Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Курск выбрал мэром чекиста. Женский день Санкт=Петербурга. Непростой фермер Александр Заверюха


Михаил Соколов: 5 октября состоится мероприятие под названием "Выборы президента Чеченской республики".

После того, как суд лишил регистрации кандидата Малика Сайдуллаева, как это и было ему обещано чиновниками Кремля, у главы Чечни Ахмада Кадырова не осталось серьезных соперников, считает корреспондент Радио Свобода Амина Азимова.

Амина Азимова: Ахмад Кадыров зарегистрировался в качестве кандидата одним из первых. Последние полгода все средства массовой информации республики вели неприкрытую агитацию за Кадырова. После принятия в марте новой Конституции в окружении главы администрации и на местном телевидении стало доброй традицией называть Кадырова президентом Чечни или даже первым президентом Чечни.

На его стороне административный ресурс, многотысячный штат мелких и крупных чиновников, несколько тысяч преданных личных гвардейцев, именуемых то охраной, то бригадой, то спецподразделением. Его днем и ночью показывают по местному телевидению: Кадыров на открытии фонтана, Кадыров в окружении детей, Кадыров, чинно беседующий со старцами.

Михаил Соколов: 5 октября состоится акт легитимизации бывшего муфтия и его пятитысячной карманной армии. Желающим угадать дальнейшую судьбу Ахмада Кадырова советую, если и не перечесть роман Грэма Грина, то посмотреть свежий фильм: ныне "Тихий американец" - архисовременное произведение.

Череду осенних региональных выборов завершило избрание мэра Курска. В Курске побывал специальный корреспондент Радио Свобода Владимир Долин.

Владимир Долин: Из девяти кандидатов на пост мэра Курска только федеральный инспектор по Курской области Виктор Суржиков и депутат Государственной Думы Александр Федулов собрали больше голосов, чем графа "против всех", в которой значится неприятная для власти неприятная для власти накануне думских и президентских выборов цифра - 11,74 процента.

Лидер областной организации партии "Единая Россия" Александр Чухраев так объясняет поведение курян.

Александр Чухраев: Когда большое количество "против всех", это говорит об абсолютной неспособности власти управлять.

Владимир Долин: Бывший курский журналист, ныне президент русскоязычного издательского холдинга в Кливленде Михаил Фенштейн, появившись в родном городе после десятилетнего отсутствия, находит в Курске множество изменений.

Михаил Фенштейн: Курск пытается, естественно, догнать столицу Москву, так же, как Кливленд пытается догонять Нью-Йорк в какой-то степени. И все как бы американизируется. Вот это все мне как бы не очень нравится, не очень по мне, потому что лучше, если б сохранился русский чай, русская блинная, а не кока-кола и бистро, где отвратительная еда и то, с чем американцы борются, но это уже везде в Курске.

Еще я очень рад тому, что люди не меняются, не становятся депрессивнее от того, что у кого-то денег нет, у кого-то тяжело. Мне нравится, что люди остаются многие оптимистами, по крайней мере, мои друзья. Они все при деле, зарабатывают и, на мой взгляд, двигают эту страну.

Владимир Долин: Новым главой города стал инспектор по Курской области, генерал-лейтенант Федеральной службы безопасности Виктор Суржиков, за которого проголосовали почти 33 процента избирателей. Мэр-чекист обещает сосредоточиться почти исключительно на хозяйственных вопросах.

Виктор Суржиков: С завтрашнего же дня я начну решать проблемы подготовки к зиме, долги, неплатежи, отсутствие тепла, порванные трубопроводы, теплотрассы, неотремонтированное жилье, где найти деньги, как рассчитаться с долгами, как договориться с энергетиками...

Владимир Долин: Наследство Виктору Суржикову досталось действительно незавидное. При прежнем глава города Сергее Мальцеве долг перед энергетиками вырос до 196 миллионов рублей. В результате компания "Курскэнерго" задолжала поставщикам газа и прошлой зимой периодически вводила ограничения на подачу тепла.

К команде прежнего мэра и к другим соперникам Виктора Суржикова на выборах у победителя есть серьезные претензии. Лидер поддержавшей Суржикова областной организации партии "Единая Россия" Александр Чухраев объясняет.

Александр Чухраев: Ну, это и коррумпированность власти, и это и кумовство во власти, это и некомпетентность, в первую очередь.

Владимир Долин: Сам Виктор Суржиков не скрывает того, что для побежденных проигрыш на выборах может иметь последствия, куда более тяжкие, чем простой уход из политики.

Виктор Суржиков: Реальных претендентов, людей, которые желали бы честно и добросовестно работать на интересы Курса, не было. Многие выдвигались с одной целью - защитить себя, защитить себя на будущее от возможных неприятных, негативных для них последствий, в бизнесе прежде всего, в некоторых решениях по управлению городом Курском.

Владимир Долин: Кроме "Единой России", был у Виктора Суржикова еще один ресурс поддержки, но не курского происхождения. Александр Чухраев, председатель политсовета региональной организации "Единой России" не стал скрывать этот факт.

Александр Чухраев: Виктор Петрович сам бы никогда без подсказки, наверное, не выставил бы свою кандидатуру, здесь не надо лицемерить. Но коль его кандидатуру была выставлена, это значит - противодействия уж явно не было. Виктор Петрович несамостоятельный человек во многих своих решениях. Он тоже устроен во власть. Значит, посчитали даже так, что федерального инспектора, главного федерального, найдут, а вот мэра, наверное, сложновато. Федеральная власть была заинтересована. Город Курск - это не какой-то сельский совет.

Владимир Долин: Компартия России также поддержала генерала - инспектора. Хотя три года назад Виктор Суржиков на губернаторских выборах соперничал с нынешним главой области, коммунистом Александром Михайловым, после победы последнего между ними воцарились совет да любовь, в чем новый мэр Курска признался корреспонденту Радио Свобода.

Виктор Суржиков: Мы никогда не были противниками. Мы куряне, и нас прежде всего интересовали вопросы жизни жителей Курской области, перспективы развития Курской области. Наша позиция, наши взгляды по многим направлениям совпадали, и мы просто честно, добросовестно, помогая друг другу, работали три года, я так считаю, плечом к плечу в интересах Курской области.

Владимир Долин: "Единороссы" не только поддержали Виктора Суржикова, но в целях устранения конкурентов федерального инспектора исключили из своих рядов главу города Сергея Мальцева и коммерсанта-строителя, в прошлом первого заместителя мэра, Владимира Лосева.

Изгнание из рядов "Единой России" с формулировкой "за дискредитацию партии" не образумило строптивцев. Мальцев и Лосев не сняли свои кандидатуры. Но получили лишь 7 и 6 процентов голосов соответственно.

Владимир Лосев теперь сомневается в способности курян идти путем прогресса.

Владимир Лосев: К сожалению, жители города Курска не готовы к переменам. Они больше тяготеют к старому. Они еще думают, что старое может вернуться и построить эту жизнь лучше.

Владимир Долин: Депутат Государственной Думы Александр Федулов утверждает, что его в поход на мэрию его благословили уроженец Курской области, весьма популярный у православных курян, святой Серафим Саровский и бывший завхоз Кремля, а ныне главный управляющий Союзом России и Белоруссии "евразиец" Павел Бородин.

Александр Федулов: 1 августа было видение Серафима Саровского. Я понял, что надо мне выставить свою кандидатуру. Госсекретарь Павел Павлович Бородин заявил о том, что будет Федулов мэром города, будет оказывать всяческую поддержку городу Курску. Почему? Я являюсь членом президиума политсовета Евразийской партии России. Меня поддержала на выборах на эту должность именно эта партия. После этого меня поддержал избирательный блок "Великая Россия" - "Евразийский союз".

Владимир Долин: Экономическая программа Александра Федулова незатейлива: снизить энерготарифы, национализировать городскую торговлю и восстановить сгоревший цирк.

Что-что, а цирк депутат избирателям устроить способен сам. У телезрителей, и не только в Курской области, свежи воспоминания о том, как в думской драке с Иваном Шандыбиным Александр Федулов пообещал откусить нос брянскому большевику. Свою угрозу курянин пока что не исполнил, но сражение в стенах Государственной Думы вспоминает с удовольствием.

Александр Федулов: Куряне, у которых еще писали в "Слове о полку Игореве", увидели, что еще их достойные особи имеются в Государственной Думе в виде депутата Федулова. И все такие простые люди так часто говорят между собой и не считают тот поступок, который я совершил в Государственной Думе, чем-то аномальным. Это все нормально. Было выяснение отношений между двумя мужчинами. Крайняя форма была.

Владимир Долин: Политическая программа Федулова сводится к лозунгу повстанцев времен гражданской войны - "Советы без коммунистов" - поправкой на современность: "Советы без КПРФ"

Александр Федулов: Что касается Курса, мы восстанавливает советскую власть, но без Компартии. Точнее советская власть - это не однопартийность. А если будет названа советская власть при многопартийности - ну что здесь плохого?

Владимир Долин: В Курске - столице региона, казалось, давно и прочно вошедшего в "красный пояс", - коммунисты не попали в избранный 28 сентября состав городского собрания. 12 из 18 новых депутатов - местные коммерсантами.

Борьба за пост городского головы Курска стала первым актом кампании по выборам депутата Государственной Думы. 20 процентов голосов, отданных в городе за депутата Александра Федулова, и почетное второе место показывают: его декабрьский бенефис может удаться.

Но обстановка в Курске может резко измениться. Ведь вторым предвыборным актом стало обвинение экс-губернатора области и потенциального кандидата в думские депутаты Александра Руцкого в превышении должностных полномочий. Шесть лет назад, будучи главой региона, Александр Руцкой подписал постановление, по которому на кредит от латвийского "Парекс-банка" в Чехии в собственность области были куплены 4 мельничных комбината.

За финансовые нарушения при проведении сделки был осужден вице-губернатор Владимир Бунчук. Руцкой привлекался в деле в качестве свидетеля, и обвинения против него не выдвигались.

При губернаторе-коммунисте Михайлове предприятия были приватизированы и успешно работают.

Управление по Центральному округу следственного комитета Министерства внутренних дел в августе 2003 года реанимировало давно закрытое дело и желает выяснить, почему губернатор взял кредит без одобрения курских парламентариев, потому и пригласило его на допрос то ли в качестве обвиняемого, то ли свидетеля.

Александр Руцкой опровергает наветы.

Александр Руцкой: Мне инкриминируют следующее, что 15.08.97 я подписал кредитное соглашение с "Парекс-банком" на закупку мельничных комплексов, при этом не согласовал это кредитное соглашение с Курской областной Думой, которая 21.10.97 поняла постановление, что подобного рода кредитные соглашения согласовываются с Думой. То есть я на два месяца раньше подписал кредитное соглашение, чем появилось это постановление

Владимир Долин: Подоплеку уголовного дела бывший губернатор Курской области и бывший вице-президент России видит исключительно в предстоящих думских выборах.

Александр Руцкой: Когда в первых числах сентября я журналистам сказал, что намерен баллотироваться в Государственную Думу, тут же, буквально через три дня мне сотрудники милиции принесли повестку, по которой я уже числюсь как обвиняемый, меня приглашают на допрос как обвиняемого. Это инициатива администрации Курской области, губернатора Михайлова и начальника УВД Курской области.

Почему появление на выборах Руцкого нежелательно? Да потому, что начальник УВД, которому уже третий раз продлевают срок службы по возрасту и далее уже не продлевают, намерен баллотироваться по этому же округу. Поэтому вытащили из сундука старое дело.

Владимир Долин: 1 октября начальник Управления внутренних дел Курской области генерал Алексей Волков официально заявил о намерении баллотироваться в Государственную Думу.

Интересно, не найдется ли у милиционеров как раз к декабрю какого-нибудь завалящего дела и на депутата Александра Федулова, работавшего когда-то заместителем у Александра Руцкого?

Михаил Соколов: Это был репортаж специального корреспондента Радио Свобода Владимира Долина.

"Другая жизнь" - в этой рубрике будем регулярно рассказывать об известных людях, которые ушли из политики в жизнь иную.

Начнем с бывшего вице-премьера и министра сельского хозяйства России Александра Заверюхи, ныне непростого оренбургского фермера.

Очерк Татьяны Морозовой.

Татьяна Морозова: Половину лета я вызванивала очень занятого человека. Он был то в Москве, то на сенокосе, то опять в Москве, то на уборке, и только в предпоследний, но, наверное, самый знойный день лета он повез меня на свое поле - поле крестьянского хозяйства "Надзён".

Хозяйство названо по фамилии свата Заверюхи - Анатолия Надзена. Более 12 лет назад он первым решил стать фермером. Потом к нему присоединился сам Заверюха с двумя зятьями и еще семеро пайщиков из близлежащего села Ракитного и райцентра Соль-Илецка. Теперь собственников 11. И каждый из них, в том числе и бывший вице-премьер, при необходимости может сесть на комбайн или трактор.

Александр Заверюха: Даже после вице-премьерства приезжали и подглядывали: правда я сею? Я это делал с удовольствием, и после первого же пребывания вот весной меня по трое суток не могли снять с К-700, когда я сеял на этом комплексе. Мне это нравилось и нравится.

Татьяна Морозова: Полевому стану крестьянского хозяйства "Надзён" может позавидовать любой: тут и банька, и столовая в добром кирпичном доме, и пруд с карасями, и вода для питья не привозная, а чистая, из своей скважины, и огородик. Есть и подсобное хозяйство, так что хлеб, мясо, сливки, мед к столу всегда в наличии. И бесплатно.

Александр Харлампиевич знает, как решать проблемы на своем конкретном участке, и готов поделиться опытом с теми, кто неленив и любопытен. Только таких, по его словам, не очень много. Один из секретов успеха - современное оснащение зернового процесса.

Александр Заверюха: Это посевные комплексы "Сибирь", изготовленные по технологии и по образцу канадских "Конкордов". Это еще в девяностые годы я был сопредседателем межправительственной российско-канадской комиссии, и мы привезли образец, на Кемеровском военном оборонном заводе сделали проект, и они начали их изготовление.

Вот их в область уже поступило десятка три, а вообще, вся Западная Сибирь, Сибирь сеет ими. И урожайность, конечно, несколько выше. Вот этих комплексов у нас уже три, мы их взяли в лизинг через "Интерагрофонд" московский. И под них мы взяли наши К-700, собранные в Германии.

Ни гербицидами не работаем, ничего. Четырехпольный севооборот, пары, озимые, которые у нас меньше 27-ми ни один год не давали. Вот мы вносим по сто и более килограмм весной в виде подкормки азотных удобрений.

Татьяна Морозова: Земли "Надзена" - рядом с землями местного хозяйства "Маяк", которые не обрабатывались годами. Когда "Надзен", расширяясь и арендуя все новые и новые поля, подобрался к центральной усадьбе "Маяка", то и его работники начали заниматься землей.

Средняя урожайность на полях "Надзена" в этом году - около 13 центнеров с гектара, что несколько выше среднеобластной, ожидаемой на уровне 10-ти. В прошлом году урожайность была около 15 центнеров, и каждый работник крестьянского хозяйства - не только собственник земли, но и наемный - получил по 15 тонн зерна бесплатно.

Когда я заметила, что соль-илецкие земли, как и все южное и восточное Оренбуржье, - зона рискованного земледелия, Заверюха улыбнулся и хмыкнул так, что я поняла: "рискованное земледелие" - это как та "разруха", которая, в основном, бывает только в голове.

Разговор был в машине, когда мы подъезжали к полевому стану, и тут Александр Харлампиевич показал направо: "А это поле зовут "поле Заверюхи" - бывший солончак, теперь на нем пашем и сеем, как везде".

Но, когда я спросила Александра Харлампиевича об успехах и роли его личности в истории крестьянского хозяйства, он сказал...

Александр Заверюха: Успехов - никаких, тем более, в сельском хозяйстве, тем более, в земледелии. Даже при моих возможностях, при моем громадном практическом опыте:

Я ж начинал с механизатора, специалиста, студента, председатель колхоза 11 лет, 13 лет - в сельском хозяйстве в Оренбургской области. Вот 4 года в правительстве курировал весь агропромышленный комплекс и продовольственный комплекс страны. Защитил все положенные диссертации - от кандидатской до докторской, профессора, член-корреспондента Российской Академии наук.

Я всегда практически теорию применял в практике. И, все равно, успехов, я считаю, нет. Есть тяжелый крестьянский, земледельческий труд, который не всегда увенчается успехом, тем более при такой политике государства, можно сказать, даже и правительства.

Я никогда не критиковал и не критикую правительство, потому что сам был и знаю, как это непросто, скажем, поддержать село. Тут ведь два фактора: одно дело - поддержать, а потом - кого поддерживать. Надо эффективного работника, который работает в животноводстве, в полеводстве, в переработке. Какими путями поддерживать, чтобы эта поддержка отдавала отдачу? Поэтому, конечно, мой авторитет, мои знания, мои связи - они помогают.

Рассчитаемся по лизингу за "Клаасы", вот за эти комплексы (еще два взяли на два-три года) - и, как говорят крестьяне, "заживем". Но я точно говорю, что тогда жизни все равно "хорошей" не будет, потому что всегда у крестьянина, у земледельца проблемы. Рассчитаемся по этой технике - она устареет, и так без конца и без края:

Поэтому есть определенные успехи, есть удовлетворение, потому что я своей сутью начинал и вырос на огромных площадях совхоза имени Электрозавода, до 13 лет думал, везде ячмень с пшеницей растет, - в совхозе 48 тысяч пашни было. С чем я начинал, с тем я свой жизненный путь и сознательную жизнь буду заканчивать - с землей, с хлебом, с людьми.

Я удовлетворен и результатом, и работой. Вот весной идут комплексы, все три в одном поле, а у меня дух захватывает и слезы наворачиваются.

Татьяна Морозова: Со времени пребывания Александра Заверюхи в Государственной Думе и правительстве прошло более шести лет. Сегодня он говорит, что ни на какие выборы идти не собирается: все уже видел, испытал, и работа в поле - не для вида, а для души. Но и сегодня, если не посевная и не уборка, половину времени проводит в Москве, работая в "Интерагрофонде".

Александр Заверюха: Пока ни общество, ни государство, ни правительство, ни президент к сельскому хозяйству лицом не повернулись. Тут ведь главное - психология людей. Если сегодня уже в большинстве случаев люди стали по хозяйствам, по деревням просто бродить:

Поэтому пока общество не готово повернуться. В лице того, что даже нет в Законодательном собрании достаточно представителей. Как есть сегодня селян у нас - 30-35 процентов в селе, - вот должно быть и столько депутатов в Государственной Думе, в областном Законодательном собрании. Тогда б как-то вот не революционным путем меняли ситуацию, а нормально, цивилизованно, законодательно.

Чтобы все, что есть богатство в нашем государстве в виде вот этих топливно-сырьевых ресурсов, не Абрамовичам, не на команды английские уходили бы эти миллиарды долларов, а сюда. Не хочу говорить, что надо сегодня разделить - мы уже делили: А создать такие условия, чтобы наша богатейшая страна углеводородистым сырьем в виде газа, нефти, других богатств, использовала это на благо людей - через промышленность, через сельское хозяйство. Сельское хозяйство востребовало бы огромные ресурсы и дало бы работу многим миллионам, многим отраслям.

Пусть это будет колхоз, но в структуре должны быть собственники своей земли, средств производства, которые должны эффективно работать. Вот тогда это будет результат, тогда можно и поддерживать, и давать, и все. Сейчас, при всем уважении, - я "рожден" системой, так сказать, колхозно-совхозной - порой дают, и отдачи, если в производство только, нет никакой. Но давать надо, поддерживать надо через эффективные экономические рычаги и смотреть, кому давать и что давать, в какой форме это давать.

Татьяна Морозова: В конце 1994 года Правительство России поддержало инициативу об учреждении "Интерагрофонда" как неправительственной коммерческой структуры. "Интерагрофонд" получил статус агента правительства Российской Федерации по привлечению кредитов и инвестиций для осуществления проектов развития агропромышленного комплекса страны. В его органах управления представлены вице-премьеры и министры сельского хозяйства и продовольствия России разных лет, в том числе Александр Заверюха.

Из интернет-досье Александра Заверюхи: "Цитаты: "Россия должна кормить своих крестьян". Увлечения: хорошо играет на гармошке".

Александр Заверюха: Я родился на отделении совхоза имени Электрозавода, потом он стал центральной усадьбой совхоза. Там я работал механизатором, специалистом: И я, конечно, где бы ни был, всегда помнил и свято относился к своим родным местам. Я всегда всячески помогал.

Но вижу я, так же как и все села, и мое село родное тоже в упадке, особенно происходит деградация людей. Молодежь бродит по селу, а это, значит, водка, значит, наркотики, и пошло, пошло:

И там как-то сельчане: "Вот, Александр Харлампиевич, вот нам бы церковь". И вот уже два года интенсивно ведем, и вот уже подвели под купола. Храм в честь погибших воинов Великой Отечественной войны, а назвали его Святым Харлампием. Это мне Владыка подсказал, что есть такой святой - Харлампий.

Вот если в моем селе 10-15 ребят станут на путь праведный и станут здоровы нравственно и духовно, считайте, что мы задачу храмом выполним.

Татьяна Морозова: Такой он - бывший вице-премьер, сегодня фермер и один из руководителей неправительственного коммерческого "Интерагрофонда" - Александр Заверюха.

Михаил Соколов: Рассказывала корреспондент Радио Свобода в Оренбурге Татьяна Морозова.

Михаил Соколов: В воскресенье 5 октября пройдет второй тур выборов губернатора Санкт-Петербурга.

Впервые в российской истории во втором раунде губернаторских выборов участвуют две женщины - это полпред президента в Северо-Западном федеральном округе Валентина Матвиенко и вице-губернатор Петербурга Анна Маркова.

Характерной приметой кампании стала низкая активность горожан: голосовало всего 29 процентов. Да и сейчас многие не скрывают: 5 октября они не собирается идти на второй тур выборов.

- Не знаю, может быть, пойду. Или за Маркову, или "против всех".

- Я и на первый не ходила, потому что слабо верится в какие-нибудь позитивные изменения в нашей жизни.

- Не знаю еще.

- Я вообще не хожу на выборы.

- Я не знаю, за кого, но я пойду.

- Да, на второй, возможно, да. Матвиенко скорее всего, потому что Путин за нее, не знаю.

- "Против всех", потому что меня ни тот, ни другой вариант не устраивает.

- Смысла нет, все равно уже выбрали. Слишком впереди.

- Я вообще не хожу.

- Нету просто... Почему один кандидат? Разве это демократия? Ну, видите, нигде, только во всех метро один кандидат. Значит, специально другого кандидата просто не пускают. Вообще безобразие.

Михаил Соколов: Агитаторов Анны Марковой на улицах у станций метро уже нет. Пикеты Валентины Матвиенко в начале недели под трехцветными и красными, питерскими, знаменами стояли повсюду: юноши и девушки в синих куртках раздавали газеты и листовки.

Перед решающими теледебатами - а они в Петербурге обязательны для кандидатов второго тура (2 часа на радио и 2 - на телевидении) - Валентина Матвиенко перешла к серьезной работе с целевыми группами.

Встреча Валентины Матвиенко с учителями, врачами Васильевского округа проходила в Театре Сатиры в рабочее время, в присутствии чиновников. Им кандидат давала решить те или иные вопросы, как будто была уже избрана главой города, а вице-губернатор по социальным вопросам Владимир Дербин по требованию кандидата тут же давал справки и разъяснения залу.

Валентина Матвиенко весьма толково отвечала на частные и не очень вопросы зала, вела себя основательно. Правда, многие ее ответы, касавшиеся стратегии развития, были весьма уклончивы.

Главной силой кампании Матвиенко становятся городские и муниципальные чиновники. Встреча Валентины Матвиенко с главами муниципальных образований Петербурга прошла 29 сентября. Матвиенко заявила: она за развитие самоуправления на основе одобренного Федеральным собранием закона. Пообещала, что в структуре, управляющей городом, существенных реорганизаций не будет.

Валентина Матвиенко: Обещаю вам еще раз, что никаких решений без совета с вами, без учета вашего мнения, во вред делу никаких решений приниматься не будет.

Михаил Соколов: Руководители муниципальных округов клялись в том, что они на стороне Матвиенко, и призывали ее активнее выступать в прессе и разъяснять свою программу. Полпред отвечала, что суровость закона о выборах не дает ей возможности вести кампанию привычно.

Валентина Матвиенко: Чтобы кандидат не нарушил закон, он должен быть голым и немым: ни одной встречи с избирателями, никаких мы не могли показывать, только через печатные СМИ. Вот такой у нас закон. Конечно, сейчас уже, перед думскими выборами, вы видите, какая пошла волна, в Конституционный суд уже подают.

Я вам искренне скажу, сколько людей рвалось, телеграммы были... Басилашвили, Лавров, Спасский: "Валентина Ивановна, дайте нам экран, мы хотим о вас сказать..." Мы не можем дать экран, потому что это нарушение закона. Вот такой закон о выборах. Хотели как лучше, а вышло как всегда.

Михаил Соколов: Матвиенко призвала руководителей привести людей на выборы, несмотря на то, что голосование во втором туре признается состоявшимся при любой явке.

Валентина Матвиенко: Я очень прошу вас весь ресурс, который у вас есть, примените, пожалуйста, на разъяснение населению города, что они должны прийти на выборы.

Многих расстраивает, что у меня действительно нет ни перед кем в городе никаких обязательств. Я человек свободный в принятии решений. Я никому ничего не должна в этом городе. У меня нет никаких, извините, завязок ни с кем. Это пугает как одних, так и других. А нужна фигура, которая бы была удобна, компромиссна, с которой можно было бы просто и легко договариваться.

Поэтому разъясните людям, чтобы они пришли. Потому что, вы знаете, даже неудобно как-то перед Россией, что в Петербурге произошло, что люди не пришли на выборы. И второе, конечно, - разъяснять, чего мы хотим, какая наша программа.

Программа Анны Борисовны появилась всего несколько дней назад. Непонятно, кто ее автор, какая экономическая школа ее готовила. Но я ее посмотрела, вы знаете, и просто многие вещи пугают, что там написано. Если это принять, то это путь в никуда для города.

Михаил Соколов: Валентину Матвиенко тревожит подготовка города к зиме. Она призвала чиновников для повышения явки постараться срочно решить назревшие мелкие бытовые вопросы, отреагировать на все жалобы.

Валентина Матвиенко: Многие из обращений, который поступили, не требуют каких-то там больших финансовых ресурсов, это вопрос внимательного отношения к людям.

Михаил Соколов: Фактически все это - важная часть кампании: победить можно только при сохранении явки на выборы той части горожан, которая довольна тем, что происходить в Петербурге. Город уже полгода, как все понимают, находится под фактическим руководством полпреда президента.

Валентина Матвиенко опасается неожиданностей. В частности, некоей тонкой игры, в которой она обвиняет оппонентов.

Валентина Матвиенко: Мне уже позвонили из многих районов. Взяли списки в Горизбиркоме, кто пришел на выборы, и начали обзвон лично каждого избирателя. Звонят: "Вас беспокоят из штаба Валентины Ивановны Матвиенко. Спасибо вам большое, что вы пришли на выборы. Спасибо, что поддержали нашего кандидата. Ваш голос уже зачтен, вам на второй тур ходить не надо. Спасибо".

Ну, старички, старушки, они не понимаю, что такое второй тур. Им сказали: "Ваш голос зачтен". Это идет попытка срыва выборов, попытка опять настроить "против всех".

Ну, я не хочу здесь сгущать краски, но если бы вы знали, какие темные силы стояли за этими выборами и какая шла битва за наш город...

Были три группы влияния. Одна из них - московская - очень серьезная группа. Закачивались огромные деньги. Сергей Беляев в последний день по миллиону долларов тратил в день. Поверьте, я очень информированный человек, я не со слухов и не с газет это говорю. Просто были выстроены, начиная с Бориса Абрамовича Березовского и заканчивая другими силами, которые все делали, чтобы взять позиции в городе, экономические, политические, в том числе с прицелом на 2008 год. И поэтому цена этих выборов действительно очень высока.

Перед выборами президента город президента должен оказать поддержку ему, потому что ему тоже нелегко, поверьте. Как бы мы критично не относились к тому, что делает федеральная власть, но когда пришел Владимир Владимирович, он получил разруху, он получил разрушенное государство, экономически, политические, сепаратистские настроения были жуткие и так далее.

Главное, что ему удалось, - выйти из этой разрухи, создать политическую, экономическую, финансовую стабильность. Пусть она относительна, но это уже стабильность. Начала развиваться экономика стабильными темпами и так далее. Присадили те кланы, которые просто уже взяли управление страной. Вот это тоже надо людям объяснять.

Чего мы хотим? Чтобы вернуть пучину? А так же будут противодействовать на выборах президента те, кто не удовлетворены усилением государственной линии.

Михаил Соколов: Подобные "страшилки" выглядят не слишком убедительно. Куда неприятнее, говорят, насмешки газеты "Петербургская линия" или типично питерские байки про некую Валентину Ивановну, которые размещаются на сайте "Валентина Ивановна. РУ".

- Однажды Валентина ИвановнаT сидела у себя в избирательном штабе и пила чай с баранками. Тут зазвонил телефон. Она сняла трубку и услышала в ней тихий голос своего президента:

- Слышь, сестренка, - сказал президент, - а вот скажи: я тебе удачи на выборах желал?

- Да, - пролепетала Валентина ИвановнаT.

- Ну, и что в итоге получилось? - грустно спросил Владимир Владимирович.

"Ну, вот и все, - с тоской подумала Валентина ИвановнаT. - Это конец. Теперь в лучшем случае - обратно послом на Мальту. А то и в Улан-Батор какой-нибудь".

Она посмотрела в окно на широкую Неву, на тяжелое, синее петербургское небо, которое так и не стало ее небом.

- Так, это, Владимир Владимирович: - выдавила из себя Валентина ИвановнаT, - все хорошо, правда:

- А я вот тут сижу и думаю, - задумчиво сказал Владимир Владимирович, не обращая никакого внимания на Валентину ИвановнуT, - может быть, зря я "Единой России" успеха пожелал:

У Валентины ИвановныT сразу отлегло от сердца.

Михаил Соколов: Надо сказать, что реальной Валентине Матвиенко как-то не понравилось присутствие на ее встречах корреспондента Радио Свобода. Что понятно - ей нужна управляемая пресса. Кандидат на встрече с муниципальными руководителями заявила, что ее цель - деполитизация петербургского телевидения. А перед бюджетниками она так продолжила эту тему.

Валентина Матвиенко: Делать так, чтобы, по крайней мере, Петербургское телевидение было какой-то страничкой надежды, страничкой доброты, страничкой сострадания, сочувствия. Будем стараться, чтобы наши каналы, те, на которые мы можем влиять, приобретали постепенно другое лицо.

Михаил Соколов: Пресс-секретарь Валентины Матвиенко предлагала мне заменить рассказ о будничных встречах нормальным интервью - минут на 10-15.

Но сама Валентина Матвиенко обещание не сдержала, соизволив найти только 2 минуты для того, чтобы ответить на вопросы Радио Свобода.

Как вы скорректировали избирательную кампанию сейчас, перед вторым туром выборов, с учетом того, что другие кандидаты тоже предлагали?

Валентина Матвиенко: Моя избирательная кампания продолжается в том же ключе, в котором я ее вела. Я продолжают встречаться с избирателями, разъяснять им программу, объяснять мотивы моего выдвижения в губернаторы. И я считаю, что это самый главный и эффективный путь общения непосредственно, без посредников с избирателями.

Михаил Соколов: Какие-то прорывные идеи вы увидели? Например, Григорий Томчин предложил порт перенести на дамбу, это довольно интересно. Что-то еще вы увидели?

Валентина Матвиенко: Вы знаете, еще много очень интересных идей, но я человек ответственный, я считаю, что все эти идеи требуют осмысления, финансово-экономического обоснования, очень тщательного, взвешенного подхода. И тем более, это нельзя делать в период предвыборной кампании, чтобы это не выглядело какими-то предвыборными шагами.

Михаил Соколов: Сейчас уже можете сказать, кто может войти все-таки в городскую администрацию? Все-таки команды Яковлева должна остаться или какие-то люди должны обязательно уйти?

Валентина Матвиенко: Сегодня управление многими отраслями городского хозяйства требует принципиального изменения, принципиально новых подходов. Естественно, это могут и должны делать люди, современно мыслящие рыночными категориями, молодые, прошедшие рыночную школу, профессиональные. Безусловно, часть людей - профессионально компетентных, с чистой репутацией - будет продолжать работать. Но, естественно совершенно, будет частичное обновление руководства.

Михаил Соколов: А кто-то из других кандидатов, кто был в первом туре, мог бы войти в вашу команду?

Валентина Матвиенко: Я не хочу оглашать персональный список тех, кого я предполагаю взять в свою команду. Из тех кандидатов, кто был реально... Ну, я не хотела бы сейчас это комментировать.

Михаил Соколов: Одна из самых серьезных тем - это все-таки необходимость добыть Петербургу больше средств на развитие и так далее. Все об этом говорят. Как вы думаете это решить?

Валентина Матвиенко: Я думаю, что сегодня отношение к городу президента, федерального правительства другое, оно иное. Федеральный центр будет тогда выделять средства, если он будет доверять абсолютно городской власти, понимая, что эти средства будут целевым образом использоваться на нужны города. И у меня есть абсолютное понимание в поддержке, которая будет оказываться городу.

Михаил Соколов: Валентина Матвиенко явно не была расположена к разговору, норовила уйти, что не позволило задать ей все вопросы, которые были приготовлены обеим кандидатам.

Матвиенко с черного хода вышла в сопровождении бригады телохранителей в оцепленный милицией двор, села в синий 500-ый "Мерседес" и в сопровождении джипа охраны под вой сирен и сияние мигалок убыла в свой штаб в Горном институте.

Кто оплачивает транспорт полпреда в отпуске, охрану с участием телохранителей из Федеральной службы охраны и привлекаемой милиции? Почему в агитации в рабочее время участвуют чиновники?

Использование административного ресурса на выборах в Петербурге возмущает другого кандидата в губернаторы города - Анну Маркову.

Анна Маркова: Вот это и есть тот самый административный ресурс, который задействует Валентина Ивановна.

Вчера я приезжала на радио, и к ее приезду съехалась большая группа инспекторов ГАИ вместе с эвакуатором, и обычные машины обычных граждан, которые поставили машины на парковке, забирали эвакуатором. Мою машину пытались тоже забрать. Мне, честно говоря, стало жалко милиционеров, которым я высказала все свои претензии. Они сказали: "Анна Борисовна, мы люди, которым приказали. Мы ничего мне можем, мы выполняем приказ".

Поэтому очередное заявление пошло... Но вчера я в эфире об этом сказала Валентине Ивановне, а она сказала: "Ну что вы, Анна Борисовна, я здесь ни при чем". То, что не нравится Валентине Ивановне, она никогда не бывает "при чем".

Здесь также используется административный ресурс, причем собирают представителей, в том числе и выборные должности (я имею в виду глав муниципальных образований), под тем или иным предлогом обзванивают и буквально притаскивают на встречи. Это уже давно известный прием Валентины Ивановны. Несколько раз в том еще туре со своими коллегами-кандидатами мы пытались стихийно приехать на такие совещания, но, честно говоря, жалко людей и своего морально-психологического состояния. Просто не пускают даже близко к трибуне, и действуют не просто незаконными методами, а я считаю, что демократией вообще не пахло. Все для Валентины Ивановны.

Все заявления мы уже подали в Горизбирком. А сейчас тратить свое дорогое время... А я и так полтора месяца отсидела в судах, на разбирательства у меня нет времени.

Михаил Соколов: Вы как-то скорректировали свою избирательную программу, платформу с учетом той дискуссии, которая была перед первым туром? Может быть, появились какие-то новые идеи?

Анна Маркова: Безусловно, идеи появились. Просто есть понимание поведения своего соперника. Ну, я просто еще раз убедились в том, что я права. И моя программа достаточно устоялась.

Я бы сказал так, что если сравнивать все программы всех кандидатов, в том числе и мою, они практически похожи, как близнецы-братья. Независимо от того, что над программой Валентины Ивановны работал очень большой коллектив, причем первоначально эта программа была подготовлена для развития Северо-Запада, а потом скорректирована под Санкт-Петербург.

Это говорит о том, что все проблемы, которые есть у Санкт-Петербурга, все очень хорошо знают. Но, например, в программе моего основного конкурента нет сейчас ни одного слова, каким образом конкретно, с помощью какого механизма она собирается решать эти вопросы. А проблемы знают все. Я думаю, что любой горожанин, которого сейчас останови, с той или иной степенью, в зависимости от его профессионализма, интеллектуального уровня, той сферы, в которой он работает, все назовут одни и те же проблемы. Они все известны. Поэтому в программах прописаны все проблемы, а пути решения, механизмы у моего конкурента не определены.

Михаил Соколов: Валентина Матвиенко называет вашу программу сепаратистской и изоляционистской, закрытой для взаимодействия с федеральным центром и, кроме того, как бы подчеркивает, что ее механизм - это особые отношения с Москвой, с Кремлем, и за счет этого будут получены финансовые дополнительные ресурсы.

Анна Маркова: У Валентины Ивановны особый подход, который сбрасывает Петербург лет на 30-40 назад. Основа ее взаимоотношений - это то самое, если говорить популистским языком, телефонное право, на которое Валентина Ивановна надеется: я попрошу - и мне чего-то дадут. Совершенно не думая и не понимая, что есть Бюджетный кодекс, что президент равен для всех регионов страны, в и этом его сила.

И самое главное, что Петербург должен отстаивать у центра свои собственные интересы, которые прописаны законом. Валентина Ивановна этого не делала, будучи премьером. И я думаю, что не сможет это сделать, даже если она станет губернатором Санкт-Петербурга, потому что вряд ли она сможет сказать "нет", отстаивая интересы города, тем людям, которые ее поддержали, она всегда будет соглашаться. И, не сделав ничего для региона, для того, чтобы привести в соответствие с законом то распределение, которое прописано в Бюджетном кодексе, вряд ли она будет делать это, если станет губернатором Санкт-Петербурга.

Ну а самое главное, она опять надеется на то, что ей подадут, - та же самая иждивенческая позиция - не думая о том, что сегодня президент у нас Путин, есть Касьянов, есть Кудрин, а если через несколько месяцев их не будет, каким правом она будет пользоваться?

Михаил Соколов: Вы можете сказать, кто должен войти в городскую администрацию и должна ли остаться в Смольном большая часть команды Владимира Яковлева?

Анна Маркова: Я должна вам сказать, что мое глубокое убеждение, не называя фамилий, что должна быть в корне изменена сама схема управления городом. И если мы не наладим взаимоотношения с бизнесом, который хорошо очень чувствует - а мы все-таки находится в рыночной экономике - взаимодействие... Наверное, должно быть так: чиновник должен отправляться работать в бизнес, потому что он хорошо очень знает и законы, и административные границы, а бизнес должен помогать системе управления города, потому что они очень хорошо знают и чувствуют рыночную экономику.

Поэтому мое правительство будет сформировано совершенно иным образом.

Михаил Соколов: А кто-то из кандидатов, участвовавших в первом туре, мог бы войти в вашу команду, в ваше правительство?

Анна Маркова: Вы знаете, хорошо себя показал Сухенко... Я бы сказала так, что в мое правительство могла бы войти часть депутатов Законодательного собрания. Вся беда во взаимоотношениях администрации и Законодательного собрания, наверное, в том, что депутаты законодательного собрания не сумели определить свое место в схеме управления городом. Точно так же и администрация нынешняя до конца не понимает своего места, своего положения, своей ответственности. Поэтому я думаю, что наступил тот момент, когда определенная перетрубация сил и средств будет уместна.

Михаил Соколов: Как бы вы строили отношения со средствами массовой информации, с городским телевидением, скажем? Вот есть заявление вашей соперницы опять же, что телевидение должно быть деполитизировано.

Анна Маркова: Ну, это Валентина Ивановна уже очень хорошо показала. Я думаю, что деполитизировано - для нее значит убрать из средств массовой информации всех инакомыслящих, что она уже продемонстрировала. Все аналитические программы, все информационные программы, которые каким-либо образом освещали иное мнение, а не то установочное, которое предлагала Валентина Ивановна, их уже не существует: людей уволили, убрали и так далее.

Я думаю, что отношения должны быть совершенно иными. Я уже говорила о своей идее создания общественного телеканала. Причем пути и средства для его финансирования могут быть совершенно иными - это может быть и абонентская плата и самих горожан. И во главе управления этого общественного канала должен стоять совет из наиболее профессиональных, значимых людей города.

А со средствами массовой информации, я думаю, должно быть равноправное положение, и средства массовой информации должны являться общественным инструментом, а не отделом пропаганды.

Михаил Соколов: Валентина Матвиенко заявила о том, что в выборах участвуют некие "темные, черные силы", названа была некая "московская группировка", которая тратит чуть ли не по миллиону долларов на кампанию. Кроме того, было названо даже имя Бориса Березовского, что, мол, город отбирают у президента перед президентскими выборами.

Анна Маркова: Я думаю, что Валентина Ивановна лукавит. "Некая московская группировка", "некие черные силы" - вот я, как житель города, ничего подобного не видела. Даже ее рассказы о неких мифических листовках... к сожалению, они мне в руки просто не попадались. Она говорит о том, что весь город забросали, но то, что находили... Уникально совершенно работает милиция, я как профессионал могу сказать, что я такого просто не помню: тут же находят, тут же пресекают и даже находят заказчика. Работали бы так с заказными убийствами.

Поэтому я думаю, что это некая пиар-кампания, которая подсказана штабом Валентины Ивановны.

Ну а по поводу Березовского... Извините, чья бы корова мычала. По-моему, те, кто поддерживают Валентину Ивановну, напрямую связаны со старой группой, в том числе и финансированием.

Михаил Соколов: Выборы не привлекли петербуржцев. Когда реклама Валентины Матвиенко объявляет о том, что она говорит от имени большинства, это неправда. Пока ее избиратель - 14 процентов горожан. Вот потому-то Валентину Матвиенко беспокоит легитимность будущего руководителя города.

Валентина Матвиенко: Вы знаете, мне ведь не нужна победа любой ценой. Поймите, я не ищу себе должность, я не стремлюсь к власти. Мне всего этого достаточно, у меня нет в жизни никаких политическим амбиций, они все удовлетворены.

Вопрос легитимности власти. Если придет на выборы 10 процентов, не дай бог... Мне ведь 4 года потом работать, и я должна иметь ресурс поддержки в городе, иначе эта легитимность власти, тоже в силу нашего законодательства, она такая очень сомнительная.

Михаил Соколов: Избиратели же Петербурга могут оправдать самые худшие ожидания.

- "Против всех", потому что там уже все куплено. То есть из Москвы, мне кажется, Матвиенко уже поставили. Мне вот не нравится, что к нам прислали из Москвы, чтобы стала губернатором она. Вот я не хочу очень этого.

- Я никогда не хожу на выборы.

- На вторые? Да, пойду. Я "против всех" голосовал. Я считаю, что сейчас нет почему-то кандидата, достойного для Санкт-Петербурга.

- Нет, с меня одного хватило.

- Вот видели, на 9-ой линии строительство? Кто-то из кандидатов не мог предотвратить его что ли? Могли, что один, что другой, но никто ничего не сделал. А зачем я буду ходить?

- Я пойду обязательно. Я за Матвиенко буду голосовать. Я за нее в первом туре голосовала и сейчас буду голосовать. Я просто много лет тому назад в газете "Смена" читала статью о ней, когда она еще была послом где-то, в Греции или на Мальте, не помню. Очень хорошая статья была. Мне понравилось, что она хороший организатор, лидер. Поэтому я, в общем-то, с тех пор... не потому что сейчас.

- Я пойду на выборы.

Михаил Соколов: А решили, за кого голосовать?

- Конечно. За Маркову.

- Обязательно. Валентина Матвиенко. Я солдат Ленинградского фронта, Федор Тихонович Тетченко. Я первый хожу на выборы. Это закон, а иначе быть трупом - это для нас не годится. Понял? Первый пойду. За нее десять раз буду, десять раз пойду.

Михаил Соколов: У экспертов есть вопросы - и к народу, и к элите, и к политконсультантам, и к потенциальному губернатору. Об этом рассказывает Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Научный руководитель Агентства социальной информации Роман Могилевский считает, что сейчас решается вопрос, появится ли в Петербурге новая элита.

Роман Могилевский: Старая элита - все понятно. Есть корыто, возле которого сидят господа, которые выдвинули своего кандидата на пост губернатора. Понятно, они защищают свои интересы, прежде всего именно свои интересы, интересы городской "семьи" основной. Вот эту элиту можно понять - они теряют.

Но как понять вот эти молодых интеллектуалов, бизнесменов, которые вообще никакого участия ни в чем не принимают?

У нас есть исторический шанс создать более-менее цивилизованную элиту. Выбор, который стоит перед губернатором, очень серьезный выбор. Он должен сделать ставку на новых людей.

Дмитрий Казнин: Выборы уже состоялись - так считает руководитель Центра изучения и прогнозирования социальных процессов, социолог Леонид Кисельман.

Леонид Кисельман: Тот ресурс, которым обладал основной кандидат, был вполне достаточен для того, чтобы получить мандат в первом туре. Но эти ребята попытались присоединить к этому, вполне достаточному ресурсу еще и свой административный ресурс. Они начали создавать "министерство правды", они начали, простите меня, насиловать население, плевать ему в душу. Они что думают, что это 70-й год?

Проблема сейчас заключается в том, что выборы уже состоялись, город показал, что он плевать себе в душу не позволит. Губернатором будет не тот человек, который пытался с первого раза, изнасиловав население... точнее, не человек, а та команда, которая хотела изнасиловать город. А будет губернатором физически тот же персонаж, но это будет другой человек - человек, который понимает, что насиловать, по крайней мере, Петербург уже не получится, надо его уважать.

Михаил Соколов: Правые политики, вроде Германа Грефа и Григория Томчина, и "Яблоко" в Петербурге, - объявившее, что Валентина Матвиенко обладает потенциалом руководителя, способного добиться улучшения жизни петербуржцев, и призвавшее дать отпор попыткам "команды Яковлева" во главе с Анной Марковой сохранить свою власть над городом, - рассчитывают вывести нового руководителя Петербурга на реформаторский курс.

Между тем, не стоит забывать, что короля, то есть в данном случае королеву, играет свита, а избранного лидера - еще и проголосовавший за него электорат.

Относительно свиты. Явку на выборы и позитивную агитацию делом (через решение примитивных бытовых проблем горожан) обеспечивает мобилизовавшаяся вокруг потенциального победителя бюрократия: главы районов, главы муниципальных образований, значительная часть "команды Владимира Яковлева", свержения которого ради рокировки фигур наверху добивались путинцы и ради системных преобразований - демократы.

Избиратель среднего класса и молодежь не связывают с переменой власти никаких личных перспектив, ставя на живущий по понятиям бизнес и на свое место в нем или при нем, и на выборы не ходит.

На непопулярных выборах глава Санкт-Петербурга будет избран голосами тех, кого приводят административным ресурсом и обещаниями повышения зарплат и пенсий, - пенсионеров, служащих бюджетной сферы.

Новая губернатор Санкт-Петербурга - с фамилией на "М" - станет заложником инертного социального слоя, который приведет ее в Смольный. Разрушить эту зависимость любой из двух женщин с мужскими характерами будет невероятно трудно.



В следующей нашей передаче, 9 октября, мы обсудим ход думской избирательной кампании.

XS
SM
MD
LG