столкнулась. Открыто выступил в мою поддержку председатель футбольного клуба Амелин, бывший строитель, у него своя строительная компания. И вот вместе со мной он мучается уже в течение целого месяца. Помимо того, что его уволили, так к нему в строительную фирму...

Михаил Соколов: Это клуб "Динамо"?

Анна Маркова: Это клуб "Динамо", да. Так вот, в его строительную компанию сначала пришла налоговая инспекция. Потом, видимо, уже питерским правоохранителям надоело все это, они отказались, поэтому прислали группу из Москвы.

Михаил Соколов: Тема административного ресурса активно обсуждается в Петербурге. Ведь с благословения президента Матвиенко был подготовлен буквально шелковый путь в Смольный. За время подготовки 300-летия города Валентина Матвиенко не сходила с экранов, решала массу проблем, давала обещания горожанам и затмила явно слинявшего Владимира Яковлева, который уже готовился к уходу в Белый дом.

На празднике Матвенко просто блистала. Чиновники поняли, кто будет хозяйкой Питера. Никто из фигур, широко известных в городе или стране, не рискнул ввязаться в борьбу.

Более того, к финалу несколько кандидатов сошли с дистанции. Питерский порнограф Сергей Прянишников осознал, что собирается в Думу.

Депутат Петр Шелищ в этот понедельник подписал вместе с Валентиной Матвиенко общественный договор, где подробно изложена его положительная программа. Валентина Матвиенко одобрила документ, как способствующий развитию гражданского общества.

Петр Шелищ сообщил о достоинствах Валентины Матвиенко так красноречиво, что создалось ощущение, это не соперник, а агитатор. Уже в понедельник в интервью Радио Свобода Петр Шелищ сообщил: он размышляет о том, чтобы отказаться от участия в выборах.

Петр Шелищ: Я изучу вместе с коллегами-социологами, как повлияет мое дальнейшее участие в кампании на перспективах ее завершения в один тур. Если приду к выводу, что мое участие дальнейшее этому помешает, я легко снимусь.

Я никогда не говорил, что я прошу меня избрать губернатором. Я говорил, что я хотел бы, чтобы у нас человек, который станет губернатором, был обременен взятыми на себя обязательствами. Этого сегодня я достиг.

Михаил Соколов: В среду Петр Шелищ снял свою кандидатуру.

Иные же кандидаты проявили характер. Предложенные им политические соглашения они гордо проигнорировали.

Механизмы подобных сделок раскрывает история депутата Законодательного собрания Петербурга Константина Сухенко. Лидер фракции "Единая Россия" в Питерском парламенте вдруг решил баллотироваться на пост губернатора. Идеалиста исключили из партии, а на днях сам спикер Совета Федерации Сергей Миронов убеждал кандидата выйти из борьбы.

Константин Сухенко: Я лишился, наверное, большего даже, чем членство в партии и руководство фракцией. Меня так и из политсовета исключили. Но самое смешное, что мне предлагали стать председателем Законодательного собрания даже и говорили: вот не делай глупостей - и через некоторое время все будет хорошо.

Михаил Соколов: При "живом" председателе?

Константин Сухенко: Ну, фактически так. Сначала предлагали избраться вместо Вадима Альбертовича, потом говорили о том, что он уйдет на повышение, через полгода, через год все решится. Но я, собственно, сделал другой выборы. Я считал и считаю, что публичная политика, в общем, из этого и состоит.

Михаил Соколов: Скажите, а действительно председатель Совета Федерации Сергей Миронов с вами вел такую, достаточно жесткую беседу, говоря о том, что ваша перспектива как политика федерального масштаба закончится?

Константин Сухенко: Он мне говорил о том, что мои перспективы как политика закончатся безотносительно к масштабу. И в этом смысле разговор был действительно жесткий, хотя, наверное, он разговаривал со мной как товарищ, он просто вразумлял меня по-товарищески. С одной стороны, я горжусь тем, что из всех кандидатов вразумляли таким образом, не знаю, наверное, меня одного, и при уверенности Сергея Михайловича, что я не выйду за полуторапроцентную отметку. Я хотя бы в этом смысле, думаю, удивлю его, потому что уже сейчас мой рейтинг существенно выше.

Михаил Соколов: Депутат Законодательного собрания Вадим Войтановский собирался, но не вышел из борьбы: как он говорит, этого от него потребовали избиратели.

Интересна и история кандидат от "Яблока" Михаила Амосова. В понедельник он продолжал борьбу. Возможность прагматического решения - выхода из кампании под обещание потенциального победителя - Амосов прокомментировал так.

Михаил Амосов: Для себя я таких вариантов не вижу. Я достаточно хорошо в ходе избирательной кампании познакомился со стилем Матвиенко. Мне давно понятна Маркова. Я не думаю, чтобы избирательную кампанию мог выиграть Беляев. Одним словом, я не вижу среди претендентов того губернатора, с кем бы я мог работать, скажем, в виде вице-губернатора. Сегодня каких-то предпосылок для заключения такого рода соглашения я просто не вижу.

Михаил Соколов: Во вторник близкие властям агентства начали давать одно за другим сообщения, что партия Явлинского размышляет о том, чтобы снять своего кандидата. Сам Михаил Амосов из борьбы не вышел, не желая терять лицо.

Михаил Амосов: Речь идет о бюрократической некоей машине Смольного и кремлевской бюрократической машине, которые между собой, действительно, соревнуются. Но там-то хочется иметь демократическую альтернативу.

Михаил Соколов: Кампания в Санкт-Петербурге была еще и чередой судебных тяжб. Приемы тупые и примитивные.

Директор макаронной фабрики Виктор Ефимов терроризировал судебными исками Анну Маркову. Бывший секретарь райкома КПСС добивался того, чтобы вице-губернаторшу лишили регистрации из-за неверно оформленных подписей. Но Маркова суд выиграла.

Анна Маркова: Только моя закалка и то, что я все-таки правовой вице-губернатор в Санкт-Петербурге, позволило мне действительно выиграть все суды и, как я и обещала, работать только на правовом поле. Хотя я думаю, что для обычного, просто нормального гражданина, если бы он сделал то же самое, это было бы просто непреодолимым барьером.

Михаил Соколов: Сергею Беляеву попытались вменить в вину аренду агиттеплоходов: чай и вода - это подкуп избирателей.

Сергей Беляев: Слушайте, ну сколько можно морочить голову? Неужели мы не знаем законы? Неужели мы не знаем, за что людей снимают с дистанции? Если там какие-то бутерброды, какой это подкуп, если даже они были? Ну, там чай кто-то захочет выпить, воду... А что, мы собираемся в кинотеатрах - тоже вода есть, пожалуйста.

Михаил Соколов: Тяжбам сопутствовали попытки перевести полемику в диффамацию. Здесь отличился депутат Законодательного собрания, кандидат в губернаторы Алексей Тимофеев.

Алексей Тимофеев: Государственный чиновник Сергей Беляев придумал идею, которая позволила создать тот самый 10-миллиардный коэффициент недоремонта (долларовый, кстати), который есть в нашем городе, разбазарив имущество городское. Если ему нечего сказать, потому что это правда, конечно, он будет кричать, что он привлечет кого-то к какой-то там ответственности. Учитывая, что у него в доверенных лицах есть воры в законе, понятно, к какой ответственности он может привлечь.

"Шереметьево"... Я зачитал справку из совершенно конкретного уголовного дела, в котором рассказывается о том, как наш герой, Сергей Беляев пытался приватизировать аэропорт "Шереметьево" путем передачи 51 процента акций четырем фирмам. То есть он их передал в доверительное управление, а они должны были их продать. Дальше вмешались арбитражный суд и прокуратура. Сделки отменили, а на Беляева дело завели.

Михаил Соколов: Сергей Беляев, явно выведенный из себя, доказывал: он выиграл 3 суда и защитил честное имя.

Сергей Беляев: Именно в этом аэропорту происходили такие события, которые наносили ущерб государству. Через аэропорт "Шереметьево" организован трафик наркотиков на миллиарды долларов оборота. Из аэропорта "Шереметьево" выводилась государственная собственность, и была фактически недоимка государственного бюджета до 100 миллионов долларов в год. Из аэропорта "Шереметьево" милиция творила все что хотела, мафия процветала, взятки раздавались направо, налево, в том числе наверх. В этом во всем участвовала правоохранительная система, включая спецслужбы.

И как только я вышел на вот эти концы, так тут же государство, спрятав голову под стол, объявило, что вроде бы, значит, надо Беляева убрать. Но есть закон, и есть суд. Я просто понял, что с этой шоблой связываться больше нельзя. И я доказал свое право, 4 суда обеспечили мое законное право. Я несколько раз пытался дозвониться президенту по этому поводу, но там так блокировали... Поэтому неудивительно, что здесь, в Петербурге, испугались, что буду до конца создавать условия и прозрачность деятельности.

И понимаю, сколько раз будут поливать меня всяческим дерьмом здесь. Вы что, думаете, я идиот - пришел сюда на выборы подставлять бока? А все эти щенки начинают дезинформировать людей.

Михаил Соколов: Суд между Сергеем Беляевым и Алексеем Тимофеевым обещан петербуржцам и, видимо, состоится до конца года.

Я поинтересовался у Валентины Матвиенко, как кандидату в губернаторы видится все это предвыборное сутяжничество.

Валентина Матвиенко: Я в этом не участвую. Я встречаюсь в трудовых коллективах, по месту жительства. Я даже, честно говоря, не в курсе тех судебных процессов, которые идут, и так далее. Это тактика оппонентов. Это позиция слабых людей, которые не могут победить в конкурентной борьбе, людей, у которых нет программы.

Никто практически не обнародовал свою программу, - за исключением двух, по-моему, человек - с которой они идут на выборы. Они не показали, как они собираются решать проблемы в городе. Естественно, у них нет другого выхода, как пытаться сорвать кампанию, пытаться настроить негативно горожан, сорвать явку, настроить на голосование "против всех".

Они готовы пойти на все способы, только бы не допустить, в данном случае, избрания меня как человека, который их не устраивает.

Михаил Соколов: Скандалы на петербургских выборах - следствие обновленного российского законодательства. Попытки зарегулировать все и вся, лишить голоса и прессу, а через нее - и избирателей, приводят и к лицемерию, и к чудовищным аберрациям, и просто к попранию Конституции.

В интервью газете "Дело" заместитель председателя Санкт-Петербургской избирательной комиссии Дмитрий Краснянский прямо назвал выборный закон антиконституционным, попирающим свободу слова и печати и призвал добиваться его отмены через Конституционный или Европейский суд.

Михаил Соколов: Выборы губернатора Санкт-Петербурга. Забавно было смотреть, как идут по петербургскому телевидению ролики кандидатов.

Михаил Амосов на фоне каких-то телеэкранов объясняет свою программу. Константин Сухенко появлялся в праздничной толпе. Сергей Беляев прогуливается по набережной Фонтанки, после чего на экране - конечно, случайно - показывается свиное рыло: клоун в свинской маске распевает под балалайку пошлую рекламную частушку.

Возникает неизбежное впечатление: суть кампании в пиаре и крючкотворстве. Между тем, суета, о которой рассказывают газеты, - а им только и остается писать, что о скандалах, - заслоняет главное. Решается судьба второго города в России. Жизнь нескольких миллионов человек, грандиозные финансовые потоки "окна в Европу" - все это зависит от того, какой курс изберет новый губернатор.

Анатолий Собчак хотел открыть Петербург Европе, сделав его мировым туристским центром. Владимир Яковлев обещал поднять промышленность. И у того, и у другого мало что вышло. Свежевыкрашенные фасады, оживление торговли и туризма - это налицо. Оборотная сторона: развал общественного транспорта, застой в возведении муниципального жилья, из-за недостроенных очистных сооружений 40 процентов стоков идет в Неву.

Программа Валентины Матвиенко - набор очень правильных мыслей на эту тему. Все, о чем я сказал ранее, будет решено.

В выборах странным образом не стал участвовать кандидат от Компартии России. Организация "Коммунисты Петербурга" назвала решение Зюганова политической близорукостью. Зато теперь Валентина Матвиенко вне конкуренции направленно работает с пожилым электоратом.

Валентина Матвиенко: В городе блокадники, ветераны, участники, инвалиды Великой Отечественной войны остались самыми незащищенными категориями населения. Это те люди, которые создавали богатство нашей страны на протяжении всей истории, которые 10 олигархов вот уже 15 лет никак между собой поделить не могут.

Я считаю очень важным, особенно сейчас, силами социальных служб провести обследование условий жизни каждого блокадника, каждого участники и ветерана Великой Отечественной войны, труженика тыла, посмотреть, в чем эти люди нуждаются.

Михаил Соколов: Анна Маркова, у которой в основном тот же избиратель, да и программа наполнена столь же свежими идеями, к текстам, для нее созданным, относится скептически.

Анна Маркова: Программы очень легко пишутся. Что нужно для страны и что нужно для города, знают все. Но ведь все эти программы должен выполнять и иметь тот, у кого есть и профессиональный опыт, и опыт управления.

Михаил Соколов: Тезис конкурентки - главное, не программа, а люди - обнажает уязвимое место потенциального губернатора Валентины Матвиенко: полпред держит в тайне, кто же войдет в команду Смольного.

Валентина Матвиенко: Я работают над составом своей команды. Я очень серьезно и ответственно к этому отношусь. У меня уже есть костяк этой команды. Я продолжаю проводить самые широкие консультации, и это мой принцип при отборе кадров - чтобы это не было кулуарно.

Я продолжаю проводить консультации с профессиональным сообществом (промышленниками, строителями), с жилищно-коммунальным хозяйством, деятелями культуры, науки, высшей школы. Это должны быть люди профессиональные, деловые, порядочные, болеющие за город и за горожан. Почему я не оглашаю фамилии? Считаю это просто неэтичным перед выборами - давать какие-то поводы для ненужных разговоров.

Если мне горожане доверят, я буду избрана губернатором, в течение буквально 10 дней я завершу эти консультации, и, естественно, обнародую.

Михаил Соколов: Кандидат Константин Сухенко прямо называет кадровую политику Матвиенко неприемлемой для Петербурга.

Константин Сухенко: Я все-таки полагаю, что городом должны руководить и приходить к власти более молодые люди. Я меньше всего хочу обидеть при этом Валентину Ивановну. Она никакой не оплот застоя, безусловно, но объективно она из другого времени, у нее другие навыки, у нее другой опыт. И уже первые такие примеры применения этого опыта на питерской земле, они негативны.

Эти ошибки уже видны, и кадровые, такие как назначение Виролайнена. Виролайнен назначен по коммунальным вопросам - этого человека город знает, и это не та фигура на этой должности, это товарищ Валентины Ивановны по работе в партийном аппарате советских времен. Это знаковое такое назначение, потому что за ним пойдут другие подобные, и все это уже понимают.

Попытки понравиться всем. Со строителями как договорились? Ну, выгнали депутатов из ИТК, ну, отдали администрации фактически монопольное право распоряжаться вот этими пятнами под застройку - это просто сговор какой-то со строителями, когда все строители единогласную поддержку выражают Валентине Ивановне в обмен на эти совершенно недвусмысленные шаги с ее стороны. Это сговор бизнеса и власти.

Михаил Соколов: Михаил Амосов подчеркивает, что для "Яблока" Маркова - не союзник: она была в яковлевской команде. Но и Матвиенко их не устраивает.

И все же в процессе дискуссий некоторые идеи оппозиционных политиков кандидат партии власти вынужден забирать в свой багаж, подчеркивает Михаил Амосов.

Михаил Амосов: Моя любимая тема - это поддержка жилищно-строительных кооперативов. В программе Матвиенко ни одного слова об этом не было. Смотрю, уже появляется: она уже встречается, так же как и я, с председателями ЖСК, начинается заниматься этой темой. Ну что ж, хорошо, мы повлияли, значит, на общую ситуацию в городе.

Мы остро ставим вопрос о коррумпированности городской власти - уже начинает у других кандидатов тоже проявляться эта тема.

Михаил Соколов: Константин Сухенко также отметил, что сближение позиций на выборах безусловно есть.

Константин Сухенко: Действительно, многие из тех идей, которые я огласил в ходе избирательной кампании, сегодня становятся просто каким-то общим местом. Я с радостью вижу, что уже идет возрождение программы строительства муниципального жилья - об этом говорят почти все кандидаты. Реформу системы управления Санкт-Петербургом как одно из ключевых условий вообще каких-то позитивных изменений в городе уже тоже признают все, не спорят. Нужно наделять муниципальные советы полномочиями и передавать им, в том числе, и материальные ресурсы, необходимые для осуществления этих полномочий. Нужно повышать роль Законодательного собрания в жизни города.

Михаил Соколов: Объективная реальность такова, что будущий губернатор не может игнорировать, например, налоговую ситуацию: 70 процентов доходов города забирает центр. И Валентина Матвиенко уже обещает своим избирателям порадеть за Питер.

Валентина Матвиенко: Сохранение и развитие такого города - это не только ответственность городской власти и городской казны. Это ответственность президента, и правительства, и в целом России. Поэтому первый посыл о том, что нужно привлекать больше средств из федерального бюджета, он абсолютно корректен.

И Петербург достаточно зарабатывает средств, но та федеральная налоговая политика, которая существует, она серьезно забирает средства из города-донора и мало ему возвращает. Безусловно, нужно добиваться справедливости в этом вопросе.

Михаил Соколов: Реакция другого кандидата, Анны Марковой, интересна: она тут же дает сигнал федеральному центру, что не будет покушаться на деньги, которые распределит правительство.

Анна Маркова: Больше из федерации денег, чем положено по закону, наверное, можно получить только в исключительных случаях - например, 300-летие Санкт-Петербурга. Мы уже столько получили, что, по-моему, выбрали на несколько десятков лет вперед.

Федеральные программы - будет Валентина Ивановна или не будет Валентина Ивановна - будет. Я уверена, что будет строиться и дамба, и будет строиться кольцевая дорога. А то, что положено по закону, - это примерно 2-3 процента - то, что мы сейчас недополучаем. Это, конечно, большие деньги, за них можно и биться, но опять-таки с правовой точки зрения. Поэтому говорит о том, что мы недополучаем несколько десятков процентов, - это нас очень здорово обижает.

Ну, это воздействие опять на сознание горожан, что есть тот человек, который, имея хорошие связи, сможет все решить и что-то дополнительно получить. В какое положение мы поставим себя по отношению ко всей стране? Ну почему в Петербурге будет нарушаться закон - сюда пойдут какие-то дополнительные деньги? Это блеф.

Михаил Соколов: С другой стороны, Константин Сухенко позиционирует себя более радикально: Матвиенко будет выпрашивать деньги у Москвы, а вот я за то, чтобы мы деньги заработали.

Тема столичности Петербурга - больное место. Город, выстроенный как административный центр, после большевистского переноса столицы в Москву уже три четверти века переживает ломку. Мысль о том, что хоть какие-то из столичных функций надо городу вернуть, после прихода в Кремль Владимира Путина, который делает знаки внимания Петербургу, становится, пожалуй, одной из главных тем и нынешней кампании.

Петр Шелищ мыслит здесь достаточно радикально.

Петр Шелищ: Есть ряд стран, где высшие суды, скажем, находятся не в столице, - Федеративная Республика Германия, в частности. Это достаточно полезно, в том числе и для большей независимости судебной власти от других ветвей власти. Скажем, Министерство культуры... это вопрос давно обсуждается - о переводе его сюда. Я думаю, тоже всем понятно почему. Это должно помогать привлекать средства федерального бюджета, я думаю.

Михаил Соколов: Валентина Матвиенко размышляет в русле этой темы, но более осторожно, как и подобает взвешенному центристскому кандидату.

Валентина Матвиенко: Что касается переноса части функций, моя позиция такова: в Петербург не нужно переносить столицу, нам не нужна вот эта купеческая, столичная, московская суета. Петербург - город особый, и он должен вот эту свою особость сохранять.

Безусловно, Петербург вправе претендовать на часть столичных функций, но только тех, которые будут полезны городу, только тех, которые позволят привлечь внимание к городу, позволят привлечь бизнес и инвестиции, будут способствовать более быстрому его развитию.

Я против того, чтобы переносить бессмысленно какие-либо министерства и ведомства, разводить тут дополнительное количество чиновников, занимать памятники архитектуры под чиновничьи офисы - я против этого. Я думаю, что здесь нужно решать на более серьезном уровне.

Я сторонник того, чтобы перевести в Петербург как минимум одну из ветвей власти, а также перевести те финансовые структуры, которые могли бы улучшить финансового положение города. Это не дело, что на 4,5 миллиона жителей Санкт-Петербурга бюджет города - порядка 75 миллиардов к концу года будет. В Москве количество жителей в два раза больше всего лишь, а бюджет в 6 раз больше. Поэтому, понятно, Москва процветает и развивается, а Петербург просто выживает.

И это положение дел надо менять. Это не только ответственность городской власти, хотя, безусловно, есть резервы и возможности у городской власти, но мы будем привлекать всевозможные федеральные ресурсы.

Мы обсуждали и стратегию, и сроки. И есть такое понимание. После выборов, я думаю, это должно быть и может стать предметом, в том числе, и общественного обсуждения в городе. Мне кажется, что даже такого рода решения не должны приниматься, не спрашивая мнение горожан. Если бы я сейчас это делала, это выглядело бы предвыборной ситуацией, а я не хочу столь серьезные вещи пускать под колеса предвыборной кампании. Я полагаю, что после выборов нужно будет этот вопрос обязательно сделать предметом широкого обсуждения и профессиональных групп, и просто населения, и послушать мнение горожан и после этого внести соответствующие предложения президенту и правительству.

Михаил Соколов: Вице-губернатор Анна Маркова, которая должна в этой кампании быть антиподом полпреда, больше напирает на питерскую гордость.

Анна Маркова: Я бы, наверное, - конечно, это шутка, - не возражала, если бы сюда переехало Министерство финансов, для того чтобы можно было быстрее решать некоторые вопросы. Я не вижу пока сейчас ни оснований, ни смысла. Это нужно в первую очередь экономически просчитать.

А во-вторых, представьте себе сами, возьмем любое министерство, которое решило сюда переселиться. Говорят про дополнительные рабочие места - ну откуда они появятся? Наверное, все чиновники, которые работают в этом министерстве, переедут с этим министерством. Нужны будут опять квартиры, нужна будет инфраструктура.

В первую очередь, наверное, нужно решать проблемы инфраструктуры, проблемы транспорта, развязок, строительства, а потом уже думать о перенесении сюда столичных функций. Мы уже были свидетелями, когда здесь организовывалось полномочное представительство, отняли здание у Дома малютки.

Нужно сюда перенести какие-то столичные организации - опять конфликт. Институт растениеводства. Верховный суд принадлежит всей стране - ну, пусть он пока остается в Москве. Если, допустим, встанет такой вопрос, - ну что ж делать, примем.

Михаил Соколов: "Яблочного" политика Михаила Амосова привлекает образ Петербурга как юридической столицы России.

Михаил Амосов: Единственная федеральная структура, крупная, которая желательно, чтобы оторвалась от правительства, от администрации президента, от парламента, это судебные органы. Вот я бы с удовольствием принял в Петербурге Конституционный суд, Верховный суд. И это повысило бы и наш статус, и, если хотите, потрафило бы питерскому самолюбию, тщеславию петербуржцев. Мы бы чуть-чуть хлебнули вот этих столичных функций, чуть-чуть их получили.

И с другой стороны, это было бы полезно для России: надо, чтобы немножко со стороны судебные органы смотрели на то, как происходит кухня законодательства и что там, в правительственных кругах, думают. Больше - упаси Господь.

Михаил Соколов: А вот Сергей Беляев категорически выступает против перевода структур исполнительной власти в Петербург.

Сергей Беляев: Все функции исполнительной власти должны быть сосредоточены в одном городе. Я против того, чтобы разбивать структуры исполнительной власти. Но если возникает возможность создать здесь условия для работы Верховного суда, например, или Высшего Арбитражного суда, или Конституционного суда, что было бы на самом деле очень красиво, то никто здесь не возражает, потому что это не плодит количество чиновников, количество машин с мигалками.

Михаил Соколов: Константин Сухенко развивает свои идеи - самостоятельного развития Петербурга.

Константин Сухенко: Нужна Петербургу сегодня больше всего власть с европейским лицом. Это гораздо важнее, чем приход сюда каких-то федеральных функций и федеральных денег. Если будет эффективная демократия создана, то, извините, мы еще сможем помогать Москве и всей России гораздо больше, чем делаем это сегодня.

Я скорее полагался бы на то, что Петербург, будучи городом свободным и городом европейским, знаете, сам бы решил свою судьбу, и с Москвой бы мы договорились. И десятой части не реализовано того потенциала, который у города есть, а мы ходим и на Москву смотрим. Так вот, пока будем ходить и на Москву смотреть, мы так и будем жить - с подачками с чужой руки.

Конечно, можно сюда и президентов привозить, и из бюджета доплачивать за федеральный статус какой-то, за услуги по приему международных делегаций - конечно, тоже путь. Но для меня он, знаете, какой-то нецивилизованный, неевропейский, он азиатский какой-то: добрый царь что-то подкинул.

Михаил Соколов: Столичные функции для Петербурга - это только одна из тем, которые на самом деле требовали нормального, свободного обсуждения во время кампании в прессе. Оно не вполне состоялось и из-за стиля нынешней власти, превращающей выборы в управляемую имитацию, и из-за убогого законодательства.

Последние перед выборами дни - это отчаянные попытки команды Валентины Матвиенко добиться красивой победы уже в первом туре. Возможно, из-за избранной наступательной тактики команду Матвиенко нельзя, упрекнуть, к примеру, в том, что так свойственно заматеревшим региональным начальникам, - в закрытости. Приходится идти к людям, проводить десятки встреч, не прятаться от прессы, даже предлагать журналистам: создайте клуб критиков губернатора.

Петербург заставил Матвиенко, политика с опытом ВЛКСМ и КПСС, заметно прибавить демократизма - это тоже достижение. Хотя протестный потенциал раздраженных давлением петербуржцев весьма высок. Политику, раскрученному на федеральном уровне, открыто поддержанному Кремлем, приходится бороться за голоса жителей Петербурга в противостоянии с чем-то неуловимым.

В Санкт-Петербурге сейчас рассуждают, что в Кремле разные группы в окружении президента поставили на разных кандидатов. Но бывшему лидеру фракции "Единая Россия" в Законодательном собрании Санкт-Петербурга Константину Сухенко тема эта кажется не очень солидной.

Константин Сухенко: В окружении президента есть разные силы. И для меня совершенно очевидно, что сегодня Матвиенко и Беляев - кандидаты с одной руки. Я не вижу кандидатов с другой руки, хотя эта другая рука там для меня совершенно очевидна, - а может, и третья, и четвертая, - в Москве и в окружении президента она безусловно есть. Вот то, как построили весь ресурс под одну руку, уверяю вас, это не демократия. И негативные последствия этого еще дадут о себе знать.

Михаил Соколов: На мой вопрос - вы сталкиваетесь с сопротивлением системы? - Валентина Матвиенко отвечала следующим образом.

Валентина Матвиенко: Безусловно присутствует системное противодействие, которое на практике выражается через конкретных кандидатов, за которыми стоят те силы, которые хотят изменений в городе, которые воспринимают мой приход как угрозу их интересам. И вы видите, какие огромные средства нелегальные, "черные" деньги тратятся на кампанию с попыткой опорочить меня, членов моей семьи, - это огромные миллионы долларов. Если кто-то их тратит, значит, он заинтересован в этом. Понятно, что это системная проблема.

Михаил Соколов: Вы пытаетесь выйти из системы закрытости, которая существовала?

Валентина Матвиенко: Я всегда исповедовала такой стиль, во-первых. Я уже неоднократно говорила, что за мной никто не стоит, никакие финансовые группы, никакие олигархи, никакие политические силы. Я человек абсолютно независимый, у меня нет никаких обязательств в городе. Я никому не должна платить по счетам.

Я ратую за равнодоступность бизнеса, чтобы не принимались решения в интересах отдельных групп и кланов, а были прозрачные правила игры, что позволит нам привлечь бизнес, привлечь инвестиции, создать более благоприятные условия для предпринимателей. Естественно, как вы понимаете, есть те группы, которые этого боятся.

Михаил Соколов: Отчасти кандидат Матвиенко, может быть, и права. Но все же не до конца.

Кандидат Валентина Матвиенко не может, конечно, признаться, что при формальном наличии десятка соперников она вела бой за победу в первом туре... с тенью, и даже не с одной.

С тенью своего комсомольско-партийного прошлого, которое настораживает часть петербуржцев.

С тенью недоверия, которая рождается после того, как многим кажется: этого правительственного кандидата нам технично навязывают, грамотно лишая альтернативы, не давая возможности участвовать в выборах людям калибра той же Матвиенко и выводя из борьбы других ее соперников.

С тенью, которую на Матвиенко отбрасывают неуклюжие попытки перебежавших вовремя под крыло фаворита выборов чиновников старой яковлевской команды выслужиться, обеспечить победу ценой мобилизации масс административными методами.

И наконец, с тенью, которую может бросить в глазах президента на кремлевскую команду, выдвинувшую Валентину Матвиенко, неубедительный, как может показаться, результат - отсутствие чистой победы в первом туре.

Михаил Соколов: В Ленинградской области 21 сентября пройдут выборы губернатора. Итоги кампании подводит Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: На выборах губернатора Ленинградской области аналитики прогнозируют второй тур. В нем могут встретиться действующий губернатор Валерий Сердюков и экс-губернатор, член Совета Федерации от Владимирской области Вадим Густов.

К концу кампании Валерий Сердюков заявил, что устал от того количества грязи, которое льют на него конкуренты. Последней каплей стало обнаружение в штабе кандидата подслушивающего устройства.

Много случаев незаконной агитации и против других кандидатов. Во вторник 16 сентября милиционеры изъяли 300 тысяч экземпляров газеты "Бегемот", направленной против Вадима Густова. В той же типографии были найдены агитлистовки Валерия Сердюкова, однако вместо официальных 300 тысяч их было отпечатано в 6 раз больше. Вадим Густов направил заявление в прокуратуру.

В воскресенье 14 сентября в различные инстанции стали поступать звонки удивленных людей, которые спрашивали, за что сняли Вадима Густова. Оказалось, что жителям области раздали 50 тысяч бюллетеней и предложили проголосовать за одного из кандидатов. Причина, позволившая журналистам назвать эту акцию черными технологиями, оказалась проста: в бюллетенях не был указан один из фаворитов гонки - Вадим Густов. Как стало известно, эти странные праймериз в Ленинградской области провела московская организация "Сургутская альтернатива". Один из организаторов акции, Рустам Арифджанов, неубедительно объяснил.

Рустам Арифджанов: Нам интересна модель реакции избирателя, когда один из кандидатов в выборах не участвует.

Дмитрий Казнин: На следующий день глава облизбиркома Владимир Журавлев был вынужден дать оценку случившемуся.

Владимир Журавлев: Будем разбираться, разбираться в экстренном порядке.

Дмитрий Казнин: И хотя облизбирком направил заявление в прокуратуру, теперь уже ясно, что никто не понесет наказание. По информации, появившейся в прессе, заказчиком этой акции выступило местное отделение СПС, глава которого, Залина Медоева, является кандидатом в губернаторы области, однако входит в негласную коалицию с Валерием Сердюковым. Это подтвердилось в среду, 17 сентября, когда Залина Медоева сняла свою кандидатуру в пользу Валерия Сердюкова.

В этот же день из гонки попытался выйти, и тоже в пользу Валерия Сердюкова, еще один кандидат - Владимир Белозерских, но его заявление облизбирком не принял, так как оно было прислано по факсу.

Два претендента на губернаторство сняты с регистрации судом.

Оставшиеся кандидаты считаются либо техническими, то есть выдвинувшимися ради одного из лидеров (например, Юрия Терентьева и Александра Смирнова причисляют к лагерю Вадима Густова), либо партийными, то есть ввязавшемуся в кампанию ради выборов в Госдуму (Михаила Водопьянова выдвинула "Народная партия", а Дмитрия Василенко - "Партия Возрождения России").

Михаил Соколов: Рассказывал Дмитрий Казнин.

В Ставрополе 21 сентября пройдут выборы главы города. Ключевым стало соперничество бывшего мэра и депутата краевой Госдумы Михаила Кузьмина и мэра нынешнего - Дмитрия Кузьмина, а также депутата и шоумэна Андрея Разина.

Сообщает корреспондент Радио Свобода Лада Леденева.

Лада Леденева: Лидеры нынешних выборов мэра определились задолго до начала предвыборной гонки. Об этом свидетельствует завидное упорство, с которым городской избирком не хотел регистрировать депутата Ставропольского краевого Законодательного собрания, возглавлявшего краевой центр до 2001 года и, по его словам, соскучившегося по прежней работе, Михаила Кузьмина и его коллегу и создателя популярно некогда поп-группы "Ласковый май" Андрей Разина. Михаилу Кузьмину пришлось пройти 6 избиркомовских и 5 судебных заседаний, чтобы отстоять свое право заново баллотироваться на пост мэра города.

Михаил Кузьмин молчал. Андрей Разин возмущался.

Андрей Разин: Городская территориальная избирательная комиссия полностью работает на главу города, Кузьмина Дмитрия Сергеевича.

Лада Леденева: В конце концов кандидатов зарегистрировал крайизбирком, напуганный вмешательством ЦИКа.

На пост мэра города претендуют предприниматель Сергей Мун, депутат городской Думы Алексей Чернышев, главный федеральный инспектор Южного федерального округа Герой России Юрий Эм, директор коммерческой фирмы "Мед-Опт" Андрей Плеханов, депутат Городской Думы Виктор Шурупов и заместитель председателя Ставропольского фонда культуры Людмила Николаева.

12 сентября жители краевого центра увидели на улицах плакат с крупным фотонегативом, на нем красовался мужской портрет с красными, как у вампира, глазами и надпись внизу: "Михаил Кузьмин - предатель!" Листовка оплачена из предвыборного фонда кандидата на пост мэра города, 23-летнего предпринимателя Сергея Муна. Избирательная комиссия сделала ему замечание за "использование изображения лица, не давшего на это разрешения". Михаил Кузьмин заявил о намерении подать на Муна в суд.

15 сентября, за 6 дней до выборов, Октябрьский районный суд краевого центра отменил регистрацию в качестве кандидата на пост мэра города ныне действующего главы администрации Дмитрия Кузьмина, а вместе с ним - кандидата на пост вице-мэра, председателя Ставропольской городской Думы Андрея Уткина. Заявительница ставила в вину кандидату использование административного ресурса в собственных интересах и явный перерасход средств предвыборного фонда. В списке нарушений - использование логотипа "ДК" (Дмитрий Кузьмин) на городских троллейбусах, распространенных ко Дню знаний школьных закладках с поздравлениями, крупнотиражная партия красочных расписаний школьных занятий, а также многочисленные публикации в муниципальных средствах массовой информации.

Однако решение районного суда ненадолго удивило ставропольцев. В тот же день оно было приостановлено, а еще через день и вовсе отменено краевым судом.

Михаил Соколов: Из Ставропольского края сообщала Лада Леденева.

В Томской области 21 сентября пройдут губернаторские выборы. В Томске побывал специальный корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Мумин Шакиров: Томская область одна из самых тихих точек на политической карте России. Обеспечивает эту стабильность в течение последних 14 лет сибирский губернатор Виктор Кресс. В 1991 году указом президента России он был назначен главой администрации области. На первых губернаторских выборах 1995 года он получил 52 процента голосов избирателей, в 1999 году - уже 73 процента.

Ныне его ближайшие конкуренты - 72-летний первый секретарь Томского обкома КПРФ Александр Поморов и малоизвестный лидер регионального отделения Евразийской партии Евгений Кротов - набирают всего лишь политические очки.

О Викторе Крессе рассказывает лидер региональной организации СПС Нелли Кречетова.

Нелли Кречетова: Найти более умного и более продвинутого, конечно, можно, но нельзя найти избираемого точно так же. Например, никогда не изберут губернатора, который представляет СПС. К счастью, не изберут губернатора-коммуниста.

Плюсом сильным Кресса является то, что он за эти годы все-таки шел вперед. Продвинутый, скажем, электорат - вузовский, научный, предпринимательский - понимает, в общем-то, что Кресс достаточно прогрессивный человек.

Мумин Шакиров: Нет сомнения, что этот скромный, мало заметный на федеральном уровне политик готов идти на всероссийский рекорд - 19 лет на вершине губернской власти.

Михаил Соколов: Рассказывал специальный корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Репортаж специального корреспондента Мумина Шакирова о политической жизни Томской области прозвучит в следующем выпуске нашей передачи, 25 сентября.

XS
SM
MD
LG