Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Депутат-алтаец Владимир Рыжков о выборах января: Горном Алтае и Михаиле Лапшине, Кабардино-Балкарии и Валерии Кокове, Адыгее и Хазрете Совмене, Северной Осетии и Александре Дзасохове


Михаил Соколов:

Говорит Радио Свобода.

В эфире еженедельная программа "Выборы-2002". У микрофона Михаил Соколов.

Мы начнем с новостей вот таких, посленовогодних. Например, свердловский губернатор Эдуард Россель подписал поправку в устав региона, теперь Россель имеет возможность в сентябре 2003 года избраться на третий срок. Владимир, вот каков ваш прогноз: Кремль окончательно смирился с тем, что главы регионов будут избираться, сколько хотят?

Владимир Рыжков:

На мой взгляд, это одна из стратегических ошибок Владимира Путина, когда он принял решение о том, чтобы снять ограничение на два срока и разрешить почти семидесяти главам регионов безболезненно избираться три-четыре раза. Это абсолютно абсурдная ситуация, это абсолютно антидемократическое, ошибочное решение, потому что в подавляющем большинстве регионов политическую и экономическую ситуацию можно охарактеризовать как застой. И в большинстве регионов сложились авторитарные политические режимы во главе с одним человеком, которые творят, что хотят. И то, что президент и его команда продлили этим режимам возможность существовать безбедно и безболезненно еще от семи до тринадцати лет, это, конечно, нанесет ущерб и самому президенту, но, главным образом, это нанесет ущерб России.

Я надеюсь, что все-таки в этом году ошибочность такой позиции станет очевидна, и мы в Госдуме предпримем очередную попытку преодолеть вето Совета Федерации.

Михаил Соколов:

Гость московской студии Радио Свобода - депутат Государственной Думы России Владимир Рыжков. Представляет он Алтайский край, Барнаул.

И вот, по соседству с вами, 6 января во втором туре выборов главы республики Алтай (а когда-то она входила в состав Алтайского края) при явке 57 процентов избирателей, победу одержал лидер Аграрной партии России Михаил Лапшин, 68 процентов. Втрое, кстати, больше, чем в первом туре. Против 23 процентов у прежнего руководителя Семена Зубакина. Сейчас - репортаж Олега Купчинского.

Олег Купчинский:

Причинами столь уверенной победы Лапшина многие считают его авторитет на Алтае, поскольку он дважды избирался здесь депутатом Госдумы, а также серьезные экономические и политические связи в Москве. Помогла также поддержка всего аппарата Аграрной партии России и его представителей в самой республике. 23 депутата Госсобрания республики, Эл Курултая, являются членами и сторонниками Аграрной партии. В ней состоят и 3400 жителей Горного Алтая.

В победе Лапшина есть и заслуга губернатора соседнего Алтайского края Александра Сурикова, который не раз публично высказывался в поддержку лидера аграриев.

Политическая и деловая элита Алтайского края лоббирует ряд выгодных проектов, в частности, строительство автодороги и газопровода в строну Китая, а также - каскада малых гидроэлектростанций. С прежним руководством Горного Алтая у Сурикова не было взаимопонимания по этим вопросам.

Причинами поражения Зубакина называют острые проблемы социально-экономического развития республики, которые накопились в последние годы. Горный Алтай, несмотря на богатейшие аграрный, туристический и энергетический потенциалы, остается одним из беднейших регионов страны. Его доходы на 90 процентов состоят из дотаций Москвы. К слову: бюджет на текущий год до сих пор не принят, депутаты отправили его на доработку в правительство, поскольку на нужды аграрного сектора там было заложено менее одного процента.

Своими приоритетными задачами Михаил Лапшин назвал работу над бюджетом республики и скорейшее его принятие, а также восстановление разрушенного сельского хозяйства. Для этого он намерен сформировать команду управленцев. По его словам, это будут исключительно местные специалисты. Он уже предложил главам местных администраций называть свои кандидатуры.

Говоря о своем представителе в Совете Федерации, Лапшин не исключил, что остановится на кандидатуре, которую ему предложат в администрации президента. "Поскольку я возглавляю высокодотационный регион, то не хочу осложнять отношения с Москвой", - сказал Лапшин. Он планирует отойти от текущей оперативной работы по руководству Аграрной партией России, но намерен оставаться ее лидером. На этот пост он был переизбран 8 декабря в разгар выборов в Горном Алтае.

Через несколько месяцев в Горном Алтае пройдут выборы депутата Госдумы вместо избранного главой республики Михаила Лапшина. Лидер аграрной партии заявил, что будет стремиться к тому, чтобы депутатом стал человек из его команды. Он исключил победу представителя противоположной команды или самого Семена Зубакина.

Михаил Соколов:

Рассказывал Олег Купчинский. Вопрос - к нашему гостю, депутату Государственной Думы Владимиру Рыжкову. Что, собственно, будет Михаил Лапшин, вот как вы считаете, делать вот с этой территорией? 202 тысячи населения, бюджет на 85 процентов дотационных, ну, и вот разговоры эти о строительстве там дороги, в Китай, газопровода, ГЭС на Катуни, которые идут уже десятилетия? В общем, безнадежное такое место. Зачем все это Лапшину?

Владимир Рыжков:

У него нет особых возможностей чего-то кардинально изменить - потому что, действительно, республика не располагает богатыми природными ресурсами, там нет ни нефти, ни газа, ни золота в промышленных объемах, ни алмазов в промышленных объемах. Есть лес, который, к тому же, трудно вывозить, по двум причинам. Во-первых, очень много заповедников и охраняемых зон, а во-вторых, там нет железной дороги, а сплавлять по рекам сейчас запрещено по экологическим вопросам, а везти на машинах - этот лес будет "золотым".

Туризм, о котором мы все, конечно, думаем, когда говорим о Горном Алтае, на самом деле развивать не так просто, потому что лето - короткое. Реально летний сезон туристический там - июнь-июль и, может быть, первая неделя августа. А для зимнего отдыха нет практически никакой инфраструктуры. В Горно-Алтайске есть две трассы с примитивными подъемниками, - и все на этом.

Действительно - экономика. Почти на 90 процентов бюджет зависит от федеральных дотаций, каких-то серьезных условий для инвестиций там нет, потому что рынок очень маленький, население очень бедное, одно из самых бедных в России. Регион имеет только одну дорогу в Монголию, Чуйский тракт, который, к тому же, с противоположной стороны граничит с такими же пустынными, малонаселенными районами небогатой Монголии.

Проект строительства дороги на Китай пока не утвержден стратегией развития автодорог России, то есть, каких-то серьезных перспектив он не имеет. А что касается строительства ГЭС, то даже если там на Катуни будет построена малая или средняя ГЭС, то это позволит только электрифицировать какие-то поселки и населенные пункты республики Алтай, но вряд ли это совершит прорыв в экономическом развитии региона.

Поэтому мне кажется, что у Михаила Лапшина очень маленькое на самом деле, очень узкое окно возможностей. Он, скорее всего, будет заниматься тем же, чем занимались все его предшественники без исключения: лоббированием бюджетным в Москве для того, чтобы получить максимальную дотацию региона, с сохранением оффшорной зоны, которая пока там существует. И, например, компания "Ферейн" Владимира Брынцалова платит дорожный налог в республике Алтай, что позволяет республике строить достаточно неплохие, по российским меркам, дороги. И осуществлять какие-то отдельные инвестиционные проекты, может быть, в области разработки природного камня, может быть, в области туризма, может быть, еще в каких-то областях, связанных с природными условиями данного региона. Но регион, объективно говоря, очень слабый, и каких-то серьезных там экономических, политических перспектив он Лапшину не сулит.

Михаил Соколов:

Вот Лапшин заявил, что "матерью его победы, - я цитирую, - является алтайский народ, а его матерью - Аграрная партия России". Но вот став руководителем Горного Алтая, вот у меня ощущение, что Лапшин поставил крест на Аграрной партии. Как ваше ощущение?

Владимир Рыжков:

Республика Алтай с неопровержимостью доказывает, что партийная принадлежность кандидатов не имеет никакого значения. Потому что до Семена Зубакина республикой правили Чаптынов и Петров, один из которых был представителем "Нашего дома - России" и создавал его, затем это же самое население республики избрали члена Союза правых сил Семена Ивановича Зубакина.

Михаил Соколов:

Тогда оно называлось "Демвыбор России".

Владимир Рыжков:

Не важно. Но последнее время этот был Союз правых сил. А теперь эти же самые граждане этой же самой республики с таким же воодушевлением избрали лидера Аграрной партии.

Я могу сказать совершено точно, потому что я хорошо знаю этот регион, и каждый год бываю там, и не по разу, - что партийная принадлежность главы республики не имеет ни малейшего отношения к причинам победы. Лапшин победил по одной причине: он просто публичный политик, он очень много ездил, встречался с людьми, будучи депутатом Государственной Думы. Он достаточно известен и популярен, и как публичный оратор, как публичный политик, как популист, в конце концов, он вчистую переиграл Семена Зубакина, который пытался развлекать граждан концертами московских заезжих эстрадных звезд. Вот и вся причина его огромной, оглушительной победы.

Никакого отношения к Аграрной партии и к коммунистической идеологии, и вообще к какой бы то ни было идеологии, эта победа не имеет. Лапшина избрали почему? Яркий, хорошо говорит, за народ, популист, привозил Лужкова в республику. Связи в Москве - значит, деньги выбьет, значит, будем жить.

Михаил Соколов:

Ну, плюс руководители Алтайского края поддержали.

Владимир Рыжков:

Да, но руководители Алтайского края до первого тура поддерживали генерала Бердникова, то есть - "Единство", а после первого тура поддержали Лапшина. Это тоже нельзя считать серьезным фактором.

И в этом смысле мне кажется, что и судьба Аграрной партии также не зависит от успеха Лапшина. Потому что Аграрная партия - это как "Женщины России". Вот "Женщины России" как партия не существует, но при этом они имеют рейтинг 4 процента.

Михаил Соколов:

Сейчас - 6.

Владимир Рыжков:

Сейчас 6 процентов. Так и Аграрная партия. Просто люди реагируют на название "Женщины России" и на название "Аграрная партия". И кто хотят, чтобы в Думе были аграрники, они готовы голосовать за Аграрную партию, и я думаю, что Михаил Иванович Лапшин тут ни причем.

Михаил Соколов:

Хорошо. Перейдем к следующей теме разговора, это - Якутия. Во втором туре выборов президента Якутии-Саха 13 января примут участие глава компании "АЛРОСА" Вячеслав Штыров, за него голосовали в первом туре 45 с половиной процентов избирателей, и президент финансово-промышленной группы "САПИ" Федот Тумусов, получивший 17 процентов голосов. Репортаж корреспондента Радио Свобода в Якутске Сергея Суранова.

Сергей Суранов:

Президентская кампания в Якутии, видимо, как началась, так и закончится судами. В пятницу прошлой недели в Верховном суде республики рассматривалась очередная жалоба - жительницы республики Саи Сатиевой. Интриговало ее требование: отменить итоги голосования 23 декабря, ни больше, ни меньше, на том основании, что Центризбирком Якутии не имел права включать фамилию Штырова в избирательные бюллетени.

Ко дню голосования 23 декабря в республиканский Центризбирком из Москвы не поступало никаких документов о результатах заседания Верховного суда России 19 декабря. Именно этот суд отменил решение своих якутских коллег и восстановил в кандидатских правах Вячеслава Штырова. Так вот, по данным госпожи Сатиевой, текст определения суда поступил в Якутск только 26 декабря, то есть, после голосования, да и то в непотребном виде - факсом без подписи и печати. Сатиева считает, что Вячеслава Штырова в принципе не могли допускать к выборам, на основании ее заявления в прокуратуру Якутии и Генпрокуратуру России.

Заявительница говорила о том, что тот "убил" целый коллектив, а именно - СМУ-16 управления строительства Вилюйгазстроя, и сделал это десять лет назад, в пору формирования компании "АЛРОСА". В детали этого "преступления", с позволения сказать, госпожа Сатиева не вдавалась на суде, предлагая, впрочем, приобщить к материалам целый том документов.

Суд не принял всерьез аргумент о позднем поступлении в Центризбирком определения Верховного суда России, а попытки Сатиевой взывать к гражданской совести и человеческой порядочности членов Центризбиркома, прокурора и членов суда - успехов не имели.

Тем временем власти готовятся ко второму туру голосования 13 января. Городская администрация Якутска в этот день намерена провести общегородскую лотерею для избирателей, суперпризом станет автомобиль "Волга". Правда, в администрации пока не знают, как это сделать, не нарушая закона, ведь после первого тура голосования прокуратура Якутии возбудила дело об административном правонарушении и все еще продолжает разбирательство с аналогичной лотереей, а также раздачей так называемых "талонов социальной помощи" на избирательных участках 23 декабря.

Ну, а оба кандидата, Вячеслав Штыров и Федот Тумусов, сейчас продолжают агитационную кампанию, причем, обрабатывают преимущественно якутскоязычных избирателей. Это и понятно: первый тур голосования однозначно выявил симпатии русскоязычных избирателей, они - на стороне Вячеслава Штырова, в отличие от оставшейся трети избирателей республики из числа титульной нации, которым еще предстоит сделать свой выбор.

Михаил Соколов:

Итак, это рассказывал Сергей Суранов, и вопрос - Владимиру Рыжкову. Нет ли у вас ощущения, что в Якутии в финале вот этой кампании, появляется какой-то момент национального разделения: у русских свой кандидат, у якутов - свой? Кстати, в среду, как заявил прокурор республики Николай Полятинский, в Якутске появились листовки, как он выразился, "сеющие межнациональную рознь".

Владимир Рыжков:

Я могу предсказать результат. Я боюсь, что он уже достаточно очевиден: Штыров победит, примерное соотношение - 70 на 30 и, безусловно, будет элемент национального деления. Я не скажу, что это рознь, рознь - это гораздо более сильное выражение, это уже действия какие-то да? Деление будет. Безусловно, коренное население республики, в основном, проголосует за Тумусова, а русскоязычное или русское население республики проголосует за Штырова.

За Штырова сейчас - все. За него - администрация уходящего президента, который призвал его поддержать, за него - основная масса местных властей, за него - огромные, практически необъятные ресурсы компании "Саха-Якутия", за него - поддержка федерального центра всяческая, всевозможная и всесторонняя. В этом смысле он - абсолютный фаворит второго тура, и сейчас нервничать они могут только по одному поводу - по поводу явки избирателей. И не случайно уже в первом туре была применена вот эта технология: талоны на бесплатную социальную помощь, лотереи с машинами, когда с избирателями обращаются как с участниками конских скачек, привлекая их на избирательные участки.

Но я думаю, что власти добьются нужной явки, второй тур состоится, и Штыров станет президентом Якутии.

Михаил Соколов:

Владимир Александрович, как вы все-таки оцениваете вот то, что было в первом туре? Ну, если отбросить все слова о грязных выборах, которые ничего не объясняют, получилось так, что ресурс одной из околокремлевских группировок, которая ставила на прокурора Колмогорова, оказался достаточен, чтобы вывести из борьбы президента Якутии Михаила Николаева, но пришлось идти вот на такой размен и все-таки выдвинуть некую компромиссную фигуру. То есть, получается, что региональная власть вот в такой не дотационной республике может вести некий торг с Москвой.

Владимир Рыжков:

Да, безусловно. Я бы шире даже сказал: не региональная власть, а региональная элита, в более широком смысле слова, хотя в Якутии они расколоты, и в Якутии - я просто знаю - что существовала довольно сильная местная оппозиция президенту Николаеву, которая, собственно говоря, и во многом предопределила его сход с дистанции. Он не был единым кандидатом якутской региональной элиты, там был раскол.

Действительно, сейчас мы переживаем фазу вот такой управляемой демократии, практически в подавляющем большинстве выборов мы имеем борьбу кремлевских группировок, каждая из которых стремится сделать именно своего кандидата кандидатом власти, кандидатом президента, кандидатом Кремля. В одних случаях это срабатывает, в других случаях этот замысел проваливается. В Якутии этот замысел сработал. То есть, результатом вот этой подковерной борьбы в Кремле стало массовое снятие целого ряда кандидатов, начиная от действующего президента республики и кончая зам. генерального прокурора Колмогоровым, выдвижение единого кандидата Вячеслава Штырова, который и победит.

Так что оценка здесь может быть только одна: общество не играет почти никакой роли, общество играет роль тех, кого привлекают пирожками в избирательный буфет, а реальная политика делается в Москве между кремлевскими группировками, а обществу остается только этот вердикт утвердить.

Михаил Соколов:

Но все-таки заметим, что не все получается у Кремля.

Владимир Рыжков:

Далеко не все.

Михаил Соколов:

Ставят на, предположим, ну, условно говоря, приглашают в Петербург Матвиенко, а приходится потом работать с Яковлевым. В Нижнем Новгороде выигрывает умеренный коммунист Ходырев, которого не видели, и так далее.

Владимир Рыжков:

Совершенно верно, совершенно верно. Сбоев, на самом деле, примерно 50 на 50. То есть, удач и поражений примерно пополам. Но процент удач все-таки выше, чем раньше, и это говорит о том, что, действительно, Кремль сейчас научился очень эффективно использовать судебную власть, очень эффективно использовать административный ресурс, уголовный ресурс, какой угодно ресурс для достижения нужных ему результатов.

Михаил Соколов:

Еще один регион. 13 января пройдут выборы. Это - Адыгея, выборы президента, 9 кандидатов на этот пост. Руководитель республики среди них - Аслан Джаримов. Самый сильный его соперник - золотопромышленник Хазрет Совмен. Из Майкопа сообщает Ирина Белова.

Ирина Белова:

Скорую и легкую победу пророчат золотопромышленнику Хазрету Совмену. Его согласие баллотироваться на пост президента здесь преподносится едва ли не как пришествие мессии. Тем более, что последние год-два имя этого человека достаточно часто мелькало в местных средствах массовой информации, в основном в связи с его меценатством. Не так давно в ауле Ахистиб на деньги Совмена построен и оснащен по последнему слову техники медицинский центр. Он же выделили немалую сумму денег на реконструкцию здания Адыгейского государственного университета.

Хазрет Совмен на встречах с избирателями не скрывает своих доходов и всячески подчеркивает, что в случае избрания его на высший государственный пост он намерен инвестировать в экономику республики миллиард рублей. Хазрет Совмен также не скрывает и того, что с просьбой выдвинуть свою кандидатуру к нему обратились его земляки, жители Чеуческого и Тахтамукальского районов Адыгеи, преимущественно бжидуги, которые, как они сами считают, были обижены нынешней командой президента Джаримова, состоящей больше частью из выходцев из Кышхабльского и Шовгеновского районов, где живут кабардинцы.

Заметно нервничает в этой ситуации Аслан Джаримов, ныне действующий президент. Он, кстати, неоднократно заявлял, что не будет выдвигать свою кандидатуру на третий срок, но, очевидно, не устоял перед соблазном остаться у руля.

Наконец-то, кандидаты на высший государственный пост не должны теперь владеть двумя языками, адыгейским и русским. Стало быть, впервые за десять лет существования республики свои кандидатуры смоги выдвинуть Надежда Коновалова, Михаил Черниченко, Николай Демчук и Анатолий Мельник.

Что касается Михаила Черниченко, мэра Майкопа, то его шансы на победу, судя по всему, невелики. Он из рядов бывшей партноменклатуры, так же, как и Николай Демчук, глава администрации Тахтамукальского района. Все годы правления президента Джаримова оба благополучно проработали в его команде, и их стремление к власти не вызывает у избирателей особого энтузиазма. Демчука вообще рассматривают сводной связке с Совменом и отводят ему роль магнита, который оттянет на себя голоса тех избирателей, которые будут голосовать только за русского президента.

Надежда Коновалова - достаточно самостоятельная и интересная фигура. Но Адыгея - это Кавказ, и до женщины-политика общественное сознание еще, похоже, не доросло.

Аслан Матыжев - кандидат от КПРФ. Он может набрать некоторое количество голосов - уже хотя бы потому, что в Адыгее коммунисты всегда имели достаточно большую популярность.

Михаил Соколов:

Рассказывала Ирина Белова. И вопрос - гостю московской студии Радио Свобода Владимиру Рыжкову. В Адыгее, казалось, административная система - незыблемая. Президент Джаримов держал эту территорию почти десять лет под полным контролем. И вдруг приезжает на выборы разбогатевший местный уроженец со столичными связями и практически получает шансы иметь, в общем, там достаточно хорошие результаты. Это значит, что деньги тоже начинают решать многое?

Владимир Рыжков:

Это не впервые происходит. Давайте вспомним Калмыкию и приход к власти Кирсана Илюмжинова. Очень схожий был сценарий. То есть, была старая номенклатура республиканская, когда выпускник МГИМО, очень успешный бизнесмен с большими деньгами и большими связями приехал в республику и взял ее, что называется, голыми руками. Так бывает, и мы такие сценарии уже в нашей истории не раз видели.

Адыгея - очень маленькая республика внутри Краснодарского края. Джаримов на протяжении всех этих лет, на мой взгляд, проводил очень рискованную кадровую политику. Постоянно русские жаловались, что им не дают возможности занимать руководящие посты. Постоянно жаловались представители других национальностей. Тем самым он всегда подспудно имел против себя очень сильную оппозицию внутри республики. До поры до времени ему удавалось это сдерживать.

Сейчас, похоже, по тому, что мы услышали, и по тому, что мы теперь знаем, видимо, все это вышло из-под его контроля, он теряет почву под ногами. И я не исключаю, что, действительно, в Адыгее может смениться руководство на этих выборах, и большие деньги, в данном случае, и недовольство ущемленных национальных групп сделают свое дело, и там поменяется руководство. В этом смысле там, конечно, произойдут, в этом случае, очень большие перемены, видимо, будет изменена вся верхушка республиканская, и там начнется совершенно новая жизнь.

Михаил Соколов:

Мы продолжим разговор о выборах января. Еще один регион - Северная Осетия. Здесь основными соперниками на выборах президента этой республики 27 января являются нынешний руководитель Александр Дзасохов и Сергей Хетагуров, который играл важную роль в Министерстве по чрезвычайным ситуациям, работал в федеральной миграционной службе, хотя я не стыл бы сбрасывать со счетов и депутата Думы коммуниста Анатолия Чехоева. Репортаж из Владикавказа Юрия Багрова.

Юрий Багров:

Нынешнему главе Северной Осетии (Алании) Александру Дзасохову противостоит бывший руководитель миграционной службы России Сергей Хетагуров. Социологические опросы говорят о примерном равенстве сил основных кандидатов. По-видимому, у избирателей еще свежи впечатления от прошлой президентской кампании Северной Осетии. Тогда Александр Дзасохов и Сергей Хетагуров шли вместе против первого президента Алании Ахсарбека Галазова. В ходе прошлой кампании Хетагуров не скрывал, что не исключает свою работу в должности премьер-министра республики в случае победы Дзасохова. Однако, после внушительного успеха Дзасохова, набравшего более 80 процентов голосов, Хетагурова больше в республике не видели.

Пост премьер-министра Дзасохов предложил не Хетагурову, а не самому авторитетному главе администрации одного из сельских районо республики Теймуразу Мамсурову.

За прошедшие четыре года отношение североосетинских избирателей к действующему президенту сильно изменилось. Заявление руководителей об экономических успехах вызывает лишь усмешку. В республике по-прежнему большая безработица. Долги федеральному центру с тех пор только выросли. Однако окружение Александра Дзасохова не устает повторять, что его поддерживает Кремль. Подконтрольная республиканская пресса выливает тонны компромата на оппонентов нынешнего президента, а недавний взрыв передатчика республиканской телекомпании "Визави Плюс" местные политологи склонны рассматривать как очередную предвыборную провокацию.

С именем Сергея Хетагурова жители республики связывают расцвет водочного бизнеса, поскольку именно в эти годы он возглавлял местное правительство. В его поддержку высказываются предприниматели, спортсмены и чиновники, обиженные нынешней властью. В качестве кандидата в президенты зарегистрирован и ближайший соратник Хетагурова недавний заместитель министра МЧС России Сергей Суанов. Его называют дублером Хетагурова, поскольку он фактически возглавляет его предвыборный штаб.

Создается впечатление, что коммунистический электорат Северной Осетии находится в замешательстве. На прежних выборах коммунисты играли существенную роль, однако сегодня их симпатии разделились между несколькими кандидатами. Многие поддерживают Сергея Хетагурова, называя его крепким хозяйственником. Другие высказываются в пользу депутата Госдумы России, члена КПРФ Анатолия Чехоева. В выборах намерен принять участие и руководитель местной компартии Тамерлан Цомаев. По всей видимости, единства в действиях коммунистических лидеров Алании нет. Коммунистические лидеры на финише кампании не прочь выгодно для себя отдать голоса своих избирателей наиболее реальному победителю.

Наблюдатели прочат действующему президенту нелегкую, но победную кампанию. В его руках остается административный ресурс. Дзасохов умеет убеждать Москву в своей лояльности.

Михаил Соколов:

Вопрос - Владимиру Рыжкову. Вот рассказ Юрия Багрова, нашего корреспондента во Владикавказе. Ну, вот как у вас складывается ощущение? Один раз власть в Северной Осетии уже сменилась на выборах, когда Галазов проиграл Дзасохову в серьезной борьбе, в общем, и как раз Дзасохов опирался на поддержку коммунистов. Сейчас, судя по всему, в общем, коммунисты не дают такой вот открытой поддержки нынешнему президенту Северной Осетии. Как тут дело пойдет?

Владимир Рыжков:

Очень сложно сейчас говорить. Безусловно, если Александр Дзасохов не сохранит свой пост, это будет главная сенсация предстоящих выборов. Потому что он, пожалуй, самый авторитетный сегодня из кавказских руководителей по многим параметрам, и его можно даже поставить в один ряд, скажем, с Шеварднадзе, в какой-то степени, с Алиевым, потому что он - из той генерации, из той эпохи, многоопытный политик с огромным авторитетом, с огромным опытом, политик федерального масштаба. И ни один соперник, конечно, в политическом весе с ним соперничать не может.

С другой стороны, действительно, республика непростая, республика со многими незаживающими язвами, вспомним только проблему беженцев, близость Чечни, близость Ингушетии, проблемы постоянные вот с оффшором, с водочным бизнесом, с безработицей.

Михаил Соколов:

Плюс - ситуация в Южной Осетии.

Владимир Рыжков:

Плюс - ситуация в Южной Осетии и на грузинской границе. То есть, действительно, это клубок проблем, который, по всей видимости, достанется любому президенту, кто бы ни был избран 27 января.

Я все-таки думаю, что наибольшие шансы - у Александра Дзасохова. При всех трудностях, при всех сложностях - его вес, его авторитет, поддержка федерального центра, которая, по всей видимости, у него будет, должны сыграть свою решающую роль, хотя не исключено, что ему не удастся сразу добиться желанной победы.

Михаил Соколов:

Но у Сергея Хетагурова тоже есть шансы, ведь его поддерживает Сергей Шойгу и, в общем-то, партия "Единство" близка к тому, чтобы его поддержать.

Владимир Рыжков:

И, тем не менее, с моей точки зрения, Александр Дзасохов - достаточно опытный, авторитетный, известный политик, крупная фигура для того, чтобы иметь лучшие шансы на этих выборах.

Михаил Соколов:

А ваш коллега по Думе коммунист Анатолий Чехоев? Некоторые считают, что он просто играет на господина Хетагурова, раскалывая коммунистический электорат. Такое возможно?

Владимир Рыжков:

Такое вполне возможно, и он тоже достаточно известный политик и в Думе, и в республике, и я думаю, что он соберет немалое число голосов. Но я не думаю, что он вмешается в спор за первое место.

Михаил Соколов:

Ну, что ж, следующая тема в программе "Выборы-2002" - это ситуация в Кабардино-Балкарии. Делается все для того, чтобы во главе региона остался нынешний президент Валерий Куков, который правит уже больше десяти лет. Репортаж побывавшего в Кабардино-Балкарии специального корреспондента Радио Свобода Владимира Долина.

Владимир Долин:

"Коков - наш президент!" - сообщают рекламные щиты на въезде в столицу республики Нальчик. Четыре года назад за Валерия Кокова проголосовало более 99 процентов избирателей. И сегодня портреты действующего уже десять лет президента Валерия Кокова, а также вице-президента Геннадия Губина глядят на жителей республики с каждой магазинной витрины. Портретов шести соперников действующего президента я не нашел. Только на дверях избирательного штаба генерала Мухамеда Батырова можно увидеть его цветное изображение.

Штаб Батырова стал прибежищем еще для четверых кандидатов, о которых большинству жителей республики ничего не известно. Тем более, мало кто знает что-либо и о программах оппозиционеров. Ничего удивительного в этом нет. Государственная телерадиокомпания Кабардино-Балкарии отказала противникам Валерия Кокова в бесплатном эфире, мотивируя это тем, что финансирование компании идет за счет федерального бюджета, что не позволяет предоставить кандидатам в президенты бесплатное эфирное время для проведения предвыборной агитации.

Одна из оппозиционных, оказавшись в информационной блокаде, пять кандидатов в президенты Мухамед Батыров, Альберт Кажаров, Исхак Кучуков, Руслан Мурачаев и Сиви Юхаев обратились к общенациональным телеканалам, газетам, информационным агентствам с призывом послать своих корреспондентов в республику для освещения избирательной кампании и выборов. На этот крик отчаяния никто не откликнулся.

Встретиться с избирателями оппонентам Валерия Кокова тоже не удается. Администрация Нальчика на просьбу генерал-лейтенанта Мухамеда Батырова предоставить залы для встречи с избирателями отвечает, что лишена возможности выделить помещение для проведения собраний в связи с их отсутствием в муниципальной собственности. В этом же ответе городские власти заверяют Батырова, что подыскивают помещение. Прошел месяц. Поиски продолжаются, пока - безуспешно.

Тогда оппозиционеры решили провести встречу с избирателями под открытым небом на площади Абхазии. Но 6 января вместо митинга на площади прошел строевой смотр полка патрульно-постовой службы республиканского Министерства внутренних дел. На всякий случай в смотре участвовали пожарные машины, которые используются для разгона несанкционированных митингов и демонстраций и АвтоЗАКи.

Неудивительно, что у Валерия Кокова нет сомнений в грядущей победе, и он, кажется, уже определил количество голосов, которое готов отдать оппозиции.

Валерий Коков:

Народ, к моему счастью, меня сегодня понимает. Те, которые не воспринимают мою деятельность, их не более 10 процентов, а точнее сказать - 7,6, но это по опросам. Опросам не всегда в полной мере можно верить.

Владимир Долин:

Оппозиция обвиняет Валерия Кокова в клановости и развале экономики. Но все же трудно оспаривать главное достижение десятилетнего правления Валерия Кокова. Это - политическая стабильность в республике. Но отсутствие диалога с оппозицией и выборы, которые трудно назвать честными и справедливыми, в лучшем случае, способны превратить стабильность в застой, а в худшем - доселе спокойную республику в арену политического противостояния, как это и было в начале 90-х.

Михаил Соколов:

Вот вопрос Владимиру Рыжкову. Владимир Александрович, а вот центр ставит на бывшего заместителя председателя Совета Федерации Кокова, под обещание сохранить стабильность, действительно, в этой сложной республике. Но ведь есть риск, что если будет такое силовое вот избрание, "продавливание" Кокова как раз и заложит мину нестабильности, такое тоже ведь бывало.

Владимир Рыжков:

Я уверен, что не будет никакой мины нестабильности в Кабардино-Балкарии. Я неплохо знаю многих людей, которые работают, я знаю хорошо депутатов от Кабардино-Балкарии, всегда с интересом следил за ситуацией в этой республике.

Мне кажется, что Валерий Мухамедович Коков - это оптимальная фигура для того, чтобы руководить этой республикой. Там выдерживается очень грамотный баланс в кадровых назначениях между представителями основных национальностей. Это одна из самых стабильных республик в этом отношении на всем Кавказе. И мне кажется, что он выиграет без особых проблем предстоящие выборы, я уверен практически в этом. А те административные пережимы и перегибы, о которых вот сообщил ваш корреспондент, к сожалению, они сейчас обыденными стали во всей России. Их можно обнаружить в огромных количествах практически на любых региональных выборах. Я думаю, что он на самом деле в этом и не нуждается. Он победит и без этих ухищрений, без блокирования доступа оппозиции к средствам массовой информации, и так далее.

Оппозиция носит в республике маргинальный характер. Подавляющее большинство элиты региональной и граждан, на мой взгляд, поддержит Валерия Кокова, и он сохранит свой пост президента республики.

Михаил Соколов:

На первых альтернативных выборах, в общем, этого не было.

Владимир Рыжков:

И, тем не менее, мне кажется, что он победит с большим перевесом и одержит уверенную победу.

Михаил Соколов:

Еще одно событие произошло в конце этого года, и теперь неизбежными становятся выборы в Ингушетии, они назначены на апрель. Вопрос - Владимиру Рыжкову. Как вы отнеслись к отставке президента Ингушетии Руслана Аушева, и теперь фактически выдвинулся на этот пост - опять же ваш коллега по Государственной Думе - Амирхан Алиханов.

Владимир Рыжков:

Мне кажется, что Аушев просто устал за все эти годы, потому что, пожалуй, он был в одной из самых тяжелых ситуаций из всех лидеров регионов. Это бесконечная война в соседней Чечне, это бесконечные проблемы, чудовищные проблемы - с беженцами. Это бесконечная проблема с терактами, насилием, захватами заложников, и так далее. Это бесконечные трения с федеральным центром, потому что и в Чечне, и в Ингушетии обычно трудно разобраться, кто чем командует, кто за что отвечает, кто несет за что ответственность, кто должен расследовать то или иное преступление.

Мне кажется, что он просто устал и решил достойно уйти. При этом мне представляется, что все-таки решающую роль он может сыграть на этих выборах, и тот кандидат, которого поддержит он, и тот кандидат, которого поддержит элита этой республики, тот и победит.

Михаил Соколов:

Еще одна тема - это деятельность института полпредов президента. Вот один из них, Виктор Черкесов, полпред на Северо-западе, сделал такой новогодний подарок сразу двум областям, Псковской и Новгородской - пообещал первую слить со второй. Из Пскова сообщает Анна Липина.

Анна Липина:

На политической арене Псковской области реплика полпреда Черкесова вызвала настоящий переполох. Так, председатель Псковского областного собрания депутатов Юрий Шматов прокомментировал возможность объединения Псковской и Новгородской областей как элементарную глупость. Он отметил тот факт, что российская конституция не предусматривает такой возможности. Кроме того, Юрий Шматов выразил сомнение в том, что объединение поддержит и само население двух областей, хотя и не исключил возможности, что некоторые районы Псковской области захотят объединиться, но сами новгородцы вряд ли согласятся на это. Поэтому для окончательного решения потребуется проводить референдум.

Депутат областного собрания Анатолий Копосов отметил, что обычно целью объединения становится уменьшение расходов на содержание администраций, чтобы улучшить положение населения. Но с другой стороны, цитирую: "Это напоминает укрупнение колхозов. Если объединить сильный и слабый, получится один слабый", - конец цитаты.

Доктор исторических наук Александр Лобачев уверен, что объединение любой из областей под началом другой поведет за собой конфликты на разных уровнях, в том числе в случае объединения начнется борьба бизнес-групп, у каждой из которых уже сложилась своя сфера деятельности.

Новгородская и Псковская области, почти одинаковые по потенциалу, слишком различаются по своим экономическим показателям. Первая - устойчивая, вторая - депрессивная, поэтому для псковской администрации это различие явно не на руку.

Михаил Соколов:

Вопрос гостю Радио Свобода Владимиру Рыжкову. Владимир Александрович. Ну, вот, с одной стороны, ощущение такое, что у кого-то из администраторов - просто зуд. Сначала пытались объединить Санкт-Петербург с Ленинградской областью, теперь вот идея объединять Псковскую и Новгородскую области. Вообще что такое, что, полпредам после проведения в соответствие федеральных и местных законов стало нечем заниматься, такое пятое колесо в федеральной телеге?

Владимир Рыжков:

Как правило, у этого зуда две причины: экономическая, а вторая причина - надо себя чем-то занять. Когда нет идей, вот постоянно возникает идея "а давайте укрупним регионы". Полтора-два года страну будет трясти в лихорадке, но зато чиновники будут заняты каким-то делом, как потом выяснится, абсурдным.

А экономические интересы тоже видны. Например, вот разговоры постоянные о возвращении Эвенкийского автономного округа и Таймырского автономного округа в состав Красноярского края - это как раз интересы крупных структур, которые занимаются нефтяным бизнесом, цветным металлом, и так далее, энергетикой.

То есть, как правило, за этим нужно искать либо экономические интересы, либо просто зуд чиновников, которые хотят себя чем-то занять в отсутствие других идей.

На самом деле, идея объединения Псковской и Новгородской области многократно абсурдна. Она абсурдна исторически, потому что люди, которые это предлагают, не знают, что исторически Псков и Новгород всегда были самостоятельными городами, и вообще невозможно себе представить, чтобы Псков и Новгород вдруг стали городами одной Псковско-Новгородской или Новгородо-Псковской губернии или области. Это просто невозможно исторически, культурно, психологически. Никогда население этих областей за это не проголосует. Никогда, кто бы что ни делал.

Во-вторых, хотя юридически сейчас такая возможность появилась, после подписания президентом закона о порядке образования в составе России нового субъекта, в том числе путем их слияния, процедура там настолько сложная, - она предполагает многоступенчатое голосование, в том числе голосование на референдуме граждан обоих субъектов федерации, при этом нужно получить большинство от числа этих избирателей, - делает реальное осуществление такой процедуры крайне маловероятным. Я бы сказал, один шанс на тысячу, что где-то это возможно будет осуществить.

Михаил Соколов:

А где-то возможно будет?

Владимир Рыжков:

Может быть, если речь пойдет об Агинско-Бурятском округе или об Усть-Ордынском округе или, может быть, о Корякском округе на Камчатке, когда очень маленький автономный округ без самостоятельной финансово-экономической базы, может быть, возможно будет убедить и региональную элиту и граждан этого маленького региона на объединение. Но в случае с Новгородом-Псковом это абсолютно, категорически невозможно. И я думаю, что Черкесов уже жалеет о своих словах.

Михаил Соколов:

Хорошо. Еще один вопрос - это муниципальная тема. Владимир Путин в декабрьском общении с подобранным ему народом на телевидении говорил, как о задаче года, о разграничении полномочий между субъектами федерации и вот муниципальным уровнем. Чем это все закончится, как вы думаете? Это будет еще одна попытка централизации, или, действительно, мэриям, районам выделят какую-то вот финансовую базу, основу?

Владимир Рыжков:

Дальше централизовать уже невозможно. Сегодня 80 процентов услуг в области здравоохранения, 90 процентов образовательных услуг, 90 процентов жилищно-коммунальных услуг, транспортных услуг оказывают муниципалитеты, 90 процентов расходов, которые касаются жизни каждого из нас, а доходов муниципалитетам от консолидированных доходов страны достается 15 процентов. Гигантская дыра между доходной базой и расходными полномочиями. Как эта дыра затыкается? Дотациями сверху. Субъекты дотируют местные органы власти, а центр, в свою очередь, дотирует субъекты. Так вот выглядит вертикаль власти в межбюджетных отношениях.

Михаил Соколов:

Все дрессированные становятся.

Владимир Рыжков:

Все дрессированные, все послушные. Потому что в среднем муниципалитеты России на 70-80 процентов дотационны.

Михаил Соколов:

Ну, кроме крупных городов.

Владимир Рыжков:

Кроме крупных городов, но это редкое исключение. Но сейчас, последние год-полтора, даже крупные города становятся получателями помощи финансовой. Вот, допустим, мой округ, Барнаул, до двухлетней давности был всегда донором в крае, теперь он тоже уже получатель помощи, потому что налоговая реформа изъяла у него огромное количество доходов.

Михаил Соколов:

А что предлагает ваш комитет думский?

Владимир Рыжков:

На самом деле, выход один: надо соотнести полномочия расходные с доходами. То есть, если муниципалитеты несут 70 процентов или 60 процентов от всех самых таких жизненных расходов страны, им надо дать соответствующие доходы. Пока мы этого не сделаем, они всегда будут встроены в вертикаль власти и всегда будут стоять по струнке.

Решится ли на это наш нынешний президент, наше правительство - не знаю, не уверен. Пока движение идет в обратном порядке. Если в 90-е годы в консолидированных доходах страны соотношение между федеральным бюджетом, региональными и местными было 50 на 50, сейчас - 63 на 37, в пользу федерального бюджета. То есть, за последние два года произошла кардинальная централизация бюджетных средств в руках федерального бюджета. А это означает, что регионы и муниципалитеты сейчас имеют гораздо меньше денег, чем ни имели до этого.

Михаил Соколов:

Вообще, курс во внешней политике - на Запад, а во внутренней - на Восток.

Владимир Рыжков:

А во внутренней - унификация и централизация. Безусловно.

Михаил Соколов:

То есть, к старой России.

Владимир Рыжков:

К старой России, но мы знаем, с каким треском она взорвалась и с какими чудовищными последствиями для нее самой и для всего мира. Поэтому не хотелось бы, чтобы мы второй раз, спустя сто лет, наступали на те же грабли.

Михаил Соколов:

Вот последний опрос прошлого года, ВЦИОМ-овский. На выборах, если бы они случились в декабре, компартия России Геннадия Зюганова получила бы 35 процентов голосов, до этого было 39, "Единое Отечество" Сергея Шойгу и Юрия Лужкова - 30 процентов, "Яблоко", СПС, не существующие "Женщины России" - по 6 процентов, ЛДПР - 5 процентов. Вот тут черта проходит.

Как вы это прокомментируете? Двух-с-половиной-партийная система? Поскольку вот четыре эти партии, там, 5-6 процентов, фактически примыкают к линии Путина и вот этого "Единого Отечества".

Владимир Рыжков:

Да, это похоже на то. И плюс я бы прокомментировал так, что мы не должны забывать, что вторая половина избирается по одномандатным округам, и большая вероятность, что большинство из этих одномандатников примкнут к партии власти. Это означает, что если такие цифры сохранятся к будущим парламентским выборам, то у администрации президента будет возможность так же, как и в этой Думе, сформировать пропрезидентское большинство и сохранять контроль за нижней палатой парламента.

Михаил Соколов:

Но, возможно, это большинство будет таким мощным, что будет две трети голосов и возможность спокойно, без коммунистов, в том числе, проводить конституционные законы?

Владимир Рыжков:

Это не исключено, хотя все-таки коммунисты продолжают сохранять достаточно высокую популярность, и, вне всяких сомнений, они останутся крупнейшей оппозиционной силой и в будущей Думе.

Михаил Соколов:

И - о малых. Вот есть такой список тех, кто получает там по проценту голосов. Это Аграрная партия, движение "Вся Россия", Демпартия Прусака, Социал-демократическая партия Горбачева, 2 процента могут получить нацисты из Русского национального единства, меньше одного процента у партии Райкова и Народной партии, еще меньше у Либеральной России Сергея Юшенкова, 5 процентов - против всех.

Кто-то имеет шансы еще вот раскрутиться за это время?

Владимир Рыжков:

На мой взгляд, в условиях, когда основной, самый важный фактор воздействия на общественное мнение, телеканалы, находятся под контролем администрации президента, в условиях, когда в целом политика достаточно инерционна, кадровая, экономическая, и так далее, на мой взгляд, никто не имеет ни малейших шансов, кроме тех, о ком мы говорили раньше.

Михаил Соколов:

И последний вопрос нашему гостью Владимиру Рыжкову. Владимир Александрович, вот вы были в "Нашем доме - России", назначались вице-премьером, потом побывали недолго во фракции "Единство". Сейчас вы - независимый депутат. Вы по-прежнему собираетесь оставаться независимым, не примыкая ни к какой партии?

Владимир Рыжков:

Да, собираюсь оставаться независимым, потому что пока, по-прежнему, не вижу ни одной политической партии, к которой я бы мог примкнуть по моим убеждениям.

Михаил Соколов:

Почему? Кто ближе всего?

Владимир Рыжков:

Вопрос к ним, вопрос к ним. Вопрос к СПС, которая поддерживает экономические реформы, но при этом предпочитает ничего не говорить о проблемах свободы слова, федерализма, местного самоуправления, подлинной многопартийности, роли парламента, роли гражданского общества. Вопрос к "Яблоку", которые никак не могут определиться, правые они, левые, если либералы, то какого рода? То есть, на мой взгляд, сейчас и "Яблоко", и СПС представляют собой крайне невнятные политические партии. И хотя я к ним достаточно как бы близок по многим позициям, но понять я их толком не могу.

Михаил Соколов:

Спасибо. Гостем московской студии Радио Свобода был депутат Государственной Думы России, независимый депутат Владимир Рыжков.

В следующей нашей передаче 17 января: итоги выборов в Якутии и Адыгее, репортаж специального корреспондента Радио Свобода Владимира Долина о жизни Кабардино-Балкарии.

XS
SM
MD
LG