Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Путин отказал Александру II: место на Мариинской площади уже занято. Демократический диагноз Григория Явлинского: в России нет свободы печати. Махачкала как халифат Саида Амирова. Металлург-олигарх Владимир Лисин перед липецкими выборами


- Владимир Путин отказал Александру II: место на Мариинской площади уже занято.
- Демократический диагноз Григория Явлинского: в России нет свободы печати.
- Махачкала как халифат Саида Амирова.
- Металлург-олигарх Владимир Лисин перед липецкими выборами: "Никогда не говори никогда".


Михаил Соколов:

Говорит Радио Свобода. В эфире еженедельная программа "Выборы-2002". У микрофона Михаил Соколов.

19 февраля фракция Союза правых сил провела в Государственной думе России слушания по случаю годовщины отмены крепостного права. 141 год со дня снятия рабского ярма с народа, а по части развития дарованных Александром II свобод у России успехов немногим больше, чем в аграрной сфере.

19 февраля - дата старого стиля. По календарю нынешнему - 3 марта. Лидер фракции СПС Борис Немцов сообщил Радио Свобода, что президент Владимир Путин обещал ему подписать указ, объявляющий именно 3 марта памятным днем. Немцов считает предельно важным увековечить труды Александра. Кроме петербургского Храма Спаса на крови на месте убийства государя, сегодня в России нет ни одного (более чем из 1 000) памятника Царю-освободителю. Лучшим был монумент работы Жуковского и Опекушина в Кремле, но лидер СПС воззвал к питерскому патриотизму нынешнего правителя и предложил президенту установить памятник Александру II в Петербурге. "Место на Мариинской площади уже занято", - ответил Владимир Путин.

Президентский ответ получился символичным. Историческое место, может, и в его душе занято, и отнюдь не либералом. В виду Исаакиевского собора стоит памятник Николаю I.

Партийная жизнь.

Партия "Единая Россия" 10 дней учила свой региональный актив: выращивала в санатории "Бор" лидеров объединенных организаций "Единство" и "Отечество". Польза была. От завиральной идеи улучшить выборы, избирая губернаторов не меньше, чем половиной списочного состава избирателей, после встречи с главой Центризбиркома Александром Вешняковым "единороссы" уже отказались.

Событием стало выступление заместителя главы администрации президента Вячеслава Суркова. Он сообщил, что интеллектуальная жизнь партии "Единая Россия" на нуле: ни одной интересной идеи, от партии в народе не осталось ни одного афоризма. И вправду, пора старика Черномырдина из Киева отзывать.

Однако консерваторы-центристы, которым предстоит за фалды хватать нетерпеливых правых, превращая либеральные проекты в отцентрированный и потому приемлемый для большинства товар, не признаны безнадежными. Бюрократическая партвертикаль будет еще долго предводительствоваться Кремлем, управляться в "ручном режиме", лишь постепенно переходя на автопилот.

Данная стране сверху уже в третий раз партия консервативного центризма лишь году к 2008, пройдя сквозь пару выборов, может быть, и заживет своей духовной жизнью.

Таков диагноз главного партстроителя России господина Суркова.

На правом фланге. Здесь сделан вывод: в России нет свободы слова. Так решило Демократическое совещание, собравшее в третий раз представителей Союза правых сил, "Яблока", "Либеральной России", "Мемориала", всего 22 организации.

Как заметил депутат Сергей Ковалев, власть понимает невозможность возрождения Главлита, как и ГУЛАГа, но есть масса новых способов управления прессой и обществом. Факт: все 5 телеканалов с федеральным распространением уже находятся под контролем государства или государственных корпораций.

Участники Демократического совещания потребовали немедленно прекратить неконституционную политическую цензуру в средствах массовой информации России, в первую очередь на телеканалах ОРТ и РТР, и открыть доступ на телевидение для всех партий, для всех гражданских сил.

Одобрена концепция защиты свободы прессы, подготовленная Союзом журналистов, его секретарем Игорем Яковенко. Она включает принятие закона о доступе граждан к информации, закон о Федеральной комиссии по телерадиовещанию. Есть концепция создания финансово-экономической базы свободной прессы, выхода государства из числа учредителей большинства средств массовой информации, создания действительно общественного телевидения и радио, расширения самостоятельности районной печати.

Союз правых сил готовит поправки в Закон о средствах массовой информации, но возможность того, что власть позволит принять нормальные законы в этой сфере, участники совещания оценивают невысоко.

Валерия Новодворская:

Пока власть не изменится, никакие малые дела не будут возможны. Вроде бы, канал ТВ-6 не провозглашал необходимость импичмента Путину. Тем не менее, их нет в эфире.

Сейчас возможно только одно практическое дело: то, что делали диссиденты. Массированное воздействие на Запад, чтобы он требовал уступок со стороны Кремля, чтобы хоть что-то осталось и уцелело. И то, что не делали диссиденты, потому что у них не было соответствующих возможностей. То, что должны делать цивилизованные народники без социалистического флера. Просветительская деятельность среди народа. Хорошие газеты, хорошие листовки, хорошие митинги, хорошие призывы. Постепенно. В надежде, что когда-нибудь услышат.

Только это возможно.

Михаил Соколов:

Один из лидеров "Либеральной России" Сергей Юшенков предложил для сохранения свободы печати оказывать давление на власть - начать (силами депутатов от СПС и "Яблока") в думе сбор 90 подписей за вынесение вотума недоверия правительству Михаила Касьянова в связи с его информационной политикой.

Представитель СПС Михаил Федотов, как и другие, связанные с властью либералы, был осторожен.

Михаил Федотов:

Ставить вопрос о недоверии правительству, это вопрос достаточно серьезный. Делать его инструментом давления на правительство можно только в том случае, если можно быть уверенным, что правительство услышит это. А делать это средством пиара... Я противник пиара, в принципе. А уж тем более в таких серьезных вещах, как законодательство, законотворчество.

Михаил Соколов:

Возможности воздействия на власть я обсудил с лидером "Яблока" Григорием Явлинским.

В парламентской деятельности есть запрос, а есть, например, вот то, что говорил Юшенков, - возможность ставить вотум недоверия правительству в связи с частным его поведением в этой сфере.

Как вы к этому относитесь?

Григорий Явлинский:

Ну, как вы знаете, у правительства нет никакого поведения в этой сфере. Наше правительство носит абсолютно технический характер, и это политическая линия правительства. Правительство не проводит политическую линию. Это линия, которую проводит президент и его администрация, и...

Михаил Соколов:

Но это его правительство...

Григорий Явлинский:

... отдельные... отдельные чиновники.

Это его правительство, но оно занимается хозяйственными делами. То есть, собственно, снимать завхоза за то, что вся компания работает неэффективно, было бы не совсем обоснованным.

Михаил Соколов:

Министр Лесин эффективно работает.

Григорий Явлинский:

Да. Министр Лесин, он относится к политическому кругу этих людей.

В принципе, это обсуждаемый вопрос. Я его не исключаю. Его можно обсуждать. Надо просто сообразить, насколько реально правительству могут быть предъявлены какие-либо требования такого рода. Именно, собственно говоря, к правительству.

Потому что все же это делается, управление прессой делается не явно, оно делается как бы таким способом, что вы не можете предъявить, там, какие-то документы или какие-то факты. Ну, и по такому основанию поставить вопрос о недоверии правительству будет довольно затруднительно. Так же, как и составить соответствующее обвинение.

Но это не играет роли. Важнее политическое определение позиции по данному вопросу. Запросы нужны, закон надо вносить об общественных средствах массовой информации, настоящих. Вот это все действительно надо делать.

Михаил Соколов:

Скажите, а возможны совместные действия с левыми? Потому что они (ну, не в той степени, поскольку у них более развита политическая структура, но, тем не менее) тоже заинтересованы в том, чтобы основы свободы прессы сохранялись.

Григорий Явлинский:

Я не знаю позицию левых по этому поводу. По крайней мере, наша партия не будет ходить на переговоры с руководителями каналов. Мы не будем их ни о чем просить, не будем просить у них 3 минуты с утра и 2 минуты вечером. Мы этого делать не будем. Мы раньше не ходили на эти переговоры и сейчас не будем ходить.

Это относится к реализации конституционных прав, наших и наших избирателей. Миллионы избирателей наших платят налоги за работу этих каналов, и мы имеем право на то, чтобы в них присутствовать.

И то, что нам установлена цензура, создан так называемый stop-list о том, что мы не имеем права туда ходить. Кроме того, темы целые изъяты. Изъята тема Чечни, изъята тема ядерных отходов, изъята тема коррупции, изъята тема ситуации в армии. Это же целые направления, которые невозможно обсуждать ни на одном из каналов.

Вот мы будем всеми способами добиваться это делать.

Не может быть никаких успехов ни в экономике России, ни в ее безопасности без изменения внутриполитического курса в самом широком и фундаментальном смысле слова.

Михаил Соколов:

Необходим исторический переход либеральных сил в оппозицию, заметил философ Леонид Баткин, но большинство к этому не готово. Когда-нибудь оно поймет, что процесс ползучей реставрации зашел слишком далеко.

Ситуация в сфере масс-медиа волнует и столпов крупного капитала. Об этом говорят труды Анатолия Чубайса по созданию консорциума в поддержку команды Евгения Киселева. Правда, воротилы (Дерипаска, Вексельберг, Мельниченко и другие) все пытаются собраться в максимальном количестве, чтобы круговой порукой предохраниться от персональных претензий власти. Но иные, как господа Потанин и Мордашев, или хозяева "Альфа-банка" уже порскнули в кусты. Как мудро заметил один из них: "Прибыли с ТВ-6 немного, а хлопот не оберешься. Каждый день будут названивать, что президента не так показали".

От партийной жизни и свободы слова - к выборам.

Мэром Махачкалы 16 февраля на непрямых выборах переизбран Саид Амиров.

Репортаж из Дагестана специального корреспондента Радио Свобода Владимира Долина.

Владимир Долин:

7 человек погибли, 4 ранены. 18 января в Махачкале на фугасе подорвался грузовик с солдатами 102 бригады Внутренних войск. Через несколько дней в собственном доме вместе с женой был застрелен вице-мэр дагестанской столицы Ахмед Алиев. Всего с августа прошлого года в республике совершено 11 крупных терактов.

Мэр Махачкалы Саид Амиров знает, кто стоит за террористами.

Саид Амиров: Террористические акты и покушения на общественных и политических деятелей Дагестана совершаются преступными элементами и группами, засылаемыми с территории Чеченской республики по заданию полевых командиров, и группами, которые действуют много лет внутри Дагестана.

Владимир Долин:

Депутат Государственной думы от фракции "Яблоко" Юрий Щекочихин считает, что терроризм в Дагестане имеет местные корни.

Юрий Щекочихин: Теракты шли из-за финансовых интересов той или иной стороны.

Владимир Долин:

Дотации федерального центра составляют 90 процентов бюджета республики. Вот тот металл, за который гибнут дагестанские политики, хотя и стремление некоторых чеченских полевых командиров разжечь пламя джихада в соседней республике тоже нельзя сбрасывать со счетов.

В февральской Махачкале ничто не напоминает о войне, хотя до Чечни полтора часа езды на машине. И диверсий здесь, кажется, никто не боится. Многочисленные шашлычные, бары и кафе переполнены публикой едва ли не с утра. Суровые дагестанские джигиты не отказывают себе в удовольствии нарушить законы шариата, - выпивка идет под аккомпанемент блатных мелодий.

Популярность блатной романтики в республике определяется и тем, что зачастую преступные авторитеты авторитетны не только в криминальных кругах.

Юрий Щекочихин размышляет о слиянии политики и криминала в Дагестане.

Юрий Щекочихин:

Это силы, сейчас совершенно соединенные. И криминальные силы - это криминалитет, который лезет во власть, как и везде. Но в Дагестане это особенно видно.

Владимир Долин:

4 года назад новоизбранный мэр Махачкалы Саид Амиров пообещал превратить вверенный ему город в самую красивую столицу Северного Кавказа. Кажется, свое слово он держит.

Саид Амиров:

Фактически мы заново город строим. Имеется в виду: все коммуникации, водопроводы, электропроводы, все столбы. Начиная от бордюров, асфальта, все-все приходится заново строить.

Город у нас был рассчитан где-то на 240 000 - 250 000 населения, а сегодня их у нас 550 000 человек.

Владимир Долин:

Жители столицы Дагестана деятельностью городского головы довольны.

- До сих пор, сколько живешь в городе, ничего не делалось. За короткое время, как Саид Амиров делал это, вот, работы. Очень много делал для города.

- В городе есть какие-то изменения. Пока трудно сказать, как это все-таки выльется, но более или менее порядок какой-то появился в городе.

Владимир Долин:

Махачкала стараниями мэра и его команды постепенно приобретает европейский лоск, а на рынках - царство Востока. Шум, гам, немыслимые сочетания цветов. Перед походом на торжище друзья советуют беречь карманы. "Щипачи" не дремлют. Но уберечь кошелек от криминальных посягательств куда легче, чем устоять перед многочисленными соблазнами восточного рынка.

В рыбном ряду истекают золотым жиром осетровые балыки, над прилавками висят гирлянды серебристых кутумов. Продавцы вполголоса предлагают икру. Шепотом, потому что добыча осетровых на Каспии полностью запрещена ввиду угрозы исчезновения этой ценной рыбы.

Бывший кандидат в депутаты Народного собрания по Мугинскому округу декан биологического факультета Дагестанского университета Али Исуев видит спасение от браконьерства в промышленном рыбоводстве, но оно в республике не развивается.

Али Исуев:

В нашем регионе государство никаких инвестиций, никаких планов развития этого перспективного направления не проводит.

Или, я не знаю, у нас у руководства республики и у населения психология овцеводческого, скотоводческого направления. Они не понимают, к сожалению, вот перспективность, эффективность разведения рыбных объектов. По экономическим показателям - в 2-3 раза эффективнее, чем животноводство.

Я вижу в этом плане развитие многих социальных проблем. Решение проблемы, во многом, безработицы, если эту проблему решат, и сохранения биоресурсов Каспийского моря.

Владимир Долин:

Для многих жителей Каспийского побережья Дагестана браконьерство сегодня единственный способ выживания. А для так называемой "рыбной мафии" это источник сверхдоходов.

Характерная деталь: браконьерскую икру по желанию покупателя прямо тут же, на рынке, закатывают в фирменную банку.

Своим цивилизованным видом махачкалинские рынки обязаны заботам мэра Саида Амирова. Три года назад он распорядился перенести 5 оптовых рынков, на которых отоваривался весь Дагестан, из центра города на окраины. Торговцы не захотели покидать насиженные места, но мэр не остановился перед применением силы. Арендные платежи и налоги от рыночной торговли стали поступать в городской бюджет. В Махачкале поговаривают, что это и стоило жизни курировавшему торговлю Ахмеду Алиеву, заместителю Амирова.

Путь во власть Саид Амиров начал в советское время, работая заготовителем потребкооперации. Дошел до поста председателя "Дагпотребсоюза". Тогда же, как утверждают в Дагестане, он заложил основу своего благосостояния.

С началом реформ Амиров основал многоотраслевой концерн "Адам интернейшнл" и сумел легализовать теневой капитал. Вскоре удачливый предприниматель стал заместителем председателя правительства республики, а 4 года назад был избран мэром столицы Дагестана, набрав свыше 70 процентов голосов.

Саид Амиров не скрывает, что является сторонником сильной руки.

Саид Амиров:

Наш народ всегда скучает за сильной рукой. Сильная рука всегда нужна была и требовательность работы, ответственность. Всегда народ это одобрял и одобряет.

Владимир Долин:

Отвергая либерализм в политике, Амиров последовательно отстаивает нечто, как он считает, реформистское в экономике.

В Дагестане Саид Амиров известен и как непримиримый борец с религиозным экстремизмом. Когда летом 1999 года в республику вторглись отряды Хаттаба и Шамиля Басаева, он сформировал интернациональную бригаду ополченцев, которая сражалась в Ботлихском и Цумадинском районах на стороне федеральных сил.

Число покушений на мэра столицы таково, что он вправе рассчитывать на место в "Книге рекордов Гиннеса". Его пытались убить 15 раз.

В ходе одного из покушений (взрыва на улице Пархоменко) погибли 18 человек и более 100 были ранены. В результате ранения у Саида Амирова парализована нижняя часть тела. Инвалидность не мешает мэру Махачкалы претендовать на роль одного из самых влиятельных политиков республики. Многие и в Дагестане, и в Москве видят в Амирове наследника стареющего Магомедали Магомедова, председателя Государственного совета Дагестана.

Саид Амиров, кажется, готов руководить республикой из инвалидного кресла, как это делал президент Соединенных Штатов Америки Франклин Рузвельт. За глаза Амирова и называют Рузвельтом. Враги же добавляют эпитет "кровавый", возможно, потому, что многие конкуренты Саида Амирова в бизнесе и политике стали жертвами загадочных убийств, так до сих пор и не раскрытых.

Жителям Махачкалы прошлое столичного мэра безразлично.

- Это прошлое. Это прошлое. Пусть о сегодняшнем думают люди.

Владимир Долин:

Каково бы ни было происхождение капиталов Саида Амирова, придя во власть, он объявил беспощадную войну экстремизму, криминалу и уличной преступности. Но теперь он опирается не только на своих боевиков (хотя, как каждый мало-мальски авторитетный политик в Дагестане, Амиров располагает личной армией), но и на правоохранительные органы республики. Накануне выборов Верховный суд Дагестана уже на третьем процессе признал бывшего председателя городского собрания Курбана Махмугаджиева виновным в организации одного из покушений на Саида Амирова.

Располагая поддержкой населения, властей республики и федерального центра, для которого важно лишь то, то Амиров является фактором стабильности в Дагестане, мэр Махачкалы смог отказаться от процедуры всенародных выборов. Теперь он избирается городским советом из числа 45 депутатов.

Отказ от всенародных выборов Саид Амиров объясняет отсутствием реальной альтернативы собственной кандидатуре и соображениями экономии городского бюджета.

Саид Амиров:

Провести выборы всенародно или представительным органом города, собственно говоря, сегодня проблемы нет. Провести выборы всенародно - приходится создавать в Махачкале более 100 участков. В каждом участке 9-11 человек. Это более 1 000 человек.

Кроме этого, я должен уйти на 75 дней раньше в предвыборный отпуск. Три месяца, если я буду заниматься выборами, останавливается вот этот процесс, который сегодня мы проводим в городе. Приходилось бы заниматься не вопросами благоустройства города, а вопросами выборов. Убеждением убежденных избирателей. Они убеждены, что сегодня мы строим город, сегодня мы работаем на благо народа города Махачкалы. Куда же их убеждать?

И, кроме того, вот эти выборы нам обошлось бы в 5-6 миллионов рублей бюджета города. Лучше я отремонтирую центральных пару улиц.

Владимир Долин:

В ходе сессии городского собрания конкурент у Саида Амирова все же появился. Им стал его собственный заместитель Сергей Мирошкин. За него проголосовали двое депутатов, так что формально выборы мэра носили альтернативный характер, и требования закона соблюдены. Но может ли быть альтернатива человеку, которого в дагестанских газетах всерьез называют посланцем Аллаха?

Михаил Соколов:

Это был репортаж из Дагестана, из столицы республики Махачкалы специального корреспондента Радио Свобода Владимира Долина.

На пост губернатора Липецкой области претендует около десятка человек. Среди них бизнесмен Геннадий Купцов, глава администрации Задонского района Юрий Башко, банкир Виктор Старых, врач Александр Загородний, зампред Липецкого горсовета бывший подполковник ФСБ Игорь Полосин. Есть в списке и действующий глава областной администрации, левый популист Олег Королев, прославившийся в последнее время тем, что его сторонники организовали в регионе "спор хозяйствующих субъектов", пытаясь захватить, пользуясь противоречащими друг другу решениями арбитражных и обычных судов, неподконтрольную губернатору телекомпанию ТВК.

Олег Королев баллотируется, а вот его главного оппонента, крепкого хозяйственника и либерала по жизни, председателя совета директоров Новолипецкого металлургического комбината Владимира Лисина в этом списке нет. Хозяин концерна, где работает более 50 000 человек, формирующего почти половину областного бюджета, 18 марта подписал с губернатором совместное заявление. В нем говорится, что переход от противостояния к сотрудничеству даст области все шансы стать процветающим регионом.

Председатель совета директоров Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин - сегодня гость студии Радио Свобода.

Вопросы ему зададут журналисты Владимир Тодрес, шеф московского бюро агентства "Блумберг", и Лиля Карева, наш автор из Липецка, сотрудник телекомпании ТВК.

Владимир Сергеевич, газета "Коммерсант" сообщила, что вы фактически отказались от участия в апрельских выборах губернатора Липецкой области в обмен на прекращение некоей информационной войны против вас со стороны областной администрации.

Что, собственно, произошло? Что это за совместное заявление вами подписано?

Владимир Лисин:

Ну, я не хотел бы ссылаться на заметку "Коммерсанта". Это его собственная версия, позиция.

Что же касается совместного заявления, то оно вытекало из следующих вещей. Когда мы сели с губернатором за стол переговоров, по крайней мере, на словах и сошлись на одной мысли: что бы ни происходило на политической арене области, в конечном итоге, ни область, ни люди, живущие в ней, не должны пострадать от происходящих политических процессов. И личные амбиции здесь, в данном случае, и мои, и губернатора, должны стоять особняком от этого процесса.

Поэтому, соответственно, было совместное заявление о том, что мы понимаем: что бы ни происходило, нам необходимо заниматься экономическими проблемами в области, нам необходимо подразумевать в этом, прежде всего, улучшение жизни населения области. И все наши действия должны руководствоваться, прежде всего, этим критерием.

Владимир Тодрес:

Так вы баллотируетесь или нет, в результате заявления?

Владимир Лисин:

Я, по-моему, никогда не заявлял о том, что я собираюсь баллотироваться. И, собственно, вопрос, на мой взгляд, не совсем уместен.

Откуда такая версия, что я собирался баллотироваться?

Михаил Соколов:

Тем не менее, многие газеты об этом писали почти как о свершившемся факте.

Владимир Лисин:

Ну, это было, наверное, связано с тем, что в области достаточно высок мой рейтинг как человека работающего на промышленном предприятии. И поэтому предположения о том, что одной из кандидатур могла быть моя, вполне реальны.

Тем не менее, я никогда не заявлял и не делал каких-то официальных шагов, направленных в этом направлении.

Лиля Карева:

В "Коммерсанте" мы тоже читали эту статью, и там было сказано, что администрация президента сделала ставку на нынешнего губернатора Королева.

Как вы считаете, насколько это вообще соответствует действительности? И мог ли президент сделать ставку на губернатора, который спокойно смотрел на то, как сжигали российский флаг?

Владимир Лисин:

Лиля, я думаю, что официальная позиция правительства или, будем говорить, администрации - это их дело. И я не могу отвечать за позицию официальных органов.

С другой стороны, я думаю, что проявится эта позиция, а вот версии различные, которые предполагаются или выдумываются, это не должно быть предметом обсуждения.

Михаил Соколов:

Скажите, а вот все-таки у вас была такая фраза в заявлении. "Теперь никто и ничто не помешает нам сделать так, чтобы избранная через 2 месяца власть была компетентной, умной, ответственной, открытой".

Все-таки, что мешало этому?

Владимир Лисин:

На поле, так сказать, политической подготовки к выборам, как правило, у нас появляется очень много спекуляций и лиц, заинтересованных в дестабилизации процесса. Начиная, вот, собственно со средств массовой информации, которые, собственно, зарабатывают на этом (и есть здесь экономическая подоплека), и кончая теми политическими силами или чиновничьим аппаратом, который понимает, что если экономическое обустройство области будет идти в цивилизованном русле, многим из них делать будет нечего.

Учитывая это, собственно, что и подтвердил губернатор, что это как раз и является теми силами, которые сегодня заинтересованы в определенном нагнетании обстановки и деструктивном подходе. Поскольку черту пришлось подвести, в том числе откровенно по некоторым личностям, выяснилось, что особо каких-либо персоналий других, которые бы могли этому мешать, нет. А поскольку понятно, кто участник процесса, пошло и заявление, соответственно, что нет особого места третьим силам, которые бы могли деструктивно подходить к выборному процессу.

Михаил Соколов:

Вы хотите сказать, что между вами и между губернатором действовали какие-то силы, которые просто сталкивали команду администрации и команду Новолипецкого комбината?

Владимир Лисин:

Я никогда не скрывал, говорил это открыто, что в том регионе, в котором мы находимся как успешно работающее предприятие, очень много вопросов социального или политического характера, имеющих, так сказать, экстремальные направленности.

Часть чиновничьего аппарата профессионально не готова к работе. Интересы их достаточно узки, и заключаются, как правило, в личных, так сказать, амбициях или в личных экономических претензиях.

Сама власть - в лице губернатора - жестко не контролирует ситуацию, что, собственно, и создало процесс, при котором единственным источником, так сказать, критики стал комбинат, который сегодня на территории области реально может возражать, реально может, так сказать, аргументированно отстаивать позицию, как свою, так и оставшейся группы населения в экономической части.

Происходящие события показали правоту этой версии. Как только нет контроля со стороны губернатора за этими силами, как только над экономическими проблемами нависают вопросы личных амбиций чиновников или части управленческого аппарата, так, собственно, идут попытки создания скандальной ситуации, прецедентов, так сказать, противостояния, различных обвинений, так сказать, от государственного устройства до устройства, собственно, любого предприятия экономического. Вплоть до сжигания флага.

Владимир Тодрес:

Возвращаясь к тому, что вы сказали. Цитата была (если я правильно помню) такая: "Я не заявлял официально о намерении баллотироваться". Я выступаю сейчас, наверное, с точки зрения людей, которые смотрят на отрасль и на рынок. Их интересует то, что происходит с комбинатом.

Все-таки у вас была мысль оставить руководство комбинатом ради того, чтобы руководить областью? Есть скамейка запасных для руководства комбинатом?

Владимир Лисин:

Я всегда строю таким образом управленческую команду, чтобы она справлялась без меня с текущей и перспективной деятельностью предприятия. И грош была бы цена мне, если бы я в течение нескольких лет не создавал определенный кадровый потенциал, который бы позволял легко заменить меня. Я к этому стремлюсь, я к этому и подойду.

И поэтому, с точки зрения моих личных планов, они не останавливаются только на Новолипецком комбинате. И достаточно много планов и по бизнесу, и, касаясь какой-то части Липецкой области. Поэтому это не являлось аргументом, вот, необходимо ли мне идти на выборы.

Было просто два критерия. Первый критерий: что-то надо делать в области, с точки зрения ее экономического обустройства. А с другой стороны, меня, собственно, откровенно подпирали люди в области, которые сейчас продолжают писать... Это реалии, от которых я не могу отказаться.

Владимир Тодрес:

Вот Мордашов назвал имя преемника. Вы могли бы назвать имя преемника? Или вы настолько помирились с "Интерросом", что "Интеррос" теперь мог бы принять функции менеджмента комбината?

Владимир Лисин:

Если говорить об "Интерросе", я не знаю пока что примеров успешной деятельности "Интерроса" на почве менеджмента. Если вы мне подскажете, где это, может быть, я обращу внимание, так сказать, на эти вещи.

Я не думаю, что "Интеррос" может что-либо подсказать в вопросах развития металлургического предприятия кому-либо (в том числе и мне) в России.

Владимир Тодрес:

Так кто мог бы вас сменить?

Владимир Лисин:

По-моему, вы немножко увлеклись, так сказать, вопросами управленчества. Еще раз я позволю напомнить слушателям, что я председатель совета директоров. Я не менеджмент предприятия. Поэтому, не забывайте, - мои функции обычно заканчиваются на проведении заседания совета директоров, подписании протоколов. Текущей деятельностью предприятия я не занимаюсь.

Лиля Карева:

Я опять возвращаюсь к теме примирения, в которое у нас тут не очень верят.

А вот когда у телекомпании ТВК начались серьезные проблемы из-за так называемого хозяйственного спора, и когда нас, будем говорить, не без помощи чиновников выбросили из собственной студии, вы были в числе первых, вот, кто протянул нам руку помощи. И вот теперь нас очень интересует: после примирения, что будет с телекомпанией? И прессинг на нас продолжается, сейчас мы судимся уже с самим губернатором. Можем ли мы рассчитывать на вашу поддержку и в дальнейшем?

Владимир Лисин:

Я сделал шаг для примирения, чтобы сделать первый шаг к процессу стабильности в области. Но вопрос, связанный со свободой средств массовой информации, со свободой волеизлияния, в том числе журналистских коллективов, он остается принципиальным.

В пакет переговоров вопрос ТВК вошел только в части того, что здесь необходимо губернатору, прежде всего, принимать экстренные меры, и если они не будут приняты, как положено по закону, мы будем продолжать, так сказать, отстаивать ваши интересы. И можете всегда, так сказать, надеяться на мою помощь и самую активную позицию.

Михаил Соколов:

Владимир Сергеевич, скажите, а вот вы получили четкие какие-то гарантии от губернатора, что не только будут соблюдаться права журналистов, вот в частности этой компании, что будут прекращены такие вот забавные способы давления на прессу, вообще, что будет изменена экономическая политика в регионе? Поскольку эксперты считают ее такой левой, лево-коммунистической, явно не приносящей благосостояние жителям Липецкой области.

Владимир Лисин:

На словах - да.

Михаил Соколов:

А на деле? Вы можете предложить какую-то программу, раз вы не баллотируетесь, и ее будут выполнять?

Владимир Лисин:

А на деле мы посмотрим, как будут выполняться, так сказать, собственно, заверения губернатора об изменении политического курса и экономического курса в области. И не только с моей стороны. Я думаю, что и со стороны жителей области. И некоторые шаги губернатор должен делать незамедлительно, как можно скорее.

Михаил Соколов:

Какие?

Владимир Лисин:

Позвольте это оставить, так сказать, за рамками разговора. Я думаю, что это дело губернатора, поскольку обязательства на себя принял, он и должен их выполнять.

Михаил Соколов:

Но состояние экономики области, как вы считаете, вот, оно нормальное, среднее, вот? Вы знаете, я видел, например, такое сообщение, что Липецкой областной детской больнице выделена из резервного фонда президента сумма порядка 60 000 долларов. Это нормально, когда такой вот регион обращается за подобными суммами прямо в Кремль, к главе государства?

Владимир Лисин:

Попробую сделать оценку. Что, собственно, определяет экономическое состояние области или любой хозяйственной структуры? Это, прежде всего, благополучие работающих на ней людей. Немаловажный фактор это вопрос средней заработной платы.

Средняя заработная плата сегодня в Липецкой области (я подчеркиваю, заработная плата, те, кто работает) составляет 2 900 рублей. А на комбинате эта средняя заработная плата перевалила 6 000. Понимаете, насколько разница, и как это экономически абсурдно - иметь структуры, при которых совершенно другое окружение?

И вот это, прежде всего, определяет экономическое положение - насколько люди работающие, насколько заняты эти люди, и сколько люди эти получают. Можно, в принципе, платить всем по 100 рублей в месяц, но будут все заняты, все будут заниматься работой. Ну, и, заодно, еще налоги не платить.

Лиля Карева:

Владимир Сергеевич, вы не сказали, какие шаги должен сделать Олег Королев, на каких условиях вы заключили примирение, но вот, может быть, вы хотя бы назовете сроки? Потому что Олег Королев сейчас ведет себя несколько противоречиво. Он вообще отрицает, что какая-либо война была у нас между политическими силами.

Когда нам ждать окончания перемирия, если он не выполнит своих обещаний вам?

Владимир Лисин:

Я в этой ситуации готов идти, так сказать, на дальнейшие либо переговоры, либо на активные действия, если губернатор не будет сдерживать своих обещаний, в том числе и по ТВК.

Поэтому трудно, конечно, сказать 21 февраля это будет или, там, 25-го, или, там, 1 марта. Но то, что сегодня я буду стимулировать именно к выполнению обещаний, это точно. В той ситуации, в которой находится область, мы уже жить дальше так не можем, и поэтому активные действия губернатора будут с моей стороны таким же образом очень интенсивно стимулироваться.

Владимир Тодрес:

Мы сейчас находимся на пороге введения антидемпинговых пошлин в Соединенных Штатах Америки на разную сталь, российскую в том числе.

Как это отразится на компании?

Владимир Лисин:

Есть как бы сам Новолипецкий комбинат, и есть, собственно, отрасль. Я приведу несколько цифр.

В 2000 году, когда достаточно хороший был рынок стали, в том числе и мировой рынок (и надо понимать, что металлурги сегодня 50 процентов экспортируют своей продукции за рубеж, а Новолипецкий комбинат - 75 процентов), то общая доходная часть от налогов государства в 2000 году была порядка 86 миллиардов.

В 2001 году, ну, окончательные цифры еще не получены, но я думаю, что это будет плюс-минус 5 процентов, так сказать, это 50 миллиардов.

Прогноз наш на этот год? Я думаю, что в лучшем случае будет 25 в налогах, выплаченных всей отраслью страны.

Собственно, связано это с несколькими вещами. Если говорить о них серьезно, то не надо думать, что сегодня превалирует только вопрос, связанный с американским рынком. Это одна из важных частей, но она не главная. Главное то, что нас (по-прежнему) стараются удержать на поставках продукции низких переделов - чугун, металлолом. И (соответственно!) всеми силами не пускать на рынок с продукцией более высокого технологического передела - это горячекатаный прокат и холоднокатаный. И уж тем более металл с различными видами покрытия.

По-прежнему, так сказать, в связи с переизбытком стали в Европе, нас пытаются ограничивать и будут ограничивать в поставках на этот рынок. Потому что наша продукция конкурентоспособна как по цене, так и по качеству.

И соответственно, учитывая, что отсутствует какая-либо сегодня вдумчивая позиция правительства по поддержке производителя в момент, так сказать, тогда, когда у него наступает экономический, так сказать, спад. Мы платим по-прежнему пошлины, так сказать, на сталь, да? То есть в таких случаях всегда говорят: "Зарабатывайте на стороне", но нам говорят, что "мы вас должны немножко ограничить. Заплатите пошлину, прежде чем экспортировать...". По-прежнему нам поставляется из наших стран бывшего Содружества (с Украины и Казахстана) металл, имеющий преференцию без уплаты НДС, либо, так сказать, по льготным ставкам и тарифам. И мы не ограничиваем. То есть нас, с одной стороны, Европа ограничивает, а мы, в том числе, так сказать, автоматически это не переносим на тех, кто занимает наш рынок.

По-прежнему, так сказать, у нас растут тарифы. Но надо понимать, что требования ВТО о том, что тарифы должны быть равны мировым вообще, так сказать, просто неприемлемо ни для страны, ни для наших отраслей. Соответственно, это вот падение рентабельности.

По-прежнему мы сегодня в отрасли имеем более 1 000 неэффективно работающих предприятий. Те, которые иногда стоят на втором, иногда на третьем круге, - банкротство или внешнее управление. Продолжающие работать без уплаты налогов, платящих, так сказать, мизерную заработную плату своим собственным трудовым коллективам, и производящие продукцию, которая выходит на рынок. Практически с отрицательной рентабельностью.

Это социальная проблема, которая, с одной стороны, так сказать, заставляет местные власти поддерживать такие предприятия, потому что просто некуда деть людей. С другой стороны, давление на рынок неэффективных предприятий, которое, в конечном итоге, для нас может кончиться плачевно. Особенно во взаимоотношениях с внешним миром.

Михаил Соколов:

Владимир Сергеевич, вот о непрофильных активах.

Вам достаточно влияния, как говорят, на газету под названием "Газета", или вот вы хотели бы, как некоторые ваши, опять же, коллеги по крупному бизнесу, принять участие в каких-то крупных проектах?

Ну, например, вот сейчас формируется консорциум по поддержке команды Киселева на ТВ-6. Вам были такие предложения?

Владимир Лисин:

Да, предложения поступали.

Михаил Соколов:

Вы согласились? Участвуете?

Владимир Лисин:

Вы знаете, мы посчитали для себя, что нам этот проект не очень интересен. Поскольку там достаточное количество участников. На мой взгляд, они в состоянии справиться с этим процессом. Мы считаем, что лишние там тоже не нужны.

Михаил Соколов:

То есть одной "Газеты" вам достаточно?

Владимир Лисин:

Я скажу, что мы сегодня имеем средства массовой информации в регионе, которые занимают... региональные у нас, работающие. Мы сегодня, так сказать, определенные имеем отношения, партнерские, инвестиционные с газетой "Газета".

Проект мы этот рассматривали как достаточно перспективный на ближайшее будущее. Плюс, нам хотелось создать, действительно, в какой-то степени, возможно, независимое средство массовой информации.

Пока нам удается, так сказать, удерживать процесс от того, чтобы "Газета" втянулась в какие-либо разборки - либо в войны, либо еще в какие-то процессы. Поэтому мы считаем, что это интересный проект, который, в конечном итоге, нам принесет доход.

Владимир Тодрес:

То есть как "Стинол"? Вы его тоже продадите кому-нибудь?

Владимир Лисин:

Вполне возможно. Привлечем инвестора.

Михаил Соколов:

Для участия в выборах липецкого губернатора надо зарегистрироваться, по-моему, то ли до 8-го, то ли до 9-го марта.

Может ли случиться что-то такое, что заставит вас взять и передумать (еще тут время есть), и пойти все-таки на эти выборы?

Владимир Лисин:

Никогда не говори "никогда".

Михаил Соколов:

Гостем московской студии Радио Свобода был Владимир Лисин, председатель совета директоров Новолипецкого металлургического комбината.

Позволю себе сделать один вывод перед выборами липецкого губернатора, которые состоятся 14 апреля.

Ситуация такова: левому по убеждениям политику Олегу Королеву центральная власть и крупный бизнес позволяют переизбраться на губернаторский пост. Но на своих условиях, предполагающих проведение давно назревших в регионе болезненных реформ. И править по-своему ему уже не дадут.

В Омской области в разгаре кампания по выборам в законодательное собрание. Они пройдут 24 марта.

Репортаж из Омска Татьяны Кондратовской.

Татьяна Кондратовская:

К началу выборов администрации области удалось установить полный контроль над средствами массовой информации. В Омске не осталось ни одной независимой телекомпании, и печатные издания почти все подконтрольны чиновникам. За исключением коммунистической газеты "Красный путь".

По мнению политологов, основными конкурентами станут кандидаты-коммунисты и ставленники власти.

Говорит политолог Сергей Новиков.

Сергей Новиков:

Мы имеем дело со страной, где выборы все больше принимают характер формы передачи власти одной и той же социально-экономической и политической группе.

Новым моментом является появление буржуазной оппозиции. Она всегда появлялась, и всегда у нас в регионе проигрывала.

Татьяна Кондратовская:

Несколько месяцев назад в прессу попали списки кандидатов, поддержанных губернатором Леонидом Полежаевым. К тому времени основные персонажи этого списка уже не сходили с экранов. Среди них представители бизнеса, крупные чиновники, врачи. В области началась череда помпезных мероприятий - областной гражданский форум, съезд предпринимателей, конференция коммунальщиков, теперь съезд учителей.

На каждом таком сборе Леонид Полежаев говорит о необходимости преемственности власти.

Леонид Полежаев: Заслуживает внимания инициатива по созданию избирательных коалиций, способных обеспечить преемственность политики, выразить коренные интересы избирателей. Если это люди дела, люди практики, то почему им нельзя доверять?

Татьяна Кондратовская:

Губернатора Леонида Полежаева и мэра Омска Евгения Белова повсюду сопровождает свита из "нужных" кандидатов, а железнодорожного начальника Равиля Бекбалова губернатор лично привез в избирательный округ, где устроил разнос местному главе и поручил Иселькульский район попечению своего протеже, которого тут же сам выдвинул кандидатом. Леонид Полежаев пообещал посетить вскоре все районы области.

Ответом коммунистов на административную мощь стала инициатива проведения референдума против продажи земли.

По мнению обозревателя Ларисы Шкаевой, главным на этих выборах стал административный ресурс и личная позиция губернатора.

Лариса Шкаева:

Особенности его поведения в этой кампании это то, что он открыто появляется с потенциальными кандидатами, открыто их поддерживает, стоит в кадре рядом. Это называется "побыть этикеткой".

Татьяна Кондратовская:

По словам председателя областной избирательной комиссии Александра Кушнарева, все кандидаты нарушают закон, но за руку пока никого не поймали.

Искать изготовителей фальшивых листовок, уже наводнивших город, должна милиция, а комиссия разбирается с жалобами, которых пока мало.

Александр Кушнарев:

Коммунисты и беспартийные, и адвентисты Седьмого дня - все жульничают. Фальшивые листовки - это вообще конец света. Наконец-то дошли омичи до настоящих черных избирательных технологий.

Про Мишу издали листовку весьма поганого свойства, что Михаил Иванович сменил ориентацию и купил себе женскую машину.

Погань идет со всех сторон.

Татьяна Кондратовская:

Оказавшиеся меж двух огней кандидаты от либеральных партий создали блок, чтобы не мешать друг другу. Однако их формальное согласие уперлось в личные амбиции, которые свели лидеров нескольких партий в одном округе. Информационная изоляция, невозможность получить эфир, полностью отданный "нужным" людям, вкупе с пристальным вниманием избирательных комиссий делают перспективы независимых кандидатов весьма туманными, хотя лидер омских правых Николай Ефимкин с уверенностью смотрит в будущее.

Николай Ефимкин:

Объединенная коалиция Союза правых сил, ЛДПР, "Яблока", республиканцев и христианских демократов своих депутатов проведет.

Тот беспредел, который устроили на телевидении кандидаты от административного ресурса, вообще-то, должен был найти оценку от прокуратуры. Но найдет, наверное, оценку все-таки от избирателей.

Татьяна Кондратовская:

Омск всегда славился основательностью и неспешностью своих жителей, присущим им консерватизмом. После окончательной монополизации прессы исследователи отметили резкое снижение числа зрителей местных телепрограмм, а о популярности областных газет говорят их малые тиражи. Поэтому выбирать омичи будут, исходя из собственных соображений. Не умом, так сердцем.

Михаил Соколов:

Рассказывала корреспондент Радио Свобода в Омске Татьяна Кондратовская.

В следующей нашей передаче 28 февраля - выборы в Нижегородской области, Туве, Псковской и Воронежской областях, Владимире и Ставрополе.

XS
SM
MD
LG