Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Это - Карелия... Ингушетия: феодалы и федералы...




(песня)
Белый снег, зеленый лес
И весенний блеск небес -
Это Карелия.
Каждый внове солнцу рад,
Но бывает снегопад -
Это Карелия.

Михаил Соколов: Ладожское и Онежское озера, красоты островов Кижи и Валаама, на костях построенный Беломорканал, - символы Карелии, республики под красно-сине-зеленым флагом.

28 апреля в Карелии избирают главу республики, выбирают однопалатный парламент, мэров городов и районов, в том числе и главу столицы - Петрозаводска.

Кроме премьера республики Сергея Катанандова, в выборах руководителя региона участвует агитирующий за нынешнего лидера его дублер Константин Бобылев, есть и три реальных соперника: коммунист Борис Тюков, депутат Думы от Союза правых сил - Артур Мяки и член "Яблока" бывший Олонецкий мэр Василий Попов.

(песня)
Много мне пришлось пройти,
Были разные пути,
Только краше не найти моей Карелии.

(песня)
Карелия, роднее нет земли,
Карелия, не скрыть моей любви.
Карелия - волшебная страна,
В мою судьбу вошла ты навсегда.

Михаил Соколов: Залитый весенним солнцем Петрозаводск не радует яркой предвыборной агитацией: даже на центральном проспекте Ленина лишь плакаты кандидата в мэры города Александра Чаженгина, и несколько растяжек с рекламными лозунгами карельского премьера Сергея Катанандова ("Дело, достоинство, порядок" и "Вместе - к успеху Карелии"). Василий Попов украсил своим именем новенькие "маршрутки".

Лидер карельского "Яблока" Александр Чаженгин жаловался, что провел ночь с 20 на 21 апреля в милиции, добиваясь возвращения плакатов с цитатой из декларации своего соперника на пост мэра Петрозаводска, недавнего вице-премьера республиканского правительства: "Виктор Масляков заработал в 2001 году миллион рублей".

Активность оппозиционеров власть пугает. У них, как объявил Чаженгин, есть ясная цель.

Александр Чаженгин: Цель - сменить действующую власть. Цель - показать, что оппозиционные силы могут объединяться и достигать результатов в Карелии.

Михаил Соколов: С агитацией за команду республиканской власти в Карелии проблем нет, есть проблемы с агитацией за ее смену.

В отличие от выборов четырехлетней давности никаких теледебатов не предвидится.

Интересно, что глава карельского центризбиркома Александр Истомин считает нормальным то, что карельское государственное телевидение не предоставило бесплатного времени.

Премьер Карелии Сергей Катанандов в отпуск не уходил, республиканское законодательство этого не требует. Он работал: открывал движение электричек между Медвежьегорском и Сегежей, проводил совещания, участвовал в Госсовете, подписывал соглашение с главой Пенсионного фонда Зурабовым.

Сергей Катанандов: Мы сегодня обсуждали возможность совместного финансирования проекта нашего строительства домов для ветеранов в каждом районе. Мы построили в Петрозаводске, в Лоухском районе, и сейчас строим в Беломорске. Пенсионный фонд вполне реально может участвовать в таком проекте.

Михаил Соколов: Как водится, о бурной перед выборами, созидательной деятельности Сергея Катанандова государственный и два частных телеканала рассказывали, не переставая.

Помогало премьеру и благоволение Москвы.

В рамках Госсовета бывшему прорабу ныне кандидату философских наук Катанандову президент России Владимир Путин поручил курировать реформу системы образования. Владимир Путин 21 апреля поздравил Сергея Катанандова с днем рождения. Главу Карелии он в период кампании принимал. Обсуждались проблемы выплат зарплат, сообщил Сергей Катанандов.

Сергей Катанандов: Я говорил о том, что нам не удается самостоятельно решить проблему выплаты увеличенной зарплаты. Но я не думаю, что это проблема только Карелии. Это общегосударственная проблема, и говорили мы как раз в контексте того, что в целом нужно ее решать.

Михаил Соколов: Карельского премьера на выборах активно поддерживает партия "Единая Россия"; директора предприятий, чьими совладельцами является республика; как всегда - руководители вузов и школ. Доверенное лицо - глава Карельского научного центра Академии наук Александр Титов - уверен, что команда премьера смогла за 4 года при ограниченных ресурсах стабилизировать ситуацию в регионе.

Александр Титов: В тот момент, когда Катанандов был избран на пост председателя правительства, по подавляющему большинству основных социально-экономических показателей все изменения шли только в одну сторону - на ухудшение, на понижение. И мы рассчитывали, что первые 4 года уйдут только на то, чтобы остановить падение. И это произошло, и по целому ряду показателей сегодня мы имеем какие-то подвижки. Они - небольшие, но, тем не менее, они уже говорят о том, что вот сейчас республика начинает расправлять плечи.

Для того чтобы вот эти позитивные изменения, самые первые ростки, приобрели необратимый характер, их нужно подкрепить не только энергетикой действий председателя правительства и властных органов, но и обеспечить им нормативно-правовое сопровождение, обеспечить какое-то инфраструктурное, организационное, информационное обеспечение.

Михаил Соколов: По мнению профессора Титова, в Карелии найдены точки роста - лес, камнедобыча, туризм.

Глава концерн "Кареллеспром" (еще недавно - первый вице-премьер Карелии ) Виктор Масляков, кандидат "Единой России" на пост мэра Петрозаводска, считает, что переизбрание Сергея Катанандова будет способствовать развитию республики.

Виктор Масляков: Катанандов, как он ведет, его линия, политика - она понятна. Поэтому пусть он следующие 4 года учтет все свои ошибки (без ошибок никто не работает, ни одна власть) и подкорректирует курс, - и команда идет вперед.

Моя позиция: Катанандов должен работать и дальше. У него много планов. Да, те проблемы, те замечания, которые есть, они сейчас ему высказаны все в предвыборных баталиях.

Михаил Соколов: Премьер - постоянно на телеэкране.

Сергей Катанандов - очень высокий мужчина 47 лет, из тех, что издалека нравятся женщинам. Нос с легкой горбинкой, лицо открытое, улыбка несколько кривоватая. Глаза смотрят исподлобья, мимо собеседника, часто подозрительно и настороженно. Но с избирателями ему особо встречаться не надо. Кампания ведется виртуальная.

Противники Катанандова выступают со страниц газет "Губерния" и "Столица", ведут кампанию по старой методике коммунистов: от двери к двери.

Лидер Карельского "Яблока" Александр Чаженгин так оценивает соотношение сил в этой кампании.

Александр Чаженгин: У оппозиции нет доступа до электронных средств массовой информации, практически кислород перекрыт. В газетах оппозиция сильнее. В раскидках оппозиция сильнее. Оппозиция сильнее в изготовлении листовочного материала. Оппозиция сильнее в том, что она откровенно и прямо идет к людям, спокойно отвечает на вопросы.

Михаил Соколов:

Оппозиционеры - выступают со страниц газет "Губерния" и "Столица", ведут кампанию по старой методике КП РФ: от двери к двери...

Они пытаются жаловаться, на неравный доступ к СМИ, но неудачно.

Впрочем, иные сюжеты - забавны.

Студентка юридического факультета Настя Кравчук отправила в ЦИК Карелии несколько жалоб с требованием снять Катанандова с регистрации за агитацию до начала кампании.

Сделано было со знанием столь редких инструкций ЦИК, что глава карельского ЦИК г-н Истомин решил вдруг самолично познакомиться со студенткой, и прибыл к ней домой, вместе с сотрудниками МВД, порасспросил родственников, и выяснил, что она подрабатывает в предвыборном штабе Василия Попова.

Газеты Столица и Губерния утверждают, что Истомин запугивал родственников студентки, а на беседе в ЦИК и ее саму.

Сам бывший помощник карельского премьера Александр Истомин это отрицает, решил пообщаться с бойкой студенткой. На что имел полное право: закон о работе с жалобами граждан никто не отменял.

В любом случае, согласитесь, визит главы ЦИК республики на дом жалобщику, явление редкое, и достойное упоминания.

Как бы он себя ни вел...

Михаил Соколов: Союз правых сил, компартия и "Яблоко" идут на выборы главы Карелии внешне самостоятельно, утверждая, что никакой коалиции между столь разными структурами нет. Но есть общий лозунг - смена власти.

Глава карельского рескома компартии Борис Тюков - на вид незаметный пенсионер, который, заговорив, вдруг заводится, зажигается и из серопидажчного профсоюзного дедушки-агронома вдруг превращается в пламенного обличителя Сергея Катанандова.

Борис Тюков: Допустить, чтобы эта власть осталась, ни в коем случае нельзя. Надо менять власть. Только это даст возможность вытащить республику из той пропасти, в которой она находится.

Михаил Соколов: Кандидату на пост главы Карелии члену "Яблока", Василию Попову - 38. Он историк, работал учителем, следователем. Создал торговую фирму "Ленторг", избрался депутатом Законодательного собрания республики и мэром древнего Олонца. Сам - высокий, лицо удлиненное, крупный нос, эффектный пастернаковский профиль. Волнуясь, убеждает:

Василий Попов: Ситуация в Карелии не дает возможности развиваться субъектам хозяйственной деятельности. Очень серьезные бюрократические преграды, работа на близких к власти бизнесменах, противостояние их конкурентам - естественно, не дают возможности развиваться экономике Карелии. Кто заинтересован в смене власти? Это подавляющее большинство бизнеса, потому что большинство не может быть "блатняками", которое заинтересовано в том, чтобы им преподали единые правила игры.

Михаил Соколов: Депутат Государственной Думы России Артур Мяки к 38-и побывал и фрезеровщиком, и бизнесменом. Мужик крупный, тяжеловесный, широкоплечий, квадратное лицо с тяжелым убедительным подбородком боксера.

Мяки - лидер карельского Союза правых сил и призывает бороться за права местного самоуправления.

Артур Мяки: Сейчас где-нибудь в Петрозаводске местное самоуправление оставлено без средств к существованию. Независимо от того, послушный мэр, непослушный. Ну, какие-то там уступочки небольшие делаются, но реально ситуация такова, что у местного самоуправления нет денег ни на что. В то время как у нас только на администрацию председателя правительства заложено 57 миллионов рублей. 2 миллиона долларов мы тратим на содержание практически одного человека.

Михаил Соколов: Спор, который ведут премьер Сергей Катанандов и представители трех партий - об оценке прожитого четырехлетия. Карельский глава создает образ опытного руководителя, опирающегося на команду хозяйственников, имеющих связи с Москвой. Глава упирает на ныне своевременные выплаты пенсий, на то, что пенсия в Карелии в среднем 1 271 рубль, что погашены долги по детским пособиям.

Его противник, глава карельских коммунистов Борис Тюков указывает на то, что есть лишь невеликие достижения, и сделаны они на федеральные средства.

Борис Тюков: Говорят о росте доходов зарплаты и так далее, но платят-то бумажным, подешевевшим в 5 раз рублем в результате дефолта 1998 года. Фактические доходы населения упали наполовину.

Михаил Соколов: Главная проблема - как везде. Для экономического роста нужны инвестиции. Карельский премьер Сергей Катанандов признает: вкладывают в регион сейчас мало.

Сергей Катанандов: Мы нуждаемся в инвестициях, и нам удалось за последние годы радикально изменить объем инвестиций. Основные инвесторы - это наши государственные или с участием государства структуры. Это "Газпром", РАО "ЕЭС", МПС, дорожная служба, Сберегательный Банк. К сожалению, иностранных инвестиций недостаточно.

Михаил Соколов: Сергей Катанандов доказывает избирателям: его успех - это то, что заработали крупные предприятия.

Кондопожский целлюлозно-бумажный комбинат, выпускающий газетную бумагу, проблем никогда не имел. Но, в самом деле, вышел из кризиса "Сегежабумпром". Руководство республики утверждает, что шведские совладельцы несколько лет назад якобы хотели закрыть комбинат как конкурирующее предприятие (версия, кстати, сомнительная), а вот они-то добились ухода шведов и появления на ЦБК команды эффективных менеджеров Василия Преминина. Он, кстати, баллотируется в Законодательное собрание Карелии по списку партии власти - "Согласие-40".

В ответ коммунист Борис Тюков указывает: Сегежа так и не стала зоной процветания, даже когда комбинат после девальвации заработал.

Борис Тюков: На этой основе появились оборотные средства, которые дали возможность той же самой Сегеже хотя бы на одну шестую поднять объемы производства от советского времени. Но надо не забывать, что полтора десятка предприятий в Сегеже умерло. Людей выкинули на улицу.

Михаил Соколов: Для многих экономистов на севере сегежский передел собственности стал символом деятельности карельской власти. Реструктуризация шла через банкротство. Шведские инвесторы ушли. Были обмануты мелкие акционеры, поскольку активы предприятия были переданы новой управляющей компании, а формальным совладельцам ЦБК оставили одни долги.

Эффективность работы здесь была достигнута, в других же случаях у карельской власти в активе - провал за провалом. Это, скорее, правило, чем исключение, - заметил Артур Мяки.

Артур Мяки: За последние 4 года в республике я лично знаю только 2 предприятия, которые построены с нуля. Это Медвежегорская фабрика по производству ДСП и вторые инвестиции - это станция техобслуживания автомашин в Петрозаводске, "СТК-Сервис". Все.

Михаил Соколов: Явный эффект Сегежи: вся деловая Скандинавия знает, что серьезно вкладывать в Карелию нельзя.

В последние 4 года финские предприниматели ограничивались скупкой леспромхозов. Они обеспечивали себе поставки круглого леса. А призывы карельской власти инвестировать в переработку откровенно игнорировали.

Один из соратников Сергея Катанандова разоблачал в разговоре со мной хищническую политику финских бизнесменов, не понимая, видно, что именно власть поставила их в подобные условия - бери прибыль и беги от чиновников...

Кандидат на пост главы Карелии Артур Мяки рассказывает:

Артур Мяки: Возьмем фирму "Сторе Энсе", крупнейший скандинавский концерн лесопромышленный на сегодняшний день. Они 2 года прорабатывали проектно-сметную документацию по строительству в Карелии бумагоделательного предприятия. Еще одна Сегежа фактически могла бы у нас появиться. Сегодня они отказались от Карелии и переносят свое производство в тот же Новгород, вроде бы, они планируют. И основной ответ: нам надоела ваша бюрократия.

У меня есть интервью того же посла Финляндии Эрне Нюберга, где он заявил, что у нас нет положительных примеров инвестиций в Республику Карелия. И кто будет вкладывать деньги, когда у нас нет равных условий? У нас, по большому счету, феодализм процветает.

Михаил Соколов: Оппозиционные газеты указывают, что карельская власть сделала ставку на одну финансово-хозяйственную группировку, и называют конкретные имена.

Кандидат на пост главы Василий Попов отмечает:

Василий Попов: Самым ярким представителем близкого к республиканской власти бизнесмена является Леонид Леонтьевич Белуга. Начиная как совершенно небольшой бизнесмен, который подвизался на нише ликероводочных изделий и нескольких промтоварных магазинов, сейчас Леонид Леонтьевич Белуга именуется не иначе как "ведущий, известный карельский промышленник". Из наиболее крупных его приобретений, которые вот были осуществлены за последние несколько лет, покупка целлюлозно-бумажного завода в Ляскеля за 2 миллиона рублей. Это сколько? 60 000 долларов получается. Покупка за 250 000 долларов почти контрольного пакета акций "Петрозаводскбуммаша", предприятия, которое стоит много-много миллионов долларов. Покупает несколько лесоперерабатывающих предприятий.

Все, что он берет, оно, в лучшем случае, работает, как работало, в то время как, если бы эти объекты достались сильным богатым собственникам, то мы получили бы шанс развить производство, увеличить количество рабочих мест, увеличить количество налогов...

Михаил Соколов: Депутат Государственной Думы Артур Мяки уверен, что дело не в отдельном бизнесмене, получившем во владение несколько крупных заводов.

Артур Мяки: У меня нет претензий к Леониду Белуге, потому что любой предприниматель на его месте поступал бы так же. Но как у нас получилось, что все это отдано одному человеку? Полбеды - в том, что он это взял почти за бесценок. Основная проблема в том, что у него нет денег для того, чтобы развивать эти производства, чтобы вводить новые технологии, чтобы создавать рабочие места.

Михаил Соколов: Происходит просто раздаривание целых отраслей своим людям, - считает лидер карельского "Яблока" Александр Чаженгин.

Александр Чаженгин: Та же самая рыбная отрасль, которая подарена нынешнему заместителю председателя правительства республики Карелии Борису Григорьевичу Житнему на откуп, как княжеский удел, в котором он делает, что хочет. "Карелрыбфлот" на сегодняшний день практически потерял, возможно, будущее даже, потерял корабли, потерял ремонтно-эксплуатационную базу, потерял перерабатывающую часть своего бизнеса. Это все заслуга одного человека - того человека, которому были переданы предприятия в руки. Это уже не в Карелии, это уже приобрели структуры, которые не платят налогов.

Дело в том, что все это делается государственными чиновниками, а чиновники распоряжаются еще очень важной частью экономики - это ресурсы.

Тот же самый беспредел, который творится в распределении рыбных квот, когда наши действующие предприятия, не близкие к правительству, просто ничего не могут получить, а те бизнесмены или те предприниматели, или те предприятия, которые никогда эффективно не работали или вообще не существовали, напрямую из рук правительства получают эти рыбные квоты и работают за пределами Карелии и не платят налогов сюда, и не обеспечивают поступления в бюджет, - это результат деятельности в этой отрасли.

Или, например, та же самая хлебная отрасль, которая подарена близкому к правительству предпринимателю, депутату Петрозаводского городского совета и лидеру партии "Единая Россия" в Республике Карелия Владимиру Собинскому, который уже взял под контроль практически 70 процентов хлебной отрасли Республики Карелия.

Михаил Соколов: Историю со странной распродажей "Карелрыбфлота" правящая группировка не опровергает, так же как и разорение Беломорско-Онежского пароходства, которое когда-то давало республике 70 процентов валютной выручки. Об этом рассказывает кандидат Артур Мяки:

Артур Мяки: Беломорско-Онежское пароходство. Если мы бы имели 120 судов загранплавания еще 4 года назад, а всего 250 судов, то сегодня практически мы все потеряли. Это вот мощное влияние монополий. Разделили между акционерами, вывели из Республики Карелия.

Фирма "Орими", например, приобретала пакет 14 процентов акций, приобрело за 1 миллион кредитных денег. За миллион долларов. Хотя каждое судно из этих 120 стоит от 6 до 10 миллионов долларов, стоило.

Михаил Соколов: В программной брошюре премьера Сергея Катанандова можно прочесть, что в среднем по Карелии экономический рост за 4 года составил 30 процентов. Лидер карельских коммунистов Борис Тюков считает эти цифры лукавыми.

Борис Тюков: Никакого подъема промышленности нет. Сегодня спад в объемах промышленного производства за 4 года - 30 процентов, в капитальном строительстве - в 1,8 раза, в жилищном строительстве - наполовину. И так-то ему досталось действительно сельское хозяйство в тяжелом состоянии, но ведь умудрились за эти 4 года в 2,5 раза снизить объемы в сельском хозяйстве. Я сейчас проехал всю республику, - разбитые дворы стоят, люди пьянствуют, работы нет...

Михаил Соколов: Безработица, - утверждает в своей программе Сергей Катанандов, - составляла в Карелии в 2001 году 2,8 процента. Коммунист Борис Тюков ссылается на свои данные - более 10 процентов.

Многие, например, потеряли работу на одном из крупнейших в республике предприятий, это - "Петрозаводскбуммаш". Там выпускались бумагоделательные машины. Предприятием заинтересовалась было "Энергомашкорпорация", но власти и тут предпочли Леонида Белугу.

Кандидат на пост главы Карелии Артур Мяки переживает.

Артур Мяки: Взять "Петрозаводскбуммаш". "Энергомашкорпорацию" просто вышвырнули, республика, республиканские власти. А у них были реальные деньги, реальные возможности хотя бы чуть-чуть поднять предприятие. Отдали своему, а что мы с этого имеем? Ровным счетом ничего.

Михаил Соколов: Даже считающиеся крупными и успешными карельские бизнесмены откровенно признаются: одна из главных проблем региона - отсутствие не природных или трудовых, а кредитных ресурсов.

Но глава Карелии Сергей Катанандов не смог или не захотел открывать местный рынок для крупных общероссийских банков и финансовых компаний.

Александр Чаженгин: Это и банк "Менатеп", который пытался работать с Питкяранстским целлюлозным заводом и, тем не менее, вынужден был покинуть пределы Карелии как стратегический инвестор. Это и санкт-петербургский "Промстройбанк". Несмотря на всю его мощь и силу в сегодняшней олигархической российской структуре, тоже вынужден был покинуть пределы Карелии. Несмотря на то, что он выиграл, например, открытый тендер среди банков России по размещению облигационного займа Республики Карелия. Все, сегодня он уже не размещает облигационный займ Республики Карелия.

Михаил Соколов: Из крупных фирм в Карелию пришла как монополия, отметил Василий Попов, только Тюменская нефтяная компания.

Василий Попов: Если выезжаешь за пределы Карелии, встречаешь бензозаправки 4-5 крупнейших нефтяных компаний. Как только въезжаешь на территорию Карелии, - ТНК, ТНК, ТНК. Другого нет.

Централизованные поставки топлива - ТНК. Бензозаправки - ТНК. Рынок поставок нефтепродуктов закрыт одним предприятием. И я думаю, что это не тот приход, который должен поднять благосостояние жителей Республики Карелия.

Михаил Соколов: А депутат Думы Артур Мяки указывает еще и на неплохие, весьма специфические отношения карельской власти с концерном "Северсталь".

Артур Мяки: Почему сегодня "Северсталь" так активно поддерживает Катанандова? Потому что они договорились, и сегодня прибыль фактически в республике не показывается. Все уводится в Череповец.

Михаил Соколов: Люди Катанандова меня убеждали: премьер пытается отстраниться от тех, кто пользуется дружбой с ним - от того же кандидата в депутаты Законодательного собрания бизнесмена Леонида Белуги и его коллег. Но почему-то в микрофон золотые слова о равной удаленности премьера Карелии от его бизнеса произнести никто так и не решился.

Как видим, самая яркая тема нынешней избирательной кампании в Карелии - отношения власти и бизнеса. Со стороны кажется, что идет жестокая схватка двух финансово-промышленных групп.

Одна - близкая к власти, сформировавшаяся еще в те времена, когда Сергей Катанандов был мэром Петрозаводска, вторая - не допущенная к распределению ресурсов, за которой якобы стоит оппозиционный кандидат на пост главы региона Василий Попов и структуры компании "Ленторг".

Не все так просто, считает известный карельский политолог Анатолий Цыганков. По мнению Цыганкова, авторитарный лидер Сергей Катанандов годился в руководители в середине 1990-х годов, смог решить ряд проблем, а сейчас его недемократичный менталитет стал тормозом на пути развития Карелии.

(песня)
Петрозаводск, ты песнь моя и юность.
Мне не забыть любви высоких звезд.
Петрозаводск, я говорю, волнуясь,
Ты мой навек Петрозаводск.

Михаил Соколов: Столица Карелии - Петрозаводск. Его символом всегда был знаменитый Онежский тракторный завод. С Петровского завода 300 лет назад и начался город на берегу Онежского озера.

ОТЗ также находится на грани банкротства. Приличные заказы есть только у литейного производства, кстати, вредного - расположенного в центре города. Бизнесмены давно говорят о том, что территорию на берегу Лососинки надо пустить под жилую и офисную застройку, вывести предприятие на давно подготовленную за городом площадку, но ни у мэрии, ни у республики на это средств нет, а неэффективный менеджмент завода таких перспектив просто не видит. Инвесторов тоже нет.

Кандидат на пост главы Карелии Артур Мяки убеждает: он уже нашел для Онегзавода инвесторов, но их волнует соблюдение законности в Карелии.

Артур Мяки: Я встречался в январе месяце, например, с руководителем фирмы "Сиссу". Они готовы на сегодняшний день уже инвестировать, строить, например, на второй площадке ОТЗ завод по производству, сборке хотя бы, для начала, автомобилей "Сиссу" грузовых для лесной промышленности.

Но опять же, разговор один: извините, мы уже отдали республике несколько грузовиков (там, порядка 20) и полностью их потеряли. И сегодня все это идет под покровительством власти. Мы, говорят, нашли, где находятся эти грузовики, но МВД просто буквально препятствует.

Они передали сюда в лизинг, и, по большому счету, с ними никто не рассчитался. Их обманули. И они говорят: мы не можем вкладывать деньги в республику, пока творится такое.

Михаил Соколов: Кризис Онежского завода, предприятия с крепкими профессиональными традициями, - признают даже члены команды Сергея Катанандова. Например, проходной кандидат в мэры карельской столицы Виктор Масляков.

Виктор Масляков: Управление не вписалось в новые наши экономические взаимоотношения. Сама команда не сориентировалась.

Михаил Соколов: У бывшего первого вице-премьера Карельского правительства Виктора Маслякова, ранее возглавлявшего успешный молокозавод, недавно за небольшие деньги ставшего совладельцем тепличного совхоза в пригороде карельской столицы, в местном бизнесе кличка характерная - "Бульдозер".

Соратник Катанандова Виктор Масляков среди предприятий, которым он готов активно помочь, если его выберут мэром Петрозаводска, называет судостроительный завод.

Виктор Масляков: По "Авангарду": помочь ему встать на ноги и сохранить это предприятие. Его надо, конечно, сохранять, как предприятие, единственное в Карелии по такому профилю, связанное с кораблестроением. И вот самый современный цех, который построен, связан с пластиком.

Михаил Соколов: Контрольный пакет завода "Авангард" несколько лет назад купил вместе с долгами крупный петрозаводский бизнесмен Девлет Алиханов.

Девлет Алиханов: Чтобы погасить вот эти налоги, завод должен работать. И со стороны, если власти были бы заинтересованы, они помогли бы. Нам, в принципе, финансовая поддержка не нужна была. Так как этот завод является судостроительным, чтобы найти клиентов, покупателей и заказчиков на эти суда, необходимы квоты рыбные. К сожалению вот это правительство не выделяло квоты, хотя мы бизнес-проекты такие предлагали, которые могли бы позволить, если нам выделили квоты, появились бы заказчики на строительство рыболовных траулеров.

Михаил Соколов: Девлет Алиханов взаимопонимания с карельскими властями не нашел и акции продал.

По мнению Алиханова, в республике Карелия для того, чтобы успешно вести бизнес, надо либо стать блатным у власти, либо самому стать властью.

Поэтому глава фирмы, которая строит бизнес-центры и жилье, решил баллотироваться в депутаты Законодательного собрания. Больше всего в ходе кампании по выборам Девлета Алиханова поразило то, что власти республики абсолютно безразлично относятся к появлению листовок и публикаций, разжигающих межнациональную рознь.

До последнего времени главной темой прессы Петрозаводска были 4 года битвы за финансовые источники. Шла она между ставшим главой Карелии бывшим мэром ее столицы Сергеем Катанандовым и нынешним мэром Петрозаводска Андреем Деминым.

Одна из главных проблем - как для Карелии, так и для всей страны: отношения в связке федеральная власть - субъект Федерации - местное самоуправление.

Федеральная власть централизует бюджетные ресурсы, и карельский премьер Сергей Катанандов признает: это далеко не способствует развитию его республики.

Сергей Катанандов: Межбюджетные отношения желают лучшего. Я думаю, что ни для кого не секрет: все-таки излишняя централизация средств в центр, а потом возвращение их обратно, она не улучшает финансово-экономическое положение регионов. У нас претензий к Минфину нет, потому что мы действуем в рамках закона. Сейчас, учитывая большой дефицит средств для выплаты зарплаты, Минфин нам оказывает помощь, выделяет ссуды, и тем самым мы решаем проблемы. Но в перспективе, я считаю, что все-таки закон о межбюджетных отношениях должен позволять нам сводить концы с концами самостоятельно. Надо сокращать количество территорий, которые превращены в территории-реципиенты.

Михаил Соколов: Оппозиционеры обвиняют карельского премьера в том, что в этих условиях он действует в отношениях с Москвой как слабый лоббист.

Коммунист Борис Тюков советует брать пример с Татарстана.

Борис Тюков: Нам надо не подачкам радоваться: там, получили 10-20 миллионов - ура! ура!... Надо сегодня аргументированно доказать, что республика имеет на трансферты, имеет на субвенции - полные права. Разве сравнить, сколько Татария получает - с ее газом, нефтью, и сколько получает наша республика?

Михаил Соколов: В этом же духе рассуждает и кандидат на пост карельского губернатора член "Яблока" Василий Попов.

Василий Попов: Как бы мы ни говорили, что у нас выделение финансовой помощи идет из Москвы трансфертов на основе каких-то неких единых стандартов, все это не так. Губернаторы лоббируют интересы своих территорий. Мы гордимся тем, что уровень нашей дотационности уменьшается. А чего в этом хорошего? В том, что некая другая республика в разы имеет помощь больше, чем мы?

Михаил Соколов: В то же время (самое забавное) в отношениях с муниципалитетами карельская республиканская власть действует по той же схеме: жестоко централизует средства, а потом их перераспределяет. При этом одним достается больше, другим меньше.

Мэр Петрозаводска отставной военный Андрей Демин утверждает, что столицу Карелии власти республики просто ограбили, в том числе - чтобы добиться его личного провала на выборах.

Андрей Демин: Если в 2000 году мы жили на 40 процентов от всех налогов, собираемых на территории города, то на 2001 год нам оставили 27. Из бюджета города изъяли 300 миллионов рублей. Полбюджета. Конечно, это не могло не сказаться, вот, на том, как сегодня живет город.

Михаил Соколов: Андрей Демин, скорее всего, на этих выборах обречен: уже 2 года тянется уголовное дело, возбужденное против него. Разбираются с закупкой для города подержанных автобусов "Мерседес". Андрей Демин доказывает, - цена была нормальная.

Андрей Демин: Убытков нет. Те 8 миллионов 900 000 рублей, на которые недопоставлены были автобусы, сегодня эта сумма возвращена в бюджет. Я сегодня единственный в России мэр, у которого есть справка из прокуратуры, что моя деятельность проверена за 4 года, и ко мне претензий с точки зрения коррупции нет.

Михаил Соколов: Тем не менее, прокуратура Карелии в суде доказывает превышение мэром служебных полномочий.

Демина во время кампании еще стали обвинять, что он ради рекламы якобы сфотографировался с восковой персоной президента Путина. И, что интересно, прокуратура Карелии провела по подозрению в оскорблении величества целое расследование.

Андрей Демин: Когда прокуратуре было нечем заняться, они тоже начали заниматься по команде. Они даже приходили в то помещение, где была сделана эта фотография, смотрели, какого цветы шторы, делали замеры, проводили следственные эксперименты. Убедились, что - да... Семен Аронович Майстерман, очень известный в России фотограф, им по телефону подтвердил: "Я сделал эту фотографию", назвал дату, когда эта фотография была сделана.

Михаил Соколов: Факт - Демин позировал не с чучелом Путина, а с реальным тогда исполняющим обязанности главы государства.

Любопытно, что, по мнению карельских экспертов, предсказывающих смену власти в Петрозаводске, приход на место мэра Андрея Демина "бульдозерного" политика Виктора Маслякова, неизбежно приведет к тому, что республиканской власти придется перераспределять деньги в пользу нового главы столицы. Уж больно он крут.

Но это все детали.

Всем ясно: битва премьера Катанандова и мэра Демина не способствовала развитию города. Да и в целом, финансовый волюнтаризм привел к жесточайшему кризису, того же карельского жилищно-коммунального хозяйства, - считает кандидат на пост главы республики Артур Мяки.

Артур Мяки: Все изношено, все в жутком состоянии. У нас в Лоухский, Беломорский, Медвежегорский район, там температура в квартирах +5, +8 градусов зимой была. Мусор не вывозится. Крыши не ремонтируются. Дороги жуткие.

По большому счету, на сегодняшний день все проблемы - это проблемы местного самоуправления. То, что волнует людей, на самом деле. Но у местного самоуправления нет даже копеечки на то, чтобы разрешить хотя бы часть проблем. Представляете: на все косметические ремонты и хознужды всей бюджетной сферы управления Аляски выделено на год 3 000 рублей? И вот так по всей республике.

Михаил Соколов: Глава ЦИК Карелии Александр Истомин посетовал, как гражданин, что нет соревнования программ кандидатов, мол подобного рода подробные документы есть лишь у действующей власти и у коммунистов:

Эту же мысль государственное ТВ Карелии внушает населению. Но ведь бумага все стерпит.

У Катанандова была программа, а ошибок как признают и его доверенные лица - тот же глава карельского НЦ РАН профессор Александр Титов признают, что ошибок он не избежал.

В условиях ограниченных ресурсов Катанандову, считает Титов, нельзя распыляться, следует делать ставку на информатизацию, обучать новые кадры, опережающими темпами проводить реформу государственного управления.

Александр Титов: Система государственного управления в республике, она, безусловно, требует корректировок. Нам не нужно ждать в данном случае каких-то общих решений на уровне страны, а очень быстро... это позволяет нам наша республиканская конституция, очень быстро, очень энергично заняться не реструктуризацией, а по сути дела реорганизацией системы государственного управления в нашей республике.

Вторая проблема - кадры. Нужно обучать и переобучать чиновников, очень важно готовить управленцев. Сегодня у нас очень мало современных управленцев, управленцев, которые знают и умеют работать в условиях открытой рыночной экономики. Это становится очень серьезной государственной проблемой.

Михаил Соколов: Пока ученые размышляют, депутат Думы Артур Мяки предлагает конкретный план: главе республики сосредоточиться на вопросах реформы жилищно-коммунального хозяйства и образования и отдать как можно больше полномочий и средств мэрам городов и районов.

Артур Мяки: Перераспределить полностью бюджет республики в пользу местного самоуправления. Разработать объективные правила расходования этих средств в зависимости от численности населения и в зависимости от той экономики, которая существует в каждом районе. Сократив министерства. Я предлагаю на сегодняшний день всего 2 министерства оставить - министерство социального развития, в котором в виде департаментов небольших будут заниматься там здравоохранением, образованием и прочей культурой, и министерство экономики и финансов. Вот это две структуры, которые должны возглавляться замами председателя правительства. То есть структура сократится минимум на 70 процентов. А все освободившиеся деньги необходимо направить местному самоуправлению, потому что там решаются основные проблемы людей.

Михаил Соколов: Кандидат на пост главы Карелии Василий Попов считает, что опорой кабинета министров и на региональном уровне должна стать (чтобы он не терял связь с жизнью) широкая общественная коалиция.

Василий Попов: Я все более и более склоняюсь к тому, что коалиционное правительство гораздо более выгодно. Потому что широкая поддержка действиям правительства гораздо более полезна, чем технократический кабинет, каждое действие которого оспаривается. Коалиционное правительство, может быть, окажется не таким ярким, но зато гораздо более надежным, и то, что мы не ввергнемся в пучину каких-то серьезных проблем, гарантий будет гораздо больше.

Михаил Соколов:

После этих бесед вопросов к Сергею Катанандову немало. Но увидеть лидера Карелии не на экране просто. Оппозиционеры утверждают, что на встречи с ним проходят по пригласительным билетам. Сотрудники - пресс-службы - говорят о страшной занятости премьера.

Практика знакомая: нельзя допустить неконтролируемую, не придворную прессу к начальству, чтобы не дай Бог не омрачить его настроение неприятным или неудобным вопросом. Или не дай Бог не поставить его на одну доску с оппонентом. Как заявили мне соратники г-на Катанандова, рядом со слоном не должно быть Моськи.

Не без труда мне удалось-таки попасть в здании правительства во время закрытой для чужих прсс-конференции Карелии и задать вопрос руководителю республики.

Поскольку волна критики в адрес Сергея Катанандова в последние дни нарастала, я решил поинтересоваться, как же он сам относится к ней?

Сергей Катанандов: Ну, а чего? Есть известные люди, которые сегодня пытаются таким методом ослабить наши позиции. Понятно, почему они это делают. Правда, ссылаясь, что у нас отсутствует демократия, мы монополизировали информационное пространство. На самом деле, все по-другому. Нормально совершенно.

Ну, и пусть они пишут, что они хотят. Я думаю, что люди разберутся.

По моей оценке, большинство оппозиционных газет пишут на одни и те же темы - откровенная ложь и дезинформация, которые, в конечном результате, больно ударят по тем, кто это делает. Люди разберутся.

Михаил Соколов: Учитывать замечания, которые звучат в адрес карельской власти и слева, и справа, команда Сергея Катанандова не собирается, как и искать общий язык с оппозицией. Это, например, подтвердил мне один из соратников карельского премьера Виктор Масляков.

Катанандов неярко, но надежно провел избирательную кампанию. Все за него - Москва, встречи с Путиным, местный административный ресурс, назначение главой МВД понятного ему человека (ведомство, кстати, тут же включилось в предвыборную борьбу), раскрутка темы якобы предстоявшего строительства атомной станции, которое ему удалось предотвратить...

Правда, только рейтинги не выдающиеся.

Руководитель республики по опросам, заказанным оппонентами, имел верные 42 процента голосов, по оценкам федеральных структур 49-52. Проправительственная же пресса - писала о 60 и более процентах.

В разных опросах депутат Артур Мяки получал до 20 процентов, "яблочник" Василий Попов до 15, коммунист Тюков не дотягивал и до 10. Это связано с тем, что власти Карелии удалось расколоть местных коммунистов на поддержавшую премьера номенклатуру во главе с бывшим членом Совета Федерации Владимиром Шильниковым, и идейных борцов, чей вождь Борис Тюков раскол отрицает.

Борис Тюков: Никакого там раскола нет. Несколько человек сегодня не приняли, к сожалению великому, вот это решение областной партийной организации, конференции, по поводу участия нашего в выборах на главу республики. Я сейчас имею сигналы, что эти несколько человек сегодня осуществляют практически действия в пользу Катанандова. Не думаю, что это как-то всерьез может повлиять на ситуацию. Я думаю, закончатся выборы, мы с ними, наверное, будем иметь принципиальный партийный разговор.

Михаил Соколов: При имеющемся у власти Карелии административном и информационном ресурсе второй тур выборов главы республики (если к цифрам оппозиционных политиков не прибавится мощный кандидат "против всех") практически исключен.

Зато не ясен исход выборов в законодательное собрание Карелии. Здесь есть список "Согласие-40", представляющий "Единую Россию" и Сергея Катанандова, есть коммунисты, есть несколько вменяемых бизнесменов, и есть все же разведшие по разным округам своих кандидатов "Яблоко" и Союз правых сил.

Политолог Анатолий Цыганков считает именно результат парламентских выборов самым важным.

Анатолий Цыганков: Парламентская оппозиция сохраняется, я считаю. Она сохранится в любом случае, будет существовать. Бизнес-группы, естественно, будут напуганы. И, принимая сегодня уже не совсем верные внутренние установки Катанандова, они будут бояться как-либо в открытую действовать. Но он заинтересованы в том, чтобы в Карелии развивалась нормальная демократическая среда, и они в той ли иной мере все равно будут поддерживать оппозицию. Это необходимо для общей выживаемости.

То есть единственный механизм, позволяющий нормально развиваться, это развитие институтов демократии. Этот институт демократии означает наличие в Карелии после выборов успешного развития газеты "Губерния", наличие различных политических партий, это демократия, наличие общественных структур, не связанных с партиями, ни с какими политиками, всех критикующими. Это тоже демократия.

Вот когда эта ценность будет усвоена всей оппозицией и действующим главой республики, тогда мы можем говорить о какой-то устойчивости относительной. Вот единственный путь.

После выборов главная задача всех заключается в том, чтобы сохраниться при своих убеждениях и не бегать из лагеря в лагерь, чтобы проигравшие, условно говоря, там, бизнесмены или политики побегут сдаваться в лен Катанандову. Это тогда - крах демократии.

Михаил Соколов: Вот и вопрос: сохранится ли в Карелии способная контролировать власти оппозиция, или одна финансово-промышленная группа под флагом "Единой России" будет управлять озерным, северным краем.

28 апреля пройдет второй тур выборов президента Ингушетии.

Генерала Мурата Зязикова поддерживает Москва, на стороне депутата Думы Алихана Амирханова - сформировавшаяся при прежнем лидере Руслане Аушеве ингушская элита.

Рассказывает не раз бывавший в Ингушетии специальный корреспондент Радио Свобода Владимир Долин.

Владимир Долин: В кампании по выборам президента Ингушетии задействована авиация. Над селениями республики с вертолетов разбросаны листовки, в которых утверждается, что набравший наибольшее число голосов в первом туре выборов кандидат Алихан Амирханов будет неминуемо лишен регистрации. Сторонники Амирханова утверждают, что неопознанные вертолеты принадлежат Северокавказскому военному округу.

Так чиновники представительства президента в южном округе пытаются помочь сопернику Амирханова генералу ФСБ Мурату Зязикову, заместителю полпреда президента Виктора Казанцева. Прокурор Малгобекского района Бексолт Паланкоев обвинил депутата Государственной Думы Амирханова в подкупе избирателей и незаконной агитации в день выборов.

В ходе первого тура выборов за голосованием наблюдала комиссия Центризбиркома и депутаты Государственной Думы. В отличие от Малгобекской прокуратуры, многочисленные наблюдатели существенных нарушений избирательного законодательства в день выборов не обнаружили.

Алихан Амирханов отказался от агитации. Он заявил, что не хочет давать повод для судебных разбирательств, и покинул республику. Алихан Амирханов - член пропрезидентской фракции "Единство" в Государственной Думы, но Кремль не устраивает близость этого кандидата к бывшему президенту Ингушетии Руслану Аушеву.

Генерал ФСБ во главе прифронтового региона для Москвы - желанная кандидатура. Даже если Алихан Амирханов будет отстранен от выборов, это еще не гарантирует победу ставленнику Виктора Казанцева. В этом случае Мурату Зязикову придется бороться с Мухарбеком Аушевым, занявшим третье место в первом туре. Бывший вице-президент нефтяной компании "ЛУКойл" считается одним из самых богатых людей в республике. В случае снятия кандидатуры Амирханова избиратели Ингушетии могут отдать свои голоса Мухарбеку Аушеву, лишь бы к власти в республике не пришел ставленник Виктора Казанцева.

Независимо от исхода выборов, уже очевидно, что они не добавят доверия к федеральному центру среди ингушей.

Михаил Соколов: Рассказывал Владимир Долин.

Во вторник бывший президент Ингушетии Руслан Аушев сложил с себя полномочия члена Совета Федерации, в том числе и в знак протеста против вмешательства московских структур в ход выборов.

Сообщает корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Юрий Багров.

Юрий Багров: Уже на следующий день после своего ухода из верхней палаты российского парламента Руслан Аушев прибыл в северокавказскую республику. В интервью Радио Свобода экс-сенатор обвинил чиновников федерального центра в разжигании конфликта в Ингушетии в преддверии выборов. По его словам, Москва и представительство президента в Южном федеральном округе слишком активно навязывают жителям республики своего кандидата, генерал-майора ФСБ Мурата Зязикова.

Руслан Аушев: Все мои попытки там поставить вопросы и решать эти вопросы перед Советом Федерации, то, что касается и Пригородного района, и то, что касается вот последних событий в Ингушетии по выборам, они если не находят отклика, то какой смысл там находиться?

Здесь руководители Южного федерального округа, они прямую задачу ставят: как нужно делать, чтобы расчищать дорогу для нужного кандидата. Казанцев противостоит народу Ингушетии. Разве можно таких людей присылать на Кавказ? Как можно было Казанцева назначить на Южный федеральный округ? Здесь должны быть совсем другие люди. Он воюет с народом. Я уверен, что вот все действия Казанцева привели к тому, что взлохматили ситуацию, обозлили людей, и все, кого будет сейчас поддерживать Казанцев, электорат будет против него. И избиратели пойдут против любого кандидата, которого будут поддерживать представители Южного федерального округа, могут быть какие-то подтасовки, могут что-то такое сделать.

Юрий Багров: Кандидат Кремля, заместитель полномочного представителя президента в Южном федеральном округе Мурат Зязиков, выступая по телевидению и общаясь с журналистами, подчеркивает, что ни на чью поддержку не рассчитывает.

Мурат Зязиков: Никто абсолютно меня никуда не выдвигал. Никто никакое давление на моих оппонентов не оказывает. Это чистой воды провокация. Это отсутствие элементарной правдивости. Поэтому никакой задачи ни у меня, ни у тех, кто за мной и со мной, кого-то снять - такой задачи нет.

Юрий Багров: Основного конкурента Мурата Зязикова, бывшего министра внутренних дел Михаила Гуцериева Верховный Суд России лишил регистрации за день до первого тура голосования.

Руслан Аушев и Михаил Гуцериев на митинге, прошедшем в Назрани, призвали своих избирателей отдать голоса депутату Государственной Думы Алихану Амирханову. В штабе Амирханова не исключают, что их кандидата могут лишить регистрации перед самым днем голосования, как это произошло с Михаилом Гуцериевым. Команду Амирханова уже обвиняли в полкупе избирателей.

В Назрани Верховный суд приступил к рассмотрению иска одного из избирателей, в котором он требует снять Амирханова с предвыборной дистанции.

Рассказывает адвокат кандидата в президенты Алихана Амирханова Генрих Падва.

Генрих Падва: Подана жалоба. Общее впечатление, что это совершенно незаконное требование, направленное на то, чтобы расчистить путь другому кандидату. Ни слова не говорится конкретно, каких избирателей, когда, в каких условиях подкупали. Может быть, они представят какие-то дополнительные материалы.

Ходят разговоры (официально пока нет), что возбуждено какое-то уголовное дело, связанное с подкупом. Может быть, прокуратура подойдет на помощь к этому избирателю и предоставит свои материалы. Во всяком случае, если строго разбираться, то это, конечно, все противозаконные действия.

Юрий Багров: В последние дни перед выборами президента Ингушетии возможны самые неожиданные события.

Михаил Соколов: Прозвучал репортаж корреспондента Радио Свобода на Северном Кавказе Юрия Багрова.

В следующей нашей передаче 2 мая - итоги первого тура выборов в Карелии, выборов президента Ингушетии.

XS
SM
MD
LG