Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Березовский - минус ТВ-6 Партия лейбористов Олега Шеина. Северная Осетия. Сергей Дзасохов против Станислава Суанова или север против юга?


Михаил Соколов:

Сетка - черно-белый мерцающий эфирным снегом полуночный экран - бойкая спортивная суета. Жизнь без ТВ-6. Она началась после того, как журналисты не отказались от своей профессионально-политической позиции. Их дело - не воспевать власть, а информировать сограждан.

Федеральное телевизионное поле политической борьбы очищено от неподконтрольного Кремлю частного капитала. Крупными предпринимателями ельцинской эпохи и их чиновными покровителями тоже занимаются. Отставлен шеф МПС Николай Аксененко, вызван на допрос глава таможни Михаил Ванин, арестованы хозяева "СИБУРа". Впереди - так называемый конкурс за частоту ТВ-6, то есть борьба за пропагандистский ресурс двух стоящих друг друга околопутинских партий - ветеранов кремлевской Семьи и питерских политиков "северного завоза", столковавшихся в этом случае с нефтяниками "ЛУКойла".

Схватка новых близких к власти магнатов с Борисом Березовским за телеэкран - полезна. Она взрывает сонное и ленивое социально-политическое пространство России, ставя безмолвных обывателей перед выбором, требуя от погружающихся в болото повседневности граждан хотя бы умственной активности навстречу думским выборам.

Кампания борьбы за политические и экономические ресурсы, как видим, стартовала.

Отключение вещания ТВ-6 показалось российским политикам около власти делом вполне естественным. Глава фракции "Единство" Владимир Пехтин заявил: "Соответствующие структуры разберутся". Глава группы "Народный депутат" Геннадий Райков без стеснения повторяет тезис о споре хозяйствующих субъектов. Олег Морозов из группы "Регионы России" рассуждает о том, что главное - провести конкурс на частоту, гарантом честности которого должен стать сам президент.

Лидер СПС Борис Немцов пытается объяснить главе государства: ситуация (когда утонула, а точнее, была, как минимум, при безучастности президента, утоплена популярная телекомпания) бьет по репутации Владимира Путина.

Борис Немцов:

Благородное дело борьбы с олигархами, как часто на Руси бывает, закончилось безобразием. А причина, почему это произошло, состоит в том, что действовали не законными методами, а действовали "по понятиям".

Михаил Соколов:

Президент не отверг идею Немцова принять закон, который запретит кому-либо, включая и государство, контролировать более четверти федерального телерынка.

Замечу: идея Немцова не имеет отношения к делу ТВ-6. Он хватается за проблему разгосударствления, хотя выявилось другое - управляемость судов и отсутствие нормального законодательства о телерадиовещании.

Российская парламентская элита за 2 года превратилась в аморфное сообщество. Партия режима готова оправдывать самые непристойные поступки власти. Невдалеке от генеральной линии колеблются лукавые колаборанты, предлагая сомнительные компромиссы. Оппозиционеры из обреченных к выборам на сближение "Яблока" и "Либеральной России" критикуют власть.

Один из лидеров "Яблока" Сергей Иваненко заявил.

Сергей Иваненко:

По сути, дело сейчас в чистом виде продемонстрировало намерения власти сделать все общенациональные средства массовой информации управляемыми из одного центра, из-за кремлевской стены.

Михаил Соколов:

Трезвые критики справа понимают: они не способны на власть влиять. Народ безмолвствует.

Гость программы "Выборы-2002" - совладелец телеканала ТВ-6, член политсовета "Либеральная Россия" Борис Березовский.

Борис Абрамович, откуда у президента Владимира Путина такая убежденная, я бы сказал, идейная ненависть к вам?

Борис Березовский:

К сожалению, слабенькие у нас до сих пор те, кто представляет наиболее интеллектуальную часть общества. Я имею в виду, наши правые, да? Переводить историю с ТВ-6 в конфликт между мной и президентом, ну, по меньшей мере, глупо.

Ведь президент сформулировал свои цели 2 года тому назад - вертикаль власти, диктатура закона. И дальше - простая логика. Дальше уже президент не может сворачивать с того, что уже есть процесс, он ему уже неподотчетен, этот процесс, логика процесса.

Вертикаль власти - это концентрация власти в руках одного человека, президента России. Плохо. Очень плохо.

Диктатура закона. Вначале давайте зададим простой вопрос: а закон сам для чего, да? Чтобы он еще был и диктатурой. Законы в демократическом государстве - для того, чтобы охранять свободы граждан, для того, чтобы дать максимальную возможность самореализации граждан. И поэтому самоцелью не является диктатура. А самоцелью является свобода. То есть, это два взаимоисключающих понятия сведены в одно определение.

Извините, я не думаю, чтобы президент так глубоко задумался над теми словами, которые он произносит, да? И поставленные рядом слова "диктатура" и "закон" и "диктатура" и "свобода", - они взаимоисключающие.

А дальше, следующий естественный шаг - это подчинение средств массовой информации. Какая же может быть вертикаль власти и диктатура закона без того, чтобы не унифицировать мнения, не унифицировать взгляды на разные проблемы?

И поэтому когда подчинили, национализировали ОРТ, когда разгромили НТВ и тоже подчинили его государству, то абсолютно как бы невозможно не подчинить после этого себе ТВ-6. Потому что бессмысленно иметь 99 государственных каналов, если есть хоть один независимый. Потому что информация имеет другие законы, чем простое сложение.

И поэтому нельзя было оставить ни одного негосударственного канала. И поэтому - действия с ТВ-6.

Дальше, конечно же - газеты и журналы. Тоже нельзя, потому что - бессмысленно. Потому что как слушали раньше там, сквозь глушилки, на кухне "Голос Америки" или "Свободу", точно так же будут читать газеты вместо того, чтобы смотреть то, что "положено".

А дальше - следующий шаг, то есть начало концентрации власти. Потом - концентрация средств массовой информации, а дальше - концентрация денег. И вот то, что мы видим - Голдовский, то, что мы видим - Шеремет, то, что мы видим - вот сегодня Ванина в прокуратуру.

И поэтому если вы меня спросите "А кто следующий?", - да тот, кто контролирует большее количество денег, тот и следующий. Если "Норильский никель" из наиболее значимых с точки зрения финансов компаний, значит "Норильский никель" будет.

Михаил Соколов:

Борис Абрамович, считаете ли вы, что вот старая ельцинская элита вот в связи с этими всеми историями (и "СИБУР", и допрос главы Таможенного комитета Михаила Ванина), она уже потеряла полностью политическое влияние, что она разгромлена вот этой новой властью?

Борис Березовский:

Я бы так не оценивал события. Дело вообще, так сказать, с моей точки зрения, не в определении, кто - элита старая, кто - элита новая, а дело в сугубо логичном, рациональном поведении власти. Если придется сегодня обломать того, кто близок к ней, обломают того, кто близок к ней, вне зависимости от того, он принадлежит к прежней элите или ближе.

Конечно, речь идет о перераспределении собственности как важном промежуточном - но первом - этапе событий. И пока это не произойдет, власть не успокоится. Если для этого нужно будет разбираться с президентом России прежним, Ельциным, и с ним будут разбираться.

Конечно, придумают какую-нибудь историю, которая происходила не в его бытность президентом, потому что все, что он делал в то время, когда был президентом, по закону, не подлежит преследованию. Ну, вспомнят, что он делал там в Свердловском обкоме партии, например, и найдут какую-нибудь историю там с табуретками и с мебелью, там, другой. Что, наверное, можно будет ему инкриминировать как экономическое преступление.

Михаил Соколов:

Борис Абрамович, вот в крупных российских городах в последнее время (Нижний Новгород, Иркутск, Чебоксары) активное население (то есть - то, которое приходит на выборы) активно голосовало в прошедшем году за коммунистов. Как вы это объясните? И есть ли тогда шансы для той оппозиции, которую вы создаете?

Борис Березовский:

К сожалению, на сегодняшний день внятно сформулированная идеология в России только одна. Она - левая. Ну, по существу, коммунистическая. Она с огромными дефектами, коммунисты отстали от времени, но просто альтернативы вот этой сформулированной идеологии нет.

Ну, то, что называется там вот эта вот абракадабра - центр, да? Ну, это смешно. Они доказали просто своими конкретными действиями, что у них никакой идеологии нет, потому что те две силы, которые боролись одна против другой, они слились в едином порыве, да? Я имею в виду, "Единство" и "Отечество - Вся Россия". Они сегодня единая как бы партия, да? То есть, они просто доказали, что каждая из них никакой идеологией не обладает.

А правые, к сожалению, до сих пор не сформулировали внятную, понятную наиболее интеллектуальной части общества идеологию.

Поэтому люди стали задумываться, в том числе и над словами, и, не видя никакой альтернативы, кроме как левой, они начинают поддерживать, все более и более активно, левое движение. Ну, коммунистическое, по существу.

И задача всех тех, кому не нравится вот это, кто считает, что Россия может быть либеральной, сейчас выросла эта задача до уровня интеллектуальной. Сформулировать внятно либеральную идеологию России.

Михаил Соколов:

Борис Абрамович, такой публицист Андрей Пионтковский в "Новой газете" обвинил вас в связи с вашим же обещанием рассказать правду о взрывах в Москве и Волгодонске, что вы шантажируете власть угрозой разоблачения собственных преступлений. Что вы на это скажете?

Борис Березовский:

Я, честно сказать, мало знаю этого господина и не знаю уж, чьи интересы он обслуживает. Но, на самом деле, очень последовательно, начиная с 1996 года, то есть после выборов Ельцина, когда и коммунисты, и спецслужбы осознали, что их главный враг - уже не реформаторы, а крупный капитал, они, так сказать, пытаются мне инкриминировать все что угодно. Кроме как - ну вот... честно сказать... пока еще никто не говорил, конечно, что я пил кровь христианских младенцев. Все остальное сказано уже.

А что касается взрывов, то я начал громко произносить это вслух, и это ни в коем случае не является шантажом власти, а это является на сегодняшний день убеждением моим, что - да, власть использовала вот этот инструмент, инструмент террора для того, чтобы помочь Путину стать президентом.

Как вы знаете, я поддерживал Путина очень активно в его становлении президентом, и я действовал абсолютно открыто, и в том числе - и через средства массовой информации. Может быть, чересчур резко. Но, тем не менее, считал, что этого вполне достаточно для того, чтобы обеспечить победу - вначале "Единства", а потом и Путина. Но, видимо, те люди, которые являются его сотоварищами с еще университетской скамьи, хотели гарантированный результат, и считали, может быть, необходимым его как бы поставить под контроль, так скажем, да? И вот организовали эти взрывы в Москве, готовили взрыв в Рязани, взрыв в Волгодонске организовали, - эти люди, конечно, чувствуют себя неудобно.

Я не хочу сказать, что вот господин журналист Пионтковский является прямым их агентом, но то, что вольно или невольно обслуживает их интересы, это совершенно очевидно. И, конечно, они пытаются использовать разные средства для того, чтобы себя защитить.

Я только знаю, что вот то, что я говорил, с одной стороны, вызвало колоссальное напряжение вот в спецслужбах, а с другой стороны, всячески пытаются этого не замечать. Ну, вот еще появилась третья линия. Оказывается, сам Березовский организовал, и он теперь еще и пытается эту тему поднять, с той единственной целью, чтобы защитить себя. Ну, конечно, оригинальная мысль, достойная мысль. Иезуитская, как и все, что делают спецслужбы.

На самом деле, я же не просто говорю, да? Как всегда, я действую, может быть, слишком прямолинейно, но в ближайшее время, как я и обещал, будут обществу представлены доказательства моей правоты. А утверждение мое состоит в том, что именно спецслужбы организовывали взрывы в Москве, Волгодонске и готовили взрыв в Рязани.

Я считаю, что история с ТВ-6 напрямую связана с этими моими заявлениями. Та поспешность, с которой власть решила ликвидировать ТВ-6, с моей точки зрения, вызвана тем, что журналисты и российских компаний, и западных компаний подготовили документальный фильм, разоблачающий историю взрывов в Москве, Волгодонске и готовившегося взрыва в Рязани. Документальный фильм, который убеждает в том и доказывает то, что эти взрывы были организованы российскими спецслужбами, а не чеченцами.

Я думаю, что как раз попытка закрыть ТВ-6, такая скорая, вот эта неуклюжая быстрота связана с тем, что предполагалась демонстрация этого документального фильма по ТВ-6.

Михаил Соколов:

Это было мнение Бориса Березовского.

Продолжим тему, уже затронутую в беседе с Борисом Березовским. Ситуация в компартии России. Ее лидер Геннадий Зюганов сориентировался в борьбе вокруг телеканала ТВ-6 куда лучше поддакивающего власти спикера-коммуниста Геннадия Селезнева. Зюганов назвал действия властей в отношении ТВ-6 "совершенно недопустимыми", заметив, что нельзя превращать все средства массовой информации в один барабан и наступать, таким образом, на старые грабли. Вождь КПРФ понимает, что его скромное присутствие на телеэкране может быстро завершиться.

В субботу в закрытом режиме прошел съезд компартии. Он провел все процедуры, необходимые для ее преобразования в полноценную политическую партию. Хотя съезд проходил при закрытых дверях, от делегатов стало известно, что Зюганов говорил о превращении России в полицейское государство.

Настроение левых было явно боевое. Их лидер поставил всем парторганизациям задачу готовиться к досрочным выборам. По его словам, экономическая ситуация в стране ухудшается, рост экономики остановился, есть невыплаты зарплат. Повторяется ситуация 1998 года, сказал Геннадий Зюганов.

Геннадий Зюганов:

И дополнительных резервов у исполнительной власти нет. Поэтому она будет нервничать. Я полагаю, что в первом квартале текущего года уже начнутся кадровые изменения в правительстве.

Поэтому я считаю, что ситуация в этом плане для исполнительной власти не будет благоприятной. Она может поторопиться провести выборы поскорее. Не зря они все спешили с проведением своих съездов.

Михаил Соколов:

Съезд коммунистов дежурно поприветствовал президент России, высказав надежду, что деятельность КПРФ будет конструктивной и созидательной. Коммунисты ответили Владимиру Путину. Геннадий Зюганов заявил, что происходит третье после Ельцина и Горбачева предательство, уже - самого Путина.

Геннадий Зюганов:

А Путин сдает все геополитическое наследство тысячелетней державы. Ну, кому из вас в дурном сне могло присниться в начале прошлого года, что американские базы уже будут в Средней Азии? Кто из вас такой сон видел?

Михаил Соколов:

Геннадий Зюганов был избран руководителем партии, получив всего пять голосов "против". Но он подвергался достаточно жесткой критике. Один из участников съезда, камчатский губернатор Михаил Мошковцев, предлагал готовить к президентским выборам 2008 года нового лидера КПРФ.

Кризиса во внешне дисциплинированной партии нет, но можно отметить усиление позиции самодостаточной группировки Юрия Маслюкова - Геннадия Ходырева. Глава думского комитета по промышленности, нижегородский губернатор, имеет прямой выход на крупные концерны военно-промышленного комплекса и имеет серьезные связи в оборонно-разведывательном сообществе. Кроме того, вожди КПРФ начинают осознавать: их, как младших партнеров, партия власти давно использует в качестве пугал.

К тому же, буквально в последнее время у КПРФ стали появляться конкуренты, способные опереться на достаточно массовые профсоюзы и увести у коммунистов розовый электорат. Речь идет о недавно созданной Российской партии труда, ее базой стали свободные профсоюзы, прежде всего - Соцпроф. Гость нашей передачи - независимый депутат Государственной Думы России Олег Шеин.

Олег Васильевич, в чем все-таки необходимость создания новой партии на базе свободных профсоюзов?

Олег Шеин:

В России сегодня нет ни одной политической организации, которая бы выражала интересы работников. Те партии, которые существуют сегодня, во-первых, это московские партии, которые управляются и формируются из Москвы. И, во-вторых, это партии, которые либо подконтрольны старой номенклатуре, либо подконтрольны новым олигархам. Соответственно, после принятия нового трудового кодекса власть четко дала понять, что она не намерена разрешить людям, работающим на предприятиях, в школах, больницах, инженерам, и так далее, отстаивать свои интересы, используя законодательство. Такова история. Что изменить?

Поэтому, естественно, мы будем бороться за политические права путем, разумеется, создания политической организации, и более того, цель Российской партии труда заключается не только в том, чтобы отстаивать интересы профсоюзов, но и в том, чтобы отстаивать политическую свободу и демократию в стране. Потому что не может быть прогрессивного законодательства, не может быть возможности для развития свободных профсоюзов, если в стране нет политической свободы и нет возможности людям открыто, свободно высказать свою точку зрения на любого чиновника, на любые действия власти.

Уже на съезде у нас было порядка 53 регионов, притом что необходимо всего лишь 45 для регистрации. Свободные профсоюзы насчитывают сотни тысяч членов. И поэтому планка в 10 тысяч нам представляется не очень высокой, это если мягко сказать.

Михаил Соколов:

Как вы все-таки определите вашу партию на политической арене? Это что, левая организация, правая организация?

Олег Шеин:

Речь идет о создании лейбористской партии, то есть, партии социал-демократического толка, на том колоссальном пространстве, которое сегодня существует между КПРФ и "Единством". Это колоссальное пространство людей, которые хотели бы отстаивать свои социальные интересы. При этом, людей, которые не поддерживают, допустим, идеи восстановления Советского союза в том виде, в котором он был, скажем, до 90 года, но при этом которые бы хотели, чтобы они, как рабочие, как предприниматели, как пенсионеры, имели бы нормальный уровень жизни и не зависели бы от чиновников, не были бы придавлены какой-то системой власти или начальников у себя непосредственно на предприятии, на производстве.

Михаил Соколов:

Олег Васильевич. Но вот просто само это поле очень такое, я бы сказал, опасное. Дело в том, что все попытки создать социал-демократическую партию за десятилетие, они, в общем, провалились, и даже вот этот проект Михаила Горбачева и Александра Яковлева сейчас по созданию объединенной СДПР не представляется наблюдателям достаточно устойчивым и перспективным.

Олег Шеин:

Попытки Горбачева создать партию, с рейтингом Михаила Сергеевича минус 70 процентов в стране и с уровнем популярности 0,08 процента, что показали последние выборы в Государственную Думу, изначально представлялись совершенно бесперспективными.

Мы идем от реальной практики, от реальных общественных организаций, и профсоюзов, и организаций пенсионеров, и организаций уличных торговцев, которые уже сегодня существуют в регионах России. Я еще раз подчеркну, что речь идет о создании партии, формирующейся снизу, где Москва играет далеко не первоочередную роль, скорее второстепенную. И в этих условиях мы идем исходя уже из наличия определенной социальной базы.

Уже сегодня есть люди, имеющие десятилетний опыт работы друг с другом, как профсоюзные активисты, как активисты организации малого предпринимательства, мелкого бизнеса. Того же пенсионного движения, беженцев, диаспор национальных, которые намерены еще отстаивать свои интересы и на политическом уровне.

Михаил Соколов:

Как вы тогда объясните тот факт, что свободные профсоюзы, вот тот же Соцпроф, который принимает участие в создании вашей партии, не смогли отстоять свои позиции, например, во время принятия трудового кодекса, что позиции Федерации независимых профсоюзов оказались сильнее?

Олег Шеин:

Я бы заметил, что как раз рассмотрение трудового кодекса показало силу свободных профсоюзов, потому что свободные профсоюзы, имея всего лишь двух депутатов в Государственной Думе, получили в поддержку своего проекта 189 голосов во втором чтении, а в поддержку предложенных нами поправок - 222 голоса. Это означает, что свободные профсоюзы имеют достаточную степень влияния в обществе, и что российский парламент прислушался к их мнению. Голосование по кодексу показало силу реального рабочего движения России.

Михаил Соколов:

Но, тем не менее, цели-то не достигнуты были?

Олег Шеин:

Цели не достигнуто, но далеко не всегда влияние измеряется голосованием на выборах. Условно говоря, тот же Зюганов проиграл президентские выборы в 1996 году. Тем не менее, нельзя говорить о том, чтобы КПРФ была совершенно ничтожной организацией, которая ни имеет никакого влияния по России. Есть определенные ресурсы у КПРФ, и выборы это показали, есть определенные ресурсы у свободных профсоюзов, и обсуждение кодекса о труде это тоже показало.

Михаил Соколов:

Гость московской студии Радио Свобода - лидер только что созданной Партии труда, лейбористской партии, опирающейся на профсоюз, прежде всего на профсоюз Соцпроф, депутат Государственной Думы России Олег Шеин.

Как вы собираетесь строить отношения с компартией, которая тоже влияет на рабочее движение, на профсоюзы? В то же время, к вам они относятся с определенным подозрением.

Олег Шеин:

Что касается нашего сотрудничества с политическими партиями, то мы здесь будем исходить из сугубо прагматичной задачи. То есть, если есть какая-то общая единая цель, конкретная, ну, например, против введения повременной оплаты за телефонные услуги, против уничтожения Интернета в России, то мы будем сотрудничать со всеми, кто эту позицию разделяет. Будь то КПРФ, "Яблоко" - нам безразлично. Точно так же, если мы, например, ставим целью защиту прав уличных торговцев от введения контрольно-кассовых машин на рынках, от вытеснения их супермаркетами, будем работать со всеми - Союзом правых сил, коммунистической партией - нам безразлично. То есть, мы не рассматриваем эти организации как конкурентов, мы собираемся сделать свое дело.

Мы собираемся строить свою программу, свои практические действия, исходя из тех проблем, которые есть по стране. Ну, например, отключают электроэнергию где-нибудь. Что мы должны сделать? Распространить исковые заявления о том, как граждане могут компенсировать причиненный им вред от коммунальных служб, от энергетических компаний.

Людям сегодня безразлично, по большому счету, в России, кто какие декларирует цели. Потому что на практике получается, что все эти декларации сводятся к одному и тому же - к дележу денег, дележу финансовых ресурсов. Мы собираемся заниматься не дележом финансовых потоков, тем паче, нет их у нас. Мы собираемся заниматься практической деятельностью в интересах большинства населения страны. И если такая деятельность будет, благодаря нашей солидарности, успешной, то поверьте, что мы получим и 5 процентов, и 10, и 15 процентов на выборах.

Есть организации, которые всегда поддерживают Кремль, потому что эти идеи идут от Кремля. Это "Единство". Мы организация, которая ставит совершенно прагматичные цели. Если администрация к нам прислушивается по каким-то вопросам, мы с ней солидарны и нам ее позиция симпатична.

Михаил Соколов:

А по каким-то вопросам она уже прислушивалась?

Олег Шеин:

По вопросам, связанным с трудовым кодексом, позиция администрации президента отличалась от позиции правительства. И я думаю, что если бы не торгашество со стороны официальных профсоюзов, со стороны "Отечества", то, вполне возможно, был бы совершенно другой трудовой кодекс в стране.

Михаил Соколов:

Я вижу, что ваша позиция по отношению к профсоюзам достаточно жесткая. Как вы собираетесь с ними сотрудничать, или вы рассчитываете на то, что часть отраслевых профсоюзов, в конце концов, выйдет из этой организации? И вообще, как вы с ними будете обходиться?

Олег Шеин:

Ну, во-первых, я бы заметил, что нашу позицию по кодексу о труде очень многие профсоюзы ФНПР поддержали. Поэтому мы можем предполагать, что очень многие профсоюзы ФНПР примут участие и в создании российской партии труда.

Руководство ФНПР - Шмаков, Исаев - вывели селя целиком и полностью за пределы профсоюзного пространства. Это не профсоюзы, как профсоюзы рассматривать их больше нельзя. Потому что от всех партпрофсоюзов они отказались, от всех прав работников они отказались.

И вообще, ФНПР - это акционерное общество, в котором доходы получаются благодаря собственности, которую они унаследовали от советских времен, в котором деньги от членских взносов, это, в лучшем случае, там 10-15 процентов от всех доходов ФНПР, а, соответственно, рядовые члены ФНПР, там сколько их, миллионов 30, да? Это - миноритарные акционеры, которые могут принимать любое решение, но никак влиять оно на мнение руководства не станет. И, более того, если в ФНПР не будет вообще ни одного члена профсоюза, от этого руководству ФНПР будет только проще, потому что будет меньше возни, а денег они не потеряют ничуть.

Михаил Соколов:

Ваши отношения с крупными корпорациями, которые действуют на российском поле. В общем, Россия, в значительной степени, сейчас поделена между олигархическими империями, особенно сырьевыми, да и западный бизнес тоже активно действует. И те, и другие относятся к деятельности профсоюзов крайне отрицательно, стараются, ну, или сделать эти организации ручными, просто их подкупить, или просто не допустить их создания на новых, например, производствах.

Олег Шеин:

Это обычная история, когда любой собственник заинтересован в том, чтобы у его работников не было единой организации, потому что если работники раздроблены, они не могут выдвигать объединенные солидарные требования. Соответственно, у них может быть более низкая заработная плата, он экономит деньги, получает больше прибыли. Это обычное дело.

С другой стороны, нам, в принципе, по большому счету - безразлично, это частная корпорация или это государственная корпорация типа "Газпрома", потому что права рабочего в "Газпроме" нарушаются, поверьте, ничуть не меньше, чем на каком-нибудь спичечном заводе, принадлежащем отдельному спичечному олигарху где-нибудь в республике Коми. Поэтому в данном случае ситуация одинаковая на всех предприятиях, вне зависимости от формы собственности. Государство у нас является таким же собственником, как и частный бизнес, и точно так же уничтожает профсоюз, как и частный бизнес. Принятие нового кодекса о труде это очень явно показало.

Кстати, в порядке анекдота замечу, что в наиболее ущемленном положении, по новому кодексу, оказались именно государственные работники. Если в отношении рабочего персонала определен достаточно ограниченный перечень оснований для увольнения, то в отношении учителей существует норма: учителя можно уволить за нарушение устава школы. Вот поэтому государство ничуть не лучше, чем частный собственник, по отношению к работникам.

И поэтому у нас общая, единая политика - что на госпредприятиях, что в муниципальных организациях, что на частных компаниях, что в иностранных компаниях. Единственное, по иностранным компаниям я замечу, что мы устанавливаем контакты с европейскими рабочими партиями, с европейскими профессиональными союзами, чтобы можно было взаимодействовать на филиалах западных корпораций, действующих в России.

Михаил Соколов:

Гостем московской студи Радио Свобода был лидер Партии труда, депутат Государственной Думы Олег Шеин.

Теперь - об управляемой демократии в регионах. Из Северной Осетии, где 27 января пройдут выборы президента республики, вернулся наш специальный корреспондент Олег Кусов. Вот его репортаж.

Олег Кусов:

Предвыборная кампания расколола Северную Осетию. Разошлись во взглядах близкие люди, и в то же время сближаются давнишние противники. Главные кандидаты на должность президента Александр Дзасохов и Сергей Хетагуров на прошлых выборах шли вместе против бывшего президента Северной Осетии Ахсарбека Галазова. Дзасохов тогда победил на выборах, Хетагуров уехал из республики. Теперь он вернулся бороться за пост президента против Дзасохова уже вместе с Галазовым.

За 11 дней до голосования Верховный суд Северной Осетии снял основного соперника действующего президента Сергея Хетагурова. Его обвинили в том, что он имеет два паспорта и не правильно указал при регистрации место постоянного жительства. Сергей Хетагуров пытается обжаловать это решение в Верховном суде России.

Судебное решение о снятии Сергея Хетагурова с предвыборной дистанции лишь обострило ситуацию в Северной Осетии. Сторонники Хетагурова обвинили президента Дзасохова в давлении на судебные органы, у них мало надежд на то, что Верховный суд России удовлетворит кассационную жалобу Хетагурова.

Во Владикавказе прошли многотысячные митинги протеста. На них выступающие говорили о том, что Александр Дзасохов испугался соперничества и сделал все, чтобы его главного конкурента сняли с дистанции. Сергей Хетагуров призвал голосовать своих сторонников за коллегу по работе в МЧС России генерал-полковника Станислава Суанова.

Кандидат в президенты Суанов не скрывает своего возмущения решением Верховного суда Северной Осетии.

Суанов:

То, что происходило на суде, я считаю, это политической расправой над основным оппонентом действующего президента Сергеем Валентиновичем Хетагуровым. Я оцениваю этот акт, это действо не как суд, а как судилище. Я считаю, что вот нынешняя власть в республике, она больше не может называть себя народной властью, потому что она вступила в прямое противоречие с нормами морали, с нормами закона, с нормами права и прав человека.

Мы все-таки рассчитывали на благоразумие власти, но вместе с тем и ожидали вот такой, самый неблагоприятный, что ли, исход ее поведения в этой предвыборной кампании. И для этого вот вдвоем, как два альпиниста, мы об этом все время говорим, в одной связке выставили свои кандидатуры.

Вот сейчас теперь я уже как бы на этой последней стадии предвыборной дистанции вышел на первую роль. Но если я одержу победу на этих выборах, то все равно мы будем работать дальше в Осетии вместе. У нас, не буду скрывать, есть такая договоренность с рядом кандидатов, мы, так сказать, уже обозначили наш союз, в том числе мы на предвыборных встречах с людьми тоже появлялись вместе. И такой союз состоялся, и ряд кандидатов готовы при благоприятных, что ли, обстоятельствах, отдать свои голоса за того, кто объективно может набрать больше голосов избирателей.

Олег Кусов:

Действующего президента Алании Дзасохова, как рассказывают во Владикавказе, его окружение уже поздравляет с победой. Дзасохов отказывается комментировать судебное решение, но радости своей не скрывает. Выступая спустя несколько дней после суда на митинге в селении Заурикау, Александр Дзасохов, не моргнув глазом, заявил, что его рабочий план президента расписан на год вперед. В телеинтервью Александр Дзасохов поправил собеседника, когда тот назвал его одним из основных кандидатов на пост президента. Дзасохов сказал, что в Осетии он является единственным реальным претендентом.

В ходе предвыборной кампании коммунисты разошлись во взглядах. Немалая часть коммунистов поддерживает депутата Госдумы России Анатолия Чехоева. Другие высказались в пользу Александра Дзасохова и Сергея Хетагурова.

На два лагеря раскололись и остальные кандидаты в президенты. Пятеро их них: бывший депутат Госдумы Хасби Богов, депутаты парламента Северной Осетии Вячеслав Быков и Тамерлан Самаев, ректор аграрного университета Борис Басаев, депутат Государственной Думы России Анатолий Чихоев - поддерживают Сергей Хетагурова. Сотрудник представительства Министерства печати России в Южном федеральном округе Владимир Хатагов не скрывает, что остается единомышленником действующего президента республики.

Политическая борьба в Северной Осетии сопровождается террористическими актами. Во Владикавказе было взорвано передающее устройство телекомпании "Визави". Произошло покушение на министра внутренних дел республики Казбека Дзантиева. Взрыв большой мощности на вещевом рынке "Фалой" унес жизни шестерых человек. Официальные власти пытаются обвинить в подготовке терактов команду Хетагурова.

"Есть за что сражаться в этой республике", - говорят ее жители, наблюдая за предвыборной битвой двух политических гигантов.

Сегодня основными достопримечательностями Северной Осетии стали спиртоводочные предприятия и многоэтажные особняки их хозяев. Основные доходы в бюджет республики идут из алкогольного производства. Теневой капитал контролирует большие деньги. Председатель Комитета по бюджету и экономической политике парламента Северной Осетии Георгий Казаев недоумевает по поводу того, что основная доля бюджетных субсидий, в итоге, почему-то идет не в государственный сектор экономики, а на развитие частного алкогольного бизнеса. По мнению господина Казаева, исполнительная власть не бескорыстно проявляет внимание к этому производству.

Георгий Казаев:

Не зря говорят, что нет ничего страшнее, чем ложь из уст государственного деятеля. Последнее время печатаются только те материалы, которые говорят об огромных успехах, а о серьезных недостатках, которые у нас имеются в экономике, и которые, например, я поднимаю при обсуждении этих вопросов на парламенте, они не публикуются. И нам нужно сначала отличить ложь от правды.

Мы говорим, что где-то мы увеличиваем общий объем промышленной продукции на 8-9 процентов. Да, действительно. Но вы посмотрите, где это - в пищевой промышленности. А в пищевую промышленность мы перебросили спиртоводочное производство, и вот, в основном, частное спиртоводочное производство. За счет частного спиртоводочного производства мы подняли экономику где-то на 14 процентов. А если отбросить это частное спиртоводочное производство, то, в общем-то, остальная экономика все хуже и хуже. Надо было успеть за счет этого частного спиртоводочного производства развить другие отрасли экономики. Мы нигде это не сделали.

Поэтому состояние экономики в республике - тревожное. Только за три года в развитие экономики направлено из бюджета Российской Федерации и республиканского бюджета более двух с половиной миллиардов рублей. Ну, допустим, даже если направлено, давайте посмотрим, я предлагаю министру экономики, другим, - где они.

Олег Кусов:

Другие отрасли экономики Северной Осетии сегодня влачат жалкое существование. Садомский горный свинцово-цинковый комбинат еще десять лет тому назад считался флагманом промышленности всего Северного Кавказа, но и его былой славы не осталось и следа. Комбинат фактически простаивает. Горняки месяцами не получают зарплату. Они вспоминают, что на прошлых президентских выборах Александр Дзасохов уделял проблеме возрождения комбината большое внимание. Но дальше обещаний дело не пошло. За прошедшие четыре года положение здесь только ухудшилось. На улице горняцкого поселка Мизур не трудно отыскать собеседников - почти все мужское население не работает.

- Работы нет. Зарплаты нет.

- Я вот сейчас второй месяц сижу, я на фабрике работаю. Второй месяц сижу без работы. Пока заработает. Но хоть нам, как пенсионерам, платят, кое-то - вроде пенсионеров. Две трети зарплаты платят. Зарплата смешная - 1200. Модно прожить на эти деньги? Почти ежедневно вывозили концентрат на "Электроцинк".

- Ну, два вагона, это было за смену. А сейчас рудники лают мало. Чем они живут?

- Под запись в магазине.

- В магазине под запись, в тетрадку записывают. Тут с июля месяца мы еще не получаем зарплату. Вот за один месяц если дадут, обещают-обещают, так и не дали. Если получим, долг отдал - и опять.

- Дорога вообще не кормит нас. На верхушку там, всю верхушку кормит. Да, во Владикавказе кормит всю верхушку, это знают все здесь. Все жители прекрасно знают.

- Это был шахтерский же поселок. Сейчас вообще за год если раза два зарплату получат, тоже все люди здесь в долгах. Здесь существуют, а не живут. Понимаете? Существуют. Если бы жили здесь люди, здесь бы никто против ничего не говорил. Раньше здесь обеспечивали все продуктами и все.

- Когда избирали Дзасохова, он золотые горы тогда пообещал. Что же он не поддерживает комбинат? Он же знает, что по несколько месяцев комбинат деньг не получает.

Олег Кусов:

Не лучше обстоят дела и у большинства жителей североосетинской столицы Владикавказа. Моим собеседником стала женщина.

Женщина:

Дзасохов, он, действительно, дипломат. Но нам надо, чтобы был такой президент, который дал бы нам жизнь. Хозяйственник чтобы был, производственник. Вы отъедете от города, из центра я имею в виду, и посмотрите, что делается на помойках. Учителя, врачи ходят, собирают помои. И многие на это живут.

Олег Кусов:

В Хетагурове его сторонники видят человека, который мог бы вытащить республику из экономического кризиса. При этом, правда, мало кто понимает, каким образом это сделать можно сегодня. Но избирателям, как складывается впечатление, уже поднадоели заумные речи политика Александра Дзасохова о больших экономических программах на ближайшие годы. Про Хетагурова многие люди говорят проще: "Будучи премьер-министром Осетии, он себя не забывал, но и людям жилось лучше". Ни у Галазова, ни у Дзасохова, мол, вести дела таким образом не получалось.

Лидер общественной организации "Аланский конгресс" Юрий Цепанов считает, что власти Северной Осетии не смогли справиться и с криминальными проблемами. Преступность все это время только росла.

Юрий Цепанов:

Правоохранительная система насквозь прогнила. Должности продаются, об этом знает каждый ребенок. То есть, имеется такса на все должности. На те должности, на которых можно сказочно обогатиться. Как в милиции, так и в таможне. Не далее как неделю тому назад к нам пришел один из жителей селения Нагир, который обратился в соответствующие органы с просьбой взять его на работу в качестве участкового рядового. С него потребовали взятку в размере 2 000 долларов.

Олег Кусов:

Окружение Александра Дзасохова все подобные обвинения отвергает и говорит, что президентская программа стратегического развития Северной Осетии была разработана несколько лет назад и рассчитала не на четыре года, а на восемь лет. Но одну тему правительство Алании предпочитает публично не обсуждать - строительство вблизи город Ардона крупного нефтеперерабатывающего завода. Можно сказать, что местные жители обнаружили строительство предприятия внезапно. Поначалу в Ардоне решили, что в пяти километрах от города быстрыми темпами строится очередное спиртоводочного производство.

О своих истинных планах североосетинское правительство сообщило уже под давлением общественности. Редакция республиканской газеты "Правда Осетии" стала одним из инициаторов проведения круглого слова во Владикавказе о проблеме этого предприятия.

Рассказывает редактор газеты Петр Софронов.

Петр Софронов:

Мощность завода 1 800 000 тонн нефти будет перерабатываться ежегодно на нем. Для сравнения, чтобы понять вот эту цифру, я скажу, что в Советском Союзе на Северном Кавказе самый большой завод, который функционировал, находится в 80 километрах от Махачкалы, его мощность - 600 000 тонн нефти в год он перерабатывает. Но, во-первых, я подчеркиваю, 80 километров от города, и, во-вторых, в три раза меньшей мощности.

Этот завод три года отработал в Канаде и после того был демонтирован. Технология, которая заложена в этом заводе, она устарела, не соблюдаются экологические требования. И он был просто-напросто демонтирован, видимо. По требованиям жителей страны или того штата, где он располагался. И в результате каких-то передвижений он оказался в Прибалтике. И после того вдруг мы узнаем, что завод строится на территории Северной Осетии.

При строительстве этого нефтеперегонного завода, как заявил известных ученый-археолог нашей республики Петр Кузаев, было снесено несколько курганов, которые нанесены на карту ЮНЕСКО. То есть, курганы, которые ждали своих исследователей. Реки имеют своими истоками подводное озеро, которое находится как раз, вот оно протяженностью где-то около 60 километров, оно находится под землей в этом районе и оттуда питает все эти реки.

При всем при том, что будут сделаны вот эти очистные сооружения на этом заводе, все равно даже после очистки вся вот эта грязь, она будет уходить, прежде всего, в притоки Терека и в Терек. То есть, до самого Каспия будет идти отравление.

Мнение многих и многих людей, что строительство завода нефтеперегонного на территории такой маленькой республики - это катастрофа. И, несмотря на это, те, кто начал и затеял строительство этого завода, они только из своих корыстных каких-то интересов, это нефтемагнаты, которые будут получать за счет здоровья людей, за счет здоровья нации, они будут получать себе баснословные прибыли.

И ученые предлагают, например, массу других вариантов. Например, в Моздокском районе есть старая нефтеперегонная станция какая-то, то есть, она отдалена от Моздока километров на 15.

Олег Кусов:

Однако министр экономики Северной Осетии Валерий Балигоев уверен, что нефтеперерабатывающее предприятия позволит легализовать бензиновый бизнес в республике. Что, в свою очередь, будет способствовать увеличению поступлений денежных средств в бюджет.

Валерий Балигоев:

Вот это сопротивление инициировано бизнесом торговлей бензином. Сейчас поступления бюджетные от торговли бензином в республике ноль, а с вводом этого предприятия, в общем-то, отрасль легализуется. Вопросы есть, но не настолько драматические, чтобы отказываться от столь значительных инвестиций в регион и от столь высокодоходной новой отрасли, бюджетообразующей отрасли республики.

Перерабатывающий завод нефтяной, он, в общем-то, на сто процентов проясняет ситуацию Мы будем знать объемы производства, затраты, себестоимость, цену реализации, объемы отпуска местным потребителям.

А что сегодня происходит? Вместо одного предприятия 200-300 мини-подпольных каких-то вот, низкопробных производств, которые и качественный продукт не дают, и которые дают 80 процентов всех загрязнений сейчас в экологии республики.

Олег Кусов:

Из-за проблемы нефтеперабатывающего завода вблизи Ардона действующий президент, по всей видимости, не сможет одержать внушительную победу в соседних с Ардонским районах. В остальных районах Северной Осетии позиции Дзасохова остаются крепкими, даже несмотря на то, что в пользу Сергея Суанова снял свою кандидатуру лидер местных коммунистов Тамерлан Цомаев.

Власти Северной Осетии не скрывают, что Александра Дзасохова поддерживает Кремль - в обмен на его лояльность. В этих взаимовыгодных отношениях, как создается впечатление, мнением избирателей Северной Осетии ни одна из сторон особо не интересуется. Не исключено, что митинги и марши протеста продолжатся в этой республике и после победы Александра Дзасохова.

Михаил Соколов:

Это был репортаж специального корреспондента Радио Свобода Олега Кусова.

Экс-президент Ингушетии, член Совета Федерации Руслан Аушев сообщил, что на выборах 7 апреля нового главы этой республики он поддержит ее министра внутренних дел Хамзата Гуцериева.

Руслан Аушев:

Спросят меня, кого я буду поддерживать - я уже заявил, кого буду поддерживать. Для нашей республики сегодня нужен человек, который даст стабильность республике. Который имеет характер, чтобы не поддаться вот на эти провокационные заявления об объединении Ингушетии с кем-то.

Я считаю, что такими качествами обладает министр внутренних дел генерал-лейтенант Гуцериев.

Михаил Соколов:

Братья Хамзата Гуцериева: Михаил Гуцериев - глава концерна "Славнефть", а Саид Гуцериев - депутат Государственной Думы России. На пост президента Ингушетии претендует более десятка кандидатов, в том числе и ее временный нынешний глава Ахмет Мальсагов.

В следующей нашей передаче 31 января - итоги голосования в Северной Осетии, жизнь после выборов - Чувашия, Башкирия, Ставропольский край.

XS
SM
MD
LG