Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заединая избирательная реформа: 50+1 голос. Республиканец Борис Федоров: из "Газпрома" и "Сбербанка" - в большую политику. Карелия: трое против премьера Катанандова. Страдания Александра Лебедя


- Заединая избирательная реформа: 50+1 голос.
- Республиканец Борис Федоров: из "Газпрома" и "Сбербанка" - в большую политику.
- Карелия: трое против премьера Катанандова.
- Страдания Александра Лебедя.


Михаил Соколов:

Новости с предвыборных полей без комментариев:

В Ингушетии в борьбе за пост президента республики участвуют уже около 30 претендентов. Среди них - секретарь Совета безопасности республики, брат Руслана Аушева Багаудин Аушев, исполняющий обязанности президента Ахмед Мальсагов, министр внутренних дел Хамзат Гуцериев и выдвиженец Кремля генерал ФСБ Мурат Зязиков.

Инициативная группа избирателей начала сбор 11 000 подписей за выдвижение кандидатом на должность губернатора Смоленской области профессора Валерия Фатеева. Он уже руководил регионом в 1991 - 1993 годах. Выборы главы администрации Смоленской области и депутатов Смоленской думы состоятся 19 мая.

Центристский блок четырех пропрезидентских фракций и групп по инициативе генерального секретаря партии "Единая Россия" Александра Беспалова предложил поправки в законы о выборах: губернаторов считать избранными в случае, если за них голосовало более 50 процентов от списка избирателей, депутатов - при 25 процентах поддержки, партийные списки - при 12,5 процентах. Зачем "Единство" и его друзья воюют против привычной избирательной системы?

Шаймиев, Лужков, Строев, Тулеев, Скоков - только такие лидеры могли бы быть избраны главами регионов, по новым правилам выборов, которые предложены блоком думского большинства. За них проголосовало более половины списочного состава избирателей.

Замечу: характер выборов в этих территориях весьма специфический. Проходят они при активном внедрении мэрско-губернаторского единомыслия, отсутствия реальной свободы слова, конкуренции в электронных средствах массовой информации, манипулирования прессой.

И лужковская Москва с ее культом мэра ничем не хуже Орловщины или Татарстана.

Что будет, если по новым правилам 50 процентами от списка избирателей - да при 50-процентной явке в первом же туре - главу субъекта Федерации не изберут? Тут соавторы идеи как-то блудливо прячут глаза и говорят о том, что, возможно, исполняющего обязанности губернатора назначит президент России.

Но не стоит торопиться с выводом, что инициатива центра направлена только против губернаторов. Примерно такая же провальная картина была бы и на парламентском уровне. При 25-процентном пороге не были бы избраны большинство одномандатников Думы, при 12-процентном барьере для партий там бы заседали коммунисты да "Единство".

Критики и слева, и справа увидели в инициативе прокремлевских сил заявку на разрушение всей системы выборов в России. Не вызвала восторга акция даже у патриарха фракции компартии, главы Комитета по госстроительству Государственной Думы Анатолия Лукьянова.

Анатолий Лукьянов:

Это затянет выборы на очень долго, потому что 50 процентов сейчас не набирается.

Михаил Соколов:

А может быть эта просто инициатива связана с тем, чтобы добиться вообще отмены губернаторских выборов?

Анатолий Лукьянов:

Я не исключаю, потому что мог бы быть нормальный порядок, когда избранная вновь Дума областная могла назначать или избирать губернатора.

Михаил Соколов:

Для коммунистов приемлема схема: в случае провала выборов, главу региона назначают законодатели регионального парламента. В местных думах у коммунистов прочные позиции.

Зампред фракции "Яблоко" Сергей Митрохин назвал предложения "Единой России" противоречащими здравому смыслу, сознательной провокацией, показывающей активизацию тех сил во власти, которые стремятся ликвидировать выборы под лозунгом укрепления властной вертикали, представляющей собой не что иное, как диктатуру.

А заместитель руководителя фракции "Яблоко" Сергей Иваненко отметил, что его партия борется за обязательность двухтуровых выборов в регионах, и они будут рады, если "Единство" поможет провести принятую Думой поправку, которую в июле завизировал Владимир Путин. А новые барьеры никуда не годятся, считает Сергей Иваненко.

Сергей Иваненко:

Это, по сути дела, закамуфлированная форма продления полномочий ныне действующей власти. Потому что в условиях современных выборов невозможно обеспечить 50-процентную явку избирателей, тем более во втором туре.

Михаил Соколов:

Жестким критиком центристов оказался и зам руководителя фракции Союз правых сил Борис Надеждин.

Борис Надеждин:

У меня, к сожалению, возникает ощущение, что где-то там зреет какой-то план такой, страшный, носители которого предпочитают оставаться в обстановке глубокого подполья, а клоуны эти выходят, там, и часть его начинают озвучивать дозировано.

Иначе я не могу это объяснить. То есть, находясь в здравом уме и трезвой памяти, сказать, что в России так реально можно сформировать органы власти, невозможно.

Если это действительно будет применяться, в России остановится государственная машина совершенно. Но если оно идет из Кремля, то это какая-то глубоко законспирированная группа заговорщиков там сидит. Такие идеи никогда не обсуждались публично и так далее.

Михаил Соколов:

Подозрения обоснованны. Всем известно: в думском "Единстве" сами депутаты и велосипеда не изобретают, а выполняют прямые указания со Старой площади.

Ради чего большинству Думы было предложено покуражиться? Скорее всего, перед вторым чтением закона о гарантиях избирательных прав граждан питерские назначенцы, составившие аппарат "Единой России", решили показать, что парламент полностью в их руках. Но здесь они несколько просчитались.

Александр Беспалов показал некомпетентность. Не с теми, как говорят, генсек "Единой России" советовался в администрации президента. После некоторых колебаний, длительных консультаций, руководитель группы "Народный депутат" и глава Народной партии Геннадий Райков заявил: его группа инициативу не поддержит.

Обрели дар речи и руководители Совета Федерации. Спикер Сергей Миронов узрел сомнительность инициативы, а его заместитель, вице-спикер Валерий Горегляд заявил:

Валерий Горегляд:

Я думаю, что в Совете Федерации будет очень сложное отношение к этой поправке. Потому что реалии нашей политической действительности таковы, что вряд ли мы сможем тогда, с нашей точки зрения, обеспечить безусловное и успешное проведение выборов в регионах России. Я думаю, что для сегодняшней ситуации эта норма слишком высокая.

Я не думаю, что эта поправка исходит, так скажем, инициатива исходит из Кремля, и к этому имеет некое отношение глава государства.

Михаил Соколов:

Представитель президента России в Государственной Думе Александр Котенков высказал свое, пока личное мнение.

Александр Котенков:

Нереально. Нереально. В нашей стране это нереально.

Михаил Соколов:

Самые дальновидные деятели "Единой России" начали отыгрывать назад.

Так и не подписавший первый вариант поправок глава "Регионов России" Олег Морозов от себя лично срочно предложил коррективы.

Олег Морозов:

Выборы признаются состоявшимися, когда явка 50 + 1, то есть не менее чем 50 процентов. И победитель определяется по схеме также 50 + 1. От пришедших. Возможно, в варианте и второго тура.

Мне кажется, что в этой схеме можно, в принципе, исключить и следующую идею, которая сейчас обсуждается, что в случае, если выборы признаются несостоявшимися, то, ну, как бы по умолчанию, предполагается, что обязательно президент должен вмешаться в этот процесс и назначать руководителей регионов. Я считаю, что в законодательстве эту норму нужно прописать как крайне редкое явление, как исключение. Два раза не состоялись выборы.

Михаил Соколов:

Вышел из раздумий московский мэр Юрий Лужков, заявивший: в случае принятия поправок можно будет поставить крест на демократических выборах, которые существуют в России лишь последние несколько лет.

Очнулся и председатель Центризбиркома Александр Вешняков. Сориентировавшись, Вешняков предположил, что это непродуманные поправки, они не будут поддержаны парламентом и президентом, и высказал надежду, что авторы откорректируют свои законодательные инициативы.

Каков же итог акции "Единой России"?

Противостояние во властной верхушке, противоречия на грани раскола в центристской коалиции, страхи губернаторов, критика Кремля справа, дискредитация власти. Много шума.

Олег Морозов попытался объяснить, что они хотели, как лучше.

Олег Морозов:

В политике есть очень много приемов технологических, когда, скажем, есть замах, и есть удар, да? Удар может не соответствовать замаху, но проблема обозначена.

Михаил Соколов:

На этой неделе будут ликвидированы и старое "Единство", и старое "Отечество" во имя партии "Единая Россия".

Слияние явно не обогащает коллективный разум руководства партии власти. Все так похоже на нашумевшую когда-то инициативу прежнего "Медведя" - угрозы вместе с коммунистами голосовать за вотум недоверия кабинету Михаила Касьянова, чтобы добиться досрочных выборов Думы.

Теперь прокремлевские центристы о том позоре предпочитают не вспоминать...

Жизнь после выборов:

После поражения своих сторонников на выборах в законодательное собрание Красноярского края губернатору Александру Лебедю приходится по-новому выстраивать отношения и с центром, и с оппозиционным большинством местных законодателей.

Из Красноярска - репортаж Александра Макарова.

Александр Макаров:

После провальных выборов в Законодательное собрание Красноярского края губернатор этого региона Александр Лебедь в очередной раз доказал, что умеет держать удар. Однако оппоненты не дают ему перевести дух.

- Лев ослабел, - заявил в присутствии генерала Олег Пащенко, депутат Законодательного собрания. - Поэтому очень многие сейчас пытаются вырвать кусок из его шкуры.

Проиграл генерал и сражение за кресло председателя законодательного собрания края. Среди традиционных союзников Александра Лебедя депутатов-коммунистов произошел раскол. Примерно половина их них решила отдать свои голоса яростному оппоненту генерала Александру Уссу. После этого прагматичные северяне, пришедшие в законодательное собрание при поддержке "Норильского никеля", решили не портить отношения с явным победителем. Таким образом, за переизбрание Александра Усса проголосовало 29 депутатов из 42.

Александр Лебедь никогда не скрывал своего намерения в 2003 году повторно баллотироваться на пост главы администрации Красноярского края. Поэтому после двух подряд проигранных сражений генерал должен был доказать избирателям, что он готов учиться на своих ошибках.

Перегруппировку сил губернатор по старой российской традиции начал с кадровой чистки. Свою новую команду Лебедь решил набрать весьма оригинальным способом. Он объявил конкурс. С 30 января по 13 февраля включительно любой житель России, желающий стать заместителем главы администрации Красноярского края, может подать заявление в комиссию, которую возглавляет лично генерал-губернатор.

Александр Лебедь просил не беспокоиться иностранцев, людей со слабым здоровьем и тех, кто запятнал себя связями с криминальными структурами. Кроме того, претенденту необходимо предоставить свидетельство об окончании высшего учебного заведения, декларацию о доходах и документы, подтверждающие как минимум 5 лет работы на руководящих должностях в государственных органах власти.

12 прежних заместителей губернатора уволены, однако, до объявления итогов конкурса они будут исполнять свои обязанности.

Сейчас очевидно, что многим чиновникам, по моим данным, не менее чем половине, придется расстаться со своими креслами.

Рядовые красноярцы, на которых была рассчитана эта красивая идея обновления власти, к инициативе генерала отнеслись весьма скептически. Однако на этом неприятности для генерала не закончились.

Вначале депутаты законодательного собрания не утвердили представленных Александром Лебедем кандидатов на должность первых заместителей губернатора, а затем депутаты Таймырского автономного округа в очередной раз потребовали вернуть им Норильский промышленный район. Тем не менее, Александр Лебедь смог даже из этой ситуации извлечь пользу.

Теперь он может смело разделить ответственность за кризис исполнительной власти в Красноярском крае с законодательным собранием. Представленные им кандидаты были красноярцами и пользовались авторитетом среди местной элиты. Угроза же лишиться 70 процентов доходов краевого бюджета (а именно столько платит Красноярску Норильская горная компания) заставила даже самых непримиримых оппонентов генерала забыть на время о старых распрях.

Михаил Соколов:

Рассказывал Александр Макаров.

В Оренбургской области выборы законодательного собрания пройдут 24 марта.

Репортаж из Оренбурга нашего корреспондента Татьяны Морозовой.

Татьяна Морозова:

Губернатор Оренбургской области Алексей Чернышев, выступая недавно на заседании областного совета ветеранов, подчеркнул, что он не разделяет антипрезидентскую риторику своих бывших товарищей по Коммунистической партии, и с Путиным ему, в основном, по пути.

Только 2 года назад Алексей Чернышев возглавлял в Государственной Думе аграрный комитет и значился верным союзником КПРФ. Теперь, не боясь навлечь на себя негодование старых коммунистов, он призывает к поддержке курса президента России и утверждает, что когда ветераны говорят, что Владимир Путин предпринимает антинародные действия, то явно перегибают. Власть, по словам губернатора, иногда обязана принимать меры для улучшения жизни людей, и не всегда они популярны.

Но эти высказывания губернатора нельзя воспринимать, как попытку публично отмежеваться от старых друзей-коммунистов. Негласно администрация области старается сохранить немногочисленных депутатов от КПРФ и в будущем составе Законодательного собрания. Идет обработка их возможных соперников по избирательным округам с целью уговорить отказаться выставлять свою кандидатуру в этих округах. Эту информацию подтвердил один из выдвигаемых по Оренбургскому городскому округу ныне действующий депутат Законодательного собрания, известный в городе врач Владимир Корпец.

Но главную ставку администрация делает на руководителей муниципальных образований, избранных, в основном, по прямой рекомендации губернатора. В 2001 году, сломив сопротивление демократически настроенной части депутатов, губернатор Алексей Чернышев сумел провести поправку в областной закон о выборах, дающую право мэрам и главам муниципальных образований одновременно становиться и депутатами областного парламента. Им остается теперь лишь включить административный ресурс и занять не менее трети кресел в Колонном зале Дома советов, где заседают депутаты.

Похоже, губернатор уже сегодня пытается просчитать и кандидатуру будущего спикера. Заместитель главы администрации области, в свое время призванный им на эту должность из одного из районов 40-летний Юрий Трофимов, выдвинут группой избирателей по одному из сельских округов.

Как никогда много кандидатов выдвигает топливно-энергетический комплекс - нефтяники, газовики и энергетики.

А в областном центре городе Оренбурге, где будет разыграно 13 мандатов, свою команду стремится сформировать мэр Оренбурга Юрий Мещеряков. Мэр надеется, что оренбургское лобби сможет добиться достойного финансирования областной столицы. Ведь пока для города, в котором живет каждый четвертый житель Оренбуржья, предусмотрено всего лишь восьмая часть консолидированного бюджета области 2002 года.

Из политических партий, кроме коммунистов, шансы на успех имеют представители Союза правых сил, хорошо показавшие себя на думских выборах и постоянно выступающие в крупных городах области с различными благотворительными акциями.

Остальные депутатские места, вероятно, заполнят бизнесмены, руководители предприятий, представители председательского корпуса на селе - также активные сторонники нынешнего губернатора области.

И, скорее всего, Алексею Чернышеву, которого в конце 2003 года ждут губернаторские выборы, удастся сформировать подконтрольное большинство в новом составе депутатов Законодательного собрания Оренбургской области.

Михаил Соколов:

Рассказывала Татьяна Морозова.

31 марта выборы законодательного собрания Нижегородской области.

Репортаж Олега Родина.

Олег Родин:

Мандат депутата законодательного собрания становится теперь таким же пропуском в закрытый клуб областной элиты, как в старые времена - место в президиуме партконференции или партхозактива. Похоже, почти вся нижегородская власть собралась на выборы. В рядах потенциальных депутатов - нынешний мэр Нижнего Новгорода Юрий Лебедев и бывший мэр, а ныне председатель областного законодательного собрания Дмитрий Бедняков, вице-мэр Сергей Воронов и бывший вице-мэр Александр Разумовский, нынешний мэр Дзержинска Сергей Трофимов и его предшественник Виктор Сопин, глава Борской районной администрации Владимир Иванов, ну, и, конечно, сами депутаты.

По терминологии местных журналистов, имеется также некий "список Кириенко", среди прочих чиновников есть и посланцы полпреда, в частности Валерий Евлампиев, бывший вице-губернатор, а теперь сотрудник аппарата представительства президента.

Крупнейшие концерны Нижегородского региона теперь действуют как региональные политические партии. От нефтяников, фирмы "ЛУКойл - Нижний Новгород", в кандидатах ожидаются генеральный директор Рустем Султанов, Вадим Воробьев и Виктор Рассадин. От газовиков в законодатели, похоже, собрались глава "Облгаза" Николай Карманов и его заместитель Валентин Лебедев, глава "Волгатрансгаза" Игорь Щеглов со своим заместителем Виталием Потаповым, и от "СИБУРа" - Петр Никитин.

Транспортников, скорее всего, представят начальник Горьковской железной дороги Хасян Зебиров и Геннадий Соколов, руководитель службы гражданской авиации.

Директора Выскунского металлургического завода Валерия Анисимова на этих выборах поддерживает компания "Северсталь". От Горьковского автозавода предполагаются в депутаты Александр Цапин, Александр Евдокимов, Николай Пугин, а возможно и бывший генеральный директор ГАЗа Борис Видяев. От энергетики ожидаются кандидатуры генерального директора предприятия "Теплоэнерго" Александра Сарапова, а также и очень хорошо известного нижегородцам гендиректора "Нижновэнерго" Алексея Санникова.

Санников в последние годы пытается стать политически значимой фигурой, но непопулярные меры его ведомства регулярно снижают его рейтинг в избирательных кампаниях.

Михаил Соколов:

Рассказывал Олег Родин.

Законодательное собрание Карелии назначило выборы главы республики на 28 апреля 2002 года.

Репортаж Сергея Коробова.

Сергей Коробов:

Официально выборы в Карелии могли быть назначены парламентом республики еще в декабре, однако, депутаты Законодательного собрания, большинство из которых собирается баллотироваться вновь, намеренно затянули принятие решения, чтобы без ограничений как можно дольше вести скрытую предвыборную деятельность.

Выборы в республике пройдут на всех уровнях власти, но наибольший интерес вызывают, конечно же, избрание первого лица Карелии и мэра Петрозаводска. Ныне действующие руководители республики и ее столицы сегодня в самой жесткой конфронтации, хотя впрямую им на выборах даже не соперничать. В отличие от других регионов страны, мэр Петрозаводска Андрей Демин не собирается биться за губернаторский пост, однако, председатель правительства Сергей Катанандов желает видеть в роли градоначальника своего человека. И сегодня они всеми возможными способами стремятся друг друга оскорбить и унизить.

Мэр Петрозаводска обвиняет главу республики в авторитарных методах управления, подчинении экономики края интересам небольшой группы предпринимателей и разрушении системы местного самоуправления. Другая же сторона клеймит столичного мэра за невнятную политику в области ЖКХ и злоупотребления с распределением муниципальной собственности.

Голос Сергея Катанандова при этом слышится гораздо сильнее, потому что за годы власти он сумел собрать в своих руках почти все местные средства массовой информации. Мэр Петрозаводска не имеет сегодня даже доступа к эфиру государственного телевидения и радио.

Победа Сергея Катанандова на предстоящих выборах многим видится безоговорочной. Его политический рейтинг, согласно различным опросам, самый высокий.

Самая яркая фигура в стане оппозиции - Василий Попов, крупный предприниматель, депутат, член партии "Яблоко". Именно он сегодня самый серьезный критик карельской исполнительной власти. Главный мотив его выступлений - урезание правительством до предела местных бюджетов и в то же время непомерно растущие расходы на содержание чиновничьего аппарата. Критика эта во многом справедлива. В целом ряде населенных пунктов Карелии этой зимой сложилась крайне тяжелая ситуация с отоплением по причине отсутствия денег на приобретение топлива. Расходы же на содержание аппарата в республиканском бюджете этого года выросли в полтора раза.

Все сходятся во мнении, что именно Василий Попов должен стать основным соперником Сергея Катанандова на апрельских выборах. Сам же он неоднократно давал понять, что готов уступить роль главного оппонента власти тому, кто будет иметь большие шансы на победу. "Главное, чтобы в республике сменился руководитель", - заявляет Попов, демонстрируя готовность выступить на выборах в блоке даже с коммунистами. Те, в свою очередь, тоже готовы к любым союзам против Катанандова.

Отсутствие серьезных улучшений в социальной жизни малоимущих усилило намерение левых выставить своего кандидата на пост главы республики. Им станет первый секретарь рескома КПРФ Борис Тюков.

Третий противник Сергея Катанандова - депутат Государственной Думы, член Союза правых сил Артур Мяки. В сущности, и Мяки, и Попов будут представлять на выборах интересы одной и той же части региональной буржуазии, которую не допустили к переделу республиканской собственности. И потому их союз видится вполне возможным.

В списке претендентов на место главы республики для полноты картины не хватало только московского "варяга", однако и этот пробел был восполнен. В Петрозаводск вдруг нагрянул летчик-космонавт № 74 Герой России Сергей Авдеев, дав понять, что намерен принять участие в выборах. Прежде с Карелией он никак связан не был, и главное мнение, бытующее в журналистских кругах, сводится к тому, что космонавт привлечен Кремлем в качестве своеобразного теста для Сергея Катанандова, дабы проверить, сколь крепки его позиции среди населения. А недоверие Москвы к нему легко может быть объяснено тем, что за годы правления тот не допустил проникновения крупных столичных инвестиций в экономику республики, сохранив ее ключевые позиции в руках нескольких местных олигархов.

Михаил Соколов:

Это был репортаж из Петрозаводска Сергея Коробова.

В прошедшие выходные в состав Республиканской партии России вошло движение "Вперед, Россия!" Бориса Федорова. Вместе с депутатом Думы Владимиром Лысенко он стал сопредседателем объединенной партии.

Бывший министр финансов и вице-премьер, член совета директоров "Газпрома" и "Сбербанка", Борис Федоров - гость московской студии Радио Свобода.

Борис Григорьевич, вот что, собственно, становится причиной возвращения вашего на политическую арену? Потому что в последние годы вы выступали в несколько иной роли участника разных советов директоров естественных монополий.

Борис Федоров:

Ну, во-первых, я никуда не уходил. Движение "Вперед, Россия!" как существовало, так и существует. И даже в нем создавались новые отделения в регионах, вот. Другое дело, что мы не занимали, может быть, такой очень видной, активной позиции.

Сегодня, когда мы слились в Республиканской партии, мы, в общем-то, почувствовали, что наступает наше время. Вот, будем готовиться к выборам в будущем году.

Михаил Соколов:

Вот довольно странное все-таки объединение - Республиканская партия и движение "Вперед, Россия!", поскольку - ну, во-первых, и подзабыли вас с 1995 года как самостоятельную организацию, а во-вторых, вы очень разные.

Борис Федоров:

Напомню. Во-вторых, насчет разности. Здесь есть, в общем-то, элемент заблуждения. По программам - да, конечно, были нюансы. Да, конечно, они занимали другую позицию, допустим, по Чечне, в 1994 году...

Михаил Соколов:

Ну да, вы "мочить" предлагали еще до Путина.

Борис Федоров:

Я от своих слов не отказываюсь. Хороший террорист - мертвый террорист. Как и во всех цивилизованных странах. Как в США, как в Израиле.

Михаил Соколов:

А сепаратист?

Борис Федоров:

С сепаратизмом надо бороться. С ним борются, опять же, во всех цивилизованных странах. Я бы посмотрел, чтобы произошло в США, если бы, так сказать, один штат начал отделяться наглым образом. У них гражданская война после этого была, как известно.

Поэтому были нюансы, но сегодня Республиканская партия или вот та Республиканская партия, с которой мы сегодня слились, она тоже за точечные удары, за борьбу с кровопийцами и террористами.

А что, мы против были политического урегулирования? Естественно, что это должен быть нормальный субъект Федерации, в котором будут свободные выборы, где не будет никакого военного режима и так далее.

Никогда не было расхождений. Просто нашу позицию несколько извратили в том смысле, что вот "они за то, чтобы только воевать". Вовсе нет. Если можно мирно, давайте мирно.

Михаил Соколов:

Но вы же никогда не выступали против, там, зачисток, бессудных расстрелов, безнаказанного мародерства и грабежей.

Как-то вас не слышно было.

Борис Федоров:

Знаете, вот как в Сербии, в Косово. Мы очень много слышали про мародерство, зачистки, геноцид, а вот сейчас все ждем, - когда же эти факты подтвердятся? Когда же нам дадут многочисленные вот эти документальные фильмы? Художественные фильмы, правда, снимают про это.

Михаил Соколов:

Но в Гааге уже судят некоторых.

Борис Федоров:

Вот, ну, по сравнению с тем, что нам средства массовой информации рассказывали в течение долгого времени, никаких этих фактов сегодня нет.

Я разговаривал со многими политиками на Западе. Все сегодня скромно опускают глаза и так далее. То же самое и в Чечне.

Михаил Соколов:

Ну, возьмите данные "Мемориала". Там много фактов.

Борис Федоров:

Ну, у нас, понимаете, есть много организаций, которые очень односторонне смотрят на жизнь. Когда убивают, допустим, российских солдат, они этого не замечают. Когда грабят Ставропольский край, они этого не замечают, когда похищают людей, когда угоняют самолеты, когда совершают экономические преступления, они этого не замечают.

Действительно, есть случаи, безусловно, такие. Некоторых людей судят и наказывают. И правильно делают. И, безусловно, если кто-то мародер, он должен отвечать по закону. Я всегда за это буду выступать.

Но мне кажется, что перегибать палку и во всем... странный такой подход: наши всегда виноваты, а с той стороны - всегда такие овечки. Я с этим не согласен. Я там вижу не овечек, а волков с окровавленными такими клыками, которые мать-Россию долго грызли.

Михаил Соколов:

Борис Григорьевич, а вот с такими взглядами вам бы лучше, наверное, просто-напросто вступить в "Медведь", в "Единство", то есть в объединенное уже "Единство" и спокойно быть в партии власти. Что вам мешает? Что вас отличает, вот, собственно, от партии власти?

Борис Федоров:

А нас отличает все, потому что партия власти не имеет под собой идеологии. Партия власти состоит из людей, которые переходят из партии в партию. Вот все они были в "Выборе России" в 1993 году...

Михаил Соколов:

Лужкова не было.

Борис Федоров:

Ну, многие были и поддерживали. И Лужков поддерживал Ельцина, и проводил его, так сказать, на выборах и так далее.

Потом все были в НДР. Ну, может быть, не Лужков, там, а Ресин был, допустим. Потом все дружно перешли в "Единство". Допустим, если...

Михаил Соколов:

Некоторые в "Отечестве" были.

Борис Федоров:

Ну, в "Отечестве". Ну, слились, в конце концов. Потому что они - партия власти.

Если, например, завтра Владимир Владимирович Путин вступит в республиканскую партию, я вас уверяю, что из "Единства" 99 процентов перейдет в Республиканскую партию.

Вот мы отличаемся тем, что в течение 13 почти лет или 12 лет существует Республиканская партия, 7 лет существует движение "Вперед, Россия!", они никуда не распадались, никуда не вошли. Были там какие-то тактические ходы, попытки заключения договоров, но, на самом деле, это те организации, которые выжили, несмотря ни на что. У нас есть своя идеология, мы - не партия власти.

У меня огромный список претензий к власти, конкретных экономических действий, в политике. Да, мы поддерживаем многие мероприятия, которые сделал Владимир Владимирович Путин, но сделать-то больше нужно гораздо. Его правительство, оно отнюдь не блистает эффективностью. Посмотрим, что будет в этом году, когда цены на нефть другие и так далее, и тому подобное.

Поэтому у нас есть своя ниша. Я очень рад, что многие наши идеи восприняты властью, и в том числе...

Михаил Соколов:

А какие?

Борис Федоров:

... Владимиром Владимировичем. Ну, хотя бы то же самое, что патриотизм перестает быть позорным, то, что применение силы государства, для борьбы, в том числе и с коррупцией и с тем же терроризмом, ну, сегодня это вроде как общепринято. Оказывается, большая часть населения это поддерживает. Налоговая реформа...

Ну, если посмотреть то, что сделано было в 1998 году - тот пакет, который я вносил в правительство, а потом в Думу внесли, - очень похоже. Я очень рад. Я не претендую на то, что это - мое, но, тем не менее, сделаны достаточно полезные вещи.

Есть конкретные шаги и по земельной реформе и так далее, так сказать, которые нам очень и очень импонируют.

Мне кажется, что и во внешней политике достаточно самостоятельная линия России, но одновременно достойно входит в мировое сообщество. По крайней мере, пытается сегодня. Мне это нравится.

Но список того, что нужно сделать, он гораздо-гораздо длиннее. Я смотрю на бюджет российский, извините, он ничтожный, Как был, так и остается, Если убрать из налоговых сборов вот эту нефтяную девальвацию, я не уверен, что там больше стали собирать. И так далее, и тому подобное. Мы можем долго на этом останавливаться.

Михаил Соколов:

Борис Григорьевич, ну вот такие вот важные темы, которые, кстати, поднимал другой сопредседатель вашей партии, Владимир Лысенко, и был в оппозиции, собственно, и к созданию федеральных округов, и к превращению Совета Федерации из палаты регионов в палату таких лоббистов и назначенцев Кремля. Как вы к этому относитесь?

Борис Федоров:

А в нашей программе, вот, еще движения "Вперед, Россия!" было четко записано, что, конечно, мы - за выборность верхней палаты. У нас могут быть разногласия или, так сказать, некоторые нюансы с Лысенко, потому что я не уверен, что, допустим, только по партийным спискам Дума - это идеал. Может быть, и нет. Но по верхней палате, безусловно, это не демократический подход.

В США тоже была такая система, когда назначали, но уже почти 100 лет, как отказались от нее вот с сенатом. Вот, я - за то, чтобы была выборность: из каждого региона по два человека. Естественно, что меня эта система не удовлетворяет. Поэтому прямо заявляю, что я не согласен с этим. Я считаю, что это нужно менять.

Но если есть данность - допустим, лично мне принятие нового гимна, ну, мягко говоря, не нравилось. Но его приняли. Хотя...

Михаил Соколов:

Встаете?

Борис Федоров:

А что? Если это государственный гимн...

Михаил Соколов:

Поете?

Борис Федоров:

Я никогда не пел никакие гимны, ни при каких условиях. Даже гимн движения "Вперед, Россия!", к сожалению. Со слухом у меня плохо, хотя родственник у меня Глинка.

Да, мне это не нравилось. Но раз он принят, это закон сегодня. Это моя страна. В моей стране есть такой гимн на сегодня. Что делать? Надо вставать, надо его уважать.

Даже на съезде я сказал, что, в принципе, судя по тем вещам, которые уже сделаны Путиным, мы бы вполне могли его принять почетным членом нашей партии.

Михаил Соколов:

Многие хотят его принять.

Борис Федоров:

Ну, я, так сказать, это сказал, естественно, немножко иронично. Поэтому Владимир Владимирович, безусловно, талантливый человек и сделал достаточно много. У него нет, на самом деле, его партии, он не член (насколько я знаю) "Единства". Последней партией, в которой он состоял, была "Наш дом - Россия".

Посмотрим, что будет дальше, но вопросы либерализма, допустим, как вот происходило все, что вокруг НТВ, допустим, или ТВ-6. У меня абсолютно нет никаких симпатий ни к Гусинскому, ни к Березовскому и, извините меня, наплевать на их интересы, вот. Но, с моей точки зрения, мы сейчас должны очень внимательно смотреть, а кому достанутся эти каналы, будут ли они реально приватизированы.

Михаил Соколов:

Но пока НТВ, по-моему, досталось "Газпрому". Правильно? Где вы - член совета директоров.

Борис Федоров:

Досталось "Газпрому" абсолютно обоснованно, потому что то, что надавали господину Гусинскому, - вот я, как акционер "Газпрома" скажу, это просто возмутительно. Это просто возмутительно, когда сотни миллионов долларов закачали неизвестно куда. И если мы - нормальная компания, мы обязаны забрать реальные активы.

Вопрос, куда эти активы пойдут. Не пойдут ли они лично Борису Йордану, например? Для меня это вопрос. Что получит "Газпром", если будет продаваться НТВ? Получит реальную цену? Попадет это в руки, ну, действительно, независимых инвесторов? Это принципиальный вопрос.

И это будет проверка, кстати, власти на ее вот демократичность. Как будут проведены эти операции, то есть - кому достанется тот же самый канал ТВ-6, будет ли это нормальная, в том числе и коммерческая процедура? Либо это будет вот опять же, так сказать, действительно, чисто государственное что-то такое?

Сегодня в "Газпроме", естественно, государство имеет огромный вес. Я, кстати, и за то, чтобы все компании, которые сегодня государственные, постепенно приватизировались. Другое дело - по каким ценам. Не по ценам, как вот Чубайс иногда это делает, а по ценам, там, в десятки раз больше. Ничего страшного, если продаются. Главное, чтобы в государстве был нормальный закон, и тогда частные предприятия будут нормально работать.

Совершенно очевидно, что государство никогда не может быть эффективной заменой бизнесмена, потому что другая мотивация. И мы смотрим, допустим, на многих членов совета директоров в разных этих компаниях от государства. Ну, вот меня интересует капитализация, то есть сколько стоит акция. Меня интересуют дивиденды. Я вот ни разу не замечал, чтобы их это интересовало.

Михаил Соколов:

А, по-моему, многих их них интересует просто увод активов на сторону.

Борис Федоров:

Нет, это интересовало менеджмент, в основном, старых компаний и некоторых других. Может быть, какие-то члены правительства и в этом участвовали. Я, естественно, не знаю. В "Газпроме" сегодня как раз идет борьба реальная с уводом активов, который происходил.

Михаил Соколов:

А методы вам нравятся? С прокуратурой, там, с арестами?

Борис Федоров:

Ну, я считаю, во-первых, что, если говорить в целом о прокуратуре и судах, ну, как человек, на которого "Газпром" в прошлом году потратил, там, я не знаю, может быть, десяток миллионов долларов на атаки...

Михаил Соколов:

Вы имеете в виду кампанию в прессе, что вы скупали акции по заказу западных заказчиков?

Борис Федоров:

Не только кампанию в прессе, хотя было, действительно, 60 статей, было 15 исков, там. Газет 5 уже извинились. То есть я думаю, что, в конце концов, извинятся все.

Но совершенно очевидно, что были и другие методы, когда арестовывались акции, а судьи исчезали. Знаете, вот арестовал акции и ушел в отпуск. И говорит: "Я приду после годового собрания", например.

И очевидно, что были некоторые действия, в том числе и милиции, в МВД против людей - ну, не против меня лично, вот, но людей, с которыми я, там, близко достаточно знаком. По абсолютно абсурдным поводам. В результате чего, естественно, что мое доверие к правоохранительным органам, извините, упало до абсолютного нуля.

Михаил Соколов:

То есть, вы знаете, что такое "заказная юстиция".

Борис Федоров:

Вот, безусловно. И в этом смысле я не приветствую никакие методы, когда кто-то дает команды прокуратуре или кому-то еще.

Поэтому в данном случае, допустим, вот по арестам, которые были в "СИБУРе" и в "Газпроме", безусловно, я считаю, я это откровенно всегда говорил, что по "СИБУРу" огромные вопросы. Был увод активов. Это нужно расследовать. Но вину конкретных людей, я считаю, что нужно действительно доказывать нормально. И вот эта вот манера, когда, там, всех арестовывают, потом отпускают, потом об этом деле вообще забывают, - я против таких вещей.

Поэтому лично я не торжествую по поводу того, что там кого-то арестовали. Но то, что это расследуется, это хорошо.

Очевидно, что интересы людей около "Газпрома" были очень и очень разветвленные. Активы в "Газпроме" это были тысячи. То есть просто даже учесть их очень сложно. Поэтому как происходил там процесс продажи газа, кто и сколько там зарабатывал на посредничестве, почему акции "Газпрома", которые были у него, перешли, допустим, тому же "Стройтрансгазу" по смешным ценам? Что происходило с "Итерой", что происходило с "СИБУРом".

То есть, на самом деле, там нужно тысячу следователей года на три. Тогда, может быть, кто-то может дать, в общем, такие квалифицированные все ответы.

Но, тем не менее, хоть то, что делается, оно, конечно, естественно, не удовлетворяет полностью, я считаю, что это уже очень и очень неплохо.

Михаил Соколов:

Борис Григорьевич, вы же говорили о том, что вы собираетесь как политик защищать права миноритарных акционеров, просто акционеров-граждан. Но вот у вас был опыт работы в совете директоров не только "Газпрома", но и РАО "ЕЭС", и "Сбербанка"...

Борис Федоров:

Из РАО "ЕЭС" я ушел, потому что была выполнена задача, которая была сделана. И было очевидно, что Анатолий Борисович, в данном случае его власть поддержала, и это проходит. То есть не было смысла, так сказать, бодаться. То есть - я вполне мог бы избраться в члены совета директоров.

Михаил Соколов:

Но некоторые, вот, в "Сбербанке", например, на вас обижены, что вы поддерживали дополнительную эмиссию, которая была против интересов малых акционеров.

Борис Федоров:

Ну, обижались те, кто... Понимаете, есть инвесторы, которые играют в игры. Для них главное - шум. Вот, пошумел, разбежался, может быть, что-то на этом заработал.

Эмиссия в "Сбербанке" была законная. Она была одобрена акционерами. И бороться с тем, что абсолютно законно, уже одобрено, и остановить невозможно. Ну, это, знаете, какой-то мазохизм такой инвестиционный. Вот, можно этим заниматься.

Нас уверяли вот некоторые из тех инвесторов, на которых вы, наверное, ссылаетесь, что там сидят в кустах олигархи, которые захватят "Сбербанк". Захватили? Где эти олигархи?

Какая сегодня цена на акции "Сбербанка"? Она в 3 раза больше, чем год назад.

Михаил Соколов:

Если взять, например, "Сбербанк", Есть к нему большие претензии у тех же вкладчиков "Сбербанка". Во многих регионах, действительно, других банков практически нет, у людей нет возможности пользоваться другими финансовыми учреждениями. То есть это практически, в некотором смысле, естественная монополия, у которой как политика выплат по вкладам достаточно спорная и кредитная политика. То есть кредитование населения тоже... да и мелкого бизнеса, в общем, ну... опять же, критикуется.

Борис Федоров:

"Сбербанк" явно остановился в своем развитии, я с этим согласен. Совершенно очевидно, что, как современный финансовый институт, он мог бы делать гораздо больше. И естественно, что когда раздаются кредиты десятку крупных российских предприятий, но при этом людям достаточно трудно их получить, это большая проблема.

И в этом смысле наступает новый момент, когда мы, в общем-то, все, кто участвует в этом, будем в большей степени критиковать руководство "Сбербанка" именно за неэффективную, с нашей точки зрения, позицию уже в развитии института. И мы делали предложения.

Но вы должны понять, что, допустим, происходило за последние полтора года. Можно говорить о чем угодно, но если вы сокращаете количество региональных подразделений "Сбербанка" там с 79 или 80 до 15, в борьбе с Татарстаном, московским правительством, - все это произошло ведь тихо достаточно.

Но вы представьте себе, что у нас было огромное количество региональных отделений на Кавказе, которые всегда были (90 процентов) в убытке, все кредиты разворовывались, то нужна была огромная работа по сбору этой системы, по ликвидации власти тех, кто, ну, просто воровал. Когда в некоторых регионах, ну, были такие случаи, говорит человек: "Да это я, это вообще мой банк - ваше отделение. Да я его построил". Человек ходит с десятью человеками охраны, то есть, чувствует себя, ну, как царек какой-то.

Вот с тем, чтобы навести в этом порядок, а мне кажется, что Казьмин все-таки смог в существенной мере изменить вот этот подход и сконцентрировать больше власти, уволить очень многих людей, ввести новые методы анализа кредитного риска, и в этом смысле, может быть, печально, что очень мало таких крупных заемщиков, там. Почему? А потому что у нас мало вообще компаний, которым, по западным меркам кредитования, можно дать кредиты. Как оценить?

Михаил Соколов:

То есть, вы хотите сказать, что Казьмин сделал то, что предстоит сделать Миллеру?

Борис Федоров:

В значительной степени, да. Он не начал строить ни одно новое здание. Вы знаете, что "Сбербанк" одно время был самым главным строителем в России.

Михаил Соколов:

Красивые офисы.

Борис Федоров:

Везде начали строить, как на грибы. Он еще ни одного не начал, он все закончил, и все это является капиталом "Сбербанка". Это абсолютно реальная работа.

Поэтому мне кажется, что вот то, что нужно было сделать вот за эти первые годы, сегодня сделано. Допустим, компьютерное обеспечение, скорость расчетов. И дальше уже вот оценивать уже наведение порядка нельзя. Нужно развитие, нужно, чтобы были миллионы кредитных карточек у людей, чтобы улучшалось обслуживание.

Вот я, например, как член совета директоров, мне не нравится, что есть отделения в некоторых регионах, которые субсидируются, по существу. Вот если мы говорим о бизнесе. Если государство хочет, чтобы мы имели отделения в тех регионах, где нет клиентов, а есть там полтора клиента, ну, пускай субсидирует это. Это тоже вопрос. Почему "Сбербанк" должен содержать за свой счет убыточные подразделения? А везде борются с тем, чтобы нельзя закрывать. Правильно?

Поэтому это гораздо более сложная проблема, чем то, что некоторым кажется.

Но при этом я считаю, что критика, она достаточно обоснована. И в том, что они достаточно закрыты, и сколько раз мы это обсуждали и в совете директоров, и лично. С тем, что должно быть больше открытости, должно быть больше объяснения своей политики: почему меняются процентные ставки, как вы зарабатываете деньги и так далее. Как вы их расходуете. Это тоже очень важно.

Потому что естественно, что, когда ты сидишь на совете директоров и требуешь, чтобы были дивиденды, а тут сидит главный акционер, Центральный банк, и говорит: " А зачем они нам вообще нужны?"

Михаил Соколов:

А должен ли быть Центральный банк, вообще, акционером?

Борис Федоров:

Я считаю, что давно не должен быть. Если вы помните, в 1995 году был принят закон о Центральном банке, одним из основных авторов которого я был. Там было записано, что из всех банков давно надо выйти.

Михаил Соколов:

А как же, закон не выполняется?

Борис Федоров:

А у нас депутаты очень добрые. При хорошем лоббировании они делают поправки, изменения, изменяют сроки. Вот, и, к сожалению, это, конечно, абсолютный абсурд.

Вы представляете, Центральный банк, он мало того, что главный акционер, руководит советом директоров, он еще и регулирующий орган. То есть весь надзор осуществляет. Ты сам себя контролируешь. И при этом это самый большой банк страны.

То есть понятно, что, по крайней мере, должно было быть передано государству, там, Фонду имущества. По крайней мере, развести, чтобы регулятор не занимался еще и бизнесом.

Мы не совсем согласны, что делает власть. Многие реформы, которые предлагаются, они у меня, вообще, вызывают дрожь. Там, пенсионная реформа - в целом, да, теоретически. Но в практической плоскости если Пенсионный фонд Российской Федерации загонят в российские акции, то я, как специалист по акциям, вот всем скажу: "Ребята, бежать надо".

Михаил Соколов:

То есть - доходов не будет.

Борис Федоров:

Нет, ну потому, что это настолько рискованно. Это вот международные спекулянты участвуют. Ну, я могу, так сказать, в этом участвовать, потому что я это как бы понимаю, но я никогда не посоветую бабушкам и дедушкам вложить последние свои деньги в акции, которые сегодня стоят 100, а завтра 0.

Михаил Соколов:

Но в "Газпром"-то можно, наверное, вложить.

Борис Федоров:

Было 60 центов в июле, когда Миллера назначили, потом стало 40. Сейчас там, вроде, опять 60. Что будет завтра, трудно предсказать. Я верю, конечно, что будет расти.

Коммунальное хозяйство. Давайте быстро за все платить. Почему мы должны платить за то, что обогревают землю, небо, черт знает что? Почему у нас за последние 10 лет не введен такой стандарт, что не будут строить больше новые дома с такими системами? Они строят.

Миллион проблем, по которым я считаю, что власть еще недостаточно двигается вперед. Я считаю, что за последние 2 года сделано больше, чем за 7 последних лет Ельцина, но это не индульгенция на все будущее. И, конечно, будет очень опасно, если со снижением цен на нефть будет затухать этот реформаторский пыл, и мы снова погрузимся в проблемы неплатежей зарплаты, пенсий.

Михаил Соколов:

Борис Григорьевич, у вас 2 маленькие партии объединились в одну, и все равно это еще одна маленькая партия. Если вы собираетесь баллотироваться в следующий состав Думы, все равно это очень малое влияние.

Вы все-таки собираетесь с кем-то строить коалиции как-то?

Борис Федоров:

Две маленькие партии вместе, они чуть побольше становятся. Естественно, что мы будем привлекать другие силы. Естественно, что мы анализируем этот процесс. Я не исключаю возможности каких-то коалиций...

Михаил Соколов:

С кем?

Борис Федоров:

Это уже вопрос более сложный, но я считаю, что при определенном этапе, допустим, если будет СПС меняться. Вот, я уже так понял, что ультрарадикальные, немножко истеричные либералы отходят от СПС...

Михаил Соколов:

К Борису Березовскому.

Борис Федоров:

Вот, да. Ну, и пускай туда уходят. А может быть, СПС будет становиться более такой настоящей правой партией, с которой у нас могут быть разногласия, но, тем не менее, можно сотрудничать. Почему нет?

То же самое, "Единство". Так сказать, опять же, действительно, пока они придерживаются политики Путина (у них своей-то нет, вот), может быть, по каким-то элементам можно содействие. Хотя я думаю, что мы им-то не нужны, естественно.

Вот, мы и не против того, чтобы сотрудничество было и с "Яблоком", и с Прусаком.

Я думаю, что партий на этих выборах будет существенно меньше, чем на всех прошлых. Я думаю, что ситуация очень сильно меняется. Ну, мы прекрасно с вами понимаем, что, допустим, шансы на самостоятельное прохождение и Жириновского, и того же самого "Яблока", и, кстати, того же самого СПС, они сегодня большие вопросительные знаки. Кроме коммунистов и "Единства", ну, на самом деле, на сегодняшний день никому ничего не гарантировано.

К сожалению, мы не видели такой партии, в которую можно просто вступить и, ну, как бы, забыть обо всем. Как в КПСС. Вот нет такой КПСС, которая бы сегодня удовлетворяла бы людей, которые хотят быть и за свободу, и за рыночную экономику, и патриотами, и за сильное государство, и не стесняются, там, своих традиций и истории, и так далее. Вот для таких людей, как я, такой партии нет. Значит, мы объединились, создали. Посмотрим, как будут развиваться события.

Но я считаю, что вот те мысли, которые, к сожалению, там, в 1994, 1995, 1996 году, то, что я проповедовал, они в то время. может быть, не захватили массы. Вот, но мы видим, как многие из этих мыслей помогли и Путину, мы видим, как многие из тех идей, которые я тогда выдвигал, они сегодня процветают.

В 1994 году я заявил, что Россия должна вступить в НАТО, потому что я вижу только в этом случае, ну, полную международную безопасность. Меня осмеяли. Кто только не осмеял. Вот, сегодня этот вопрос возникает не только у меня, там, а у Тони Блэра и у многих других людей. И, может быть, через 10 лет и вступим. Будем стараться и побеждать.

Михаил Соколов:

В следующей передаче 14 февраля - довыборы в Народное собрание Дагестана, выборы нижегородских законодателей, борьба за пост главы Республики Ингушетия.

XS
SM
MD
LG