Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адыгея и Якутия: новые менеджеры приходят к власти. Кабардино-Балкария: Валерий Коков и его оппозиция Кончина ТВ-6: президента - в цензоры... Лики оппозиции: "Либеральная Россия" и КП РФ


Михаил Соколов:

Личностный спор вместо спора хозяйствующих субъектов. Использовав новый термин, министр печати Михаил Лесин стал ближе к истине. Не Аликперов сутяжничал с Березовским. С владельцем ТВ-6 лично спорил хозяин страны.

Президент Владимир Путин объяснил парижанам заботу о российской прессе. Там, где дело касалось интереса государства, Кремль старался вернуть все средства массовой информации, которые подчинили олигархи. Это - об НТВ. А вот в разногласия по поводу получения дивидендов, Путин утверждает, они не вмешивались. На то для ТВ-6 есть правильный арбитраж.

Было дело, Владимир Путин "самолично" вербовал звезд НТВ на измену прежнему благодетелю - Владимиру Гусинскому. В итоге - непонятливую команду Киселева с четвертого канала выгнали. По второму разу удалось лучше: и без визитов в Кремль загнанные в угол журналисты открестились от принявшего их на шестой канал эмигранта и оппозиционера.

Освободив из-под пяты олигарха трудовой коллектив ТВ-6, благодарный президент обещал его поддержать. Впереди - испытательный срок. За период временной лицензии не докажут благонадежность - смогут безнадежно соревноваться за частоту. Удастся вербовка - обновленному ТВ-6 дадут кремлевского спонсора, лояльного и равноудаленного.

У телевидения есть свобода выбора - главы государства себе в цензоры.

Российская региональная власть вполне даже сменяема, что и доказывают итоги январских выборов глав исполнительной власти. Только в Кабардино-Балкарии после 13 января остался прежний руководитель Валерий Коков, а вот в Якутии и Адыгее к власти придут новые люди - алмазодобытчик Вячеслав Штыров золотопромышленник Хазрет Совмен.

Оговорюсь: смена караула происходит при вполне определенных условиях. Прежний лидер должен наворотить немало несуразного на вверенной ему народом территории и по каким-то причинам лишиться прямой поддержки - и своих серьезных людей с деньгами и связями, и федерального центра.

Возьмем, к примеру, Якутию. Ее президент Михаил Николаев был выведен из игры после прямого вмешательства в избирательный процесс федеральных структур. Помог этому раскол якутской элиты, обиженный на то, что к столу власти допущен очень узкий круг приближенных Николаева. Прямо в кабинете Владимира Путина удалось согласовать компромиссную фигуру. Глава компании "АЛРОСА" Вячеслав Штыров из запасного игрока команды Николаева стал человеком, который поставит во главе алмазной корпорации фигуру, нужную Кремлю.

Второй участник второго тура, Федот Тумусов - казался некоторым частью предвыборной декорации голосования с предопределенным исходом. Но его результат показывает: Штыров многим - 35 процентам избирателей в восточных сельских районах республики - не "показался". За него не проголосовало коренное население 18 улусов.

О ходе последнего этапа кампании по выборам президента Якутии размышляет корреспондент Радио Свобода в Якутске Сергей Суранов.

Сергей Суранов:

Рад был после выборов их победитель, Вячеслав Штыров.

Вячеслав Штыров:

Очень рад, что выборы так вот закончились, что консенсусом все эти наши споры закончились. Что теперь в республике будет определенность.

Люди, конечно, голосовали по-разному, но самое главное, что мысли у нас одинаковые о том, что надо дальше республику поднимать, что есть много проблем, которые мы вместе должны решать. Людям небезразлична судьба республики. Ну, а раз небезразлична, значит, мы тогда вместе и будем делать так, чтобы она стала процветающей, благополучной.

Сергей Суранов:

Мне кажется, Вячеслав Штыров не просто так избегает сегодня говорить о первоочередных задачах нового режима в республике. С 1917 года во главе Якутии всегда стояли представители титульной нации. Штыров стал первым, кто нарушил эту традицию. Его победа была обеспечена беспрецедентной активностью русскоязычной части электората промышленных районов. Победа Штырова, таким образом, имеет национальный оттенок.

Штырову, скорее всего, придется уменьшить нагрузку на бюджет социальных расходов, а они, в основном, и поддерживают уровень жизни сельского (то есть - якутского) населения.

Поможет ли выйти из этого сложного положения якутская элита, которая на выборах поддержала Штырова - по указке Михаила Николаева? Останется ли она вместе с ним и после ухода первого президента? Рискну предположить, что именно этот вопрос сегодня больше всего беспокоит нового президента республики.

Прокуратура республики все еще продолжает следствие по фактам разжигания межнациональной розни, возбужденное еще в ноябре прошлого года. Двое арестованных по этому делу, московские поллиттехнологи Ирина Волкова и Павел Степанов, по-прежнему остаются в Якутске. Правда, смягчена мера пресечения. Они освобождены из-под стражи и живут сейчас под подпиской о невыезде.

Ну, а 12 января, накануне выборов, МВД Якутии задержало четырех студентов, которые расклеивали в Якутске листовки - также националистического толка. Председатель центризбиркома республики Владимир Михайлов рассказал мне, что в МВД его ознакомили с протоколами допросов девушек. Все они однозначно указали на заказчика - избирательный штаб Федота Тумусова.

Не меньший скандал вызвало и проведение властями Якутска в день голосования 13 января новой вещевой лотереи, а также продажи продуктов питания без торговой наценки. Как в советское время в Москву тянулись "колбасные" электрички, так в этот день в Якутск ехали тысячи избирателей из ближних районов. Все они затем толпились в мэрии Якутска, чтобы получить разрешение на голосование и заветные талончики. Прокуратура заподозрила нарушение избирательного законодательства и запретила выдачу разрешений. Инцидентом занимался и центризбирком.

Владимир Михайлов.

Владимир Михайлов:

Приезжали члены комиссии отсюда, представители прокуратуры, но они не находят там состава нарушения закона.

Сергей Суранов:

Тем не менее, в штабе Тумусова все еще не теряют надежды найти достаточно нарушений, чтоб опротестовать результаты выборов президента Якутии в суде.

Михаил Соколов:

Рассказывал Сергей Суранов.

Пока нельзя сказать, будет ли Штыров, получив поддержку 60 процентов голосовавших, продолжать, как Николаев, пускать доходы алмазодобычи на социальные расходы и поддержку сельского хозяйства. Возможно, он предпочтет вкладывать средства в перспективные горнодобывающие отрасли региона, сократив дотации депрессивным территориям. Но, думаю, что со старыми борцами с режимом Николаева, имеющими в Госсобрании республики прочные позиции, новому президенту Якутии до декабрьских перевыборов в парламент республики придется считаться.

Еще один сюжет. 6 января пост руководителя Горного Алтая проиграл выходец из демократов Семен Зубакин, который сумел консолидировать против себя всю местную партхозноменклатуру. Аграрий же Михаил Лапшин оказался лучшим популистом-народником: получил поддержку руководителя соседнего Алтайского края Сурикова, добился, как минимум, нейтралитета центра - и победил.

Почти то же самое вышло и в Адыгее 13 января. Ее президент Аслан Джаримов опирался на собственный клан, настроил против себя не только людей известных и богатых, но и основные национальные группы. Появление в Майкопе богатого золотопромышленника Хазрета Совмена, вдобавок пообещавшего опираться на все этносы, оказалось судьбоносным. К тому же, против Хазрета Совмена ничего не имела Москва, а господин Джаримов имел как-то неосторожность что-то такое сказать в поддержку слишком самостоятельного ингушского лидера Руслана Аушева.

Итог выборов в Адыгее: за Хазрета Совмена голосовали 68 процентов избирателей.

Рассказывает Иван Петров.

Иван Петров:

Главной сенсацией президентских выборов в Адыгее стала не сама по себе победа предпринимателя Хазрета Совмена. О таком итоге голосования аналитики говорили давно. Сенсацией оказался огромный разрыв между голосами, поданными за Совмена (68 процентов), и количеством голосов за Джаримова (всего 10 процентов проголосовавших).

Для действующего главы республики такие итоги выборов - это разгромное поражение. Главной составляющей политики Аслана Джаримова на протяжение всего срока его правления стал национализм, ущемление прав русскоязычного населения. Это в республике, где адыгейцы составляют всего 22 процента населения.

По закону, инициированному Джаримовым, в состав Госсовета-Хасэ Республики Адыгея избирались депутаты на паритетной основе: 50 процентов - от адыгейского населения, 50 процентов - от всех остальных народов республики. Повсеместно шло выдавливание русскоязычных специалистов и управленцев со всех постов.

Джаримовым был взят курс на полную изоляцию Адыгеи от Краснодарского края. Такое положение было еще более нелепым, если учесть уникальное географическое положение Адыгеи. Эта республика фактически является островом, со всех сторон окруженным территорией Краснодарского края.

Естественно, все эти непродуманные меры плюс неудачная попытка Аслана Джаримова ввести адыгейский язык в качестве государственного вызвали недовольство русскоязычного населения республики. Активизировались радикальные организации, например, Союз славян Адыгеи. Лидер Союза Нина Коновалова требовала выхода из состава республики трех районов с преимущественно русским населением и города Майкопа. Коновалова тоже участвовала в последних президентских выборах и набрала голосов почти столько же, сколько Джаримов.

Постепенно недовольство Джаримовым накапливалось и у адыгов. Кроме фраз о национальном возрождении и зеленого флага, адыги не получили ничего. Экономика республики - в упадке. Уровень жизни падает с каждым годом. Разгул преступности не удается остановить. Но самая главная проблема для небольшого народа - это демографический кризис.

Падению популярности Аслана Джаримова способствовал фактор клановых семейных отношений. Дело в том, что по происхождению род Джаримовых вообще не адыгейский, а кабардинский. Как это часто бывает у горцев, придя к власти, чужаки оттеснили местных от всех значимых постов, и среди адыгейской элиты давно возникло желание сменить клан Джаримова.

Во время предвыборной кампании Джаримов в целях агитации возил по Адыгее экс-губернатора Кубани Николая Кондратенко, который на встречах с избирателями призывал голосовать за Джаримова, ставя ему в заслугу сохранение дружеских отношений между Краснодарским краем и Адыгеей. "Главное - чтобы не было войны", - повторял экс-губернатор, но для избирателей оказались важнее другие приоритеты.

Самый подходящей кандидатурой в противовес Аслану Джаримову стал предприниматель Хазрет Совмен. Коренной адыг из племени шапсугов, он почти 40 лет не жил в Адыгее. За эти годы Совмену удалось стать одним из самых богатых золотопромышленников России.

Работая в российском бизнесе, имея связи с деловыми кругами всего мира, Совмен совершенно лишен чувства местечкового национализма. Во время предвыборной кампании он не раз заявлял, что обида русскому в Адыгее - это обида лично ему, Совмену. Хазрет Совмен пообещал немедленно отменить все дискриминационные законы Адыгеи, восстановить связи с Кубанью и даже, в перспективе, снова войти в состав Краснодарского края.

"Свою главную задачу в экономике, - сказал Совмен, - я вижу в привлечении инвестиций в сельское хозяйство, промышленность и сферу туризма республики." Именно за это и проголосовал народ Адыгеи.

Михаил Соколов:

Рассказывал Иван Петров.

Надо заметить, что разумные местные начальники, уцелевшие бизнесмены Адыгеи вовремя перешли на сторону Хазрета Совмена, благодаря чему заговор с целью смены власти в маленькой северокавказской республике внешне приобрел невиданную открытость и демократизм.

Пока, как сообщила из Майкопа Ирина Белова, не очень понятно, что будет делать пребывающий в столице победитель, но можно не сомневаться, что смена власти в Майкопе будет столь же радикальна как, например, в Приморье. Старая советская команда будет заменена деловыми партнерами Хазрета Совмена, и не только земляками победителя, выходца из Тохтамукайского района Адыгеи.

В победе президента Кабардино-Балкарии Валерия Кокова никто не сомневался, в том числе и сам победитель. Валерий Коков на третий срок переизбран 88 процентами голосов. Глава Центризбиркома России Александр Вешняков заявил, что с этим результатом Коков вошел в разряд "очень уважаемых людей".

Александр Вешняков:

У нас есть в регионах Российской Федерации очень уважаемые среди избирателей руководители. Я бы хотел напомнить, что среди тех, кто получил 80-90 процентов поддержки избирателей, у нас таковыми являются Строев из Орловской области, это Тулеев (Кемеровская область), это Неелов (Ямало-Ненецкий округ), это Филиппенко (Ханты-Мансийский округ), это Ишаев (Хабаровский край).

Михаил Соколов:

Список - весьма характерный. Это территории, где не просто фактически отсутствует оппозиция действующей власти, но и заботливо выкорчеваны финансово-экономические условия для ее потенциального появления в будущем.

О жизни Кабардино-Балкарии расскажет специальный корреспондент Радио Свобода Владимир Долин.

Владимир Долин:

В станице Александровской у пустого сельского клуба топталось несколько милиционеров, одна, не совсем трезвая по случаю рождественских праздников, женщина средних лет, глуховатый и слабовидящий дедушка да три бойких старушки. Кандидата в президенты Кабардино-Балкарии генерала-лейтенанта Мухамеда Батырова, приехавшего к избирателям, сопровождало едва ли не больше народу, чем пришло на встречу с ним.

Когда-то в станице Александровской было процветающее хозяйство. Бывшая доярка, а сегодня - пенсионерка Коробейникова с ностальгией вспоминает советские времена и, чуть не плача, показывает на разоренные ныне пустующие корпуса коровников и свинарников.

Коробейникова:

А сейчас вообще ничего нет у нас в совхозе. А чего у нас в совхозе? Было 5 или 6 доярок, работали, и больше нет ничего. Все продано, все. Никого нет.

А сейчас чего там? 150 или 200 голов стоит и больше ничего. Все пустое.

Владимир Долин:

Но даже те немногие сельчане, которые сохранили работу, зарплату не видят месяцами.

Коробейникова:

А им не дают ничего. Им где сорвут под зарплату, там, корову, или мясо дадут. За харчи, за это вот. И все. Доярки, свинарки, которые здесь, в совхозе, работают, остались, они вообще уже лет 5 не получают.

Владимир Долин:

Интересуюсь, на что же живут крестьяне. Оказывается, на пенсии и пособия.

Так госпожа Коробейникова на 1 200 рублей пенсии содержит взрослую дочь. Та, получив юридическое образование, не может устроиться на работу.

Бывшая доярка своей судьбой недовольна.

Коробейникова:

У меня хата - это не считается. Это - курник. И полов нет, сорваны полы. Некому даже помочь. Вот мне машины не надо. Сделайте, хоть чуточку, чтобы я покушала хорошо, с удовольствием, - я хоть за черта пойду голосовать.

Владимир Долин:

Но куда больше ее заботит будущее молодежи.

Коробейникова:

Молодые девушки, молодые ребята занимаются наркоманией. Девушки - проституцией. Потому что ей работы нет.

Владимир Долин:

Еще один из источников дохода - собственный огород.

Коробейникова:

Мы только на повороте. Вот, чего вырастишь в своем дворе, и на поворот вот туда пойдешь, и то бежит и рубль требует. А я говорю: "Да я на асфальте стою, а вы с меня рубли требуете". А я это сама вырастила.

Владимир Долин:

Когда-то Кабардино-Балкария славилась своими овощами. Овощеводство, по мнению председателя правительства республики Хусейна Чеченова, и сегодня способно приносить немалые доходы. К тому же, овощные культуры - весьма трудоемкие, и в этом решение проблемы безработицы на селе. Но площади под овощами год от года сокращаются. Сегодня выгодней сеять пшеницу. В этом году в Кабардино-Балкарии невиданный урожай пшеницы, но селян он не радует.

Все дело в том, что производство зерна требует куда меньше людей, чем животноводство и овощеводство. Так, в селе, где трудоспособных насчитывается около полутора тысяч человек, иногда работу имеют от силы человек полтораста. Такая же ситуация и в Александровской.

Пшеница стала выгодной культурой после того, как в Кабардино-Балкарии выросли десятки спиртовых и водочных заводов, и традиционный русский напиток превратился в едва ли не основной источник поступлений в бюджет. Впрочем, премьер Хусейн Чеченов утверждает, что акциз как основная составляющая бюджета уходит в прошлое, а рассказы о выплате зарплаты бюджетникам водкой - ни что иное как клевета на властные органы республики.

Хусейн Чеченов:

Структура нашей налогооблагаемой базы уходит от подакцизных товаров. Коротко говоря, это ликероводочная отрасль. Мы от нее уходим. Но внезапно не уйдешь.

Владимир Долин:

Но о практике выплаты зарплаты "жидкой валютой" мне приходилось слышать неоднократно.

Водка, произведенная в Кабардино-Балкарии, отменным качеством не отличается. В магазинах с ней конкурируют зелье из соседней Карачаево-Черкессии и Москвы, а в ресторанах официанты употреблять ее не советуют, несмотря на дешевизну. Но, кажется, на доходах водочных королей этот печальный факт не отражается. В селах республики, если кто и живет хорошо, так только те, кто имеет отношение к выращиванию зерна - основного сырья для производства спирта.

В Англии 17 века говорили: овцы съели людей. Для Кабардино-Балкарии было бы справедливо сказать, что людей съела пшеница.

Страдают не только люди, но и земля. В погоне за мгновенной прибылью руководители хозяйств не соблюдают правила севооборота, и благодатные кабардинские почвы быстро истощаются. От доходов руководителей хозяйств крестьянам достаются крохи. О праве на землю и арендную плату за использование земельного пая здесь слыхом не слыхивали ни госпожа Коробейникова, ни ее односельчане.

Коробейникова:

А чего я с ней буду делать? Если бы мне ее дали, как по закону, вот если бы нам ее разделили, вот, пенсионерам, да? вообще всем людям крестьянам, я бы ее взяла бы... сама я не могу обработать. Я бы ему отдала. Получила деньги за это и жила бы прекрасно.

Владимир Долин:

Если крестьянин хочет выйти со своей землей из колхоза или совхоза, по нынешнему - из акционерного общества, землю ему в собственность не дают, а предлагают взять в аренду.

Мухамеддин Тумов когда-то возглавлял передовой колхоз. Был депутатом Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. Вот что он рассказывает о своей попытке взять землю и вести хозяйство на ней.

Мухамеддин Тумов:

Я написал заявление в родной колхоз, где я проработал 30 лет, с просьбой выделить мне мой земельный и имущественный пай. Хотя я и пенсионер, а ведь что-то могу делать, да и сыновья.

Два года я не мог получить ответ от нового председателя колхоза, который стал после меня, а потом он предложил: "Бери землю в аренду". Я ему говорю: "Я тебя об аренде не прошу, а 2-3, там, или 5 гектар, сколько мне положено, ты мне должен бесплатно отдать. Я имею право получить свою долю. Вот закон".

Я не мог получить.

Владимир Долин:

Премьер Хусейн Чеченов объясняет аграрную политику руководства республики малоземельем.

Хусейн Чеченов:

Пахотные земли - у нас ведь очень мало этой земли. На человека в среднем в республике приходится менее 50 соток. И если мы сейчас пойдем по пути, скажем, их либо продажи (хорошо, что Земельный кодекс дает нам возможность учитывать специфику республики), или пойдем на то, чтобы их дробить по фермерам, то мы, наверное, в этом деле можем наломать дров.

Владимир Долин:

Но никто не отменял Конституцию России, где гарантируется право на землю, и указы Бориса Ельцина о выделении земельных паев крестьянам.

Впрочем, кое-кому удается воспользоваться своим конституционным правом. Кому - рассказывает Мухамеддин Тумов.

Мухамеддин Тумов:

Этот же самый председатель, который мне мою долю и земельный пай не дает, он единоличным решением выделил 5 гектаров земли своему двоюродному брату, огромное строение с капиталовложением, там, 3-4 миллиона рублей. И создали такое фермерское хозяйство за бесценок, которое чуть ли не лишает всех остальных членов колхоза надежды на какое-нибудь ликвидное имущество.

Владимир Долин:

Коробейниковой, пенсионерке из Александровской, имена кого-либо из кандидатов, претендующих на высший пост в республике, кроме действующего президента, неизвестны.

Коробейникова:

Одного Кокова знаю. Вот эти вот, которые понаклеенные, мы их вообще в лицо не видели, никогда к ним и не обращались.

Владимир Долин:

Зато ее подруги точно знали, кому отдадут голоса.

Женщина:

Коков ничего не предлагает. Он не агитирует. Он честно хочет работать нашим управляющим, президентом. Только - за Кокова. И все мои пенсионеры, на моей улице - только за Кокова.

Владимир Долин:

Можно не сомневаться, что пенсионеры в станице Александровская проголосовали так же, как большинство жителей республики.

Симпатии станичных старушек понятны.

Женщина:

Только за Кокова. Только за Кокова. Никого нам не надо, только Кокова.

Женщина:

Только Коков. Потому что он нам вовремя дает пенсию и помогает инвалидам. И помогает многодетным. Вот так. Ну, как? Мука, там, крупа, все.

Владимир Долин:

Женщинам дела нет, что пенсии им выплачиваются из федеральных средств. Они уверены: деньги выдает Валерий Коков. Президенту республики они благодарны не только за пенсии и жалкие подачки в виде крупы или муки.

Женщина:

Он войну... отвлек.

Женщина:

Если Кокова не будет, сразу - война. Почему по Кабардино-Балкарии нет нигде взрывчатки? Скажи. Потому что - Коков. А сегодня Коков уйдет, завтра тут Чечня нас лично взорвет.

Женщина:

Только за Кокова.

Женщина:

Кокова не будет, значит, у нас война, и все. Мы погибнем.

Владимир Долин:

В начале и в середине 1990-х годов прошлого века республика была на грани распада. Балкарцы требовали восстановления своей государственности и даже сформировали собственное правительство во главе с генерал-лейтенантом Супьяном Бепаевым.

О тех временах вспоминает один из высокопоставленных офицеров МВД республики.

Офицер:

Как балкарец, могу говорить одно, что буквально 13 лет мы были унижены, репрессированы - целый народ. И удивительно было, когда в начале 1990-х годов вдруг признают балкарский семидесятитысячный народ - Ельцин, президент страны Борис Николаевич Ельцин извиняется перед народом. Значит, кто-то ему преподнес про этот народ.

Кто может преподнести? Первое лицо республики, которое на сегодняшний день сохранило стабильность. Я не могу говорить, что вот он сохранил, но он очень многое сделал для того, чтобы это противостояние прекратилось.

Вокруг - осетино-ингушский конфликт, чеченский конфликт. В Карачаево-Черкессии идут конфликты. И вдруг мы - живем спокойной жизнью. Да, благодаря, возможно, одному человеку. Мы как-то роль личности начали забывать, а роль личности эта - неоценима. Да, слава Богу, что вот за эти последние 5 лет закончилось это противостояние двух народов, и мы сегодня работаем на созидание. Мы работаем на свой промышленный потенциал, культурный, экономический.

Я думаю, что только мир, только благополучие будет и в ближайшие 5 лет здесь. Это мнение мое, и мнение балкарцев.

Владимир Долин:

Валерию Кокову удалось привлечь на свою сторону лидеров балкарской оппозиции. Теперь Супъян Бепаев - его советник, а один из идеологов балкарского национального движения Хусейн Чеченов возглавил правительство республики.

О захватывающих перспективах деловой жизни в регионе мне рассказывал Хусейн Чеченов.

Сам Валерий Коков обещает экономические и политические реформы в период своего третьего президентского срока.

Валерий Коков:

Линия на реформы и в сфере государственного строительства, и в сфере экономики, и в сфере социальной будет продолжена. Они не будут взломаны, не будут новой метлой мести, а будут продолжены.

Это означает, что в ближайшее пятилетие будет закончено формирование всей системы, всей структуры властной, адекватной требованиям самого демократического правления. Это означает, в сфере экономики, что мы более чем удвоим эти 22 миллиарда рублей валовой региональной продукции, которую мы делаем сейчас. Будет - 47. Это означает, что в 4 раза возрастет зарплата. Это означает, что снимется проблема в образовании. Это означает, что мы завершим начатую программу реформирования здравоохранения с большой социальной направленностью.

Во всяком случае, по моему убеждению, республику ожидает лучшее будущее.

Владимир Долин:

Но те немногие политики республики, которые отваживаются оппонировать президенту, как раз-то на этих реформах и настаивают. И самое главное требование - это соблюдение Конституции и законов России на территории Кабардино-Балкарии. С этими законами власть в республики не очень склонна считаться.

К примеру, приводя в соответствие с федеральным законодательством закон о гражданах, временно пребывающих на территории республики, парламентарии Кабардино-Балкарии, безоговорочно послушные Валерию Кокову, вводят нормы, запрещающие регистрацию ЗАГСами браков между этими лицами и жителями республики, а также - регистрацию детей, рожденных в этих браках.

Сегодняшняя оппозиция настаивает на том, что сохранение мира между народами региона - отнюдь не только личная заслуга Валерия Кокова. Об этом говорит когда-то близкий соратник президента, назначенный им главой администрации Чегемского района республики, ныне федеральный судья, непримиримый оппонент и соперник Валерия Кокова на прошедших выборах Руслан Мурачаев.

Руслан Мурачаев:

Ни балкарцев, ни кабардинцев - никто для них мир не спас. И они воевать не собирались. И на сегодняшний день, тем более, вообще никакой проблемы не существует. Мир у нас не надо спасать, мир не надо взрывать незаконным методом, незаконными действиями, аморальными действиями (я бы так сказал).

Владимир Долин:

Адвокат Исхак Кучуков - единственный балкарец, выдвинувший свою кандидатуру на высший пост в республике и снявший ее накануне голосования, утверждает, что указ о реабилитации балкарского народа в республике саботируется.

Исхак Кучуков:

Ни в коей мере не ощущается реабилитации. И, опять-таки, вина, в данном случае, ложится полностью на нынешнее руководство республики. Потому что еще с 1993 года есть постановление Черномырдина на российском уровне о мерах по возрождению балкарского народа, балкарской экономики. Там все прописано было, что ежегодно делать.

Там было прописано, допустим, восстановить в балкарских горных районах малые электростанции, которые были до 1944 года, и на это выделялись деньги. Ни одна не восстановлена.

Было, что каждый год по этому постановлению правительство России 50 юношей и девушек балкарской именно национальности за федеральный счет, чтобы обучались в вузах. Не выполнена и эта программа.

Владимир Долин:

Но в историю Кабардино-Балкарии Валерий Коков вошел - и, кажется, совершенно заслуженно - как президент-миротворец по русской пословице "худой мир лучше доброй ссоры". Но если мир худой, он всегда чреват войной. Склонность к миролюбию Валерий Коков, впрочем, проявляет не всегда и не везде. Лояльность федеральному центру для него приоритетнее. В 1994 году он был одним из инициаторов обращения глав субъектов Федерации Северного Кавказа к руководству страны с требованием ввести войска в Чечню.

И уж совсем не склонен Валерий Коков к диалогу с нынешней оппозицией. Руководители Кабардино-Балкарии, в том числе и бывшие критики власти, такие, как глава правительства Хусейн Чеченов, ее и оппозицией-то не признают.

Хусейн Чеченов:

Если вы считаете, что оппозиция - это то, что мы имеем, то я с этим не соглашусь. Оппозиция нужна власти разумной, власти эффективной, власти демократической. Остервенение и соответственно вываливание людям на головы только компромата, только ругани, только негатива, только отрицательных установок, - ну, это не оппозиция.

Владимир Долин:

Против оппозиции власть использует и финансовые рычаги. Так, оппозиционная газета "Адыге хеку", что переводится как "Родина адыгов", оштрафована на беспрецедентную для России сумму - 500 000 рублей за оскорбление чести и достоинства бывшего директора одного из сельскохозяйственных предприятий.

В ходе избирательной кампании в нарушение местного и федерального закона о выборах представителям оппозиции не было предоставлено бесплатное время эфира государственной телерадиокомпанией. Не смогли они обратиться к избирателям и за деньги. Под разными предлогами им отказали в эфире и частные теле- и радиокомпании. Власти Нальчика более месяца искали помещение для встречи Мухаммеда Батырова с избирателями. Так и не нашли. Неудивительно, что многие избиратели узнали о том, что кроме Валерия Кокова на высший пост в республике претендуют еще 5 кандидатов, лишь на избирательных участках.

Зато на борьбу с оппозицией власти бросили едва ли не все милицейские силы республики.

Рассказывает Лариса Чайка, баллотировавшаяся на пост вице-президента республики в паре с Мухаммедом Батыровым.

Лариса Чайка:

Нас останавливают чуть ли не на каждом блокпосту. Вчера мы ездили в Верхний Кур, и нас на посту остановили, нашу машину, обыскали ее полностью. Я спросила, на каком основании. -"... что есть возможность террористического акта, поэтому мы обсматриваем".

Все, даже в косметичку мою залезли.

Владимир Долин:

Председатель Центральной избирательной комиссии Российской Федерации Александр Вешняков, накануне выборов побывавший в республике, нарушений не заметил. Как не замечают нарушений федерального законодательства властями Кабардино-Балкарии и в Кремле. Редактор "Адыге хеку" Валерий Хатажуков пытается понять, почему.

Валерий Хатажуков:

Как Кремль строит с этими республиками свои отношения? Как метрополия с колониями. У них есть ставленники марионеточные, и они что хотят, то и делают. То есть, мы оказываемся вне какого-то общероссийского демократического поля. Мы лишены возможности апеллировать к российскому общественному мнению, потому что в Кремле они смотрят: а, Коков, вот он там держит все, он всем головы поотшибает, там одни сепаратисты. Вот, они создали вот такой миф.

Они как бы нас отдали на откуп.

Владимир Долин:

Избрание Валерия Кокова на третий срок означает сохранение в Кабардино-Балкарии стабильности. Но такая стабильность начинает ощутимо отдавать застоем.

Михаил Соколов:

Вы слушали репортаж Владимира Долина, специального корреспондента Радио Свобода, побывавшего в Кабардино-Балкарии. 27 января должны состояться выборы президента Северной Осетии. Среди девяти кандидатов самым серьезным соперником нынешнего главы республики Александра Дзасохова казался Сергей Хетагуров, бывший глава федеральной миграционной службы. Казалось, условия для возвращения Хетагурова во Владикавказ есть: местная элита расколота, Москва не определилась.

Но на днях выбор был сделан. Против Хетагурова выступила федеральная структура - прокуратура. Сторонники Хетагурова вышли на митинги во Владикавказе.

О происходившем в Северной Осетии рассказывает Юрий Багров.

Юрий Багров:

На прошлой неделе прокуратура обвинила кандидата в президенты Сергея Хетагурова в том, что у него два паспорта - советский и российский, а также в предоставлении неправильных сведений о месте проживания. Прокуратура потребовала от республиканской избирательной комиссии лишить Хетагурова регистрации. Члены избиркома, объявив об отсутствии кворума, передали дело в Верховный суд. Пресс-центр избирательной комиссии распространил заявление о поступающих угрозах сторонников Хетагурова. Если называть угрозами выкрики из толпы митингующих, то подобные заявления действительно поступали.

Вообще, митинги стали непременной атрибутикой нынешней кампании в Северной Осетии. Сторонники Сергея Хетагурова устраивают шествия по центральным улицам Владикавказа, выставляют пикеты у здания Верховного суда. Опасаясь возможных беспорядков, силы МВД и спецназ оцепили практически весь центр столицы Северной Осетии. Здание Верховного суда окружено тройным кордоном милиции.

Михаил Соколов:

В Москве глава Центризбиркома Александр Вешняков заявил.

Александр Вешняков:

Если есть аргументы, то кандидат должен идти с этими аргументами не на площади, а в суд и доказывать и показывать, почему он применяет разные паспорта, почему он предоставляет сведения, которые не соответствуют действительности, о своем месте проживания.

Михаил Соколов:

Под защитой милиции Верховный суд Северной Осетии заседал два дня. Вечером в четверг он вынес решение: Хетагуров нарушил правила, его регистрация в качестве кандидата в президенты Северной Осетии - Алании отменена.

Вердикт Сергей Хетагуров может обжаловать в Верховном Суде России. Перспективы сомнительные. По поведению Александра Вешнякова, как по барометру, в последнее время можно было определять политическую погоду в Кремле и его реальное отношение к участникам региональных выборов.

У Александра Дзасохова появились условия для переизбрания на пост главы Северной Осетии сразу в первом туре - 27 января. Такова управляемая, под прикрытием квазизаконности, демократия в действии.

Партийная жизнь.

Из фракции Союз правых сил вышли 4 депутата - Сергей Юшенков, Владимир Головлев, Юлий Рыбаков и Виктор Похмелкин. Они решили сосредоточиться на работе в движении "Либеральная Россия" вместе с Борисом Березовским.

Сергей Юшенков рассказал о причинах ухода из Союза правых сил.

Сергей Юшенков:

СПС - это филиал партии "Единство". Все прекрасно понимают, что СПС поддерживает нынешний курс правящей элиты. Этот курс буквально, кстати говоря, за последние 20-30 дней не только не изменился, а появилось такое количество очень принципиальных решений, свидетельствующих о том, что нет никакого намерения отойти от курса на построение полицейско-бюрократического режима. Наоборот, есть стремление усиливать этот полицейско-бюрократический режим.

Я просто напомню эти решения. Это - принятие бюджета в четвертом чтении, хотя очень многие во фракции СПС говорили, что если не будут приняты такие-то поправки, соответствующие нашим идеологическим установкам, то они проголосуют против этого бюджета. Увы, проголосовали "за".

Так называемая судебная реформа. Поправки, за которые СПС проголосовал, на самом деле, означают ликвидацию независимости судей. И это мы, кстати говоря, уже просто увидели. Это осуждение Пасько, это ликвидация ТВ-6.

Ну и, наконец, буквально первые дни нового года ознаменовались новым витком геноцида в Чечне. Причем, абсолютно необоснованных и неоправданных вот этих боевых действий в Чечне, когда просто убивали людей, очень часто не только не имеющих никакого отношения к терроризму, а просто даже к сепаратистам не имеющих никакого отношения.

И в этой ситуации быть во фракции, которая поддерживает этот фактически курс на ликвидацию конституционных основ России, мы не можем.

Михаил Соколов:

Сергей Николаевич, но Борис Немцов в последние дни гораздо более жестко выступает с критикой курса Владимира Путина, и такое впечатление, что его позиция вообще расходится с линией партии, которая была утверждена на съезде.

Сергей Юшенков:

Меня, честно говоря, мало волнует позиция Бориса Немцова. Меня волнует позиция СПС. Будет там Немцов критиковать или не критиковать шаги Путина, это мало что меняет. Тот же Немцов заявил о том, что правительство и президент, в основном, выполняют программы СПС.

В чем критика-то Немцова? Что не с того места берут кадры? Что власть совершила глупость по поводу ликвидации ТВ-6? У него нет понимания того, что это не глупость. Речь-то идет о стратегическом курсе. А вот стратегический курс он поддерживает.

Можно, конечно, приветствовать заявления отдельных лидеров СПС, с точки зрения критики отдельных шагов этой власти, но гораздо важнее в данной ситуации позиция собственно СПС по отношению к этой власти. Позиция очень четко продемонстрирована и в голосовании за бюджет, и в поддержке этого вообще, в целом, стратегического курса.

Кстати говоря, анализ голосования свидетельствует, что именно они с "Единством" уже гораздо теснее, что ли, смыкают свои ряды по абсолютно практически всем вопросам нашей жизни. Лидеры СПС нам показывают, что нынешняя власть, на самом деле, человекообразная, просто есть отдельные расхождения, и так далее.

Михаил Соколов:

А "Яблоко",

Сергей Юшенков:

С "Яблоком" по вопросам свободы слова, защиты прав человека, ситуации в Чечне - у нас совпадают позиции. Но у нас есть очень серьезные расхождения, связанные и с экономической политикой. В частности, как известно, "Яблоко" поддержало бюджет полностью. Во взглядах, скажем, на формирование политической структуры в нашей стране "Яблоко", как известно, не только поддержало, но и активно принимало участие в разработке чудовищного закона о партиях.

Михаил Соколов:

А они говорят, что они с вами не могут блокироваться, пока вас финансирует Березовский.

Сергей Юшенков:

А кто финансирует "Яблоко"? Ну, скажем, известно отношение Запада к финансистам, которые финансируют СПС и "Яблоко". Они их просто не пускают в свои структуры, да?

Есть только два сегодня бизнесмена из России, которые вполне нормально принимаются на Западе. Это Березовский и Гусинский. И уж их финансовые источники, их финансирование было проверено от и до, досконально.

Говорить о том, кто кого финансирует - и могли бы мы ставить этот вопрос. "Ребята, кто вас финансирует? Вас финансируют бандиты". Нам говорят: "Вас финансирует Березовский". Да, но Березовский - чист.

Прежде чем идти на сотрудничество с Березовским, мы навели справки достаточно серьезно в международных организациях и, в общем-то, получили заверения, что бизнес, которым занимается Березовский (я просто уже не называю другие фамилии), чистый, с точки зрения российского и международного права.

Михаил Соколов:

Результаты опросов ВЦИОМа показывают, что рейтинг Союза правых сил за последние полгода упал с 11 до 6 процентов. В то же время "Либеральная Россия" имеет только ноль сторонников.

Сергей Юшенков:

Ну, насколько я знаю предновогодние опросы, это около 2 процентов. Те же опросы свидетельствуют о разочаровании довольно значительной части электората действиями власти. Я очень рассчитываю на то, что как раз те люди, которые разочарованы нынешней политикой и придерживаются позиций защиты прав и свобод граждан, социальной справедливости, будут голосовать именно за ту политическую силу, которая не боится даже в этих условиях четко отстаивать эти ценности.

Михаил Соколов:

Говорил Сергей Юшенков.

Глава креативного совета Союза правых сил известный психолог Леонид Гозман расстроен расколом в СПС.

Леонид Гозман:

Меня крайне огорчает то, что происходит на правом фланге сейчас. Дело в том, что я абсолютно убежден, что "Либеральная Россия" не имеет шансов не только пройти пятипроцентный барьер, а даже приблизиться к нему. Чисто в электоральном плане - это, ну, потеря некоторых голосов для нормального крыла Государственной Думы в будущем.

Один негативный факт можно отметить сразу. Меняются, ослабевают (если хотите) определенные... ну, они его называют либеральным, можно назвать как-то иначе, я не знаю, в общем, определенная составляющая Союза правых сил.

Мне не кажется правильным то решение, которое приняли наши коллеги. Я, честно говоря, не уверен, что это правильно морально, потому что часть людей остается в более просто ослабленном каком-то варианте, без союзников. И я не уверен, что у них получится, потому что - ну, собственно говоря, что такое уход? Уход - это признание поражения. "Здесь у нас не получилось, давайте делать что-то другое". Я не знаю, какие основания считать, что, если не получилось здесь, то получится в другом месте.

Михаил Соколов:

Другое событие. 19 января пройдет внеочередной съезд Коммунистической партии России.

О задачах съезда Радио Свобода рассказал секретарь ЦК КПРФ Валентин Купцов.

Валентин Купцов:

Внеочередной съезд партии проходит в соответствии с требованием нового закона о политических партиях и необходимостью принятия всех документов, приведения их в соответствие с новым законом. Это, будем так говорить, больше - технический съезд. Одна задача съезда - это, прежде всего, конечно, привести в полное соответствие, зарегистрировать партию, подтвердить ее конституционное право и, таким образом, как бы выйти на новое поле политической работы.

Но вместе с тем, учитывая особый характер сегодняшней обстановки, мы рассматриваем и второй вопрос - о политической обстановке в стране, об очередных задачах партии. Мы хотели бы как бы подвести политические итоги года, определиться с задачами, которые необходимо решать партии. Кроме того, пойдет политическая работа съезда, связанная с оценкой сегодняшнего положения.

Михаил Соколов:

Валентин Александрович, конечно, трудно предварять съезд, но тем не менее, какие-то наметки есть. Считаете ли вы вашу партию сейчас оппозиционной по отношению к линии Кремля и правительства?

Валентин Купцов:

Да. Мы не только считаем, а мы подтверждаем это. На двух пленумах, прошедших в апреле и, мне кажется, в июне, мы подтвердили: партия переходит к более жесткому оппозиционному курсу, потому что мы считаем, что тот либеральный курс, который принят сегодня президентом, подтвержден правительством, он полностью расходится с нашими программными документами. Поэтому предполагать, что партия займет другой какой-то курс сегодня просто даже невозможно.

Михаил Соколов:

Получилось ли так, что вы разочаровались в президенте Владимире Путине, или вы связываете какие-то надежды с ним?

Валентин Купцов:

Нет, мы надежд никаких уже не связываем. Мы связывали надежды, как и многие граждане России, с Путиным на протяжении примерно предыдущего года, 2000. Мы провели целую серию встреч на разных, как говорят, этажах и в разном плане - и групповые, и индивидуальные - с тем, чтобы довести нашу точку зрения до президента, но получили фактически полный отказ от всех поставленных вопросов.

Поэтому у партии не остается другого выхода, как перейти в жесткую оппозицию к самому президенту.

Михаил Соколов:

Рейтинг партии выше 33-34 процентов. Вас это утраивает сейчас?

Валентин Купцов:

Конечно, мы мечтаем, чтобы рейтинг партии был за 50 процентов. Я думаю, что это, в общем-то, точка зрения, наверное, любой политической партии. Но 30-35 - это наш рейтинг, и мы ищем как раз варианты и будем рассматривать уже, наверное, в летний период задачи партии в связи с новыми выборами в Федеральное собрание. И, естественно, мы будем думать, каким путем повысить его.

Михаил Соколов:

И о другом событии, которое произошло на левом политическом фланге. На базе свободных профсоюзов 12 января создана Российская партия труда. Интервью с лидером лейбористов, депутатом Государственной Думы России Олегом Шеиным - в нашей программе 24 января.

В следующей нашей передаче 24 января - ситуация в Северной Осетии.

XS
SM
MD
LG